Новости истории

25.02.2017
Знаменитые платья британской принцессы Дианы будут представлены на открывшейся в пятницу выставке, приуроченной к 20-летию ее гибели; по их фасонам можно получить представление о жизненном пути одной из самых знаменитых и ярких женщин мира.

подробнее...

25.02.2017
Спустя почти девять тысяч лет после своей смерти, древний скелет, известный как кенневикский человек, был перезахоронен.

подробнее...

23.02.2017
Редкие книги, авторства Леонардо да Винчи, Коперника, Галилео Галилея и Исаака Ньютона, были похищены в ходе ограбления века из запасников библиотеки в Лондоне. Ущерб от кражи оценивается в 2,5 млн. долларов.

подробнее...

Гитлер и Рем - заклятые друзья

Штурмовые отряды упивались силой. Еще бы! Это они свершили революцию в стране, кастетами проложив Гитлеру путь к власти. А их главарь – сильный жестокий Эрнст Рем – разве он не ближайший друг самого фюрера? Пожалуй, единственный, с кем Гитлер на «ты».

 
Эрнст Рем 
 
Эрнст Рем в 1933 г.

Их дружба – не на жизнь, а на смерть. И дружба эта – еще с начала двадцатых. Интересный факт – тогда национал-социалистическая рабочая партия Германии насчитывала всего-то несколько десятков человек. Нередки были уличные потасовки, драки. Для охраны товарищей по партии и создал Эрнст Рем «добровольческую службу порядка» – штурмовые отряды, Sturmabteilung, СА.

 
Гитлер и Рем 
 
Гитлер и Рем. Фото: август 1933 г.

 
Они крепли и росли вместе с фашистской партией. Партия получила большинство в парламенте, Гитлер стал канцлером. Народ валом повалил к победителям. К 1934 году штурмовиков было уже больше трех миллионов. Гитлер опирался на Рема. А на кого же опирался Рем?

 
штурмовой отряд 
 
Штурмовой отряд на марше. Германия, 30-е гг.

 

Всякой твари по паре


 
В СА шли все. Люмпен знал: в своре лучше, будет чем поживиться и с кем разгуляться. Рабочий надеялся, что новая партия обеспечит его работой, ведь наци и рубашки-то надели коричневые потому, что у братьев по классу, у простых работяг, от тяжелого трудового пота они тоже в коричневых пятнах. Ветераны мировой войны и кадровые военные были унижены поражением и постыдным Версальским договором, который разрешал держать лишь крошечную армию – рейхсвер – в 100 тысяч человек, а нацистские вожди обещали «засунуть Версальский договор в их собственную (стран-победительниц) задницу». Интеллигенции же, вернее, определенной ее части, как всегда, не нужно было даже ничего обещать, она сразу же впадала в экстаз и млела от нескольких слов о «сверхчеловеке», «исторической миссии нации», «химере совести», в общем, понятно. И, конечно, – чувство причастности к силе.

 
совместный парад 
 
Совместный парад СС и СА. Мюнхен, Германия, 1933 г.

 
Коричневая волна захлестнула страну. Штурмовым отрядам, вынесшим на вершину власти Гитлера, сходило с рук все. Они убивали неугодных, грабили, похищали людей. Создали камеры пыток, куда изощреннее средневековых, концлагеря, где истязали антифашистов. В их казармах царил неслыханный разврат... Но и Гитлер, и Рем считали, что захватом власти решена только часть программы. В чем же состояла вторая часть?

 
 
арест коммунистов 
 
СА арестовывает коммунистов. Фото 1933 г.

 

«Все поделить!»


 
Силой Рема были штурмовики. А штурмовики хотели одного: «Все поделить!» Тоже знакомо. Поделить, конечно, не на 70 миллионов немцев, а на них, на три миллиона. Пусть не поровну, пусть, как на пиратском корабле, капитану с канониром побольше, простому головорезу поменьше, но ничего, тоже кое-что достанется. Ведь обещал же сам Гитлер национализацию крупнейших концернов. «Первая революция свершилась, – твердили штурмовики. – Дело – за второй». «Точите длинные ножи о край тротуара!» – ревом вырывалась песня из трех миллионов глоток.

