Новости истории

21.01.2017
При раскопках в концлагере Собибор был найден кулон с датой рождения, принадлежавший еврейской девочке, идентичный кулону, который был у Анны Франк. Возможно, что девочки были родственницами.

подробнее...

19.01.2017
19 января 1977 г., ровно 40 лет назад, американский президент Джеральд Форд помиловал Айву Тогури, американку японского происхождения, осужденную на 10 лет за измену родине.

подробнее...

18.01.2017
Археологи Дальневосточного отделения РАН приступили к первым исследованиям древнего корейского поселения Шуйлюфэн на территории национального парка "Земля леопарда" в Приморье.

подробнее...

Рефлексия 1937 года

    По своим трагическим последствиям развал СССР равнозначен, если не превышает, масштаб  трагедии так называемого «Большого террора» 30-50-х годов, пиком которого, по словам президента РФ В. В. Путина, явился 1937 год. Правда, на этих двух этапах российской истории трагедия проявилась по-разному.
    Тем не менее, повторение трагедий воспринимается сейчас как исторический парадокс.  Ведь разоблачение и осуждение культа личности и сталинских репрессий обосновывалось необходимостью извлечь уроки из прошлого. 
    Не извлекли. 
    С другой стороны, оправдались, в конце концов, опасения вершителей «Большого террора» по поводу возможности расчленения СССР и реставрации капитализма, для предупреждения которых они и предпринимали репрессии. Оправдались через несколько десятков лет после окончания репрессий. Выходит, что 1937 год стал в некотором роде напоминанием о будущем.
    Явились ли контрреволюция и крах СССР следствием просчета, невежества или коварства? А может быть повторение подобных трагедий является судьбой России? 
    Как свидетельствует Викпедия, благодаря кропотливым архивным исследованиям российского ученого-историка В. Н. Земскова, общественность, до того черпавшая сведения о репрессиях в СССР из «Архипелага ГУЛАГА» А. И. Солженицына, получила наконец возможность узнать истинные масштабы репрессий. Земсков, в частности, ссылается на подготовленную в феврале 1954 года на имя Н. С. Хрущева справку, которую подписали генпрокурор  СССР Р. Руденко, министр внутренних дел СССР С. Круглов и министр юстиции СССР К. Горшенин. В ней определено число осужденных за контрреволюционные преступления за период с 1921  по 1 февраля 1954 год.  
    Всего за этот период было осуждено Коллегией ОГПУ, "тройками" НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 человек. В том числе к высшей мере наказания - 642 980, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже - 2 369 220, в ссылку и высылку - 765 180 человек.  
       В ряде оценок «Большого террора» превалирует теория заговора. Согласно этой теории, Сталин кровожадный маньяк или злодей, выстроивший репрессивную государственную систему в целях сохранения своей единоличной власти. Однако поверить в роль Сталина в качестве демиурга эпохи трудно. Не Сталин создал эпоху, это под силу лишь народному творчеству. Сама эпоха создала Сталина. Именно она продиктовала войны и революции, однопартийную систему в СССР. Именно она выдвинула Сталина на роль Великого кормчего. 
    Сталин весьма противоречивый политический и государственный деятель. Огромная воля, аналитический ум, политическая гибкость и административный талант сочетались в нем с грубостью, жестокостью, подозрительностью и коварством. Причудливое переплетение этих качеств позволило ему выжить в суровую и опасную эпоху революционной ломки, которая погубила немало выдающихся личностей, решительных и смелых, наделенных превосходными моральными качествами, но более прямолинейных и односторонних в политике. 
 
Сталин на строительстве канала Москва-Волга. Канал строился заключенными ГУЛАГа. Фото 20-х гг.
 
Сталин на строительстве канала Москва-Волга. Канал строился заключенными ГУЛАГа. Фото 20-х гг. 
 
