Новости истории

23.10.2017
В этот день, 23 октября 2002 г., ровно 15 лет назад 50 чеченских террористов захватили в заложники свыше 900 человек, зрителей и членов труппы, пришедших в дом культуры ОАО "Московский подшипник" на мюзикл "Норд-Ост".

подробнее...

22.10.2017
Остатки туалета VIII в. обнаружены в королевском дворце государства Силлы, находящемся в Кёнджу, городе на юго-восточном побережье Кореи.

подробнее...

21.10.2017
Ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Константин Аверьянов усомнился в научной квалификации членов сообщества "Диссернет", начавших критику диссертации министра культуры РФ Владимира Мединского.

подробнее...

Антропологический состав, языки, религии. Формы этнических общностей в Африке

Этническая карта Африки имеет важную особенность: в подавляющем большинстве все живущие на континенте народы являются коренным населением, исторически и этнически сформировавшимся именно здесь. Это принципиально отличает Африку от Америки и Австралии, где ведущие этносы – результат иммиграции из стран Европы, Азии и Африки, итог сложного последующего этнолингвистического взаимодействия и расового смешения. Пришлое же население Африки незначительно. Это около 9,5 млн. человек индоевропейцев европейского происхождения (потомки современных колонизаторов в Алжире, Зимбабве, ЮАР, Кении), индонезиеязычные мальгаши на Мадагаскаре (6,4 млн.), переселенцы с островов Индонезии на о. Реюньон (5 тыс.). Примерно 1,3 млн. выходцев из Индии и Пакистана живут в Кении, ЮАР и на о. Маврикий. Что касается арабов Северной Африки, то их предки – древние семиты – формировались в самой Африке, затем часть их, перейдя дельту Нила, расселилась в Аравии и Малой Азии. Правда, формирование семитоязычной арабской общности произошло уже в Азии, откуда вернувшиеся как бы снова в Африку арабы столкнулись в ходе завоевания с семитским же населением, что ускорило процесс его арабизации. Следовательно, утверждение об автохтонности народов Африки вполне правомерно.
Разнообразие климатических условий Африки, ее близкое географическое положение относительно Европы и Азии, благоприятствовавшее общению между народами и странами Африки, Азии и Европы, привели к формированию на ее территории на заре человеческой истории различных рас. Их отличительные признаки вырабатывались под воздействием приспособления к климатической среде, в условиях относительной изоляции в определенной природной и социальной атмосфере, а также в ходе метисации (смешения). Вот почему по своим антропологическим особенностям население Африки подразделяется на несколько типов.
В Северной Африке, включая Сахару, живут народы европеоидной расы ее южной (средиземноморской) темнопигментированной разновидности. Европеоиды составляют 25% населения континента.
Территория южнее Сахары, вплоть до пустыни Калахари, населена народами собственно негроидной расы (53%), Среди них выделяются нилоты верховьев Нила и области Великих озер, имеющие наиболее высокий рост, очень темную кожу, но слабо выраженный прогнатизм, т. е. выступание челюстей вперед. Особым антропологическим типом в рамках негроидной расы являются пигмеи, обитающие небольшими рассеянными группами среди своих высокорослых соседей — в тропических лесах бассейна реки Конго и ее притоков. Пигмеи относятся кнегрилльской (пигмейской) малой расе. От окружающих их негрских народов пигмеи отличаются прежде всего низким ростом (в среднем 141-142 см), более светлым цветом кожи (с желтовато-красноватым оттенком), очень широким в крыльях носом, узким и низким переносьем, большим, но с тонкими губами ртом, густой «растительностью» на лице, большеголовостью, короткими по сравнению с туловищем ногами. Следовательно, в пределах негроидной расы есть существенные отличия:, именно в ней антропологи выделяют самую высокорослую (нилоты) и самую низкорослую (пигмеи) группы населения на земле. В состав негроидов включают еще и своеобразных в антропологическом отношении бушменов и готтентотов, обитающих в засушливых, степях на самом юге Африки и в пустыне Калахари. Они – остатки некогда расселенных по всей Восточной Африке народов. Бушмены и готтентоты, объединяемые учеными в койсанскую малую расу, обладают низким (в среднем 150 см) ростом, небольшими надбровными дугами, склонностью женщин к исключительно сильному развитию подкожного жирового слоя на бедрах и ягодицах (стеатопигия). У койсанских народов сочетаются чисто негроидные черты с некоторыми монголоидными признаками (плоское лицо, желтоватая, «цвета подсыхающей листвы» кожа, эпикантус – особая складка у внутреннего угла глаза, образованная кожей верхнего века и прикрывающая слезный бугорок). Мальгаши острова Мадагаскар – также имеют черты монголоидной и негроидной рае.
