Новости истории

21.01.2017
При раскопках в концлагере Собибор был найден кулон с датой рождения, принадлежавший еврейской девочке, идентичный кулону, который был у Анны Франк. Возможно, что девочки были родственницами.

подробнее...

19.01.2017
19 января 1977 г., ровно 40 лет назад, американский президент Джеральд Форд помиловал Айву Тогури, американку японского происхождения, осужденную на 10 лет за измену родине.

подробнее...

18.01.2017
Археологи Дальневосточного отделения РАН приступили к первым исследованиям древнего корейского поселения Шуйлюфэн на территории национального парка "Земля леопарда" в Приморье.

подробнее...

Социально-экономические итоги войны за независимость в США

В основе войны США за независимость от Англии лежали, по большей части, именно экономические, а не социальные причины.
Король, земельная аристократия, купцы и предприниматели Англии стремились увеличить прибыль, которую давало владение колониями. Они вывозили оттуда ценное сырье - пушнину, хлопок, а в колонии ввозили готовые товары, собирали налоги и пошлины. Английский парламент ввел в колониях множество запретов: на открытие мануфактур, на производство изделий из железа, выделку тканей, на торговлю с другими странами. В 1763 г. король издал указ, запрещавший колонистам переселяться на Запад, за Аллеганские горы. Эта мера лишала плантаторов возможности переносить плантации с истощенных земель на новые, более плодородные. Задеты были и интересы мелких арендаторов, желавших уйти на Запад и стать там самостоятельными фермерами. Особенно пагубен был введенный метрополией гербовый сбор (1765): при покупке любого товара, вплоть до газет, нужно было платить налог. 
Эти меры вызвали массовое движение протеста. По северо-американским городам проходили собрания жителей под лозунгом «Нет налогов без представительства!». Колонисты справедливо заявляли, что налоги они будут платить в том случае, если их представители будут иметь голос в английском парламенте. В 1765 г. возникла первая революционная организация «Сыны свободы». Она направляла развернувшуюся в колониях кампанию бойкота английских товаров. Бывало, что чиновников, собиравших гербовый сбор, обмазывали дегтем, вываливали в перьях и носили привязанными к длинным шестам под оглушительный стук сковородок и ведер. 
В 1774 г. в Филадельфии собрался первый Континентальный конгресс. Он еще не решился на разрыв с Англией, но осудил ее политику. На конгрессе была принята Декларация (заявление), в которой провозглашались естественные права колонистов на жизнь, свободу и собственность. Конгресс призвал также к бойкоту английских товаров. 
Вооруженная борьба началась 19 апреля 1775 г. Английский отряд из 700 человек двинулся из Бостона с заданием: поймать руководителей бунтовщиков и уничтожить подпольный склад оружия в городе Конкорде. Повстанцев об этой операции предупредили, и, когда английский отряд вошел в город Лексингтон, он увидел стоящий перед ним на площади отряд местных добровольцев. Их и было-то человек семьдесят. Английский офицер предложил колонистам разойтись по домам, и они уже были согласны, но в это время кто-то выстрелил и ранил британского солдата. Англичане дали залп из мушкетов, последствием которого было 10 раненых и 8 убитых колонистов. С этого момента США и Англия вступили в войну.
 
 

Социально-экономические причины войны США за независимость

 
 
Начиная с середины XVII века Великобритания старалась установить полный контроль над экономическими операциями американских колоний, реализуя схему, при которой все промышленные товары (от металлических пуговиц до рыболовецких судов) импортировались в колонии из метрополии в обмен на сырье и сельскохозяйственные товары. При этой схеме английские предприниматели равно как и английское правительство, было крайне незаинтересовано в развитии промышленности в колониях, а также в торговле колоний с кем бы то ни было кроме метрополии.
А тем временем американская промышленность (главным образом в северных колониях) достигла значительных успехов. Особенно американские промышленники преуспели в постройке судов, что позволило быстро наладить торговлю с Вест-Индией и тем самым найти рынок сбыта для отечественной мануфактуры.
Бурный экономический рост колоний побуждал их освободиться от ограничений, создаваемых Англией в области торговли, промышленности и пользования землей. Колонии желали освободиться от налогов, вводимых английским правительством по своему произволу. Семилетняя война 1756 – 1763 гг. истощила финансовые ресурсы Англии. Ее государственный долг за это время вырос с 53 тыс. до 140 тыс. фунтов стерлингов. В этой ситуации король и его правительство хотели поправить финансовое положение за счет колоний. Захват Англией Канады, Флориды и земель к западу Аллеган облегчал проведение новых насильственных мер в английских колониях.
Английский парламент счел успехи колоний настолько угрожающими, что в 1750 году издал закон, запрещающий строить в колониях прокатные станы и железорезательные мастерские. Внешняя торговля колоний также подвергалась притеснениям. В 1763 году были приняты законы о судоходстве, по которым товары разрешалось ввозить и вывозить из американских колоний только на британских судах. Кроме того, все предназначенные для колоний товары должны были грузиться в Великобритании, независимо от того, откуда их везли. Таким образом метрополия старалась поставить всю внешнюю торговлю колоний под свой контроль. И это не считая множества пошлин и налоговых сборов на товары, которые колонисты собственноручно ввозили домой.
Ко второй половине XVIII века население американских колоний все явственнее выступало как общность людей, находившихся в конфронтации с метрополией. Значительную роль в этом сыграло развитие колониальной прессы. Первая американская газета появилась в апреле 1704 года, а к 1765 году их было уже 25. Масла в огонь подлил Закон о Гербовом сборе, тяжело ударивший по американским издателям. Недовольство проявляли и американские промышленники, и торговцы, крайне недовольные колониальной политикой метрополии. Присутствие английских войск (оставшихся там после семилетней войны) на территории колоний также вызывало недовольство колонистов. Все чаще звучали требования о предоставлении независимости.
Чувствуя серьезность ситуации, как Великобритания, так и американская буржуазия, искали решение, которое удовлетворило интересы как метрополии, так и колоний. Так в 1754 году по инициативе Бенджамина Франклина был выдвинут проект по созданию союза североамериканских колоний с собстственным правительством, но во главе с президентом, назначаемым британским королем. Хотя проект и не предусматривал полной независимости колоний, в Лондоне он вызвал крайне негативную реакцию.
Искрой, из которой разгорелась американская революция, стало «Бостонское чаепитие» - акция протестa американских колонистов в ответ на действия Британского Правительства, в результате которой в Бостонской гавани был уничтожен груз чая, принадлежавший Английской Ост-Индской компании. Это событие, ставшее началом Американской революции, является символичным в американской истории.
 
