Новости истории

30.03.2017
Музей-заповедник "Бородинское поле" планирует передать здания и храмы на территории Спасо-Бородинского женского монастыря, которые принадлежат музею, в пользование Русской православной церкви (РПЦ).

подробнее...

30.03.2017
В этот день, 30 марта 1867 г., ровно 150 лет назад, был подписан договор о продаже "Русской Америки" за 7 млн долларов.

подробнее...

28.03.2017
Человеческие костные останки, найденные в провинции Аликанте (Испания), носят на себе свидетельства того, что их обладатели были съедены. Кости датируются эпохой мезолита и являются первым свидетельством каннибализма в указанный период.

подробнее...

Первые русские князья: Рюрик

 

Традиционно к первым русским князьям относят Рюрика, Олега, Игоря Рюриковича и Святослава Игоревича. Родоначальник династии – Рюрик был варягом. Этот факт по крайней мере не оспаривается. Согласно легенде его призвали править разрозненные славянские племена. По сей день не утихают споры о происхождении Рюрика, был ли он местным, славянином или пришел из далекой Скандинавии. На этот вопрос и попытается ответить настоящая статья.

 
 

Памятник «Тысячелетие России», Великий Новгород, 1862 г. На нем есть изображения первых русских князей

 


Памятник «Тысячелетие России», Великий Новгород, 1862 г. На нем есть изображения первых русских князей

 
 

Некоторые предлагают относить к первым русским князьям еще и Аскольда с Диром, а также легендарных Кия, Щека и Хорива. Согласно «Повести временных лет», Аскольд и Дир были боярами князя Рюрика, которые вместо того, чтобы выполнять его поручение – идти на Царьград – обосновались у полян в Киеве, где захватили власть и стали княжить. В целом, Аскольд и Дир представляются вполне себе реальными персонажами, однако, в историографической традиции в качестве первых русских князей они не рассматриваются. Мы намерены упоминать их по ходу анализа.

 
 

Аскольд и Дир. Иллюстрация из Радзивилловской летописи (список не уточняется, вероятнее всего Радзивилловский), XIII в.

 


Аскольд и Дир. Иллюстрация из Радзивилловской летописи (список не уточняется, вероятнее всего Радзивилловский), XIII в.

 
 

Материальных доказательств существования Кия, Щека, Хорива и Лыбяди, основателей Киева, пока не существует (возможно, что в будущем они будут найдены, хотя вряд ли), поэтому рассматривать их как реальных исторических персонажей не представляется возможным. К тому же, даже легенды не сохранили для нас каких-либо подробностей их жизни, кроме того, что по одним сведениям Кий был перевозчиком, и что на том месте им был основан Киев.

 

Традиционно история Русского государства в отечественной историографии начинается с 862 г. Именно в этом году, согласно летописям, на север Руси пришел княжить варяг Рюрик, потомки которого правили Русью вплоть до XVII в.

 

Первым русским князьям и, в частности, Рюрику принадлежит историческая заслуга формирования древнерусской государственности, сплочения множества разрозненных славянских племен под эгидой одного государства и одного правителя.

 
 

Изображение Рюрика в «Титулярнике». 1672 г.

 


Изображение Рюрика в «Титулярнике». 1672 г.

 
 

В древнерусских летописях находится чрезвычайно мало сведений о Рюрике, сообщается, что он был варягом и пришел на Русь после того, как его просили об этом представители многочисленных народов, мотивируя это тем, что среди них нет порядка. Эта история хорошо известна еще со школьной скамьи (хотя она и вошла в учебники только после распада СССР). Однако, и в таком маленьком тексте было найдено множество разночтений, породивших жаркие споры относительно происхождения Рюрика, целей его прихода и т.п. Подобные баталии разворачивались в основном в околонаучных кругах, в строго научном понимании сегодня уже не вызывает сомнений ни норманнское происхождение Рюрика, ни его роль в закладывании основ русской государственности.