Население Северо-Восточной Африки (Эфиопия, Сомали, Джибути) относится к самостоятельной промежуточной эфиопской расе, сочетающей в себе переходные европеоидные (строение лица, волнистые волосы) и негроидные (утолщенные губы, темный цвет кожи, волос и глаз) черты. Эфиопская раса образовалась на стыке европеоидной и негроидной рас.
Особое место в расовом комплексе африканского населения занимают европейцы и вообще «белые» из числа переселенцев и потомков переселенцев из неафриканских стран, а также «цветные», образовавшиеся в результате смешения европеоидов с негроидами и выходцами из азиатских стран. Таким образом, приведенная даже в общих чертах антропологическая классификация народов Африки показывает, что по сложности расового состава населения Африка не только не уступает другим континентам, но и превосходит их. Поэтому широко распространенное представление, что Африка населена неграми, глубоко ошибочно в научном отношении и вредно в политическом. Нельзя подразумевать под словом «негры» некую этническую общность с якобы единой культурой, образом жизни, языком и т. п. Такого единства нет, а слово «негр», имеющее только антропологическое значение как название чернокожей расы (лат. niger, исп. negro – черный), африканцы считают презрительной расистской кличкой. Себя они называют либо по имени своего народа (суахили, масаи, ашанти), либо по государственной принадлежности (эфиоп, нигериец), либо просто африканцами. Физический облик жителей Африки никоим образом не позволяет говорить о заселении всего континента «неграми», т. е. представителями негрской малой расы (в составе так называемой экваториальной), поскольку существуют многие другие антропологические типы. Антропологически африканские народы неоспоримо многообразны.
Пестрой выглядит и лингвистическая карта Африки. Языки коренного населения Африки классифицировать по родственным семьям, ветвям и группам нелегко. Многие из них еще недостаточно изучены, а потому трудно установить генеалогические связи между ними. Обычно все коренное африканское население в лингвистическом отношении делят на четыре большие семьи; семито-хамитские языки, суданские, языки банту, бушмено-готтентотские языки.
Народы семито-хамитской языковой семьи населяют всю Северную и Северо-Восточную Африку. Семито-хамитские языки подразделяются на четыре ветви: семитскую, кушитскую, берберо-ливийскую и чадскую (хауса). Среди семитских языков наиболее распространен арабский — с магрибским, египетским и суданским его диалектами. Южная группа семитских языков представлена также языками Эфиопии — тигре, тиграи, амхара, Последний является государственным языком страны. На кушитских языках говорят народы южной и центральной Эфиопии и смежных с нею областей. Основные среди этих языков – галла, сомали, афар, бедауэ и др. Древние египтяне говорили на языке хамитской группы, который дошел до наших дней в виде языка египетских христиан – коптов. Коптский язык применяется лишь при богослужении, а в быту копты пользуются арабским. Берберо-ливийские языки, ранее употреблявшиеся во всей Северной Африке к западу от Египта (Магриб), в настоящее время используются жителями горных районов Алжира, Марокко, в Мавритании, в Сахаре и в излучине реки Нигера. Берберы (туареги, кабилы, зенага, рифы и др.) являются потомками древнего населения Северной Африки – ливийцев. Чадскую ветвь составляют языки хауса и родственных им мелких этносов, живущих к югу от оз. Чад.
Очень разнообразны суданские языки. Это понятие весьма условное, ибо они, в отличие от семито-хамитских, не всегда объединены общим родством грамматического строя и словарного фонда. Существуют и отдельные изолированные языки. Лингвисты выделяют в странах Судана (Биляд-эс-Судан, т. е. «страна черных» – традиционное арабское название земель, расположенных по широте от Атлантического побережья Африки до Верхнего Нила) две языковые семьи — манде (мандинго) и пилотскую и несколько генетически не связанных между собой лингвистических групп. Языки манде (менгде, сусу, сонинке) распространены у народов, занимающих область верхнего течения рек Сенегала и Нигера, а нилотские – в бассейне Верхнего Нила, в районе Великих озер Африки и местами в Восточной Тропической Африке. К нилотским языкам относятся: динка, нуэр, шиллук — в Восточном Судане; топото, туркана, алур, сук, найди – между озерами Виктория и Рудольф; масаи – в районе горы Килиманджаро. В излучине Нигера живут сонгаи, язык которых не обнаруживает какого-либо родства с остальными языками Африки.
