Новости истории

20.10.2017
В этот день, 20 октября 1827 г., ровно 190 лет назад произошло Наваринское сражение, обеспечившее поддержку греческого национально-освободительного движения, которое завершилось в 1829 г. получением Грецией автономии.

подробнее...

19.10.2017
Четыреста загадочных каменных сооружений в виде стен, возведенных по склонам вулканических куполов, было обнаружено на спутниковых фотографиях Саудовской Аравии.

подробнее...

18.10.2017
Археологи из Швейцарии и Франции нашли в Саккаре, древнейшей "долине пирамид" в Египте, деревянную статую матери одного из последних фараонов Древнего Царства, выточенную древнеегипетскими мастерами более четырех тысяч лет назад.

подробнее...

Возникновение, развитие и раздел империи франков

     В первой половине I тыс. на территории Западной Европы исторически заявили о себе германские племена. Они постепенно распространились из своей прародины (междуречья Рейна и Одера) по территории северных провинций Римской империи. Германские племена стали той внешней силой, которая ускорила распад западно-римской государственности. На основе новой политико-правовой общности выросла новая, феодальная государственность в Европе.
     Германские племена вошли в активное соприкосновение с Римской империей и народами Галлии в I в. Тогда они находились на стадии родового быта и формирования надобщинной администрации. Соприкосновение с более развитой империей, необходимость вести с нею постоянные войны, а затем сотрудничать на военной основе ускорили становление у германских народов (не составлявших единого народа, а распадавшихся на союзы племен) протогосударственной организации. Эта организация сложилась без всякой опоры на города, что стало важнейшей исторической особенностью германского пути к государственности.
     Основой социальных отношений у германцев была родовая община с коллективным владением основными средствами аграрного производства. Индивидуальная собственность была неизвестна, хотя использование родовых владений и имуществ было уже посемейным. В семейных хозяйствах применялся труд рабов. Особую прослойку составляли вольноотпущенники, которых ни в коем cлучае не приравнивали к членам общины. Выделялась родовая знать, общественный вес которой основывался уже не только на военных заслугах, но и на традиционных преимуществах в землепользовании, в накоплении богатств.
     Своеобразие исторической ситуации сказалось на двойственности протогосударственной структуры у германцев: правление родовой знати переплеталось с военно-дружинным правлением, а нередко даже отступало перед ним. Во главе большинства племен и объединений стояли цари и, рядом с ними, военные вожди: Царская (королевская) власть была властью старейшины племени. Вожди же командовали ополчением племени или объединения и избирались по принципу наилучшей пригодности и личных заслуг на войне.
     Строй военной демократии вызвал к жизни еще одно явление: большое значение дружин, группировавшихся вокруг военных вождей. Эти дружины складывались по принципу личной преданности и были важнейшим элементом превращения власти родовых вождей в военных королей, закреплявших влияние на дружины раздачами добычи, особыми пиршествами и пожалованиями. Из военно-дружинных отношений развился у германцев принцип личной службы королю – важный для последующей государственности.
     Усиление военно-дружинного начала в протогосударстве, обособление ранней королевской власти (вплоть до превращения ее в наследственную) произошли к II – III вв., когда под влиянием глобальных этнических перемещений в Европе германцы усилили натиск на провинции Римской империи.
     В IV – V вв. крупные перемещения варварских племен в Европе (стимулированные начавшимся из Азии Великим переселением народов) стали внешней причиной разгрома и затем распада Римской империи. На территории бывшей империи образовались новые варварские королевства. Их организация и отношения власти в них строились на переплетении традиций военно-родового строя германцев и институтов римской государственности.