 

Рисуя историческую панораму, на которой разворачиваются события начального периода русской истории, отметим, что главным игроком на политической сцене в IX в. была Византия, наследница Древнего Рима, считавшая себя (и бывшая на самом деле) наиболее развитым государством тогдашней эйкумены. С 820 г. Византийской империей правила Аморийская (Фригийская) династия, первым императором которой является Михаил II Травл. В 829 г. на престол вступает его сын Феофил, а в 842 г. его сменяет – Михаил III. Именно в правление Михаила III завершается период иконоборчества в Византии, а в 860 г. империя сталкивается с ранее неизвестным ей народом – русами, пришедшими под стены Царьграда. Любопытно, что все русские летописи считают года от «царя Михаила», как будто до этого они и не слыхивали про других византийских царей. Но именно так и было, только в 860 г. русы вышли на мировую арену и с этого момента попали в письменную историю.

 

На востоке с Византией соседствовал Арабский халифат, в котором в то время правила династия Аббасидов. С 861 по 862 гг. на престоле был халиф ал-Мунтасир, а с 862 по 866 гг. халиф ал-Мустаин.

 

С VII в. к северу от Византии существовало два независимых друг от друга государства, образовавшихся, правда, из одного корня - Тюркского каганата. Это – Великая Болгария (основана ханом Кубратом) и Хазарский каганат. Севернее Болгарии находилось Великоморавское княжество, которое в свою очередь, с запада соседствовало с территориями Франкской империи. В Скандинавии же в указанный период безраздельно господствуют викинги.

 
 

Похороны викинга. Худ. Ф. Дикси, 1893 г., Манчестерская картинная галерея, Манчестер, Великобритания

 


Похороны викинга. Худ. Ф. Дикси, 1893 г., Манчестерская картинная галерея, Манчестер, Великобритания

 
 

Викинги, сиречь норманны, были грозной силой в Европе, они совершали опустошительные побеги, грабили все земли, до которых можно было доплыть на драккарах, и вообще чувствовали себя вольготно. Археология свидетельствует, что викинги доходили и до Царьграда. В частности, на это указывают рунические надписи, найденные на статуе льва, установленной в порту Пирея. Даже в Северной Америке находят стоянки викингов.

 
 

Рунические надписи на копии пирейского льва. Копия выполнена в 1890 г. из гипса и находится в Историческом музее Стокгольма, Швеция

 


Рунические надписи на копии пирейского льва. Копия выполнена в 1890 г. из гипса и находится в Историческом музее Стокгольма, Швеция

 
 

В указанный период на территории будущей России проживало множество угро-финских, балтских и славянских племен, центральное место среди которых занимали поляне с племенным центром в г. Киеве. Самым северным племенем были ильменские словене, с центром в г. Новгороде, куда и пришел княжить Рюрик.

 
 

Летописи о Рюрике

 
 

Основные сведения о Рюрике и о начальных годах Древнерусского государства содержаться в «Повести временных лет», составленной около 1113 г. монахом Киево-Печерского монастыря Нестором. Под 859 г. в ней читаем:

 

«Имаху дань варязи из заморья на чюди и на словенех, на мери и на всех, кривичех. А козари имаху на полянех, и на северех, и на вятичех, имаху по беле и веверице от дыма». Перевод Д. Лихачева: «Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с полян, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма».

 

А вот, что пишет Нестор под 862 г., тем, который считается датой образования Древнерусского государства.

 

