Новости истории

18.03.2019
Картина Синьяка "Набережная Клиши. Серый день", реквизированная нацистами в 1940 г., была идентифицирована в печально известной коллекции Гурлитта. В ближайшее время она будет передана семье владельца.

подробнее...

17.03.2019
9 мая 2019 г. в Петербурге вновь пройдет ставший традиционным марш "Бессмертный полк".

подробнее...

14.03.2019
Вновь открыта пещера, набитая древними артефактами майя, по неизвестным причинам замурованная в 1966 г. археологом С. Пинто.

подробнее...

Ярослав Мудрый

В княжение Ярослава Мудрого продолжилось собирание (завоевание) славянских земель и городов, начатой первыми русскими князьями, русская государственность в рассматриваемый период значительно упрочилась.

 

Первый раз летописец упоминает Ярослава, когда рассказывает о его конфликте с отцом – князем Владимиром. В качестве подручника (вассала) киевского князя, Ярослав правил Новгородом и собирал дань, две трети которой отсылал в Киев. В какой-то момент Ярослав попробовал не отправлять дани, что естественно вызвало гнев родителя. Равноапостольный святой князь решил взыскать деньги с чада силой, и, даже если потребуется, умертвить неплательщика. Узнав о готовящемся походе, Ярослав бежал в Швецию и стал нанимать там войско для борьбы с отцом. Со смертью Владимира Святославича этой вражде пришел конец, однако, сразу же началась междоусобица братьев-наследников.

 
 

Ярослав Мудрый на Памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде

 

Ярослав Мудрый на Памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде

 
 

Многочисленное потомство князя Владимира происходило от разных матерей. В настоящее время историки сошлись во мнении, что Ярослав был сыном Рогнеды, полоцкой княжны, которую Владимир насильно взял в жены. «Повесть временных лет» указывает, что от Рогнеды у Владимира родилось 4 сына – Изяслав, Мстислав, Ярослав и Всеволод. Но были и другие дети, известно о 13 сыновьях и десятке дочерей. Основными соперниками в борьбе за власть были: сын от вдовы Ярополка Святославича (предательски убитого Владимиром) – Святополк, четыре сына от Рогнеды и два сына – Борис и Глеб – от некой болгарской княжны. Помимо того, что существовали кланы наследников по матерям, внутри этих кланов также происходила борьба за власть.

 

К концу жизни князя Владимира все его сыновья достигли совершеннолетия и уже получили в уделы земли. После смерти киевского князя по старшинству должен был наследовать Святополк. По разным данным Владимир взял в жены мать Святополка, когда она уже была беременна, а потом усыновил ребенка, отчего Святополк впоследствии получил прозвище «сына двух отцов». Как бы то ни было, Святополк Владимирович был законным правителем Киева, по праву, по старине, поэтому вполне естественно, что киевляне признали его и всячески поддерживали. До смерти Владимира Святополк находился в заточении вместе со свой женой и духовником. Отец отправил его в тюрьму, т.к. выяснил, что тот участвовал в заговоре и намеревался ввести на Руси латинский обряд вместо византийского. Любопытно, что одновременно с заговором Святополка, против Владимира восстал и Ярослав.

 

В это же время происходит убийство Бориса, Глеба и Святослава, т.е. ликвидируют кланы болгарыни и чехини. Сведения об этих трех персонажах в летописях крайне скудны и фрагментарны, основную канву событий историки пытались восстановить по житиям Бориса и Глеба, но и это получалось плохо. Официальный летописец сообщает, что убийцей трех этих князей был Святополк, однако, этому противоречит здравый смысл. Никакой опасности для Святополка указанные братья не представляли, поскольку не имели никаких прав на Киевский престол. Ярославу же, напротив, убийство было крайне выгодно, т.к. Святослав, например, был старше него и имел больше прав, а Борис и Глеб заявили о своей лояльности Святополку и могли в случае междоусобицы выступить на его стороне. Считаем в связи с этим все сведения в летописи относительно убийства трех князей Святополком не более чем житийной легендой.