Многочисленны языки народов Гвинейского побережья: йоруба, ибо (Нигерия), эве (Гана, Того, Бенин), ашанти (Гана). Эти языки условно объединяются в гвинейскую группу (особняком здесь стоит язык иджо).
На атлантических языках говорит аборигенное население от устья реки Сенегала до Либерии – волоф, серер, фульбе и др.
В Западном Судане выделяют группы бантоидных языков (названных так из-за их определенной близости к языкам южноафриканских народов банту). Центральнобантоидными языками пользуются народы излучины Нигера и саванн Западного Судана (моей, сенуфо, бобо, гурма, догон, груси). На восточнобантоидных языках говорят народы средней части Северной Нигерии и центрального Камеруна (тив, джукув, ибибио и др.). На особых языках, группы канури изъясняются народы канури и теда, живущие в районе оз. Чад и в нагорьях Тибести (Восточная Сахара). Кордофанские языки распространены в области Кордофан (Восточный Судан), а центральносуданские (азанде, банда, багирми), не составляющие лингвистического единства, почти не изученные, объединяются в одну группу условно. На этих языках говорят народы междуречья Конго и Нила и к востоку от озера Чад. Таким образом, самая большая языковая дробность наблюдается в полосе южнее Сахары от Атлантического побережья до озера Чад.
Вся Африка к югу от Судана и до пустыни Калахари заселена народами языковой семьи банту. Языки банту довольно близки друг другу по общему грамматическому строю и основному словарному фонду. На них говорит более 70 млн. человек, а учитывая Западный Судан – свыше 100 млн. человек. Среди языков банту наиболее распространены: суахили, кикуйю, кирунди, киконго, мингала, луба, луганда, коса, зулу, кимбунду, шона, свази, тсонга и др. На языках банту говорят и пигмеи. Представляется принципиально важным различать в современной Африке, языки «этнические», т. е. непосредственно связанные с определенным этносом, и языки «региональные» – не имеющие такой связи или утратившие ее. Суахили – ярчайший представитель второго типа, он служит средством межэтнического общения для многих миллионов людей в Восточной Африке. Это один из двух официальных языков (наряду с английским) Танзании и Кении. Он распространен также в Сомали, Заире и Мозамбике.
Южноафриканские бушмены (60 тыс.) и готтентоты (44 тыс.) изъясняются на так называемых койсанских языках, отличающихся от других языковых семей Африки специфическими щелкающими звуками. Все больше лингвистов склоняется к выводу, что между бушменскими и готтентотскими языками отсутствует генетическая связь. К койсанским народам примыкают два танзанийских этноса – сандаве (25 тыс.) и хадзапи (1 тыс.).
Язык мальгашей острова Мадагаскар совершенно не связан с перечисленными языковыми семьями и группами Африки. Мальгашский язык занесен сюда переселендами из Юго-Восточной Азии, он родствен языкам Западной Индонезии. В силу этого мальгашский язык принадлежит к малайско-полинезийской семье.
Англо-африканцы и буры, европейские поселенцы в Южной Африке говорят на языках индоевропейской языковой семьи (германская ветвь) — английском, а также на африкаанс, языке, построенном на основе староголландского языка и заимствований из языков банту и готтентотов. Среди европейского населения стран Магриба распространены французский, итальянский и испанский языки. Небольшое постоянное европейское население есть почти во всех других странах Африки.
Таким образом, языки народов Африки классифицируются на шесть языковых семей. Четыре из них (семито-хамитские, суданские, банту и койсанские языки) имеют местное происхождение, а две языковые семьи в Африке (малайско-полинезийская и индоевропейская) представлены соответственно азиатскими и европейскими переселенцами. Для современного размещения населения Африки характерно чередование обширных редконаселенных территорий с отдельными перенаселенными районами, большое число кочевников, несоответствие географии природных ресурсов и расселения.
Современное африканское общество не представляет собой социальной общности, которая, по выражению К. Маркса, имеет «общие цели, общие потребности, общие средства производства и т. д.» (Маркс К. Нищета философии. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 4, с. 163). Оно характеризуется множественностью социально-экономических укладов, специфическими историческими, экономическими, этнографическими, политическими и другими особенностями развития. Контрасты социально-экономической, племенной структур общества особенно сильны в Тропической Африке, где наряду с городами, мало чем отличающимися от городов высокоразвитых государств, существуют многочисленные сельские районы, едва затронутые или вообще нетронутые современной цивилизацией.
