Новости истории

18.01.2018
"Воскрешенная" ДНК двух древнеегипетских мумий, найденных в окрестностях Каира в начале 20 века, помогла ученым раскрыть их родословную и выяснить, что они были двоюродными либо единоутробными братьями

подробнее...

18.01.2018
В этот день, 18 января 1943 г., ровно 75 лет назад немцы вновь начали высылать евреев из Варшавского гетто в Треблинку.

подробнее...

11.01.2018
Чернокожий раб Джеймс Хемингс, принадлежавший Томасу Джефферсону, американскому президенту, был непревзойденным мастером французской кухни. Недавно археологи обнаружили помещения, в которых Хемингс готовил блюда для своих хозяев.

подробнее...

Форум

Рассылка от Историка

Рассылки Subscribe.Ru
Новости истории. Самые обсуждаемые исторические проблемы
Подписаться письмом
 
 

Великая война, украденная победа

Сто лет назад на европейских, азиатских и африканских равнинах гремела Первая Мировая война. Вторая Мировая заслонила своими чудовищными, многомиллионными жертвами все подвиги, трагедии и значение войны 1914-18 гг. Для России Первая мировая война имеет особое значение: её результатом стала гибель тысячелетней Российской Империи и возникновение на её обломках вненационального образования под не имеющим ничего общего с древней страной названием «СССР».
Что знает современный, образованный гражданин России о Первой Мировой? Да почти ничего, кроме скудного набора лживых советских мифов. Не нужная России «империалистическая» война, против которой якобы выступал народ (и все прочие народы, вовлечённые в войну); «бездарные царские генералы», ведшие русскую армию от поражения к поражению; острая нехватка винтовок и снарядов; экономическая разруха. Правда, из всех военных событий 1914-18 гг. рядовой обыватель вспомнит только Брусиловский прорыв, что плохо коррелируется с мифом о бесконечных поражениях русской армии.
Для России Первая Мировая стала драматическим венцом великого социально-экономического, культурного и нравственного взлёта начала ХХ века. В последние годы своего существования Россия продемонстрировала величие духа своих граждан, жертвенность и патриотизм. В последний раз страна удивила мир техническими новациями, ошеломляющими успехами в строительстве новых заводов, железных дорог и целых городов. В последний раз различные народы и социальные классы сражались за общие интересы единой страны. А наряду со всем этим нарастали противоположные процессы – анархия и предательство. В силу множества причин силы разрушения оказались мощнее. Но эта тема настолько масштабна, что касаться её в рамках статьи нельзя.
Кроме того, невозможно избежать сравнения двух войн, называвшихся Великими Отечественными – во всяком случае во множестве военных, социальных, экономических и нравственных аспектах.
 
 
Русские солдаты осматривают захваченное австрийское орудие. Фото Первой мировой.
 
Русские солдаты осматривают захваченное австрийское орудие. Фото Первой мировой 
 

 

Неизбежность войны


 
Миф о том, что Первую Мировую войну Россия могла избежать и даже якобы союз с Германией был желателен – общепринят; его не избежал даже Александр Солженицын. Однако он полностью противоречит реальности. 
В развязывании Первой Мировой виноваты не «все империалистические державы», а конкретно Германия и Австро-Венгрия. Россия, как и Сербия, Франция и Бельгия, были жертвами агрессии. 
Германия ещё в конце XIX века изобретает и начинает пропагандировать теорию «Жизненного пространства на Востоке» (Lebensraum im Osten) - плана заселения немцами территорий в России. Впервые эту теорию выдвинул Фридрих Ратцель в своих книгах «Политическая география» (1897) и «Жизненное пространство» (1901). Он перенёс дарвинизм на отношения между народами и описывал государства как живые организмы, которые в постоянной борьбе за выживание и жизненное пространство вынуждены убивать и пожирать друг друга. Теория Lebensraum im Osten стала идеологией массовых общественных организаций – Народного движения и Всегерманского союза, выступавших против колонизации Африки и требовавших направить немецких переселенцев на Восток, т.е. в Россию. Большую роль в популяризации германского экспансионизма сыграл и теоретик антисемитизма Пауль де Лагард, в 1875 г. предложивший создать новое германское государство от Эльзаса до Немана и на юге - до «древних готских земель» Причерноморья, с выходом к Адриатическому морю и даже с возможным включением в его состав Анатолии. 
 