 

 

 

 

империя франков

 

 

 

 

 

 


                                       1. ВАРВАРСКИЕ КОРОЛЕВСТВА


                            1.2. ВЕСТГОТСКОЕ И ОСТГОТСКОЕ КОРОЛЕВСТВО

 

     Собственное государство у одной из наиболее мощных восточных ветвей германцев – вестготов – образовалось еще до окончательного краха Западной Римской империи. Вытесненные в конце IV в. из придунайских земель гуннами в ходе Великого переселения народов, вестготы внедрились сначала в Восточно-Римскую империю, а в начале V в. – в Италию. Отношения с Римской империей у вестготов первоначально основывались на военно-федеративном союзе. Но уже к середине века он стал номинальным. На протяжении V в. вестготы закрепились в Южной Галлии и Северной Испании.
     В это время вестготское общество переживало ускоренный процесс формирования протогосударства. До середины V в. основную роль в управлении играли народные собрания. Во второй половине V в. усилилась королевская власть: короли присвоили право творить суд, издавать законы. Сложились особые отношения королей с военной знатью, которая постепенно перехватывала у народных собраний права избрания королей. Основой для закрепления власти знати стали земельные пожалования, производившиеся от имени короля. При короле Эйрихе у вестготов были изжиты важнейшие остатки военной демократии, издан свод законов (с использованием римского опыта), появились особые судьи и администраторы – комиты.
     В начале VI в. вестготы были вытеснены из Южной Галлии франками (северной ветвью германцев) и образовали Толедское королевство (VI – VIII вв.) в Испании.

 

 

 

Вестготское королевство

 

 

 


     Власть короля была выборной и неустойчивой. Только в конце VI в. одному из вестготских правителей удалось придать ей некоторую стабильность; на протяжении VI в. королей регулярно смещали, убивая. Важнейшую роль в вестготском государстве играли собрания знати – гардинги. На них избирали королей, принимали законы, решали некото-рые судебные дела. Гардинги собирались без определенной системы, но их согласие было необходимо для крупных политических решений. В VII в. наряду с ними важными в жизни королевства стали церковные Толедские соборы, где решались не только церковные, но и общегосударственные дела. Большая роль собраний военной, церковной и управленческой знати вестготов в государстве подразумевала возрастание ее позиций в социальном строе: уже с VI в. здесь формировалась иерархия земельной собственности, создавшая разные уровни социальной подчиненности и привилегированности.
     Эволюция вестготского государства в направлении новой государственности была прервана вторжением в Испанию арабов и завоеванием ими в VIII в. Толедского королевства.
     Другая часть восточногерманской ветви племен – остготы – после недолгого федеративного союза с Восточно-Римской империей образо-вала собственное государство в Италии. Территория Остготского коро-левства (493 – 555 гг.) охватила также приальпийскую Галлию (современные Швейцария, Австрия, Венгрия) и побережье Адриатического моря. Остготы отторгли в свою пользу до трети земель прежних римских землевладельцев, ранее захваченных предыдущими завоевателями.
     В отличие от других германских народов, остготы практически сохранили в своем королевстве прежний государственный аппарат Римской империи; римское и галло-римское население продолжало подчиняться своему праву, своей администрации. Продолжали существовать Сенат, префект претория, муниципальные власти – и все они оставались в руках римлян. Готское население подчинялось сложившемуся на основе германской военно-родовой традиции управлению, которое одновременно было общегосударственным.
Власть короля у остготов была весьма значительной с самого времени овладения Италией. За ним признавались права законодательства, чеканка монеты, назначения должностных лиц, ведение дипломатических сношений, финансовые полномочия. Власть эта считалась стоящей выше закона и вне законов.

 

 

 

остготское королевство

 

 

 