«Изъгнаша варяги за море, и не даша им дани, и почаша сами в собе володети, и не бе в них правды, и въста род на род, и быша в них усобице, и воевати почаша сами на ся. И реша сами в себе: "Поищем собе князя, иже бы володел нами и судил по праву". И идоша за море к варягом, к руси. Сице бо ся зваху тьи варязи русь, яко се друзи и зъвутся свие, друзии же урмане, анъгляне, друзии гъте, тако и си. Реша русь чюдь, словени, и кривичи и вси: "Земля наша велика и обилна, а наряда в ней нет. Да поидете княжит и володети нами". И изъбрашася 3 братья с роды своими, пояша по собе всю русь, и придоша; старейший, Рюрик, седе Новегороде , а другий, Синеус, на Беле-озере, а третий Изборьсте, Трувор. И от тех варяг прозвася Руская земля, новугородьци, ти суть людье ноугородьци от рода варяжьска, преже бо беша словени. По двою же лету Синеус умре и брат его Трувор. И прия власть Рюрик, и раздая мужемъ своим грады, овому Полотеск, овому Ростов, другому Белоозеро. И по тем городом суть находници варязи, а перьвии насельници в Новегороде словене, въ Полотьски кривичи, В Ростове меря, в Беле-озере весь, в Муроме мурома; и теми всеми обладаше Рюрик. И бяста у него 2 мужа, не племени его, но боярина, и та испросистася ко Царюгороду с родом своим. И поидоста по Днепру, и идуче мимо и узреста на горе градок. И упрошаста и реста: "Чий се градок?" Они же реша: "Была суть 3 братья, Кий, Щек, Хорив, иже сделаша градоко сь, и изгибоша, и мы седим, род их, платяче дань козаром" . Асколд же и Дир остаста въ граде семь, и многи варяги съвокуписта, и начаста владети польскою землею, Рюрику же княжащу в Новегороде».

 
 

Гонец. Восстал род на род. Худ. Н. Рерих, 1897 г., Третьяковская галерея, Москва

 


Гонец. Восстал род на род. Худ. Н. Рерих, 1897 г., Третьяковская галерея, Москва

 
 

Перевод Д. Лихачева: «Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: "Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву". И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, - вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: "Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет. Приходите княжить и владеть нами". И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус,– на Белоозере, а третий, Трувор, – в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же – те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города – тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах – находники, а коренное население в Новгороде – словене, в Полоцке – кривичи, в Ростове – меря, в Белоозере – весь, в Муроме – мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик. И былo у него два мужа, не родственники его, но бояре, и отпросились они в Царьград со своим родом. И отправились по Днепру, и когда плыли мимо, то увидели на горе небольшой город. И спросили: "Чей это городок?" Те же ответили: "Были три брата, Кий, Щек и Хорив, которые построили городок этот и сгинули, а мы тут сидим, их потомки, и платим дань хазарам". Аскольд же и Дир остались в этом городе, собрали у себя много варягов и стали владеть землею полян. Рюрик же княжил в Новгороде».

 
 

Призвание варягов. Миниатюра в Радзивилловской летописи. XV в.

 


Призвание варягов. Миниатюра в Радзивилловской летописи. XV в.

 
 

В этом отрывке содержится вся история призвания варягов на Русь, а также все то, что нам известно о Рюрике. Во всей летописи Рюрик упоминается еще раз только в год своей смерти в 879 г., где он передает власть Олегу, своему родственнику, а вместе с ней вручает своего малолетнего сына Игоря.

 

В некоторых списках, например в Ипатьевском, сообщается, что Рюрик сел в Ладоге, а Новгород срубил только после того, как умерли его братья. Археологические изыскания подтверждают именно этот вариант.

 
 

Староладожская крепость (до реставрации) в Старой Ладоге – первой столице Рюрика. Сейчас в Ленинградской области. Фото: С. М. Прокудина-Горского. 1909 г.

 


Староладожская крепость (до реставрации) в Старой Ладоге – первой столице Рюрика. Сейчас в Ленинградской области. Фото: С. М. Прокудина-Горского. 1909 г.

 
 

Раскопки Рюрикова городища в Великом Новгороде подтверждают существование здесь в IX-X вв. поселения скандинавов-варягов. В культурном слое указанного периода было обнаружено множество остатков скандинавского военного снаряжения, берестяных грамот, свинцовых княжеских печатей, арабских, византийских и западноевропейских монет и т.п. На одной из берестяных грамот прямо говорится о присутствии князя в городе. Как указывается в Википедии, по числу находок скандинавского круга древностей в культурных слоях поселений (0,5 - 1,5 % от общего числа находок) Рюриково городище, наряду с Гнёздовом на Днепре, является самым богатым на территории Восточной Европы. Они непосредственно следуют за такими центрами самой Скандинавии, как Бирка и Хедебю.