 
 
Бостонское чаепитие. Гравюра У. Д. Купера из книги "История Северной Америки", Лондон, 1789 г. Библиотека Конгресса
 
Бостонское чаепитие. Гравюра У. Д. Купера из книги "История Северной Америки", Лондон, 1789 г. Библиотека Конгресса 
 
 
Первым из многих кораблей с чаем Ост-Индийской компании, прибывших в Бостонскую гавань в конце 1773, был Дартмут. Произошёл конфликт между портовой администрацией и «Сынами свободы». Сэмюэл Адамс и сподвижники быстро собрали несколько митингов с очень большим количеством участников. Они призывали к неповиновению не только Английскому парламенту, Ост-Индийской компании, но и также губернатору Томасу Хадчинсону, который настаивал на разгрузке корабля. На митинге 16 декабря люди высказались за то, чтобы чай был уничтожен.
Владелец и капитан Дартмута согласились с тем, что чай должен быть возвращен в Англию. Те же обещания были получены от владельцев двух других кораблей, находившихся в плавании, Элеанор и Бивер. Однако губернатор Хадчинсон приказал заблокировать гавань и не допустить отбытия неразгруженных кораблей, что было полным произволом.
В четверг 16 декабря 1773, за вечер до дня разгрузки, капитан Роч просил губернатора Хадчинсона позволить судам отплыть без разгрузки, на что был получен отказ. Вскоре группа «Сынов свободы», одетая в национальные костюмы индейцев во главе с Гриффином Варфом и вооружённая топорами и дубинами, проникла на борт судна «Дартмут» и вновь ставших у причала судов «Элеанора» и «Бивера». Быстро и эффективно бригада квалифицированных портовых грузчиков опустошила трюмы и выбросила за борт около 45 тонн чая — приблизительно 1,87 млн. долларов США в пересчёте на цены 2008 года. Ни одному предмету, кроме чая, не было нанесено ущерба и ничто не было украдено, за исключением сломанного дверного замка, который позднее был заменён неизвестным.
Некоторые горожане делали попытки собрать драгоценные чайные листья, однако впоследствии чай был признан непригодным к употреблению.
Четвёртый корабль Ост-Индийской компании не пострадал, потому как направлялся в Провинстаун. Все 58 ящиков чая уцелели и вскоре были благополучно доставлены в Бостон.
Бостон, как и вся Массачусетская колония, уже давно считались в Британии «возмутителями спокойствия». Поэтому английское правительство пошло на самые решительные шаги для усмирения мятежников. Порт был блокирован вплоть до уплаты городскими войсками компенсации за уничтоженный груз. Англичане упорно не хотели замечать широты мятежа, полагая его делом группы радикально настроеных фанатиков.
Но карательная акция против Бостона не только не усмирила мятежников, но и послужила всем американским колониям призывом сплотиться воедино для борьбы за независимость.
5 сентября 1774 года в Филадельфии начал свою работу Первый Континентальный конгресс с участием 55 представителей всех колоний, за исключением Джорджии. Одним из семи делегатов Вирджинии был Джордж Вашингтон. В ходе конгресса, работа которого продолжалась до 26 октября, были сформулированы требования к метрополии. Выработанная конгрессом «Декларация прав» содержала заявление о правах американских колоний на «жизнь, свободу и собственность», а выработанный на том же конгрессе документ «Континентальная Ассоциация» (Continental Association) санкционировал возобновление бойкота английских товаров в случае отказа британской короны пойти на уступки в своей финансово-экономической политике. 
 
 
Портрет Д. Вашингтона, худ. Г. Стюарт, 1797, Художественный институт Кларка, Уильямстаун, Массачусетс, США
 
 
Портрет Д. Вашингтона, худ. Г. Стюарт, 1797, Художественный институт Кларка, Уильямстаун, Массачусетс, США 
 
 
 
В декларации также высказывалось намерение о новом созыве Континентального конгресса 10 мая 1775 года в случае, если Лондон останется непреклонным в своей неуступчивости. Ответные шаги метрополии не заставили себя ждать — король выдвинул требование полного подчинения колоний власти британской короны, а английский флот приступил к блокаде северо-восточного побережья Американского континента. Генерал Гейдж получил приказ подавить «открытый бунт» и обеспечить выполнение колониями Репрессивных законов, прибегнув в случае необходимости к применению силы. Первый Континентальный конгресс и особенно реакция Лондона на его решения убедительно продемонстрировали американцам, что их сила заключается в единстве и что рассчитывать на благосклонность британской короны и ее снисходительное отношение к их требованиям самостоятельности не следует. До начала активных боевых действий Войны за независимость оставалось менее шести месяцев.
 