     Остатки военной демократии у остготов были слабее: в конце V в. практически отсутствовали подобия народных собраний. Значительно большую роль (чем это было даже в Римской империи) играл Королевский совет. Это был и военный совет, и высший судебный орган. Его составляли советники короля, его оруженосец, дворцовое окружение – комитат. Комитат ведал назначением служителей церкви, определением налогов.
     На местах, в особых округах, вся полнота власти принадлежала готским комитам, или графам, назначаемым королем. Они имели воен-ную, судебную, административную и финансовые полномочия в отношении как готского, так и римского населения, они контролировали деятельность прочих чиновников на своей территории. В их задачи входили также «сохранение спокойствия» на своих землях, полицейская деятельность. В пограничных областях роль правителей исполняли герцоги (duces), которым, помимо административной, военной и судебной власти, принадлежали и некоторые законодательные права на своей территории. Условное единство в работу такой полугосударственной администрации должны были вносить королевские посланцы – сайоны, которым поручались самые разные дела, в основном по контролю за другими управителями и чиновниками (без присвоения их функций), устранению правонарушений или особо важным происшествиям. Их полномочия также в равной мере касались и римского, и готского населения. Герцоги и графы также командовали готским войском, которое в Италии было уже постоянным и находилось на государственном обеспечении.
     Остготское королевство оказалось недолговечным (в середине VI в. Италия была завоевана Византией). Но сложившийся в нем государственный строй был важным историческим примером значительного влияния традиций Римской империи на становление новой государственности.

 

 

 

                                      1.2. ФРАНКСКОЕ ГОСУДАРСТВО МЕРОВИНГОВ.

 

 

     В конце V в. в Северной Галлии (современная Бельгия и Северная Франция) сложилось раннее государство франков – наиболее мощного союза северных германских племен. Франки вошли в соприкосновение с Римской империей в III в., расселяясь из северных прирейнских областей. Во второй половине IV в. они поселились в Галлии на правах федератов Рима, постепенно распространяя свои владения и выходя из-под власти Рима. После падения Западной Римской империи франки (называвшие себя также салическими) захватили остатки римских владений в Галлии, разгромив образовавшиеся там самостоятельные полукоролевства. На завоеванных землях франки селились в основном целыми общинами-родами, забирая частью пустующие земли, частью земли бывшей римской казны, частью – местного населения. Однако в главном отношения франков с галло-римским населением были миролюбивыми. Это обеспечило в дальнейшем формирование совершенно новой социально-этнической общности кельтско-германского синтеза.
     В ходе завоевания Галлии у франков возвысился вождь одного из племен – Хлодвиг. К 510 г. ему удалось уничтожить других вождей и объявить себя как бы представителем римского императора (номинальное сохранение политической связи с империей было одним из способов провозглашения своих особых прав). На протяжении VI в. сохранялись остатки военной демократии, народ еще участвовал в законодательстве. Однако значение королевской власти постепенно росло. В немалой степени этому способствовало увеличение доходов королей, которые установили регулярный сбор налогов в виде полюдья. В 496 г. Хлодвиг со своей дружиной и частью соплеменников приняли христианство, что обеспечило рождающейся государственности поддержку галло-римской церкви.

 

 

 

крещение Хлодвига

 

 

 


     Ранее государство франков было слабоцентрализованным, воспроизводя в территориальной структуре родообщинное деление. Страна подразделялась на графства, графства – на округа (паги), прежние римские общины; низшей единицей, но весьма важной, была сотня. Округа и сотни сохранили самоуправление: окружные и сотенные народные собрания разрешали судебные дела, ведали раскладкой налогов. Граф не был общим правителем, он управлял только владениями короля в графстве (в других областях таких правителей звали сацебаронами); в силу домениальных прав ему принадлежали судебные полномочия и административные в отношении подвластного населения.
     Основу государственного единства первоначально составляла преимущественно военная организация. Ежегодное собрание ополчения – «мартовские поля» – играли весомую роль в решении государственно-политических вопросов, в частности войны и мира, принятия христианства и др. К исходу VI в. они вышли из обыкновения. Но в VII в. восстановлены снова, хотя и обрели другое содержание. К VII в. на военную службу стали привлекать не только франков, но и галло-римское население, причем не только свободных, но и зависимых держателей земель – литов. Военная служба стала превращаться в общегосударственную обязанность, и «мартовские поля» стали по большей части смотрами военно-служилого населения.
     Центром государственного управления в VI в. стал королевский двор. При короле Дагобере (VII в.) утвердились как постоянные должности референдария (он же – хранитель печати короля), королевского графа (высшего судьи), главы финансов, хранителя сокровищ, аббата дворца. Двор и ближайшее окружение, в основном церковное, образовывали королевский совет, который влиял на заключение договоров, назначения чиновников, земельные пожалования. Чиновники для особых дел, финансовые, торговые и таможенные агенты назначались от короля и смещались по его усмотрению. Несколько особое положение было у герцогов – правителей нескольких объединенных округов.