 
 

Руины церкви благовещения в Рюриковом городище. Великий Новгород. 1103 г.

 


Руины церкви Благовещения в Рюриковом городище. Великий Новгород. 1103 г.

 
 

Кстати первая недатированная часть «Повести...» также упоминает о варягах, когда рассказывает о разделе земель сыновьями ветхозаветного Ноя. Варяги относятся к владениям Афета, третьего сына Ноя, наравне с финно-угорскими, балтийскими племенами, поляками, прусами, шведами, франками, фрягами и т. д. В статье под 862 г. летописец прямо указывает, что некоторые варяги суть русь, так же как и другие варяги могут быть шведами или англами. По сути идет перечисление варяжских кланов-племен. Когда новгородцы оказываются под властью варягов-руси, меняется и их название, они становятся русскими (русью), что в данном контексте означает не племенную, но государственную принадлежность. Так же как, например, жители Татарстана сегодня именуются россиянами, т.е. гражданами государства России, оставаясь при этом татарами по национальности.

 
 

Прибытие Рюрика в Ладогу. Худ. В. Васнецов, 1909 г., Дом-музей В. Васнецова, Москва

 


Прибытие Рюрика в Ладогу. Худ. В. Васнецов, 1909 г., Дом-музей В. Васнецова, Москва

 
 

Под 898 г. летописец еще раз напоминает, что русью восточно-славянские племена стали прозываться именно от варягов. В переводе на современный язык: «Поэтому учитель славян – апостол Павел, из тех же славян – и мы, русь; поэтому и нам, руси, учитель Павел, так как учил славянский народ и поставил по себе у славян епископом и наместником Андроника. А славянский народ и русский един, от варягов ведь прозвались Русью, а прежде были славяне; хоть и полянами назывались, но речь была славянской. Полянами прозваны были потому, что сидели в поле, а язык был им общий – славянский». Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что для летописца варяги Рюрик с сотоварищами пришли в славянские земли из Скандинавии, а слово «русь» несомненно варяжского происхождения.

 

Рюрик правил Русью долгих 17 лет, однако никаких свидетельств его деятельности (политической, экономической, военной) в летописи не содержится. Сыном Рюрика был Игорь, от которого и пошла вся династия древнерусских князей, осевшая в разных уголках европейской части России и ознаменовавшая собой удельный период в истории нашей страны. В XV-XVI вв., однако, сведения «Повести...» относительно происхождения Рюрика были подвергнуты пересмотру.

 
 

Заметки о происхождении Рюрика

 
 

Объединение всех русских земель под властью Ивана III – знаменует собой новый этап в русской историографии или, если будет угодно, в летописании. Именно в этот период, на рубеже XV-XVI вв. проявляется интерес к родоначальникам правящей княжеской династии, который объясняется нарождающейся российской государственностью. Иван III начинает титуловать себя «государем всея Руси», что подчеркивает претензии Руси на роль царства и даже империи. Кроме собственно территориальных претензий имелись притязания религиозные, Русь видела себя оплотом православной веры, в противовес миру католическому, где властвовала Священная Римская империя. Именно в этот период формируется идея «Москва – Третий Рим».

 
 

Изображение Рюрика в московской Грановитой палате.  Стенная роспись 1882 г.

 


Изображение Рюрика в московской Грановитой палате. Стенная роспись 1882 г.

 
 

Своего рода биографом Рюрика в этот период выступил митрополит Спиридон, получивший назначение в 1476 г. в Киевскую митрополию. Написанное им в 90-летнем возрасте «Послание о Мономаховом венце» излагает генеалогию русских и московских князей в общемировом контексте и представляет самого Рюрика потомком римского императора Августа. Вот как Спиридон описывает призвание Рюрика на Русь:

 