 
 
Капитуляция генерала Бэргойна под Саратогой. 17 октября 1777. Фотолитография П. Морана. 1911. Библиотека Конгресса 
 
Капитуляция генерала Бэргойна под Саратогой. 17 октября 1777. Фотолитография П. Морана. 1911. Библиотека Конгресса 


 
 

Социально-экономические последствия войны за независимость



Война принесла победу молодой американской республике и утвердила независимость Соединенных Штатов. Но она вместе с тем имела своим следствием и серьезные финансовые и экономические трудности. Необходимость значительных денежных средств на военные расходы и отсутствие у конгресса прав на введение и сбор налогов повлекли за собой выпуск большой массы бумажных денег, не обеспеченных золотой и серебряной наличностью. Всего за период войны конгресс выпустил около 200 млн. долл. бумажных денег и, кроме того, 250 млн. было выпущено отдельными штатами. Не удивительно в связи с этим, что, если в январе 1779 г. один бумажный доллар стоил 1/8 серебряного, то в мае цена упала до 1/24 , а в ноябре до —1/74. Дальнейшем падение стоимости бумажных денег приняло еще более катастрофический характер, и когда позднее, согласно постановлению конгресса, начался обмен бумажных денег на серебро, то в Джорджии и Виргинии в качестве эквивалента было принято 1:1000, в Северной Каролине — 1:800, в Нью-Йорке — 1:128, в Мэриленде — 1:40131. Падение стоимости денег, естественно, вело к росту цен на предметы первой необходимости. В результате создалось такое положение, когда на рынке за полную тележку денег едва ли можно было купить тележку продуктов. 
Основная тяжесть вызванных войной экономических трудностей ложилась на плечи рабочего класса. Рост дороговизны способствовал росту задолженности со стороны малоимущих слоев населения. В 1786 г. в одном Массачусетсе примерная сумма частных долгов достигала 7 млн. долл. Если учесть при этом, что каждый житель штата ежегодно должен был платить значительные суммы налогов, то общая сумма задолженности на душу населения в Массачусетсе составила около 50 долл., или в среднем около 200 долл. на каждую семью. В то же время ежегодный доход большинства массачусетских фермеров составлял не более 50 долл .  
С проведением реформы денежного обращения и обмена бумажных денег на монетуы положение должников серьезно осложнилось. Вместо дешевых денег, которые должник получил в свое время в долг, он обязан был возвратить теперь этот долг в значительно более дорогой твердой валюте.
Наряду с ростом частных долгов за время войны сильно вырос и государственный долг Соединенных Штатов. Казна была пуста, и конгресс оказался не в состоянии даже уплатить жалованье военнослужащим. Все это создавало почву для возникновения недовольства среди обманутого в своих ожиданиях народа. Еще в период войны за независимость буржуазия и рабовладельцы прилагали все силы к тому, чтобы задержать развитие революционной активности масс и ограничить рамки революции, сведя революционные преобразования к тому минимуму, в котором они сами были заинтересованы. После победы над Англией эта тенденция стала еще более явной. Буржуазия считала, что с завоеванием независимости, давшей в ее руки власть, цель достигнута и революция закончена. Иным было настроение масс. В отличие от буржуазии и плантаторов-рабовладельцев, массы были заинтересованы в дальнейшем развитии революции.
Фермеры, ремесленники и рабочие, вынесшие на своих плечах основную тяжесть войны, требовали решительной демократизации общественных порядков и улучшения условий жизни. Еще в июне 1783 г. на почве растущего недовольства вспыхнуло восстание в армии. Повстанческий отряд направился в Филадельфию, чтобы заставить конгресс выполнить свои требования.
Выступление солдат сопровождалось волнениями среди фермеров и городской бедноты. Как в свое время перед лицом наступавших английских войск, так теперь в страхе перед собственной армией, конгресс бежал из Филадельфии. Командованию удалось, однако, остановить повстанцев, пообещав удовлетворить их требования. Но волнения в армии не прекратились, и в ноябре 1783 г., сразу после того, как была закончена эвакуация английский войск из Америки, было принято решение о ее роспуске.
Положение трудящихся масс молодой буржуазной республики продолжало оставаться крайне тяжелым. Разорение фермеров и ремесленников приняло массовый характер; тюрьмы были переполнены должниками. Недовольство усиливалось и начинало приобретать грозный оборот. 
Особенно напряженным было положение в Новой Англии. Еще во время войны, в начале апреля 1782 г., толпа бедноты напала на верховный суд штата Массачусетс, желая добиться прекращения дел по взысканию долгов. В дальнейшем подобного рода выступления получили широкое распространение повсеместно. Во всех штатах беднота требовала выпуска «дешевых» бумажных денег и права уплаты долгов этими деньгами. Под давлением массовых выступлений и в результате победы, одержанной на выборах сторонниками «дешевых» денег, в 1786 г. в семи американских штатах (Род-Айленде, Пенсильвании, Нью-Джерси, Нью-Йорке, Джорджии, Северной и Южной Каролинах) были приняты законы о выпуске бумажных денег. Одновременно с этим по штатам Новой Англии прокатилась волна восстаний, поднятых должниками и разорившимися фермерами. Повстанцы громили суды, уничтожали дела о взыскании долгов, освобождали из тюрем заключенных должников, нападали на дома купцов и ростовщиков. В отдельных местах, как это было в некоторых графствах Род-Айленда, им удалось захватить власть. Однако выступления бедноты носили стихийный характер, они были неорганизованными, и это определило их бесперспективность. Именно такой характер носило и наиболее крупное восстание тех лет, восстание фермеров и ремесленников Массачусетса во главе с ветераном войны за независимость Даниелом Шейсом.
Восстание Шейса вспыхнуло в момент наивысшего подъема демократического движения. К осени 1786 г. в Массачусетсе, главным образом в его западных районах, собралось большое количество недовольных фермеров и ремесленников, бывших солдат американской армии, объединившихся в отдельные отряды, во главе которых и встал бедный фермер, бывший капитан армии США Даниел Шейс. К Шейсу примкнула также беднота соседних штатов, и общая численность его сил составляла, по оценке одного из современников, 8—10 тыс. человек. Повстанцы не имели ясно очерченной программы. Они требовали равного распределения земель и богатства, отмены долгов и справедливого судопроизводств. Восстание Шейса в области своих аграрных требований близко примыкало к движению регуляторов кануна войны за независимость. Этим, по-видимому, следует объяснить тот факт, что участников восстания Шейса также называют регуляторами.
 