 

 

 

Дагобер I 

 

 


     До двух раз в год происходили собрания знати (епископов, графов, герцогов и др.), где решались общеполитические дела, главным образом церковные, и о пожалованиях. Наиболее многочисленными и важными были весенние, осенние были узкими по составу и более дворцовыми.
     По своей природе раннее франкское государство не было прочным. С рубежа VI –VII вв. началось заметное обособление трех областей королевства: Нейстрии (северо-запад с центром в Париже), Австразии (северо-восток), Бургундии. К концу VII в. на юге выделилась Аквитания. Области заметно различались и составом населения, и степенью феодализации, и административно-социальным строем. Текучий развал государства прежде всего вызвал ослабление королевской власти. В конце VII в. реальные полномочия оказались в руках королевских майордомов – правителей дворцов в отдельных областях. Майордомы взяли в руки дело земельных пожалований, а с этим и контроль за местной аристократией и вассалами. Последние короли из Меровингов самоустранились от власти.

 

 

низложение последнего Меровинга

 

 

 

 

 


                                       2. ФРАНКСКАЯ ИМПЕРИЯ КАРОЛИНГОВ

                                                2.1. ФОРМИРОВАНИЕ ИМПЕРИИ

 


     С конца VII в. формирование государства у франков началось практически заново, и пошло оно другим политическим путем. Хотя сложившийся аппарат королевского двора и королевского управления создавал несомненную историческую основу для этого процесса. После длительной борьбы между разными ветвями франкской знати реальное управление страной перешло к майордомам Австразии.
     К началу VIII в. в землях франкского королевства отчетливо проявился процесс формирования новых социальных сил. С одной стороны, это – крупные землевладельцы галло-римского происхождения и, меньше, германского (владения которых в большинстве были сформированы за счет королевских пожалований и охранялись иммунитетами). С другой стороны – немалочисленная категория зависимых крестьян, вольноотпущенников, вступивших в кабалу или под покровительство крупных землевладельцев и приобретших статус наподобие римских колонов. Крупнейшие земельные владения сконцентрировались у католической церкви, ко-торая стала играть почти государственно-политическую роль в королевстве. Объективной задачей нового государства было увязать новую социальную структуру с политическими институтами – без такой связи любая государственность не вышла бы за пределы королевских дворцов.
     Решение такой исторической задачи было осуществлено в ходе реформы Карла Мартелла (первая половина VIII в.), преемника Питана. Сущность ее заключалась в том, что земельные пожалования королей (по сути, майордомов) военно-служилым слоям становились не полной и независимой, а условной собственностью. Первые такие пожалования – бенефиции известны вообще с 730-х гг. в церковных владениях. Это соответствующим образом перестраивало и военную организацию, в чем также настояла особая нужда, поскольку Франкская монархия вела активные войны с арабами в Испании, с непокорными германскими племенами и полугосударствами на Востоке и с собственными мятежными магнатами.

 

 

 

Карл Мартелл 

 

 

 

 

     Ближайшие последствия реформы были значительными. Благодаря ей удалось создать многочисленное конное войско, которое тогда вышло на передний план, в ведении войны – рыцарство. Но что более важно, между монархией и основной массой привилегированного и свободного населения установилась реальная служило-политическая связь, основанная на иерархии земельной собственности, – феодальная в узком смысле.
     При сыне и преемнике Карла Пипине Коротком совершился другой существенный для государства политический переворот. Опираясь на поддержку церкви, Пипин Короткий низложил последнего из Меровингов и провозгласил себя официальным королем франков. «Ассамблея всех франков», а по сути, собрание знати, подтвердила избрание. С тем чтобы придать новой монархии особый священный характер, Пипин короновался через особую процедуру миропомазания. Новый статус королевской власти, новая военная организация и социально-поземельная система, особые отношения правового и идейно-политического плана с церковью стали основами новой франкской монархии Каролингов (751 – 987 гг.), получившей название по самому знаменитому ее представителю Карлу Великому.