В Африке насчитывается более 3 тысяч племенных и клановых групп. Многие из них значительно отличаются образом жизни, традициями, нравами и обычаями. В Нигерии имеется свыше 200 этнических групп, в Заире – около 250, в Камеруне (население 6,5 млн. человек) – не менее 170 этнических групп, численность которых колеблется от нескольких сотен до 130 тыс. человек. У многих групп свой язык, религия, обычаи. Они ведут замкнутый, обособленный друг от друга образ жизни. Население Гвинеи, едва достигающее 4,5 млн. человек, говорит на 20 языках и диалектах (государственный язык – французский). Множественность племен и народностей, искусственное их разъединение и противопоставление в колониальный период, разжигание межплеменной розни – все это создало сложные проблемы перед молодыми государствами континента. Дело в том, что создание независимых государств в Африке не совпало с периодом образования наций. В большинстве из них все еще продолжается процесс национальной консолидации. Межплеменная отчужденность (трибализм) создала большие трудности в проведении государственной политики (в том числе языковой) в масштабе отдельной страны в силу того, что позиция местных лидеров зачастую определяется не общегосударственными интересами, а принадлежностью их к той или иной этнической группе, общностью региональных, классовых интересов. Так, в Чаде свергнутое правительство Ф. Толбамбея представляло власть меньшинства – христианского, или «неотрадиционалистского», по религии, сара по этнической принадлежности, действовавшего в интересах французского капитала. Отстраненными от власти и обреченными на нищету, эксплуатацию и отсталость оказались остальные народы страны, прежде всего арабы (относительное большинство населения), а также багирми, маба, канури, тибу и другие аборигенные этносы страны, исповедующие ислам.
Несмотря на быстрое изменение социально-экономической структуры африканского общества, оно все еще представляет почву для проявлений трибализма не только в сельских районах, но и в городах. Сельские мигранты в городах организуются во множество союзов и обществ на основе племенной принадлежности, в которых соблюдается большинство традиционных институтов. Последние особенно живучи в области семейно-брачных отношений. До сих пор в ряде случаев соблюдается принятый, у многих племен запрет вступать в брак с представителями другого племени или клана, запрет женщинам выполнять общественно-политические функции, учиться, работать вне дома и т. д. Таким образом, концентрация представителей различных племен в городах не всегда приводит к автоматической ликвидации трибалистских настроений. Отсутствие же целенаправленной и продуманной пропаганды антитрибализма со стороны государства, подкрепленной соответствующей практической политикой, создает благоприятную обстановку для процветания межплеменной розни. (Как известно, поводом к гражданской войне в Нигерии 1967-1970 гг. послужили столкновения в городах северной области между народами ибо и хауса). Живучи также проявления трибалистского сепаратизма, регионализма и микронационализма. Последнему способствует и сохранение лояльности отдельных этнических групп к своим вождям, рассматривающим общенациональные проблемы сквозь призму собственных интересов, страх малых племен перед крупными народностями.
Пестрота этническо-лингвистического состава населения Африки усугубляется и различием в религиозных верованиях. Ни в одном другом регионе мира нет такого многообразия религий, как в Африке. При этом неверующих в Африке практически нет, безграмотное в основной массе население континента глубоко религиозно и подчиняется «авторитету» служителей культа. В настоящее время среди африканцев преимущественно распространены три группы религиозных исповеданий: местные традиционные религии, ислам и христианство. Особое место занимают независимые христианско-африканские церкви и секты. Небольшая часть населения исповедует индуизм и иудаизм. Различия "между религиями в Африке, как и на других континентах, обусловлены не географическим фактором, не расовой принадлежностью этносов или этнических общностей, а прежде всего различиями в общественно-экономических отношениях