 

Будучи в Новгороде, Ярослав собрал большую дружину из местных жителей, пообещав им, в случае победы над Святополком большие льготы и независимость. Новгородцы, соблазнившись посулами, пошли за Ярославом, и это несмотря на то, что варяжская часть княжеского войска бесчинствовала в Новгороде, грабила и притесняла народ.

 

В 1016 году Ярослав выступил с большим войском против брата. У Святополка тоже было много людей, в том числе и печенегов. Братья встретились под Любечем, и три месяца стояли друг напротив друга по разным берегах Днепра, не смея начать войну первым. Киевляне тогда начали дразнить новгородцев, обзывая их плотниками, которых они заставят строить дома, когда возьмут в плен. «Князь, – сказали новгородцы, – мы такую обиду терпеть не можем, и сами начнем их бить», – после чего стали переправляться на другой берег.

 

Ярослав послал в лагерь киевлян лазутчика для встречи с воеводой, завербованным Ярославом. Воевода должен был указать благоприятный момент для начала битвы. Такая информация была получена, и битва началась. Чтобы отличать своих от чужих (ведь дрались между собой братья-славяне), Ярослав велел дружине повязать головы платками. Новгородцы ударили неожиданно и оттеснили киевлян к озеру, где многие из них утонули – лед был тонким. Печенеги не успели прийти Святополку на помощь, поскольку находились в тот момент довольно далеко. Потерпев поражение, Святополк оставил Киев и бежал в Польшу, к своему тестю Болеславу Храброму, а Ярослав утвердился в матери городов русских.

 

В 1018 году Святополк вместе с Болеславом решил взять реванш и двинулся на Ярослава. Ярославу стало известно об этом заблаговременно, он позаботился выступить из города заранее и нашел противника на реке Буге. Теперь уже ярославово войско дразнило поляков и грозило проколоть толстое чрево их короля. Поляки бросились на русских и победили, и на этот раз побежал Ярослав. Князь укрылся в Новгороде и стал готовиться к новой битве с братом.

 
 

Ярослав Мудрый. Портрет из Царского титулярника XVII в.

 

Ярослав Мудрый. Портрет из Царского титулярника XVII в.

 
 

После победы Болеслав Храбрый решил править в Киеве единолично, не допуская до власти Святополка. В политическом и географическом отношении Киев был очень привлекательным местом: сюда стекалась дань с земель, находящихся у него в подчинении, здесь находилось средоточие культурной и экономической жизни всей Древней Руси. Жить в Киеве было приятно и удобно. Болеслав не проявил себя мудрым правителем, а принялся вместе с дружиной безобразничать в городе, в современных терминах творить беспредел. Его воины грабили жителей и обращались с ними как с холопами. Вскоре киевлянам все это надоело, и они решили поддержать законного князя - Святополка и выступить против поляков. Болеслав сопротивлялся недолго, помощи ему было ждать неоткуда, поэтому наилучшим выходом для него было бежать на родину, в Польшу, что он вскоре и сделал. Из Киева он захватил казну и несколько девиц – сестер Ярослава, брошенных там на произвол судьбы еще раньше, после поражения Ярослава на Буге. Предславу, в которую Болеслав был влюблен, и которая постоянно отказывала ему, он взял в жены насильно. По дороге он вернул себе червенские города, захваченные русскими еще при князе Владимире.

 

Ярослав тем временем прибыл в Новгород и стал собирать там войско, чтобы отвоевать Киев. О том чтобы угомониться и спокойно править в Новгороде, буде его у Ярослава никто не отнимал, он и думать не хотел. Вероятно, ему пришлось опять посулить что-то новгородцам, чтобы они пошли биться: для финансирования военной операции Ярослав обложил город такой непомерной данью, что было бы странно, что кто-то из жителей пошел на такие жертвы добровольно.

 

Святополк, находясь в Киеве, был в невыгодном положении. У него было крайне мало войска и совсем не осталось союзников. Князь больше не надеялся на помощь поляков, ибо сам же и выгнал Болеслава, но мог попытаться нанять печенегов. В 1019 году братья вновь сошлись, на этот раз на реке Альте, где после жестокой битвы, Святополк был поражен и вынужден был спасаться бегством. Летопись сообщает, что его постигла божья кара в виде какой-то странной болезни, и ему все мерещилась несуществующая погоня. Мы же думаем, что Святополк был серьезно ранен в бою и находился в бреду, пока верные слуги увозили его в безопасное место. По дороге князь скончался.