 
Расстрел повстанцев Д. Шейса у арсенала в Спрингфилде в январе 1787 г. Гравюра XVIII в.
 
 Расстрел повстанцев Шейса у арсенала в Спригфилде в январе 1787 г. Гравюра XVIII в.
 
 
Восстание Шейса было попыткой углубить революцию плебейскими методами. Как и участники движения в других штатах, повстанцы, руководимые Шейсом, нападали на здания судов, уничтожали дела о взыскании долгов и освобождали должников. Одним из первых актов восстания Шейса было нападение на здание суда в графстве Уорчестер. 5 сентября 1786 г. около 100 человек, вооруженных старыми саблями и мушкетами, а некоторые просто палками и дубинками, помешали открыть судебную сессию Уорчестера. Повстанцы не допустили судью в зал заседаний. Когда же сессию перенесли в помещение, находящееся под охраной и принадлежавшее милиции Уорчестера, то и там она состояться не смогла, так как милиция перешла на сторону повстанцев. Аналогичные выступления состоялись в Норзхэмптоне, Грейт-Баррингтоне и других местах. Напуганные ростом движения, власти штата мобилизовали ополчение из нескольких тысяч человек и назначили награды за головы руководителей восстания. Ввиду отсутствия средств в казне, снаряжение отрядов для борьбы против Шейса взяло на себя массачусетское купечество, пожертвовавшее крупные суммы денег на приобретение вооружения. Только за одни сутки бостонское купечество собрало 40 тыс. ф. ст., пожертвовав их на восстановление закона и порядка.
Перед лицом этих военных приготовлений Шейс в конце декабря 1786 г. сделал попытку овладеть арсеналом в Спрингфилде для того, чтобы затем начать осаду Бостона. Однако операция эта оказалась плохо подготовленной, отряд Шейса слабо организованным, и попытка захватить вооружение окончилось неудачей. Наступала суровая зима, а повстанцы не имели ни одежды, ни провианта и были плохо вооружены. Шейс оказался в крайне тяжелом положении. В этой обстановке в феврале 1787 г. ему было нанесено поражение, после которого он уже не смог оправиться. Повстанцы разбились на небольшие группы, вскоре прекратившие свое существование. Руководители восстания были схвачены, преданы суду и 13 из них, в том числе Шейс, приговорены к смертной казни.
Восстание Шейса было кульминационным пунктом демократического движения, развернувшегося после войны за независимость. Оно показало господствующим классам всю глубину недовольства масс итогами войны, победоносный исход которой был обеспечен их героическими усилиями и самоотверженностью. Но если для широкой массы простых людей — фермеров, ремесленников и рабочих, война и последовавшие за ней экономические трудности принесли нужду и лишения, то одновременно с этим война способствовала экономическому росту буржуазии и увеличению богатства многих плантаторов. На базе развития промышленности, а главное подрядах на поставку снаряжения армии и каперстве, многие купцы и предприниматели значительно увеличили свои прежние капиталы. В 1781 г. начал свое существование банк Северной Америки, инициатива учреждения и главное участие в котором принадлежали богатому купцу Моррису, нажившему колоссальные средства на торговле в военное время. Появились новые промышленные мастерские и мануфактуры.
Развитие капиталистических отношений требовало расширения экономических связей между отдельными штатами, а этому препятствовало наличие таможенных барьеров. Купечество и плантаторы были заинтересованы в развитии внешней торговли, но и здесь встретили серьезные затруднения. После завоевания независимости американские купцы лишились целого ряда привилегий, которыми они обладали, находясь в рамках Британской империи. Америка лишилась, в частности, одного из своих важнейших рынков — британской Вест-Индии. Уже в первые годы после войны за независимость начались поиски новых рынков. Именно в это время были совершены первые рейсы американских судов в Китай и сделаны попытки завязать связи со средиземноморскими странами. Начался подъем судостроительной промышленности. Однако и теперь значительная часть американского экспорта, около 50%, находила сбыт на английском рынке, а около 75% товаров, импортируемых в Америку, было английского происхождения.