«Август же начят ряд покладати на вселеную. Постави брата своего Патрикиа царя Египту; и Агусталиа, брата своего, Александрии властодержьца постави; и Киринея Сирии властодержъца положи; и Ирода Антипатрова от Аманит за многия дары и почтениа постави царя еврейска в Ерусалиме; а Асию всю поручи Евлагерду, сроднику своему; и Илирика, брата же своего, постави в повершиа Истра; и Пиона постави в Затоцех Златых, иже ныне наричютца Угрове; и Пруса в березех Вислы реки в град, глаголемый Морборок, и Торун, И Хвоиница, и пресловы Гданеск, и иных многих градов по реку, глаголемую Немон, впадшую в море. И вселися ту Прус многими временны лет, пожит же до четвертаго рода по колену племена своего; и до сего часа по имени его зовашеся Пруская земля. И сиа о сих.

 

И в то время некий воевода новогородскы имянем Гостомысль скончявает житье и съзва владалца сущая с ним Новагорода, и рече: "Совет даю вам, да послете в Прусскую землю мудра мужа и призовите князя от тамо сущих родов римска царя Августа рода". Они же шедшее в Прусскую землю и обретошя тамо некое го князя имянем Рюрика, суща от рода римска царя Августа, и молишя его с посланми всех новгородцев. Князь же Рюрик прииде к ним в Новгород и име с собою два брата; имя единому Трувор, другому Синеус, а третий племенник имянем Олег. И оттоле наречен бысть Новъгород Великий; и княжай в нем князь великы Рюрик.

 

И от великого князя Рюрика четвертое колено князь великий Володимер, просетивый землю Русскую святым крещением, нареченный в святом крещении Василие. И от него четвертое колено князь велики Владимир Всеволодичь».

 

В этом рассказе опального киевского митрополита фантастично все – Август у него назван братом Юлия Цезаря, наследование (раздача земель) идет по горизонтальной традиции (от старшего брата к младшему), сами наследники целиком вымышленные персонажи, кроме Ирода, современника Августа. По словам Спиридона, Рюрик происходит из рода Пруса, а Прус был одним из родственников Августа, получивший из его рук землю. Прус здесь, конечно же, немец, образованный от Пруссии. Выше мы уже говорили, что варяги имели разное происхождения и могли быть и прусами, и англами, и свеями.

 

Современными историками выдвигалась гипотеза о том, что средневековые книжники и, в частности, Спиридон «польстились» на созвучие названий «Русь» и «Прусссия» и сделали заключение, что Русь произошла от Пруса. Кроме этого, Пруссия идеально расположена на севере Европейской равнины, а варяги – норманны – викинги пришли именно с севера.

 

Историки полагают, что труд Спиридона послужил источником для «Сказания о князьях Владимирских», написанном в первой трети XVI в. Легенда о призвании Рюрика на царство и его генеалогия в «Сказании...» идентичны «Посланию...» митрополита Спиридона. В эпоху Ивана Грозного эта версия о происхождении Рюриковичей становится канонической и единственно верной. Примеру Великих князей последовали и аристократы, которые начали выводить свои рода от заграничных предков, приехавших на Русь, как однажды варяги. Интереснейшие генеалогические истории записаны в «Бархатной книге» русского дворянства. Отделить правду от вымысла в них, конечно, не представляется возможным за отсутствием каких бы то ни было письменных свидетельств.

 

В дальнейшем летописании, в частности в Воскресенской летописи, Прус становится не просто родственником, но братом Августа, а Рюрик его прямым потомком в 14 колене.

 

При Иване Грозном был составлен фундаментальный летописный свод, получивший название Никоновской летописи. В ней находим новые неизвестные «Повести...» подробности о жизни Рюрика. Про призвание Рюрика в Никоновской летописи говорится все то же самое, что и в «Послании...» Спиридона и в «Сказании о князьях Владимирских», то есть то, что пришел он «из немец», сел в Новгороде, а братья его в Белоозере и Изборске. А вот под 863 г. сообщается много интереснейших, можно даже сказать скандальных сведений:

 

«Убиен бысть от Болгар Осколдов сын. Того же лета оскорбишася Новгородци, глаголюще: "Яко быти нам рабом, и много зла всячески пострадати от Рюрика и от рода его". Того же лета уби Рюрик Вадима храбраго, и иных многих изби Новгородцев съветников его».