Ярослав вновь утвердился в Киеве и стал отгонять от стола других претендентов. То племянник его, достигший к тому времени зрелого возраста пришел пограбить дядю и его город, то родной брат Мстислав.

 

В 1023 году Мстислав Тмутараканский (Тмутаракань – удел полученный им от отца – князя Владимира), решил попытать счастья в борьбе за Киевский престол, и с большой ратью, в которой помимо прочего были касоги и хазары, пошел на Киев. Как сообщает нам Нестор, Мстислав был такой богатырь и молодец, что даже Святая Богородица, проникшись его удалью, помогала ему мертвить врагов. По свидетельству летописца, Мстислав Владимирович, когда бился с касожским князем Редедей, одновременно в мыслях обращался к Божьей Матери и предлагал ей церковь, взамен смерти князя касогов. Богородице как раз в то время очень нужна была церковь в ее честь в Тмутаракани, поэтому она поколдовала немного, и тут же Мстислав повалил Редедю на землю, а потом благополучно зарезал. Церковь, разумеется, как и обещал, построил. Вот такой богатырь двинулся против князя Ярослава. Тогда Ярослав был в Новгороде, в отсутствии князя, киевляне отказали Мстиславу, предложившего им себя в качестве правителя. А покорять их силой он, видимо, не решился. Ярослав же тем временем, отправился к варягам, чтобы набрать наемников и биться с братом. Жесточайшее сражение произошло близ Листвена, Мстислав выиграл бой и долго восторгался трупами, которыми буквально усеяно было поле брани. Такой был эстет.

 

Продолжать междоусобие с братом Мстислав, однако, отказался и послал весточку в Новгород, где укрылся Ярослав: «Раз ты старший, то и оставайся в Киеве, а я пусть буду на левом берегу Днепра». Ярослав согласился. Мстислав утвердился в Чернигове и построил там каменную церковь, после чего жил с братом в мире и согласии. Братья даже ходили вместе воевать Болеслава Храброго и вернули Руси червенские города, а польских пленников поселили у себя в землях для улучшения демографической ситуации.

 

В 1036 году после смерти бездетного Мстислава Чернигов также отходит к Ярославу, и с этого момента он становится единым властителем всех русских земель, за исключением Полоцка. Неприсоединившимся оставался псковский князь Судислав, родной брат Мстислава Тмутараканского – впоследствии – Черниговского, получивший Псков из рук отца своего – князя Владимира. С ним Ярослав сильно не церемонился и, как только представилась удобная возможность, заточил в тюрьму, где несчастный томился 35 лет и вышел только по смерти мудрого правителя. Новгород, как и обещал Ярослав, с его воцарением получил массу привилегий и стал вотчиной старшего сына киевского князя.

 

Надо отдать должное Ярославу, несмотря на его воинственность и грехи молодости (мелкие и незначительные братоубийства), он был довольно неплохим хозяйственником и примерным семьянином. В 1030 году, после покорения чуди, на их землях был основан город Юрьев (названный в честь крестильного имени князя – Юрий). Ярослав помирился с Польшей и правившим после Болеслава королем Казимиром, за которого отдал свою сестру. Этот брак закрепил за Русью Галичину, те самые червенские города, беспрестанно переходившие из рук в руки и в последний раз отнятые у русских Болеславом Храбрым. Польша вернула 800 русских пленников, в которых так нуждалось тогдашнее сельское хозяйство – рабочих рук не хватало катастрофически. Отрицательным моментом в трудовой киевского князя была война с Византией, в которую Ярослав непонятно зачем ввязался. Конфликт вырос из ссоры между купцами греческими и русскими, в ходе которой убили одного русского. Для защиты русских интересов (да-да, ни много ни мало!) Ярослав направляет в Царьград своего сына с дружиной на военных кораблях (!) Видно, что князь не доверял Византийскому судопроизводству и думал, что правды в греческом суде за русского купца искать бесполезно, поэтому и снарядил целый флот. Буря, разыгравшаяся у греческих берегов, выбросила многие суда на берег, их экипаж естественно был взят в плен. Греки ослепили высшее руководство и послали арестовать другие суда русских, где оставался еще ярославов сын – Владимир. Молодой князь сумел отбиться от преследователей и бежал в Отчество. Через три года греки согласились отпустить пленников и подписали мир. В качестве дружеского жеста Константин Мономах отдал за Всеволода Ярославича свою дочь.