Фридрих Ратцель
 
Фридрих Ратцель 
 
 
Не отставала от Германии вторая немецкоязычная монархия: в начале ХХ века австрийские политики и пресса постоянно заявляли о том, что «без Балкан и чернозёмов русской Украины у Австрии нет будущего». 
С советских времён жив и миф о сознательной провокации Россией Первой Мировой войны – имеется в виду убийство сербом Гаврилой Принципом австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараево. Эрцгерцог, наследник австрийского престола, был прогрессивным политиком, противником экспансионизма и сторонником превращения Австрии из двуединой (австро-венгерской) в триединую (австро-венгеро-славянскую) империю. То есть он был самым желательным для России (и Сербии) будущим монархом на Венском престоле. Знаменитые «Млада Босна» и «Чёрная рука», сербские националистические организации, организовавшие перевернувшее мир убийство в Сараево, вольно или невольно (по-видимому, невольно, «втёмную») исполняли волю крайних реакционеров-экспансионистов Австрии, жаждавших войны. Россия не могла не ответить на австрийскую агрессию против Сербии; это означало бы отказ - причём позорный - от статуса великой державы, приобретённого с великими трудами и жертвами при Петре I, укреплённого победой над Наполеоном и восстановленного после поражения России в Крымской войне.
 
Эрцгерцог Франц-Фердинанд выходит из ратуши в Сараево. Фото за несколько минут до гибели.
 
Эрцгерцог Франц-Фердинанд выходит из ратуши в Сараево. Фото за несколько минут до гибели. 
 
В конце XIX – начале ХХ веков Россия, Франция, Англия и США даже колониальные захваты обосновывали либо необходимостью защиты соотечественников и христиан, либо уничтожением рабовладения (президент США У.Мак-Кинли: «Для нас не остается ничего иного, как взять все Филиппинские острова, воспитать, поднять и цивилизовать филиппинцев и привить им христианские идеалы, ибо они наши собратья по человечеству, за которых также умер Христос»). А в Германии и Австрии воинствующий национализм, расизм и экспансионизм стали основой национальной идеологии. Германский кайзер Вильгельм II в 1900 г., направляя немецкие войска в Китай на подавление восстание ихэтуаней, заявил: «Пощады не давать! Пленных не брать. Убивайте, сколько сможете! <…> Чтобы ни один китаец впредь не смел косо взглянуть на немца!». В 1907 г. немецкий генерал Л. фон Тротта, завоёвывавший Юго-Западную Африку (Намибию), объявил местным жителям: «Любой гереро, обнаруженный в пределах немецких владений, будь он вооружён или безоружен, с домашними животными или без, будет застрелен. Я не буду принимать больше ни детей, ни женщин. <…> Я буду стрелять в них». Там, в Намибии, впервые в истории немцы применили геноцид по отношению к непокорным народам и построили концлагеря, в которых заключили остатки племён гереро и готтентотов. «Пионерами» в строительстве концлагерей считаются англичане, но они в 1900-02 гг. заключали в них буров (африканеров) не по национальному признаку, а родственников и близких бурских партизан. И только немцы в 1907 г. начали бросать людей за колючую проволоку именно по национальному признаку. В начале ХХ века национализм и экспансионизм уже посеяли в Германии и Австрии зубы дракона, из которых выросло чудовище нацизма. По предвоенным планам агрессоров, Германия должна была разгромить Францию и в случае вмешательства Лондона отбросить англичан на их острова, а Австрия – в первую очередь разбить Россию.
 