 
    Своими отрицательными качествами Сталин обязан отнюдь не коммунистической убежденности. Эти качества сформировались в жизненных условиях мира царского деспотизма, капиталистической эксплуатации, национального и социального гнета, лицемерной сущности буржуазного права и свобод. Подобный мир быстро избавил юношу, склонного писать стихи, от романтической восторженности и иллюзий. 
    Именно этот мир, который сохраняет многие свои негативные черты и сегодня, выработал в Сталине недоверие и подозрительность, коварство и жестокость. Он пользовался ими в условиях послереволюционной борьбы за власть в отношениях со своими политическими противниками, в условиях, далеких от коммунистического идеала
    В оценке сталинской эпохи мне представляется реалистичной версия представителя американской «ревизионистской» (в пику советологу Роберту Конквесту) школы Джона Арч Гетти. По его мнению, «Большой террор» не был тщательно запланированным проектом, проводимым в жизнь Сталиным после убийства Сергея Кирова и явившимся следствием паранойи всемогущего диктатора. Масштаб репрессий он объясняет тем фактом, что местные коммунистические кадры, на которых было направлено острие сталинской политики, стремящейся «навести порядок» в партии и покончить с круговой порукой и «семейными кружками» провинциальных номенклатур, пытались продемонстрировать свою лояльность и бдительность, проявляя чрезмерное рвение при проведении репрессий. 
 
Сталин у гроба Кирова, 1934 г.
 
Сталин у гроба Кирова, 1934 г. 
 
 
    Их действия стоили стране много крови. Однако «бескровный», по мнению некоторых политологов, распад СССР на самом деле обернулся гибелью сотен тысяч граждан страны. По оценке журнала «Эксперт» № 1 (784)  за 26.12.2011-15.01.2012, жертвы распада страны исчисляются цифрой в 300 000. В нее включены люди, погибшие в многочисленных вооруженных конфликтах, по сути, в гражданских войнах. А таких войн было много: Приднестровье, Карабах, Абхазия, Южная Осетия, Таджикистан, Чечня... Но точных данных нет, оговаривается автор статьи в журнале. Это – всего лишь масштаб потерь. Оценки простираются в огромном диапазоне – примерно от 100 000 до 600 000 погибших. 
 
Приднестровские ополченцы направляются по разблокированному мосту в Бендеры, 1992 г.
 
Приднестровские ополченцы направляются по разблокированному мосту в Бендеры, 1992 г. 
 