 

Кстати, Ярослав породнился практически со всеми правящими династиями Европы. Помимо греческой царевны, выданной за Всеволода, Елизавета Ярославна вышла замуж за норвежского короля Гарольда. Король Гарольд был романтик, а царевна редкая красавица, сохранилась баллада авторства норвежского короля, в которой он жалуется, что несмотря на ратные подвиги, русская Фрейя к нему холодна. Анна Ярославна, другая дочь, была выдана за французского монарха Генриха I и перешла в католичество. Сыновья Ярослава взяли в жены немецких принцесс.

 
 

Ярослав Мудрый. Реконструкция по черепу М. Герасимова, 1939 г.

 

Ярослав Мудрый. Реконструкция по черепу М. Герасимова, 1939 г.

 
 

Ярослав очень любил строить, и кажется только искал предлога, чтобы заложить где-нибудь церковь. Церковь Святой Софии в Киеве, например, была сооружена в память о победе над печенегами в 1037 г. Киевский софийский собор – жемчужина византийского зодчества – представлял собой изначально крестово-купольный храм с 5 нефами и 13 главами. Композиция его представляла собой пирамиду: к центральному куполу поднимались словно по ступеням своды центрального и поперечного нефов. С трех фасадов храм был опоясан галереей в 2 яруса, а снаружи – широкой одноярусной. По периметру храм представлял собой квадрат со сторонами в 29 м (без галерей), а с галереями – прямоугольник со сторонами 42 и 55 м. Внутреннее расположение Софийского собора сохранилось с самого момента постройки почти без изменений: весь храм делится на 5 коридоров-нефов, расположенных вдоль, которые пересекают поперечные коридоры – трансепты. Кладка собора – смешанная – из камня и плинфы. В интерьере храма сохранились мозаики и фрески первой половины XI века, созданные византийскими мастерами. Самой известной, пожалуй, можно считать мозаику Богоматерь Оранта, находящуюся в алтаре.

 

При Ярославе была построена Ирининская церковь, остатки которой были найдены археологами уже в наше время, и монастырь Святого Георгия (у него не сохранился даже фундамент), разрушенные потом Батыем. В указанную эпоху произошло расширение городских пределов на западе и сооружение Золотых ворот (крепостной башни), увенчанных церковью Благовещенья, построенной прямо на них. В 1045 году сын Ярослава Владимир построил в Новгороде копию киевской Святой Софии меньших размеров. Новгородский Софийский собор, сохранившийся до наших дней, на протяжений многих столетий являлся духовным центром Новгородской республики.

 

Именно Ярослав, а не Святой Владимр, как хотят нас уверить летописи, насаждал книжное учение на Руси и отправлял детей попов и старост «учиться книгам». Князь, однако, не отличался веротерпимостью и где возможно искоренял еретиков. Когда в 1024 году в Суздале случился голод, волхвы говорили народу, что старухи прячут у себя зерно и всякие припасы, а на других колдовством насылают голод, отчего жители волновались и ходили к старухам экспроприировать продовольствие. Нескольких женщин во время изъятия прибили до смерти. Ярослав поспешил в Суздаль, схватил смутьянов-волхвов, казнил их, а народу объяснил, что голод не оттого, что бабки наколдовали, а от гнева Божьего. Дескать суздальцы плохо себя вели и за то были наказаны отцом нашим небесным. С особым рвением и жестокостью насаждалась Христова вера среди мери. В Киеве же в это время строились церкви и монастыри, что потребовало установления над ними верховной митрополичьей кафедры. Начало русской митрополии было положено строительством Софийского собора в Киеве, а первым его митрополитом был поставлен Феопемпт, грек, который кроме этого повторно освятил Десятинную церковь в 1039 году. После его смерти, в 1051 году, собор русских епископов выбрал митрополитом Иллариона, русского по происхождению, довольно ученого для своего времени человека и горячего патриота. Ярослав любил чтение и книжных людей, выписал переводчиков из Византии и засадил их за работу: переводить церковные книги. В результате составилась библиотека, отданная на хранение в Софийский собор. Раскаиваясь, вероятно, в том, что принимал участие в смерти братьев своих – Бориса и Глеба, Ярослав повелел перенести их останки в Вышгород и похоронить с почестями. В 1044 году он также велел перенести останки своих дядей – Олега и Ярополка Святославичей в Десятинную церковь, стремясь загладить таким образом братоубийство своего отца.