Немецкий лагерь пленных гереро рядом с Альте Фесте в Виндхуке, Намибия, ок. 1904-1908
 Немецкий лагерь пленных гереро рядом с Альте Фесте в Виндхуке, Намибия, ок. 1904-1908 
 

В Австрии «панславистов» и «русофилов» сажали в тюрьмы. Уголовные дела против О. Грабарь, М. Сандовича и С. Бендасюка, братьев Геровских, Первый и Второй Марморош-Сиготские процессы носили откровенно антирусский и антиправославный характер. Преследования «русофилов» в Австрии с началом Первой Мировой войны вылились в массовый террор, унёсший жизни тысяч русскоговорящих австрийских граждан, убитых, казнённых и умерших в специально построенных для них концлагерях Талергоф, Терезин и Берёза-Картуская.
 
Общий вид концлагеря Талергоф в 1917 г. Альбом снимков из концентрационного лагеря для военно-арестованных русских галичан и буковинцев в Талергофе, в Штирии, 1914-1917 гг. Издание Талергофского комитета. Львов, 1923.
 
Общий вид концлагеря Талергоф в 1917 г. Альбом снимков из концентрационного лагеря для военно-арестованных русских галичан и буковинцев в Талергофе, в Штирии, 1914-1917 гг. Издание Талергофского комитета. Львов, 1923. 
 
 
Демонстративное зверство по отношению к противникам и вообще не-германцам стало знаменем Германии и Австрии уже тогда, когда Гитлер ещё был юнцом. Неудивительно, что, начав мировую войну, именно немцы сразу нарушили всё законы войны и международные Гаагские конвенции: гнали перед своими частями пленных русских, бомбили мирные города, использовали отравляющие газы и запрещённые конвенциями зазубренные штыки и разрывные пули. 
Таким образом, избежать войны Россия не могла: Германия и Австрия стремились к войне, и главной их целю было сокрушение России. 
 
 

Как воевали


 
В 1914-17 гг. Россия воевала сразу с тремя империями – Германской, Австро-Венгерской и Османской (Турецкой). Если Германия, особенно в начале войны, держала основную часть армии на Западном фронте, против Англии и Франции, то России достались тоже очень серьёзные противники.
Австро-Венгрия была самой большой по территории страной Европы (676 615 км²), по населению (52,7 миллионов чел.) она находилась на втором месте в Европе после Германии. По экономической мощи эта страна делила 5-6 места с Россией, что ставило Австро-Венгрию в один ряд с самыми развитыми странами мира.
Такие компании, так «Шкода», «Татра», «Икарус», «Штайр» - австро-венгерские. Винтовки «Манлихер», которыми были вооружены австрийские войска, были (наряду с немецкими «Маузерами») самыми лучшими в Первую Мировую, превосходя наши трёхлинейки по всем параметрам. При этом почти вся австро-венгерская армия воевала на русском фронте (австрийские войска, действовавшие против Италии и на Балканском фронте, были немногочисленны).
 
Австрийское 305 мм осадное орудие. Фото Первой мировой
 
Австрийское 305 мм осадное орудие. Фото Первой мировой 
 
 
Турция тоже отнюдь не была слабым противником. Её территория составляла 1900 км², что в 3,5 раза больше Франции, а население – около 35 миллионов человек. Собственная военная промышленность в Османской империи отсутствовала, но турецкая армия (в 1915 г. - более 1 миллиона.) была прекрасно вооружена германским оружием и обучена германскими же инструкторами. Офицерский корпус имел опыт Балканских и Триполитанской войн.
Турецкие территории, прилегающие к границам России представляли собой чрезвычайно сложный театр военных действий: высочайшие горы, бездорожье, многочисленные крепости и укреплённые районы, плюс там обитали курдские племена (200-250 тысяч всадников), используемые турецкими властями в качестве иррегулярной кавалерии. Подавляющая часть турецких войск сражалась против России.
Собственно военные событие Первой Мировой войны описаны многократно и подробно, поэтому в предлагаемой статье имеет смысл лишь кратко резюмировать основные итоги сражений.
Несмотря на мощь противостоящих России держав, русская армия начала войну успешно. Гумбинен-Гольдапское сражение с немцами в августе 1914 г. было ею выиграно, как и масштабная Галицийская битва, в которой австрийцы потерпели сокрушительное поражение. Немцы, перебросив в Восточную Пруссию большие силы с Западного фронта, сумели нанести русским поражение под Танненбергом, но все их попытки наступления на Варшаву и Лодзь были отражены русскими. В ноябре 1914 г. в войну против России вступила Турция, но сразу же потерпела серьёзные поражения и в дальнейшем её армия только отступала, теснимая русскими войсками.
 