 

Как мы помним Аскольд вместе с Диром были боярами Рюрика, которых он послал на Царьград, и которые вместо этого осели в Киеве и стали там княжить. «Повесть...» не сообщает нам о каких-либо действиях, предпринятых Рюриком, чтобы наказать своевольников, как известно, с ними потом расправится Олег. Итак, Никоновская летопись сообщает, что у Аскольда был оказывается сын, погибший от рук болгар, а княжение Рюрика, как выясняется, не было таким уж безоблачным. Те же новгородцы, что призвали его или те самые, что стали жить в городе, им основанном (смотря какой список летописи верней), возмутились поведением варяжского князя и даже, видимо, восстали против него. За что Рюрик их и «изби», а вместе с ними и их предводителя Вадима Храброго. Современные историки считают, что история, рассказанная в Никоновской летописи в целом верна, и это несмотря на то, что она присутствует в единственном довольно позднем источнике, отстоящем почти на семь веков от описываемых событий. К слову о самом новгородском мятеже, его движущих силах и последствиях в Никоновской летописи нет ни слова. Вызывает много вопросов и имя предводителей новгородцев Вадима. Имя это не славянское и до XVIII в. не упоминается более ни в одном историческом источнике. Откуда взялся этот неведомый Вадим в Новгороде IX в. так и осталось загадкой.

 

Согласно той же Никоновской летописи, в год, когда умерли братья Рюрика Трувор и Синеус (865 г.), у князя родился наследник – Игорь. После этого летопись описывает как Рюрик раздает города своим приближенным, а затем воюет с Аскольдом и Диром, которые сначала ходили воевать Царьград, потом печенегов (это противоречит свидетельству «Повести...», где войны с печенегами впервые упоминаются под 910-ми гг.), а потом и самого Рюрика, вместе с бежавшими от него новгородцами. О смерти Рюрика, княжившего 17 лет, Никоновская летопись сообщает то же, что и предыдущие – умер, а до этого назначил правителем родственника своего Олега, поскольку Игорь был малолетним.

 

В целом, в современной историографии Никоновская летопись рассматривается в качестве источника с большой осторожностью, ибо считается тенденциозной и слишком художественной (в противовес документальной).

 

Еще более сказочные подробности о жизни Рюрика находим в так называемой Иоакимовской летописи, на которую часто и много ссылается В. Н. Татищев (1686-1750 гг.). Татищев объясняет, что в Новгороде в IX в. был воевода Гостомысл (упоминаемый в некоторых списках «Повести...»), и когда пришло его время, он наказал новгородцам выбрать себе князя не из своей среды. Дескать у Гостомысла не было наследников, посему древний обычай наследования не соблюдался, а выбирать князя пока еще не привыкли. Кроме того, иноземный правитель помешал бы междоусобным войнам, которые бы непременно случились, выбери они себя князя из своей среды. Кстати, вместе с легендарным Гостомыслом (легендарным, потому что существование его пока доказано не было) Татищев упоминает не менее легендарного Вадима Храброго и размышляет, могли ли эти два человека быть родственниками. Варяга Рюрика Татищев считает не шведом, а финном.

 
 

Портрет В. Н. Татищева. Рисунок с обложки книги «Татищев» Аполлона Кузьмина

 


Портрет В. Н. Татищева. Рисунок с обложки книги «Татищев» Аполлона Кузьмина

 
 

Согласно Иоакимовской летописи (которая была составлена, как потом выяснилось, не ранее XVIII в.), а вслед за ней и согласно Татищеву, матерью Рюрика была дочь Гостомысла – Умила. Отголоски этой легенды находятся в чешских исторических хрониках, в частности, у Козьмы Пражского. В летописи говорится и о женах Рюрика, самой любимой из которых была Ефанда, дочь урманского князя. Именно она родила ему сына Игоря, за что получила в свое владение целый город. Олег, которому по смерти Игоря переходит власть, назван Татищевым князем урманским, то есть братом Ефанды. Ольга, жена Игоря, также происходит из рода Гостомысла.