    Добавим от себя, что в обзоре издания не обозначены политики, ответственные за кровопролитный распад великой страны. Не все конфликты перечислены. Кроме того, в нем еще не мог значиться кровопролитный конфликт на Украине, людские и материальные потери которого полностью не подсчитаны. Этот конфликт и некоторые другие следует относить к тлеющим конфликтам.
    Количество жертв нашей недавней истории, считает «Эксперт», сопоставимо с жертвами «обычной» гражданской войны. Конечно, Гражданская война 1918-1920 гг. в России стоит особняком, она была чрезвычайно кровопролитной. Но в других гражданских войнах, в частности, в США, Испании и в недавней войне в Югославии, число жертв было сопоставимо с «бескровным» распадом СССР.
    Этот распад означал и распад элементарного государственного порядка, отмечает «Эксперт». Если число жертв политического насилия выясняют и публикуют, то с жертвами насилия неполитического все обстоит гораздо хуже. А ведь с конца 1980-х до начала 1990-х гг. в России число убийств, по некоторым оценкам, выросло в два раза (в крупных городах рост насильственных преступлений мог быть многократным), а с 1992 по 1997 год в стране было убито 169 000 человек.
    По данным «Демоскоп-Weekly», к началу 2000-х в России смертность от внешних причин (т. е. не от болезней, а от убийств, самоубийств, несчастных случаев) составляла свыше 200 смертей на 100 000 населения и 15% всей смертности. А в предыдущее десятилетие смертность от внешних причин дважды (в 1993-1996 и в 1999 гг.) превышала число смертей от рака. По данным Всемирной организации здравоохранения, в середине 1990-х первые пять мест по числу самоубийств на 100 000 населения занимали постсоветские страны: Литва, Россия, Латвия, Эстония и Казахстан.
    Общая смертность с 1989 по 1994 гг. выросла с 10 до 16 случаев на 1000 населения в год. Такой рост считается беспрецедентным для мирного времени. По мнению профессора Российской экономической школы Владимира Попова, этот скачок смертности объясняется массовым стрессом, пережитым людьми на историческом переломе. Смертность резко выросла на всем постсоветском пространстве. Существуют оценки, согласно которым этот всплеск унес жизни в общей сложности 3-3,5 миллионов граждан бывшего Советского Союза.
    Вооруженные конфликты вели не только к прямым человеческим жертвам и материальным потерям. Экономический спад в бывших советских республиках, переживших конфликты, оказался особенно велик. Крах промышленности означал и крах прежнего жизненного уклада для миллионов бывших советских граждан. 
    По сути, новые независимые страны утратили тот «советский средний класс», который составлял либо большинство, либо значительную долю их населения до распада СССР. Началась повальная эмиграция: люди бежали либо от войны, либо от безработицы. По подсчетам ученых, экономический ущерб от распада СССР превышает потери, понесенные страной во время Отечественной войны советского народа.
    Есть парадокс общественной памяти о трагедиях, которыми сопровождался распад СССР, резюмирует издание. Политически мотивированных версий – в избытке. А на том месте, где должно быть осмысление пережитой катастрофы, – большое белое пятно. Не осмыслен и весь период советской истории – от победы Великого Октября до распада СССР, который  характеризуется чредой политических «заморозков» и «оттепелей», сменяющих друг друга. 
    Понятно, что определения, заимствованные из климатологии, всего лишь образные сравнения. «Оттепели» обозначают курс на эволюционное развитие социализма. «Заморозки» - отступление от этого курса. Оттепели приятнее заморозков, которые являются известным испытанием для организма и требуют мер защиты от простуды. Но одновременно оттепели рождают благоприятную среду для размножения болезнетворных вирусов, то есть, буржуазных сил и течений, влекущих социализм к гибели.
    СССР нуждался в заморозках, чтобы не утонуть в капиталистической стихии. Жить среди капиталистических хищников и быть свободным от них невозможно. На стадии становления социализм не мог развиваться на собственной основе. Советская власть не могла  пренебрегать оттепелями. 
    Первой такой оттепелью была Новая экономическая политика В.И. Ленина (НЭП), давшая после кампаний по национализации и продразверстке послабления деятельности частного капитала в городе и деревне при сохранении за компартией командных высот в экономике. НЭП делал ставку на эволюционное развитие социализма. Ставка оказалась несостоятельной в исторической перспективе. В условиях дефицита времени на обеспечение государственной безопасности и социалистическое строительство альтернативой могло быть только мобилизационное развитие.
 
Соловьевский магазин в Петрограде в период НЭПа
 
Соловьевский магазин в Петрограде в период НЭПа 
 
 
    Ю. Голанд, автор исследования под названием «Кризисы, разрушившие НЭП», не считает мобилизацию необходимой.  Он ссылается на преодоление кризиса хлебозаготовок 1925 года рыночными методами и обвиняет сталинское руководство в провоцировании кризиса 1927 года, обрушившего НЭП. Он рассматривает НЭП вне курса на выживание социализма в условиях изоляции, наличия внутренних и внешних угроз.   
    Сравнивая кризисы 1925 и 1927 годов с кризисом горбачевской перестройки, Голанд предлагал выйти из него посредством ускоренного перехода к рынку, развития посредничества, прежде всего кооперативного и частного. Против этого нет возражений. Но как поступить с силой, сдерживающей разрушительные тенденции капиталистической стихии? Во время НЭПа ее представляла правящая компартия, в конце перестройки Голанд усматривал эту силу в идее «круглого стола» различных политических и общественных движений. 
    Собственно, подобные идеи и похоронили СССР. Не зря западные политики хвалили Горбачева за радикальные политические реформы и упрекали китайского реформатора Дэн Сяопина в отставании на этом фронте. Между тем Китай в условиях такого «отставания» добился выдающихся экономических успехов.
 