Немецкий лубок в честь побед 1-й кавалерийской дивизии под Гумбиненом
 
Немецкий лубок в честь побед 1-й кавалерийской дивизии под Гумбиненом 
 
 
В целом первый год войны закончился в пользу России: именно русская армия сорвала немецкий блицкриг, что признавали наши союзники по Антанте – от Фоша и Клемансо до Черчилля и Китченера. 
Кампания 1915 г. была неудачной и крайне болезненной для России. Немецкие войска сумели вытеснить русскую армию из Польши, Литвы и частично Галиции. Тем не менее русские войска не были разгромлены, как планировали в Берлине, а сумели организованно отступить и создать новый фронт. После Великого отступления Россия сумела перевести промышленность на военные рельсы – и винтовочный и снарядный кризисы ушли в прошлое. 
На Кавказе русские продолжали теснить турок, Австрия не сумела восстановить свои силы, подорванные Галицийской битвой, а Германия израсходовала свой наступательный потенциал и была вынуждена перейти к позиционной войне. 
Драматический 1915 г. прославил российскую армию героической обороной крепости Осовец, которую немцы осаждали несколько месяцев, неоднократно штурмовали, но так и не взяли – русский гарнизон оставил крепость лишь по приказу командования и отошёл. Там немцы применили против русского гарнизона хлор и хлорпикрин, который должен был выжечь в крепости всё живое. «Но когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. <…> Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов» (Владимир Воронов «Русские не сдаются» // Совершенно секретно: журнал. - 2009. - № 8).
 
 
Разрушенные казематы Осовца. Фото август-сентябрь 1915
 
Разрушенные казематы Осовца. Фото август-сентябрь 1915 
 
В кампанию 1916 г. Россия вступила гораздо более сильной, чем годом раньше. В сражениях под Нарочью и Барановичами русским войскам не удалось прорвать немецкие позиции (хотя и немцам не удалось достичь каких-либо успехов), зато в результате Брусиловского прорыва австрийский фронт был сокрушён и началась агония «лоскутной империи». На Кавказе турки были наголову разбиты под Эрзерумом и Трабзоном: русская армия заняла всю Восточную Турцию. Положение России осложнилось, когда в войну вступила Румыния, надеясь на территориальные приобретения в преддверии неизбежной победы стран Антанты: слабая румынская армия потерпела поражение, и России пришлось срочно перебрасывать войска на Дунай, спасая незадачливую (и непрошенную) союзницу. 
В начале 1917 г. Антанта готовилась к решающему весеннему наступлению против германо-австрийцев, должному поставить агрессоров на колени и закончить войну. Главной ударной силой завершающего наступления должна была стать Россия – и готовившиеся к вступлению в войну США. Русская армия активно перевооружалась (на вооружение поступали новые военные корабли и большое количество самолётов, «полутанки» - пушечные броневики, автоматы Фёдорова, ружейные гранатомёты). У немцев и австрийцев не было сил, чтобы остановить готовившееся русское наступление. 
Спасти Германию, Австрию и Турцию могло только чудо. И оно свершилось – в России грянула революция
 

Россия как союзник

 
В начале Первой мировой войны немецкое наступление в Бельгии и Франции развивалось стремительно. Россия, хотя по планам она должна была наносить удары по Австро-Венгрии, немедленно пришла на помощь своим союзникам. 14 августа 1914 г. недоукомплектованная русская армия начала наступление в Восточной Пруссии. Несмотря на превосходство врага в ожесточённом встречном бою под Гумбинненом немцы были разгромлены. Русская армия двинулась на Кёнигсберг.
Германии пришлось срочно перебрасывать войска из Франции в Восточную Пруссию и ослабить давление на отходящую французскую армию. В итоге русские войска потерпели серьёзное поражение, но наступление немцев на Западном фронте остановилось: ослабленные переброской войск на русский фронт, немцы были остановлены в битве на Марне.
 