Но условия торговли с Англией не устраивали американскую буржуазию прежде всего потому, что ввозившиеся в США по бросовым ценам английские товары составляли серьезную конкуренцию молодой американской промышленности. В отдельных наиболее заинтересованных в развитии промышленности штатах, таких как Нью-Йорк и Пенсильвания, были приняты законы, затруднявшие ввоз английских товаров. Но в соседних штатах Нью-Джерси и Коннектикуте, которые были значительно менее заинтересованы в развитии промышленности, существовала противоположная установка — ввозить промышленные изделия и, по возможности, дешевые. Английские товары, будучи ввезены в Нью-Джерси и Коннектикут, вопреки установленным запретам, затем нередко тайно переправлялись в Нью-Йорк и Пенсильванию. В связи с этим в Америке стали раздаваться все более и более решительные голоса за введение таможенных пошлин на товары, ввозимые извне во все американские штаты, за регламентацию торговых отношений с иностранными государствами в интересах стабилизации рынка, расширения внутренней торговли и развития американской промышленности. Под воздействием этих выступлений конгресс пытался осуществить некоторые меры, направленные на разрешение экономических трудностей, однако сделать это оказалось невозможно: власть конгресса была еще слишком слабой и малоавторитетной. Естественно, в связи с этим перед американской буржуазией встал вопрос о необходимости реорганизации и укрепления центральной власти.
Вопрос этот в равной степени продиктован был и целым рядом других факторов. Одним из них были западные земли. После окончания войны заселение Запада заметно активизировалось. В течение 1783—1784 гг. число жителей наиболее заселенных районов, граничащих с Виргинией (Кентукки и Теннесси), удвоилось и составляло около 24 тыс. человек. Быстро росли поселения на границах с Нью-Гэмпширом и Нью-Йорком. На запад по-прежнему устремлялась масса людей, надеясь там получить землю и найти свое благополучие. На Западе обосновались многие ветераны войны, получившие после ее окончания право на занятие земельных участков. В неменьшей степени заинтересованы были в заселении Запада и те круги американской буржуазии, которые связаны были с земельными спекуляциями, а также плантаторы.
Интересы этих кругов требовали постоянного продвижения на запад. А поскольку продвижение это сопряжено было с постоянными войнами против индейских племен, которым принадлежала земля, объявленная конгрессом общегосударственной собственностью, владельцы западных земель выступали за организацию эффективных средств борьбы против индейцев. Они требовали, чтобы на «границе» с индейцами была постоянная армия. При этом функция армии должна была, по их замыслу, заключаться не только в вытеснении индейцев, но и в устранении тех пограничных постов, которые до сих пор не были сняты Англией. Кроме того, фермерские массы, буржуазия и плантаторы, заинтересованные в западных землях, требовали от центрального правительства договориться с Испанией о свободе судоходства по Миссисипи, что было важно для них, так как сухопутных дорог почти не было, и вся торговля велась преимущественно по водным путям. Однако конгресс оказался бессильным решить и эту задачу. Он не имел возможности послать вооруженные силы на «границу» и не мог договориться с Испанией, так как обладал очень небольшим авторитетом на международной арене. Таким образом, интересы дальнейшего продвижения на запад также требовали укрепления центральной власти.
Наконец, необходимо учитывать также стремление господствующих классов США приостановить развитие демократического движения. Буржуазно-рабовладельческая верхушка заинтересована была в таком правительстве, которое оказалось бы в состоянии удержать трудящиеся массы, среди которых, как уже указывалось, получили широкое распространение демократические настроения.
Все эти причины ставили перед буржуазией и плантаторами вопрос о необходимости укрепления центральной власти. Вашингтон вскоре после роспуска армии обратился с письмом ко всем штатам, в котором указывал, что наступил благоприятный момент для придания федеральному правительству такого направления, которое сделает для него возможным выполнить те задачи, во имя которых оно было создано. Спустя два с лишним года, в августе 1786 г., он вновь подчеркнул необходимость организации сильного правительства, способного распространить свою власть на все штаты.
Этот вывод был продиктован непрекращавшимся ростом демократического движения и стал особенно актуальным для господствующих классов после восстания Шейса. В требованиях уничтожения долгов, выпуска «дешевых» денег и равного распределения богатства буржуазия видела покушение право собственности. Желая придать своим действиям видимость стремления улучшить положение масс, буржуазия лавировала и шла иногда на уступки. Но в целом после восстания Шейса она наметила определенный сдвиг вправо. Так, например, Самюэл Адамс, занимавший в период борьбы за независимость радикальную позицию и являвшийся одним из активных руководителей революции, настаивал на суровой расправе с участниками восстания Шейса. Правда, не все пошли путем С. Адамса. В частности, Томас Джефферсон писал по поводу восстания Шейса, что небольшой бунт время от времени — хорошее дело и также необходим в политическом мире, как бури — в мире физических явлений. Безуспешные восстания действительно выявляют те нарушения прав народа, которые явились их причиной. Они представляют собой лекарство, необходимое для доброго здоровья государства.
 