 
Гитлер и СА 
 
Гитлер и представители СА в «Коричневом доме», Мюнхен, Германия. Фото 1930-х гг.

 
Но мало того, что трехмиллионные СА не подчинялись никаким государственным законам, они уже собирались «проглотить» саму партию. Эрнст Рем открыто поговаривал о том, что нацистская партия должна стать одним из отрядов СА. Кем же в таком случае станет сам Рем? Останется он верен старой дружбе? Или захочет стать первым, выше даже «друга Адольфа»?
 
 
 
Рем и Гиммлер 
 
Эрнст Рем и Генрих Гиммлер, август 1933 г.

 

 «Германия превыше всего»


 
Планы Гитлера были ясны. Их он изложил в «Майн кампф». Милитаризация страны, денонсация Версальского договора, возвращение всех потерянных земель, обеспечение «жизненного пространства» создание Великой Германии за счет земель других народов, расово неполноценных, в первую очередь – славян, доминирование Германии и арийской расы над всем миром. И вот теперь стоял вопрос: в какую сторону развивать «революцию»? Удовлетворить алчность этих горлопанов или строить Великую Германию? Гитлер уже решил: вторая революция отменяется. Никакой национализации не будет. Если собираешься вооружить страну и заняться перекройкой Европы, смуты в стране лучше не затевать.

 
Гитлер 
 
Гитлер на закладке автобана Франкфурт-на-Майне – Дармштадт, сентябрь 1933 г.

 
Но обеспокоен был не только Гитлер. Уже давно и с опасением за разнузданными отрядами СА наблюдали и офицеры рейхсвера, и престарелый президент Германии маршал Гинденбург, и короли угля и стали. Однако не было в стране силы, которая могла бы обуздать буянов. Три миллиона! Да они этот рейхсвер просто прихлопнут – и все! На секретном совещании генералы обещали Гитлеру: если он устранит СА, они сделают его преемником 87-летнего президента Гинденбурга...

 
Гитлер и Гинденбург 
 
Гитлер на встрече с Гинденбургом в Таненнберге, август 1933 г.

 

Черные против коричневых


 
«Нет сил на осаду – бери крепость изнутри». Старый китайский тактический прием. Годится не только для взятия твердынь, но и для переворотов и заговоров. Еще в 1925 году в составе СА была организована ее «гвардия» – СС, Shutzstaffeln, охранные отряды. Это была элита, отборные войска. Здесь, не в пример остальным СА, было много отпрысков аристократических семейств. Здесь не пахло луком и духом «народной запальчивости». Во всем – холодность, сдержанность. Вместо крикливой коричневой формы – черные мундиры, украшенные лишь одной эмблемой – серебряным черепом. Во главе их стоял Гиммлер – смертельный враг Рема. Если Рем, как нашептывали Гитлеру, хотел занять его место, то Гиммлер рвался на место Рема. Так пусть.

 
Гиммлер 
 
Концентрационный лагерь Маутхаузен, Гиммлер приветствует эсэсовца


 

«Раскачка» Гитлера


 
Итак, орудие есть. Но Гитлер медлит. Какие чувства мешают отправить «камрада» под ножи, о которых надрывается его многомиллионная шайка? Старая дружба? Разумеется, нет. Ну разве чуть-чуть. Все-таки он артистическая натура, художник, и сантименты, как он порой жалуется, частенько берут в нем верх над необходимостью. Но идет неделя за неделей, а борьба чувств в душе фюрера не утихает.  Гитлера «раскачивают». СС подкладывают ему одну за другой свидетельства измены Рема и его сподвижников, высокопоставленных чинов СА. А фюрер – все о старой дружбе, об испытаниях, пройденных плечом к плечу. Неужто ему действительно дорог Эрнст Рем?

 
Гитлер, Рэм 
 
Гитлер в окружении Геббельса (слева) и Рема (справа) в 1933 г.

 
Пожалуй, Гитлер просто боялся. Попробуй тронь такое чудище – три миллиона громил, точащих ножи о край асфальта! Если «друг Эрни» просто ворчит, но ничего серьезного не замышляет, лучше бы оттянуть время, найти безболезненный выход. И тут в печати появляется приказ Рема: он отправляет главарей своих отрядов в отпуск до 1 июля. Стало быть, Рем никакого путча не замышляет? Но приказ об отпусках кончается странными словами: «Враги СА получат в свое время ответ, который они заслуживают... Если наши враги надеются, что отряды СА не вернутся из отпуска... то они ошибаются. Отряды СА есть и будут вершителями судеб Германии».