 

 

 

 

Карл Великий 

 

 

 


     В правление Карла Великого (768 – 814 гг.) территория королевства значительно увеличилась за счет успешных завоеваний. Владения Каролингов охватили большую часть Европы: от Центральной Испании до Балтийского моря и от Северной Франции до Центральной Италии и Адриатического побережья; столицей был избран г. Ахен (современная Германия). Такое разрастание государства, без всякой опоры на этническое и социальное единство, безусловно повело к ослаблению единой государственной структуры. Опорой новой монархии становились только расширявшиеся вассально-служилые отношения и выросший из королевского двора новый государственный аппарат. В 800 г., вследствие особого политического давления Римской церкви (пытавшейся сделать из королевства орудие своих притязаний на гегемонию в Европе) государство было провозглашено империей. С этим значительно должны были сократиться статус и независимость отдельных земель в государстве.

 

 

 

империя Каролингов 

 

 

 


     Общеполитический процесс укрепления новой монархии закономерно отразился на формировании качественно новой государственной организации. Путями этого формирования стали, во-первых, многократное усиление политического и административного влияния королевского двора, во-вторых, постепенное огосударствление местного самоуправления, которое было одним из важных образующих элементов для варварского раннего государства. Велико было также воздействие церкви и церковных установлений, а также римской традиции политических институтов.
     Королевская (императорская) власть приобрела особый характер и полномочия. Власть и личность императора получили священное признание со стороны церкви, тем самым как бы и особое божественное содержание. Императорские отличия власти означали, что франкские короли как бы уравнивают себя с византийскими (восточно-римскими) императорами, перенимают сходные полномочия и, соответственно, роль в отношении церкви. Центральный государственный аппарат по-прежнему был сосредоточен в королевском дворе. Он разросся, и в нем началась известная управленческая специализация. Должность майордома была упразднена еще Пипином в VIII в. Государственные дела в основном распределялись между 8 дворцовыми чинами: сенешал руководил делами дворца, пфальцграф (или королевский граф) осуществлял королевское правосудие, маршал и коннетабль заведовали военным делом и принимали по поручению короля командование войском, камерарий ведал королевским имуществом и казной, канцлер вел дипломатические и общегосударственные дела, подготовку законодательства.

 

 

 

коронация Пипина Короткого

 

 

 


     При Каролингах собрания знати стали отождествляться с вообще «генеральной ассамблеей франков». Проводились они традиционно весной (но уже в мае) и осенью. Созывал собрания король в своем дворце (при Карле Великом такие собрания проводились 35 раз). Обычно на согласие собраний король выносил свои законы-капитулярии, а также крупные акты о земельных пожалованиях. Обсуждение длилось по 2 – 3 дня. Заседали раздельно духовные и светские чины, но наиболее важные вопросы решали вместе.
     Основной фигурой государственного управления на местах оставался граф, однако его статус и полномочия существенно изменились. Граф не был больше условным главой местных общин, а чисто королевским назначенцем. Старые графские округа были уничтожены, и на их месте образовано 600-700 новых. Полномочия графов стали шире и приобрели в основном общеправительственный характер. Графства делились на сотни с судебными и финансовыми полномочиями; сотню возглавлял викарий или центенарий (сотник).
     Новым административным институтом Каролингов стали королевские посланцы (missi). Это были королевские назначенцы с высшими контрольными полномочиями. Главной их задачей был контроль за графским управлением и выполнение некоторых особых, чаще финансовых и военных поручений короля: «Наши миссы поставлены для того, чтобы доводить до сведения всего народа обо всем, что мы постановили нашими капитуляриями, и для того, чтобы пещись об исполнении наших постановлений всеми во всей полноте».
     Военная организация основывалась на теоретически всеобщей воинской обязанности свободного населения (землевладельцев). Однако реально службу обязаны были нести лица, обладавшие необходимым минимумом дохода (вооружение и другое обеспечение проводилось за личный счет). Способствовала подмене всеобщей обязанности своего рода рекрутчиной сотенная организация: сотни выставляли нужное количество воинов. С развитием вассальных отношений в круг военной обязанности втягивалась клиентела вассалов.
     Империя только в общеполитическом смысле представляла единство. Реально она распадалась на различные области, каждая из которых сохраняла в большей или меньшей степени свои административные и политические традиции. С 802 г. историческая часть империи была разделена на особые зоны, родственные церковным большим округам; во главе каждой такой зоны ставилась группа особых государственных посланцев (из высших духовных и светских чинов), осуществлявших надзор за графами и другими властями. Присоединенные области (Аквитания, Прованс) подразделялись на прежние королевства, главы которых сохраняли звание принцев и, частично, прежние полномочия. Наконец, окраины (главным образом восточные) управлялись очень по-разному; наиболее типичным было управление посредством назначенных префектов.
     Большую роль в государственных делах и текущей администрации играли церковные власти – епископы, которые пользовались не только церковными землями и людьми, но и располагали общей юрисдикцией, были частью и военной организации.