Делегация китайских коммунистов перед вылетом в Москву на XX съезд КПСС, Дэн Сяопин (в центре) и Лю Шаоци (второй слева)
 
Делегация китайских коммунистов перед вылетом в Москву на XX съезд КПСС, Дэн Сяопин (в центре) и Лю Шаоци (второй слева) 
 
 
     Анализ всего  периода советской истории – от победы Великого Октября до распада Советского государства  – можно было бы озаглавить в тон Голанду «Две оттепели, разрушившие СССР». Между вынужденной первой и последней роковой была «хрущевская оттепель». Она посеяла завышенные потребительские ожидания и раскол советского общества, осложнила реализацию страной социалистического выбора. Она внесла свой вклад в будущий распад СССР. 
     Сменивший «хрущевскую оттепель» период правления Л. И. Брежнева нельзя назвать «заморозками» в полном смысле слова, оттепелью тоже. Этот период отличался умеренностью в идеологии и реформах, максимально сбалансированным для того времени развитием. Оно убаюкало правящую партийную верхушку. Развитие перешло в застой. На мой взгляд, причинами этого стала неспособность партийной власти разрешить вопрос о политическом механизме  преемственности и продолжения реформ в рамках политики ленинского НЭПа. 
 
Брежнев посещает завод, фото 1978 г.
 
Брежнев посещает завод, фото 1978 г. 
 
 
     Из-за отсутствия  механизма преемственности в стране нарастал кризис управления. Кадровая политика ориентировалась не столько на профессиональные способности людей, сколько на лояльность пожизненному лидеру и консервацию режима. Смерть лидеров служила водоразделом между «оттепелями» и «заморозками». Она устанавливала  разграничения этапов партийной политики, противоречащие друг другу. Утрачивалась преемственность поколений, возникали барьеры между опытом и новаторством. Период 1982-85 гг., когда в результате естественной смерти выбыли три партийных лидера,  не случайно заслужил название периода «геронтократии». 
    В результате верховная партийная власть перешла к М. С. Горбачеву и Ко. Началась роковая, последняя «оттепель» в СССР. «Молодой» партийный лидер был типичным продуктом кризиса управления и деградации кадровой политики в СССР. Его характеризовало поверхностное знание марксизма-ленинизма и отсутствие коммунистической убежденности. Зато в нем в избытке присутствовали мещанское тщеславие, обожание комфорта, трусость и подверженность внешнему влиянию.
    В течение более пяти лет Горбачев и его сторонники растлевали партию и народ своей бесхребетной, невнятной и авантюристической политикой исправления социализма капитализмом. В угоду ложно понятой демократии они возродили спекулятивную хрущевскую кампанию разоблачения «культа личности», сея в стране разброд, национальную рознь и конфликт поколений. Убедившись в невозможности реформировать всю партию под свои увлечения демократией западного образца, они повели курс на ликвидацию ее руководящей роли. Это сыграло решающую роль в распаде государства.
 
Рейган и Горбачев на саммите в Женеве, фото 1985 г.
 
Рейган и Горбачев на саммите в Женеве, фото 1985 г. 
 
 
    Казалось бы, контрреволюционный переворот 91-го года покончил с порочной парадигмой «заморозков» и «оттепелей». Но это не так.  Парадигма продолжается на качественно иной основе. Теперь «оттепелью» считается следование курсу на слепое подчинение монетаристским догмам и признание руководящей роли Запада. «Заморозками» становится курс на сохранение суверенитета и державная воля. При нынешнем соотношении сил между Россией и Западом, спровоцировавшим украинский кризис у наших границ, подобная парадигма не исключает дальнейший распад государства.
    Есть ли выход? Я полагаю, что надо присмотреться к  политическому устройству КНР, где КПК остается правящей партией даже в условиях  многопартийности. Спрашивается, почему.  
    Потому что только компартия как руководящая сила, или, по советской терминологии, «ядро политической системы», способна обеспечить отделение политической власти от собственности, ограничить разрушительное воздействие капиталистической стихии на экономическое развитие, сохраняя позитивную роль конкуренции и соревнования, предупредить обострение проблемы преемственности поколений из-за классовых различий. 
    Это не исключает, конечно, наличие в советской системе буржуазного плюрализма. В условиях НЭПа различные группы предпринимателей нуждаются в политическом оформлении своих интересов. Но политическая деятельность такого рода не должна выходить за рамки общественных интересов, а потому требуется  зонтик в виде руководящей роли компартии. 
 
Автор: С. Мальцев, progitorig@yandex.ru
 
Обсудить статью на форуме
 
 
 
 
 
 
 

 
 
   
Яндекс цитирования