 
Рем 
 
Начальник штаба Эрнст Рем (3-й справа) на встрече СA-Вестфалия в Дортмунде 1933 г.

 
Видите, говорят фюреру, вас называют врагом, вам угрожают. Но Гитлера на мякине не проведешь. Причем тут фюрер? Врагов у Рема великое множество – рейхсвер, промышленники, президент Гинденбург, «братья по партии» Геринг, Геббельс, его собственный подчиненный Гиммлер... Беднягу Эрни ненавидят все, только один у него друг, он, фюрер. Наверное, Гитлер даже расчувствовался бы, если бы не фраза о том, что «СА есть и будут вершителями судеб Германии». Вот оно! Вот что выдает Рема! Он собирается стать во главе Германии! К тому же приказ Рема на этот раз не кончался ритуальным «хайль Гитлер!». Это уже наглость! Два слова, а вернее, отсутствие их решают дело.

 
Гитлер и Рем 
 
Гитлер, Рем и Геринг в Берхтесгадене, январь 1933 г.


 

Долг Ромула


 
Гитлер как верховный командующий СА приказывает Эрнсту Рему, который в Баварских Альпах в тихом курортном городке Висзее лечит свой ревматизм, созвать там же 30 июня в 11 утра экстренное совещание командования СА. До сих пор историки гадают: созрело ли уже тогда намерение уничтожить штурмовиков или фюрер еще надеялся решить дело миром.
 
 
пропагандистская карточка 
 
Пропагандисткая открытка Гитлер и Рем

 
29 июня фюрер вдруг решил посетить трудовые лагеря на нижнем Рейне и в Вестфалии. Молодежь он любил, говоря: «Я хочу воспитать молодежь, перед которой содрогнется мир. Они должны быть неустрашимыми и жестокими. Я хочу видеть в глазах молодых искру гордости и независимости хищного зверя». И вот теперь, после встречи с молодыми фанатиками долго о чем-то думал, глядя на воды Рейна. Долгое мрачное одиночество нарушил телефонный звонок: якобы в Мюнхене были замечены штурмовики, пытающиеся организовать демонстрацию с лозунгами, враждебными фюреру. Теперь ясно окончательно: Рем – предатель!

 
учения гитлерюгенда 
 
Учения в лагере гитлерюгенда. Линц, Австрия, март 1934 г.

 
Рем... Рем... старый друг, ближе брата... Гитлер похолодел. Когда-то Ромул ради будущего величия Рима убил своего брата Рема. И 12 веков простояла Римская империя. У древних германцев тоже существовал обычай: при закладке города, чтобы встал он на века, убивали молодого сильного воина. Сегодня он, фюрер, возводит великое государство. И он исполнит свой долг, он убьет своего Рема. И будет его рейх Тысячелетним. «Ромул» срывается с места, он готов действовать.

 
Ромул и Рем 
 
Ромул очерчивает контур будущего города. Фреска Д. Чезари, Музей Капитолия, Рим, Италия

 

Ночь начинается с рассвета


 
В утренних сумерках кортеж «мерседесов» в сопровождении команды эсэсовцев и броневика на бешеной скорости въехал в городок Бад-Висзее, где в фешенебельном отеле, после укола морфия, спокойно почивал Рем. Первая машина резко затормозила у входа в отель. Гитлер и его заместитель по партии Гесс рванулись к входу. Вот как описывает дальнейшее в своем дневнике идеолог расовой чистоты небезызвестный Альфред Розенберг: «Фюрер тихо постучал в дверь Рема. «Донесение из Мюнхена», – произнес он измененным голосом. «Так входи же. Дверь не заперта!» – крикнул Рем, приняв его за своего адъютанта. Без промедления фюрер вошел в комнату и рывком настиг отдыхавшего на кровати Рема. Он схватил своего заклятого друга за горло и вне себя от злости вымолвил: «Вы арестованы, свинья!». И вышел, оставив его на попечение СС...»