 
 

Норманнская версия происхождения Рюрика: современное состояние

 
 

Все варяжское племя и сам варяг Рюрик долгое время являлись объектом дискуссий в исторической науке. Некоторым ученым было довольно сложно признать иноземное происхождение правящей русской династии, поэтому предпринимались теоретические поиски другой версии происхождения Рюрика и первых русских князей. Как мы знаем, это вылилось в противодействие «западников»- норманнистов и «славянофилов», считавших Рюрика славянским князем.

 

В начале XVI в. норманнскую версию происхождения власти на Руси выдвинул С. Герберштейн, посол Священной римской империи. Изучая русские летописи, он предположил, что раз море между Россией Швецией и Пруссией носит название Варяжского, то логично, что варяги – кто-то из представителей этих трех государств. Там же в стародавние времена существовало государство вандалов, называемое Вагрия, которое, по словам Герберштейна, имело сходные со славянами язык, обычаи и нравы. Вполне вероятно, что именно туда отправились представители славянских племен за князем.

 

Вагрия действительно существовала, она находилась на южном побережье Балтийского моря и в ней проживали западные славянские племена. Вполне логично, что славяне искали князя у своих же сородичей славян.

 

Академический период существования норманнской теории начинается в XVIII в. и связан с именами нескольких ученых немецкого происхождения. Речь идет, конечно же, о петербургском академике Г. Ф. Миллере, немецком профессоре Шлёцере и профессоре греко-римских древностей в Петербургской академии наук Г. З. Байере.

 

Впервые вопрос о норманнском происхождении рюриковичей был поднят в монографии Байера «О варягах». В ней ученый отвергает версию о славянском происхождении Рюрика, однако, не предлагает ничего взамен. По сути он констатирует, что «Какое же было имя варягам, где они жили, то никто так совершенно не изъяснил, чтоб я на его мнение всячески пристать мог». Теорию о происхождении Рюрика от римского императора Августа Байер называет «баснью», а лингвистические изыскания Герберштейна достаточно поверхностными.

 

В своем труде Байер обращается к широкому кругу летописей, как русских, так и иностранных, в частности, он тщательно исследует рассказ Бертинских анналов о послах «хакана росов» (кагана русов? – прим. авт.), оказавшихся у Людовика Благочестивого в 839 г. Анналы относят этих людей к шведам. Лингвистические изыскания ученого (древнескандинавские хроники, рунические надписи, сочинения Константина Багрянородного) показали что имена первых русских князей сплошь скандинавские.

 

Горячий спор относительно истинности норманнской теории разгорелся в 1740-х гг. между М. В. Ломоносовым и Г. Ф. Миллером. Миллер написал диссертацию под названием ««Происхождение народа и имени российского», которую сильно раскритиковал Ломоносов и другие академики. Вот, что пишет Ломоносов: «Происхождение первых великих князей российских от безъимянных скандинавов в противность Несторову свидетельству, который их именно от варягов-руси производит, происхождение имени российского весьма недревнее, да и то от чухонцев, в противность же ясного Несторова свидетельства; презрение российских писателей, как Преподобного Нестора, и предпочитание им своих неосновательных догадок и готических басней; наконец частые над россиянами победы скандинавов с досадительными изображениями не токмо в такой речи быть недостойны, которую господину Миллеру для чести России и Академии и для побуждения российского народа на любовь к наукам сочинить было велено, но и всей России перед другими государствами предосудительны, а российским слушателям досадны и весьма несносны быть должны». Миллер считал варягов скандинавами и ссылался при этом на монографию Байера.

 

В продолжении дискуссии с Миллером (а может быть и несмотря на нее) Ломоносов сам взялся за изложении российской истории и успел написать первый том, оканчивающийся временем правления Ярослава Мудрого. В нем он затронул вопрос происхождения варягов и Рюрика, в том числе. Варягов ученый считал собирательным этнонимом, под которыми можно понимать множество народов. Варяги-росы, по его мнению, были пруссами. Предками славян-пруссов были роксоланы, обитавшие по Волге и Дону. В целом работа Ломоносова выглядит достаточно надуманной и пафосной, анализ источников проведен поверхностно и соответствует духу XVIII в., времени когда имперская идея начинает проявляться с особой силой.