 
 
 
Самюэль Адамс. Портрет худ. Д. Копли, 1772 г. Музей изящных искусств Бостон
 
Самюэль Адамс. Портрет худ. Д. Копли, 1772 г. Музей изящных искусств Бостон 
 
 
Таким образом, целый ряд факторов экономического и политического характера поставили на повестку дня вопрос о реорганизации государственного устройства США. Решение этого вопроса буржуазно-рабовладельческая верхушка видела в укреплении своей власти, в создании сильного центрального правительства.
В этой связи началась прежде всего кампания за пересмотр «Статей конфедерации» и выработку новой конституции. Для этого в мае 1787 г. в Филадельфии был созван конвент. Его председателем был избран Джордж Вашингтон. В работе конвента приняли участие 15 плантаторов-рабовладельцев, 24 ростовщика и банкира, 14 землевладельцев и спекулянтов землей, 12 человек занимались торговлей, промышленностью или являлись судовладельцами. Как и среди подписавших Декларацию независимости, в числе членов конвента не было представителей подавляющего большинства американского населения — фермеров, ремесленников и рабочих, не говоря уже о неграх и индейцах. Но в отличие от конгресса, провозгласившего Декларацию независимости, конвент представлял собою значительно более консервативное собрание. Такое положение в полной мере отражало тот сдвиг, который произошел в США после окончания войны. Во время войны буржуазия и рабовладельцы ради достижения победы вынуждены были идти на уступки народу, руками которого эта победа только и могла быть завоевана. Теперь, когда война окончена, основная цель господствующих классов заключалась в том, чтобы навести порядок внутри США и обуздать народное движение. В связи с этим целый ряд революционных положений Декларации независимости был обойден при обсуждении новой конституции и не был в нее включен.
Заседания конвента происходили тайно, и сделано это было исключительно из опасения, что в случае, если ход обсуждения конституции станет достоянием гласности, то может вызвать народные выступления и помешать работе конвента. Об этом недвусмысленно свидетельствуют выступления участников конвента. Делегаты конвента проявили единодушие в том, что касалось установления крепкого барьера против демократии. В интересах наиболее зажиточных слоев населения было принято решение об обязательной оплате всех долговых обязательств. Оплата должна быть произведена в золоте и серебре, а не бумажных деньгах. Выпуск бумажных денег не был исключен, как того требовали некоторые делегаты, из полномочий центрального правительства, но был вовсе запрещен отдельным штатам. Конвент единогласно принял постановление о том, что, «если лицо, связанное услугами или работой, переедет в другой штат, то оно должно быть выдано лицу, законно требующему от него услуг или работы. Последнее отвечало интересам буржуазии и плантаторов, их стремлению закрепить за собой раба и наемного рабочего.
Вместе с тем по целому ряду вопросов между делегатами конвента имела место напряженная борьба, отражавшая противоречия интересов буржуазии Севера и плантаторов Юга. Одним из самых острых оказался вопрос о норме представительства в сенате. Делегаты южных и отчасти центральных штатов с большим количеством населения требовали, чтобы представительство в сенате было пропорционально численности населения. Наоборот, малые штаты — северные — настаивали на том, чтобы каждый штат имел в сенате равное число представителей. Борьба по вопросу о норме представительства в сенате приобрела затяжной и напряженный характер. Однако ни одной из сторон не удалось провести своей точки зрения, и решение этого вопроса было достигнуто на основе компромисса. Конвент постановил, что каждый штат будет иметь в сенате равное количество представителей, но выборы в нижнюю палату — палату представителей, будут производиться пропорционально количеству населения и что именно нижней палате будет принадлежать такое важное право, как введение налогов. Кроме того, под давлением делегатов Юга конвент принял решение, что при исчислении нормы представительства в нижнюю палату будет учитываться и рабское население, не имевшее избирательных прав и не участвовавшее в выборах. Таким образом, плантаторы Юга уступили буржуазии Севера в вопросе о представительстве в сенате, но добились для себя ряда преимуществ в палате представителей.
Другим вопросом, вызвавшим ожесточенные дебаты в конвенте, был вопрос о таможенных пошлинах и торговле рабами. Вопреки сильному сопротивлению делегатов Юга, не заинтересованных, в отличие от буржуазии Севера, в протекционистской системе обложения, конвент внес в конституцию положение о праве конгресса вводить таможенные пошлины. Острая полемика разгорелась при обсуждении вопроса о ввозе рабов. Буржуазия Севера была заинтересована в уничтожении системы рабского труда. Но под угрозой выступлений делегатов южных штатов, заявивших о том, что в случае запрещения ввоза рабов они не подпишут конституции и выйдут из союза, буржуазия вынуждена была пойти на уступки. В результате длительного обсуждения было достигнуто соглашение о том, что ввоз рабов в США будет запрещен, но только после 1808 г., а также, что ввоз этот может быть обложен пошлиной или налогом. Таким образом, конституция подтвердила институт рабства. 
 
 
 
Двадцать восем беглых рабов покидают восточное побережье Мэрилэнда. Гравюра У. Стилла, ок. 1850 г. Библиотека Виргинского университета
 
Двадцать восемь беглых рабов покидают восточное побережье Мэрилэнда. Гравюра У. Стилла, ок. 1850 г. Библиотека Виргинского университета 
 
 
 
 
На данном этапе буржуазия и плантаторы были одинаково заинтересованы в создании сильного центрального правительства. Выработанная новая конституция США, обсуждавшаяся конвентом почти четыре месяца, отвечала интересам буржуазии и плантаторов. Она призвана была заменить прежние «Статьи конфедерации» при условии ее ратификации девятью из 13 штатов.
Новая Конституция исходила из того, что США являются уже не союзом отдельных суверенных государств, не конфедерацией штатов, а союзным федеральным государством, более тесным и прочным объединением во главе с центральным правительством, обладающим достаточно широкими полномочиями. Глава государства и правительства, избираемый на четыре года президент США, был наделен, согласно новой конституции, большими правами. Президент становился верховным главнокомандующим, его действия не были подотчетны законодательному органу — конгрессу. Более того, он обладал правом налагать вето на решения конгресса, и вето это сохраняло свою силу, если при повторном голосовании принятого конгрессом решения не было собрано двух третей голосов. Президент с согласия сената формировал правительство и менял его состав. Законодательная власть, согласно новой конституции, принадлежала конгрессу, состоявшему из двух палат — палаты представителей и сената. Высшая судебная власть передавалась в руки Верховного суда, члены которого избирались конгрессом пожизненно. Верховный суд мог толковать конституцию и отменять принятые конгрессом решения, если его члены признавали, что они противоречат конституции.
В области избирательных прав новая конституция не внесла никаких изменений, оставив в силе существовавшие в каждом из штатов ограничения. Избирательным правом, согласно новой конституции, пользовалось всего лишь около 120 тыс. человек из трехмиллионного населения США. В дальнейшем же вопрос об избирательных правах передавался на усмотрение штатов, причем предполагалось, что права эти будут ограничены имущественным цензом. При обсуждении данного вопроса в конвенте с протестом против подобного рода ограничений и требованием предоставить избирательные права без различия имущественного положения выступил Франклин. Однако его предложения были отклонены консервативным большинством конвента. В конституции ничего не было сказано о демократических правах — свободе слова, печати, собраний, вероисповедания и др. Не удивительно поэтому, что, как только текст конституции стал достоянием гласности, он встретил оппозицию со стороны широкой массы американского населения, и ратификация конституции отдельными штатами вызвала повсеместное обострение классовых противоречий. Вся Америка разделилась на два лагеря: лагерь федералистов — сторонников конституции, и лагерь антифедералистов — ее противников. Сторонники конституции устраивали демонстрации, выступали на собраниях и в печати, агитируя за ее ратификацию. Игравшие видную роль в выработке конституции Александр Гамильтон, Джеймс Мэдисон и Джон Джей выступили в печати с целой серией статей, доказывая необходимость принятия конституции. Федералисты выражали интересы большинства крупной буржуазии и плантаторов. А их противники — антифедералисты — отражали настроения широкой массы американского населения — фермеров, ремесленников и рабочих. 
С решительной критикой новой конституции выступали Томас Джефферсон и Патрик Генри. Наряду с демократическими элементами к лагерю антифедералистов примыкала некоторая часть южных плантаторов, опасавшаяся, что принятие конституции даст преобладание буржуазии Севера, а также некоторые круги буржуазии Севера, опасавшиеся, что объединение нанесет ущерб привилегиям, которыми они пользовались в рамках своих штатов.
 