 

 

      2.2. РАСПАД ФРАНКСКОЙ ИМПЕРИИ И ФОРМИРОВАНИЕ НЕМЕЦКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

 

 


     Несмотря на усиление королевской власти Каролингов и рост значения централизованного управления, государственно-политическое единство империи было условным. Со смертью Карла Великого и переходом власти к его наследникам, оно стало почти иллюзорным. Империя позволила окрепнуть крупным феодальным магнатам, которые не нуждались более в единой государственности, тем более возложившей на себя мессианскую задачу. Только церковь активно выступала за сохранение единства империи, при том что позиции значительной части епископов в отдельности были иными.
     В противоречии с интересами государственности как целого находились и домениальные традиции Каролингов. Еще Карл Великий был готов ликвидировать единство империи, в 806 г. издав особый капитулярий о разделении власти между своими наследниками. Разделение это касалось не только территорий, но и политических полномочий. Под давлением церкви преемник Карла Людовик был вынужден изменить порядок престолонаследия и сохранять политическое единство. Согласно капитулярию 817 г., историческая часть империи вместе с императорским достоинством должны были наследоваться по принципу майората – одним из сыновей, остальные получали обычные королевские титулы и права над остальными частями бывшей империи. Доминирование империи над остальными королевствами предусматривалось более политико-идейным, чем реально правительственным. Правда, вскоре капитулярий был отменен. И после нескольких лет политических споров сыновья Карла заключили Верденский договор 843 г. Согласно нему, Франкское королевство политически разделялось на три примерно равные части. Каждый из братьев получил часть исторической территории Франкского государства, и далее раздел шел в основном по сложившимся королевствам. 
     Однако даже образовавшиеся королевства были чрезмерно велики для государственных связей того времени, когда все они основывались по преимуществу на личных связях и отношениях вассалитета. Уже в середине IX в. Карлу Лысому пришлось заключать дополнительные соглашения о власти вначале со своими братьями, затем с крупными феодалами.
     С распадом империи Каролингов (середина IX в.) на исторических территориях германских племен образовалось самостоятельное Восточно-Франкское государство. В королевство вошли земли преимущественно с германским населением. Такая этническая сплоченность была редкой для средневековья. Королевство не обладало, однако, государственно-политическим единством. К началу Х в. Германия представляла совокупность герцогств, крупнейшими из которых были Франкония, Швабия, Бавария, Тюрингия, Саксония.
     Герцогства не были реально взаимосвязаны друг с другом, они существенно различались даже по социальному укладу. В западных областях прочно утвердился вотчинно-ленный феодализм, почти не осталось свободного крестьянства, возникали новые социально-экономические центры – города. В восточных областях феодализация общества была слабой, социальный уклад был сориентирован на общинные связи, сохранялись значительные территории с догосударственным бытом варварских времен; там только появлялись позднейшие из варварских правд.
     Единство государства окрепло с утверждением на королевском престоле Саксонской династии (919 – 1024). Были временно преодолены междуусобные распри, несколькими удачными внешними войнами в основном определены территории, принадлежащие королевству, установлено особое политическое место короля в феодальной иерархии – король Оттон I был коронован (в условном центре государства – Аахене). Формирование единой государственной организации королевства было своеобразным в силу большой зависимости королевской власти от племенных герцогств. Становление государственности в Германии шло в опоре на церковь как единственную носительницу государственного начала.
     Единственными органами государственного управления в королевстве были церковные институты: монастыри, аббатства, епископства. Только они реально и были заинтересованы в создании более централизованного государства: Назначение на высшие церковные должности производилось королем. Тем самым церковная администрация превращалась, по сути, в государственную, учитывая, что священнический стаж большинства высших иерархов начинался только с назначением.