и конкретно-исторических условиях. В родо-племенных обществах Африки, как и у народов других континентов, устное народное творчество, изобразительное искусство, музыка, танцы, нормы морали, даже эмпирические знания были переплетены с религиозными представлениями. Доколониальная Африка практически не знала и разделения власти на светскую и духовную, почти все государства были теократиями. Но это не дает никаких оснований включать традиционные культы в сокровищницу духовной культуры африканских народов, ибо духовная культура Африки, как и других цивилизаций мира, развивалась не благодаря, а вопреки связи с религией. По мере формирования новых социально-экономических отношений африканская культура будет все больше обособляться и высвобождаться из-под окутывающего ее религиозного тумана, и ее самобытность выявится еще ярче.
Местные традиционные религии еще живучи в современной Африке, особенно культ предков и колдовство, древние родовые культы лесных земледельцев, охотников, земледельцев и пастухов саванны. Они несут в себе тенденции не к объединению, а к разъединению этносов, являются барьером на пути преодоления трибализма, консолидации африканских народностей, служат препятствием полной духовной деколонизации африканцев. Примерно 37% населения Африки являются последователями местных традиционных религий,ислам исповедует 40%, христианство – около 22%, из них 9% – католики, около 7% – протестанты, 6% – монофизиты и православные. Наиболее древней на континенте является монофизитская христианская церковь (Эфиопия и Египет).
Христианско-африканские церкви и секты, отклонившиеся от западноевропейских церквей и сект, сочетают христианство с местными традициями, особенно с культом предков. Численность верующих из синкретических сект установить трудно.
Индуизм, принесенный в Африку выходцами из Индии, исповедует около 0,4% населения континента. Индусы живут в Восточной и Южной Африке, на островах Индийского океана. Здесь имеются также небольшие религиозные общины сикхов, джайнов, парсов.
Иудаизм исповедует всего около 0,2% населения Африки. В основном это евреи-сефарды (потомки выходцев из Палестины), евреи-ашкенази (выходцы из западно-европейских стран), а также фалаша Эфиопии – коренное население страны,
Разнообразие религиозных верований с их традиционным соперничеством также тормозит процесс этнической консолидации, препятствует решению задачи национального и культурного строительства, что требует объединения усилий всех слоев населения. Религиозные противоречия в Африке, как показал известный советский африканист Ю. М. Кобищанов, «настолько тесно переплетаются с межэтническими, а иногда субэтническими, что часто выступают как одна из форм последних» (Азия и Африка сегодня, 1981, № 3, с, 55). Почти все религиозные движения в Африке носят ярко выраженный политический и этнический характер. «Борьба религий» маскирует собой борьбу этносоциальных групп, социально-идеологических программ. Субъектами религиозной политики являются политические лидеры, министры, государственные чиновники, местные власти, политические партии, международные религиозные организации (Всемирная федерация лютеранских церквей, католическая церковь, международные исламские организации и т. п.). Поэтому лидеры независимых африканских стран уделяют религиозной политике столь же большое внимание, как и связанным с ней вопросам этнической политики, межэтнических отношений, национального строительства. При этом учитываются современные конфессиональные структуры стран Африки.
Религиозная «карта» Африки включает несколько зон, где преобладает та или иная религия или где сохранились переходные, промежуточные полосы между ними. Области господства тех или иных религий в Африке определились более или менее четко к концу колониального периода. В настоящее время уже стало возможным решить и проблему этнорелигиозной типологии стран Африки. Это сделал Ю. М. Кобищанов. Он выделил в Африке основную территорию распространения ислама (север материка, а также сужающуюся к югу полосу вдоль берегов Индийского океана и Красного моря), расположенный южнее и западнее от этих территорий «банту-католический пояс», а также «протестанекий пояс» (Юг Африки).
Ю. М. Кобищанов пришел к выводу, что зональность распространения религий, относительное соответствие границ доколониальных государств колониальным политико-административным границам обусловили существование нескольких групп и подтипов однородных в религиозном отношении государств.