 
 
Сцена подписания Конституции США, худ. Г. Кристи, 1940 г., Палата предстваителей США, Вашингтон
 
Сцена подписания Конституции США, худ. Г. Кристи, 1940 г., Палата представителей США, Вашингтон 
 
 
 
В период обсуждения и ратификации конституции законодательными собраниями каждого штата противники конституции мобилизовали все силы для того, чтобы помешать ее принятию. Они заявляли, что конституция незаконна и что конвент не имел права пересматривать «Статьи конфедерации». По всей Америке начались демонстрации протеста. На улицах происходили стычки между сторонниками и противниками конституции. Антифедералисты устраивали манифестации, сопровождавшиеся публичным сожжением текста новой конституции. Однако голос противников конституции значительно слабее звучал в залах законодательных собраний, чем на улице. Это объяснялось тем, что в законодательных собраниях штатов были представлены главным образом имущие классы. Ведь согласно существующему избирательному цензу в Массачусетсе и Нью-Гэмпшире для участия в выборах необходимо было владеть собственностью общей стоимостью не менее 60 ф. ст. В Коннектикуте избирательное право имели лица, выплачивавшие не менее 7 долл. налога, или владевшие недвижимостью не менее чем на 134 долл. В Южной Каролине право голоса имели свободные белые, верующие в бога, проживавшие в штате не менее года и владевшие 50 акрами земли. Аналогичные условия имели место в Северной Каролине и Виргинии. Избирательным правом обладал каждый белый мужчина, владевший собственностью стоимостью не менее 10 ф. ст. Подобного рода ограничения существовали и в других штатах. Еще более высоким был имущественный ценз для права быть избранным. В результате почти во всех штатах большинство в законодательных собраниях оказалось за буржуазией и плантаторами. И тем не менее ратификация конституции на этих собраниях сопровождалась ожесточенной борьбой, а при голосовании федералисты сплошь и рядом получали лишь незначительное большинство. Помимо разногласий между делегатами, отражавших противоречия различных групп буржуазии и плантаторов, на ход обсуждения конституции не моглн не влиять мощные народные демонстрации, которыми сопровождалась работа законодательных собраний во многих штатах. 
Под напором демократических выступлений собрания ряда штатов приняли решение о необходимости дополнить конституцию биллем о правах. Два штата — Род-Айленд и Северная Каролина — отклонили конституцию. В Род-Айленде был проведен референдум, что при наличии в этом штате сравнительно широких избирательных прав обеспечило победу демократическим элементам. В выборах приняло участие около 50% взрослого мужского населения, обладавшего избирательными правами; за конституцию было подано 237 голосов, против — 2708. Что же касается Северной Каролины, то там конституция была отвергнута 184 голосами против 93. В Северной Каролине плантаторы, опасавшиеся усиления буржуазии Севера, объединились с фермерами и опрокинули сторонников конституции.
Однако решение Род-Айленда и Северной Каролины не могло уже ничего изменить. Для вступления в силу новой конституции необходимо было согласие девяти штатов, и оно к июню 1788 г. было получено. Новая конституция вступила, таким образом, в силу, ознаменовав окончательно образование суверенного, независимого государства — Соединенных Штатов Америки.
Тем не менее, семь штатов, среди них такие, как Пенсильвания, Нью-Йорк и Виргиния, ратифицировали конституцию только при условии, что она будет дополнена статьями о «правах человека». Власти этих штатов вынуждены были считаться с демократическими настроениями фермерства и ремесленников и уже ввели в свои конституции статьи, предусматривавшие неприкосновенность личности, свободу печати, собраний, совести и т. д. Под давлением этих обстоятельств конгресс США принял в 1789 г. 10 поправок к конституции, составивших так называемый билль о правах, который вошел в силу с ноября 1791 г.
Первая поправка провозглашала свободу вероисповедания, отделение церкви от государства, свободу слова, печати и собраний. Вторая признавала, что для гарантии свободы штаты имеют право содержать ополчение, а народ — иметь и носить оружие. Третья запрещала расквартирование солдат в частных домах без согласия хозяина в мирное время и не иначе как по закону — в военное. Четвертая обеспечивала неприкосновенность личности и имущества. Обыски и аресты могли производиться только по предъявлении ордера, который выдавали судебные власти при наличии основательных причин. Пятая поправка вводила суд присяжных и провозглашала, что никого нельзя принудить при каком-либо уголовном деле свидетельствовать против самого себя или лишать жизни, свободы и собственности без надлежащего судебного разбирательства. Шестая, седьмая и восьмая касались процедуры судопроизводства. Девятая констатировала, что те права, «которыми уже пользуется народ», но которые не вошли в конституцию, отменены быть не могут. И, наконец, десятая подчеркивала, что полномочия штатов, не переданные по конституции федеральным властям, остаются в неприкосновенности.
Билль о правах был большой победой демократических сил, достигнутой вопреки воле господствующей верхушки США.
Важнейшее значение для развития в будущем капитализма по фермерскому пути в земледелии Запада имел акт о национализации западных земель, принятый в результате острейшей классовой борьбы в 1784—1787 гг., после чего западные земли стали государственным фондом «общественных земель» .