 

 


     Варварские королевства, которые сложились в Европе во второй половине I тыс. главным образом благодаря политическому становлению германских народов, были различными по территориям и существовали весьма разное время – от полустолетия до нескольких веков. Несмотря на все внешние различия, это была государственность одного исторического типа и одной формы – все они были раннефеодальными монархиями, родственными по государственной организации, системе властных отношений в обществе и принципам осуществления государственной деятельности.
     Становление раннефеодальных монархий, варварских королевств, исторически происходило под огромным влиянием традиций государственности Римской империи. Не только потому, что почти все эти государства германских народов существовали на бывшей территории империи. Новая государственность формировалась как синтез учреждений, институтов и идей, унаследованных от Рима, и тех, что выросли на собственной основе политической эволюции и собственных традициях военно-родового быта. В истории одних королевств влияние римских традиций и институтов было небольшим вначале (Франкское королевство), у других (остготов или лангобардов) могло быть преобладающим. Однако это не значило, что в итоге такого исторического синтеза возродился прежний античный тип государственной организации. Раннефеодальные монархии были новыми государствами в самом широком смысле этого слова, отличавшимися целым рядом качественно новых черт политической организации. Главнейшие учреждения и принципы деятельности раннефеодальной государственности в равной мере отличны и от римского строя, и от протогосударственных институтов германских народов.
     Основой политических отношений в новых государствах стали особые, обусловленные новыми формами поземельных отношений, феодальные связи, выросшие из военной службы и личных отношений прежних дружинников к своему вождю-королю. Эти связи образовали особую иерархию сюзеренитета-вассалитета, выражавшуюся как в обладании земельными богатствами страны, так и в принципах военной службы и правовых основах государственности.
     Одной из двух главнейших осей новой государственности была поэтому военная организация. Второй такой исторической осью была церковная организация, которая в большинстве раннефеодальных монархий была не только важнейшим накопителем общественных богатств и финансовым аккумулятором, но и реальной административной институцией, особенно важной тем, что по природе своей подчинялась единой власти римских духовных правителей. Монархия – единоличная власть и связанные с нею институты – не носила общеполитического характера, а была патримониальной, неразрывной с полномочиями и правами короля в отношении своих собственных вотчин, где он выступал как наиболее могущественный и полновластный хозяин-патрон, по-своему и только в собственных видах устраивавший государство. Раннефеодальная государственность с самого начала была начисто лишена каких-либо демократических традиций и ориентиров; сословный строй был оборотной стороной раннефеодальной монархии, и укреплялись они параллельно.
     Несмотря на то что для германских народов раннефеодальная монархия была также первой исторической формой государственности, выросшей для этих народов на месте протогосударственных структур (как и античный полис для Рима и Греции), раннефеодальная монархия составляла новую и более высокую историческую форму по своему влиянию на общество и по охвату общественных связей государственным регулированием.

 

 

 

 

 

Автор: Жуковская Д.

 

 

 

   
Яндекс цитирования