К первому типу относятся страны, где почти все население составляют приверженцы какой-либо одной религии. Это страны Магриба, Египет, Судан (за исключением его неарабской южной части), где мусульмане составляют свыше 90% населения; некоторые государства Тропической Африки (Нигер, Сомали, Джибути, остров Занзибар, входящий в состав Танзании, Коморские острова), где также свыше 90% населения – мусульмане-сунниты; ряд малых островных стран и территорий (Острова Зеленого Мыса, Сан-Томе и Принсипи, остров Святой Елены, Реюньон, Сейшельские острова), подавляющую часть населения которых составляют христиане-католики.
В качестве подтипа выделяются страны с влиятельными религиозными меньшинствами: Египет с его 3 млн. коптов; Ливия, Тунис, Алжир со значительными группами мусульман-хариджитов берберского происхождения; островные страны Индийского океана с этнорелигиозными меньшинствами азиатского происхождения. Страны первого типа и названного подтипа отличаются этнической однородностью, за исключением Джибути и Нигера.
Второй тип представляют страны сравнительно однородные в религиозном отношении, приверженцы одной религий здесь составляют 66-85% населения: Гамбия, Гвинея, Мали, Сенегал (с мусульманским суннитским большинством), а также Бурунди, Габон, Лесото, Экваториальная Гвинея (наиболее распространено католичество).
Третий тип составляют государства, где одну религию исповедуют от 50 до 66% населения. Это относительно неоднородные в религиозном плане страны, но все же с господством одной религии при наличии значительных религиозных меньшинств. Сюда относятся христианская Эфиопия, Чад (более 60% жителей – мусульмане-сунниты), Заир и Конго (примерно половина граждан – христиане, как правило, католики). В Ботсване и Намибии численно преобладают протестанты.
Четвертый тип представлен африканскими странами, имеющими наибольшую конфессиональную неоднородность: Сьерра-Леоне, Камерун, Верхняя Вольта, ЦАР, а также страны, находящиеся на побережье Индийского океана и в поясе восточных и южных саванн (от Кении, Уганды до Маврикия, Мозамбика, Зимбабве и Анголы). Именно здесь имеет место наибольшее соперничество миссионеров ислама, католицизма, протестанизма, христйанско-африканских сект, традиционных культов, православия, иудаизма и т. д. Это соперничество, как и сама конфессиональная неоднородность Африки, является в основном наследием колониальных времен.
Среди других частей света Африка выделяется не только мозаичностью размещения различных этнолингвистических, расовых и религиозных групп, сложностью этнического состава, но и многообразием конкретных форм и типов этнических общностей.
На самой низшей ступени этносоциального развития среди африканских народов до сих пор находятся бушмены, племена пигмеев, восточноафриканские охотники-собиратели (ндоробо, хадзапи и др.). Эхо племена-этникосы, состоящие из многих локальных групп – микроэтнических общностей. Близки к ним живущие на границе Судана и Эфиопии ануак (около 60 тыс.), у которых в качестве микроэтносоциальной единицы выступает – большая семья. У ачоли (Уганда) и азанде (Заир, ЦАР) формируются этносоциальные общности, находящиеся в процессе перехода от союза племен к народности; а у разных народов акан (Гана) формируется этносоциальная общность народность. У баганда (Уганда) народность уже сформировалась. Вообще формирование народностей во многих африканских странах – это повсеместный процесс, причем народность, как отмечают Б. В. Андрианов и Р. Н. Исмагилова, «выступает не просто генетическим продолжением и расширением племенной общности, а как качественно новая «преднациональная» общность с классовой структурой». И хотя трудно в условиях Африки провести четкую грань между крупными этнолингвистическими общностями, народностями и оформляющимися нациями, но уже сегодня, как справедливо считают названные ученые, «можно говорить о складывании нации не только на севере и крайнем юге континента, но и в ряде стран Тропической Африки, например, у йоруба, хауса, ибо в Нигерии, Конго, в Заире и некоторых других».
Современная этническая ситуация в Африке показывает, что многие африканские этносы не сводятся к трем основным типам этнических общностей – племени, народности, нации. Африке свойственно множество переходных форм, иерархичность этносоциальной структуры. Одна и та же совокупность людей здесь нередко входит одновременно в состав этнических общностей разного таксономического уровня (патрилинейные или матрилинейные группы семей; роды; племена; группы родственных племен; народности; нации).


 
 
 
   
Яндекс цитирования