 

Безусловная заслуга Ярослава в том, что он начал составлять первый письменный сборник (кодекс) законов на Руси, получивший название «Правды Русской». Кодекс этот известен в трех редакциях – краткой, пространной и сокращенной и содержит в себе нормы уголовного, наследственного, процессуального и торгового права, использовавшиеся испокон веков на Руси и собранные воедино при Ярославе. Самый старый список «Правды Русской» содержит ее пространную редакцию и датируется XIII веком. Историки тем не менее пришли к выводу, что первые 18 статей кодекса были написаны именно во времена Ярослава, а последующие при сыновьях и внуках киевского князя.

 

В «Правде Ярослава» содержатся преимущественно уголовные и процессуальные нормы. Так закон утверждает право свободных мужей на кровную месть, а за убийство, нанесение побоев, использование чужого коня и порчу имущества карает штрафом (вирой). Любопытен процесс кровной мести, абы кто не мог осуществлять его, важно было соблюсти порядок. Так брат мог мстить только за брата (за сестру было не положено), сын за отца, а отец за сына, племянник за дядю и тетю. Из правового поля кровной мести, как видно, изымались внуки, кузены и женский пол, исключение делалось только для тётей, за которых могли мстить племянники. Если же мстителя не находилось, убийца платил единовременный штраф в размере 40 гривен. Кажется уже со времен Ярослава применялся и особый вид наказания за убийства – дикая или повальная вира – который платила вся община. В случае если преступление было совершено на землях общины (верви), и община по каким-либо причинам не желала выдавать убийцу, штраф налагался на всех жителей. Именно в этот период сформировалась на Руси круговая порука, т.е. групповая солидарная ответственность. Когда обнаруживалась украденная вещь, владелец должен был сначала отправить подозреваемого на свод, чтобы установить, как вещь попала к нему, и причастен ли он к ее похищению, и только потом мог забрать свое имущество. А если до этого о пропаже он объявил на торгу, то забирал вещь сразу. Так же как и с украденной вещью закон предлагал поступать в случае с беглым или украденным холопом. Если кто-то отказывался признаваться в краже, его вели на своеобразный суд присяжных, где дело решали 12 избранных мужей.

 

Ярослав заблаговременно позаботился о престолонаследии и заранее распределил земли между своими сыновьями. В Новгород он посадил старшего сына – Владимира, который, правда, умер в 1052 году, когда еще был жив Ярослав. Изяслав был назначен в Туров, а после смерти Владимира и в Новгород. Предполагалось, что именно Изяслав сядет на Киевский стол после смерти отца. Далее князья размещались следующим образом:

 
  • Чернигов – Святославу
  • Переяслав – Всеволоду
  • Владимир Волынский – Игорю
  • Смоленск – Вячеславу.
 

Умер Ярослав, получивший прозвище Мудрого, на руках у любимого сына Всеволода 20 февраля 1054 года в Вышгороде, где проживал в последние годы. Похоронен в Софийском соборе в Киеве, саркофаг его сохранился до сего дня. Где находятся сейчас останки Ярослава неизвестно.

 
 

Автор: Санникова Ю.

 
 
 
 
 
 
   
Яндекс цитирования