 

А. Л. Шлецер, опубликовавший фундаментальный труд «Нестор» в 5 томах и проделавший огромную работу по изучению и, как он сам писал, «реконструкции» «Повести временных лет», однозначно относил Рюрика к скандинавам. Шлецер впервые в научном мире провел компаративный анализ разных средневековых источников и легенд и выявил много общего в структурном отношении (три брата-правителя, призвание иноземного князя и т.п.). Шлецер довольно резко отзывался о Татищеве и Иоакимовской летописи, считая ее полнейшей выдумкой, а исторические изыскания Татищева называл «бреднями».

 

Норманнскую линию поддерживал крупнейший русский историк Н. М. Карамзин. В его «Истории государства российского» скандинавское происхождение Рюрика и варягов считается «неоспоримой истиной». Всего Крамазин приводит 6 аргументов в пользу верности теории:

 

1) Имена первых князей чисто скандинавские и в указанный период известны именно там.

 

2) Европейские хроники (Карамзин ссылается на Лиутпранда, жившего в Х в.) свидетельствуют, что русы – это скандинавы.

 

3) Слово vara, vaere в переводе с готского означает «союз, сообщество». В указанную эпоху много скандинавских воинов отправлялось искать счастья на юг, в направлении Византии, по дороге они могли попасть на Русь и осесть там.

 

4) В сочинениях Константина Багрянородного (Х в.) приводятся русские названия днепровских порогов, которые при прочтении оказываются совсем не русскими, но скандинавскими.

 

5) Схожесть «Правды Русской» (правового источника) с немецкими и скандинавскими кодексами.

 

6) Свидетельство Нестора в «Повести...» о месте проживания варягов – на Балтийском море, к Западу.

 
 

Портрет Н. М. Карамзина. Худ. В. Тропинин, 1818г., Третьяковская галерея, Москва

 


Портрет Н. М. Карамзина. Худ. В. Тропинин, 1818г., Третьяковская галерея, Москва

 
 

Помимо вышеуказанных историков к норманнскому лагерю примыкали такие ученые как: Н. А. Полевой (1796-1846 гг.), А. А. Куник (1814-1899 гг.), М. П. Погодин (1800-1875 гг.), С. М. Соловьев (1820-1879 гг.), В. Томсен (1848-1827 гг.), А. А. Шахматов, (1864-1820 гг.), Г. В. Вернадский (1887-1973 гг.)

 

На рубеже XIX-XX вв. достижения археологии, лингвистики, истории и историографии склонили чашу весов в пользу норманнской теории. Сегодня только любители альтернативной истории пытаются доказать несостоятельность версии происхождения первых русских князей от скандинавов.

 

Сегодня все еще сосуществует две версии о происхождении Рюрика. Первая (норманнская) – выводит его от скандинавов, вторая (славянофильская) – от славян-ободритов, поскольку имя его сходно с наименованием сокола – рарога. Кстати норманнисты предлагают даже конкретного исторического персонажа, известного многим европейским историческим анналам. По их мнению, Рюрик Новгородский никто иной как конунг Рёрик Ютландский, родом из датского Хедебю. Теория это довольно стройная, однако, грешит условностями, поэтому и продолжает оставаться только теорией. То же можно сказать и славянофильской версии, в ней имен претендентов на легендарного Рюрика не называется вовсе, а предположения строятся от рода Гостомысла, легендарность которого пока в общем-то не опровергнута.

 

Генетические исследования, выполненные в последнее время, подтверждают скандинавские происхождение потомков Рюрика. Маркерные галлотипы Рюриковичей чаше всего встречаются в районе Уппсалы, ранее бывшей столицей шведского королевства.

 
 

Автор: Санникова Ю.

 
 

Обсудить статью на форуме

 
 
 
 
 
 
   
Яндекс цитирования