 
Альфред Розенберг 
 
Альфред Розенберг (слева) с рейхминистром Генрихом Ламмерсом и Гитлером

 
Отель вмиг превратился в ад. Эсэсовцы врывались в комнаты, кого-то расстреливали на месте, других выволакивали во двор, сбивали в кучу. И тут, в самый разгар бойни, во двор отеля въехал грузовик с личной охраной Рема, вооруженной до зубов. Появись они пятью минутами раньше  – возможно, вся история на этом и кончилась. Теперь же охрану обезоружили и загнали в специальный автобус, где уже находились пленные главари СА. Вереница машин с той же скоростью помчалась в Мюнхен. А навстречу то и дело попадались роскошные лимузины главарей СА, спешивших на совещание к Рему. Одно это говорило о том, что никакого путча не замышлялось. Но это уже не имело никакого значения. Их обезоруживали и везли в Мюнхен, в тюрьму. К вечеру их всех казнят. Потом это назовут «ночью длинных ножей», хотя началось все на рассвете 30 июня и продолжалось весь день.

 
Бад-Висзее 
 
Бад-Висзее сегодня

 

Смертельный полет колибри


 
В 10 утра Геббельс, узнав о событиях в Висзее, позвонил в Берлин Герингу и сказал только одно слово: колибри. И тотчас же восемнадцать эсэсовцев в черных мундирах с небольшими белыми карточкам в руках отправились по намеченным адресам. Там они звонили в дверь, входили вместе с сопровождением. Когда же выходили в квартире оставались только трупы. Затем ехали по следующему адресу. Представляете, как это красиво: крошечный пушистый трогательный колибри летит вестником смерти - и тысячи длинных ножей возмездия освещают этот полет.

 
Гитлер и Геббельс 
 
Лидер нацисткой Германии Адольф Гитлер и рейхсминистр пропаганды Йозеф Геббельс на встрече в резиденции фюрера Бергхоф, апрель 1943 г.

 
В Берлине был вырезан весь штаб СА. Одновременно множество «колибри» разлетелись по всей Германии, также оставляя после себя сотни трупов. В вечерних сумерках во дворе тюрьмы Штадельхейм возле стены были расставлены высшие члены СА. «Приказом фюрера!..» Восемь эсэсовцев заряжали ружья и подавали, восемь других палили. Все прошло быстро, без сучка и задоринки.
 
тюрьма Штадельхайм 
 
Тюрьма Штадельхейм. Современный вид

 
Но Эрнст Рем был еще жив. Наконец фюрер принял решение. Старому другу была оказана особая милость. В камеру вошли два эсэсовца, молча положили перед Ремом пистолет с одним-единственным патроном и вышли. Часы отстучали десять минут. Рем не хотел умирать. Тогда эсэсовцы вошли в камеру. После двух первых выстрелов Рем еще шептал: «Мой фюрер, мой фюрер...». Видно, он все еще оставался верен старому товарищу. Третий выстрел заставил его замолчать навсегда...

 

На крови Рема

 
 
Поздним вечером 1 июля Гитлер вернулся в Берлин. В аэропорту толпа, еще недавно рукоплескавшая отрядам СА, приветствовала его криками: «Фюрер победил!». Овациями встретили Гитлера и рядовые штурмовики. Они были счастливы уже тем, что им оставили жизнь СА вошли в состав армии.

2 июля Гитлер пришел за поздравлениями к Гинденбургу, Через месяц старый фельдмаршал умер, и Гитлер стал президентом, получив абсолютную власть. «Один рейх, один народ, один фюрер». Некая безликая, страшная мистическая сила заставила немцев поверить в свою исключительность, в принадлежность к чему-то высшему.

Путь стал ясен окончательно: не «поделить все», а расширять «жизненное пространство» и, уничтожая «нации недочеловеков», создавать великую Германию, преемницу Священной Римской империи. Жирную мечту лавочников сменила кровавая химера «арийцев». Рим простоял двенадцать веков. «Тысячелетний рейх», продержался двенадцать лет и принес огромные страдания и Германии, и всему миру.

 
 
Автор: Майя Соловьева
 
 
Обсудить статью на форуме  
 
 
 
 
 
 

   
Яндекс цитирования