Эти земли принадлежали ранее индейским племенам и теперь, согласно ордонансу конгресса 1787 г., поступили в его распоряжение для последующей распродажи. При образовании фонда «общественных земель» к конгрессу поступили заявки от лиц, уже поселившихся на этих землях, с просьбой признать их право собственности на уже занятые земли. Эти заявки в значительной части были удовлетворены. Таким образом, фонд общественных земель был образован в основном за счет земель индейцев. Принятые конгрессом условия распродажи западных земель носили ясно выраженный классовый характер и были неблагоприятны для народных масс, так как, согласно постановлению конгресса, земля могла распродаваться участками не менее 640 акров, а минимальная цена за акр была установлена в 1 доллар. Для того времени покупка такого участка выливалась в крупную сумму, которой не располагал ни фермер-середняк, ни рабочий. Покупка участка практически была доступной лишь плантаторам и земельным спекулянтам. Спекулятивные элементы скупали землю у государства, а затем пускали ее в продажу более мелкими участками по вздутым ценам. Все это обусловило появление требований демократизировать аграрное законодательство.
Тем не менее акт о национализации западных земель имел большое прогрессивное значение, превратив землю в предмет свободной купли-продажи и открыв ее для свободного приложения капитала. В результате национализации западных земель частная собственность на землю возникала там на новой капиталистической основе. А это, как указывал В. И. Ленин, и явилось важнейшей экономической предпосылкой фермерского пути развития капитализма в сельском хозяйстве.
Таким образом, буржуазная революция в Америке заложила прочную экономическую основу для развития капитализма в сельском хозяйстве. Но это в свою очередь имело немаловажное значение для развития промышленного капитализма, так как предопределило создание в ближайшем будущем внутреннего рынка для развивающейся промышленности городов. И необходимо подчеркнуть, что процесс развития капитализма в сельском хозяйстве оказался неразрывно связанным с развитием капитализма в промышленности.
В области промышленности и торговли в результате революции перестал существовать целый ряд введенных во времена английского господства запретов и ограничений. Все это расчистило путь для развития капиталистических отношений и в сфере промышленного производства. В северных районах страны капитализм, не встречая на своем пути серьезного препятствия, как это было в странах Европы, ни со стороны феодализма, ни со стороны его экономических пережитков, получил возможность быстрого и свободного развития.
Совершившаяся в Америке революция была буржуазной революцией, в которой был очень силен демократический элемен. Правда, последний не был организован, и в этом была причина, не позволившая ему добиться решающих успехов, но мы видели, что на всем протяжении войны за независимость господствующая верхушка колоний испытывала на себе постоянное давление масс и вынуждена была идти па проведение революционных актов. Когда же после окончания войны буржуазия и плантаторы-рабовладельцы стали на путь укрепления своей централизованной власти и пытались ввести конституцию, лишенную демократических свобод, они встретили решительный отпор со стороны масс и вынуждены были принять билль о правах .
В то же время необходимо отметить, что совершившаяся в Америке революция, хотя она и проходила при гегемонии революционной буржуазии, носила ограниченный характер. Она не смогла решить, в частности, такого вопроса, как ликвидация рабства. В некоторых штатах, например в Массачусетсе, в 1774 г., в Род-Айленде и Коннектикуте в 1784 г., а начиная с 1787 г. и во всех северных штатах рабство было отменено, но в целом система рабовладения оставалась в силе и была закреплена законом. Последнее отражало тот исторический факт, что буржуазия пошла на компромисс с плантаторами-рабовладельцами. 

 
*** 
 
Война американских колоний Англии за независимость уничтожила основные препятствия для самостоятельного развития в них капитализма – колониальный гнет и господство английской землевладельческой аристократии. Власть перешла от английской аристократии и чиновничества к плантаторам-рабовладельцам Юга и буржуазии Севера США. В итоге войны были пресечены попытки английского правительства насадить в колониях феодальные порядки. Дворянские титулы и майораты были упразднены, а крупные латифундии, принадлежащие лойялистам, конфисковывались. Отменялось долговое рабство. В результате победы колоний и принятия Конституции 1787 г. образовалась крупная независимая республика – США, в основе своей буржуазная, но с сохранением рабства. Все это показывает, что война североамериканских колоний Англии за независимость была первой североамериканской буржуазной революцией, принявшей характер национально-освободительной войны. В ней участвовали прогрессивно настроенные французские офицеры, будущий предводитель восстания 1794 г. в Польше Тадеуш Костюшко, будущий социалист-утопист Сен-Симон и другие.
Идеи американской революции были воплощены спустя несколько лет на французской почве в период якобинской диктатуры во Франции. Конституция Франции 1793 г. была практически переписана с Конституции США 1787 г. и «Билля о правах» 1791 г. Многие декреты и постановления периода французской революции 1789-1794 гг. имели свои основания в юридической практике американской революции.
 
 
 
Автор: Иванова С.
 
 
 
   
Яндекс цитирования