 
Битва при Марне. Фото 1914 г.
 
Битва при Марне. Фото 1914 г. 
 
 
Кроме того, по просьбе союзников Россия послала на Западный фронт экспедиционный корпус, сыгравший важную роль в отражении немецких атак на Париж. В 1916 г. командование русской армии отправило 2-ю особую пехотную бригаду под командованием генерала Дитерихса на Балканский фронт, где англо-франко-сербские войска сдерживали наступление германо-австро-болгаро-турецких сил.
Русские войска помогали союзникам и на Среднем Востоке. В связи с вторжением турецких войск в Иран и созданием в этой стране протурецких воинских формирований из местной жандармерии и ополчений курдских, лурских, бахтиарских, тюркских и арабских племён в Иран вошёл русский кавалерийский корпус под командованием генерала Н. Баратова.
 
Генерал Баратов на Кавказском фронте
 
Генерал Баратов на Кавказском фронте 
 
 
Турецкие войска, иранские жандармы и ополчения племён были разгромлены в боях под Казвином, Кумом, Хамаданом и Керманшахом. Одновременно английский десант под командованием генерала Таунсенда, высадившийся в Эль-Куте (Месопотамия) был окружён турками. Несмотря на потери, усталость от многомесячных боев и передвижения по диким горам, а также оторванность от основных сил русской армии, корпус Баратова по просьбе англичан продолжил наступление.
Корпус вторгся в Месопотамию, громя турок, и подошёл на 150 километров к Багдаду. Однако помочь Таунсенду он не успел - 29 апреля 1916 г. британские войска в Эль-Куте, мучимые голодом и болезнями, сдались туркам.
«В апреле 1916 г. британское командование обратилось к российским союзникам с просьбой оказать помощь британским войскам у Багдада, которым грозило окружение турецкими войсками. В связи с этим командиру второй сотни 1-го Уманского кошевого атамана Головатова полка Кубанского казачьего войска есаулу В. Д. Гамалию было приказано выступить 27 апреля со своей сотней в рейд и в течение 14 суток соединиться с британскими войсками, занимавшими оборону в районе Басры, чтобы создать у турок впечатление, что сотня - это головной дозор крупной российской группировки, спешащей на помощь англичанам, и отвлечь этим часть турецких сил от союзников.
Сотня Гамалия совершила труднейший поход из Керманшаха в Месопотамию, пройдя около 1000 вёрст по тылам турецкой армии за 10 суток. Потери сотни составили 1 офицер и 7 казаков. Цель была достигнута - навстречу якобы идущим на юг российским войскам были направлены значительные турецкие силы, что позволило британцам выиграть несколько суток. Сконцентрировав за это время вдесятеро сильнейшие по численности войска, британцы вытеснили турок из долины Тигра. За проявленное мужество и храбрость Гамалий получил орден Георгия 4-й степени и британский орден, офицеры сотни были награждены золотым георгиевским оружием, а все нижние чины - георгиевскими крестами. Это был второй случай в истории, когда георгиевскими наградами награждалось целое подразделение (первый - экипаж крейсера «Варяг»)».
В 1915 г. турецкие власти начали методичное истребление проживавших в Османской империи христиан - армян, понтийских греков и ассирийцев. Некоторые армянские и ассирийские города и деревни успели вооружиться и оказать сопротивление. Среди них были города Ван, Шатах и Джаник.
Турецкие войска и курдские ополченцы («хамидие»), выжигая христианские сёла, осадили эти города, где скопились десятки тысяч беженцев. Оружия у армян было мало, но они оказывали героическое сопротивление, отбивая штурмы один за другим. Лидер армянского сопротивления в Ване А. Манукян направил связных через фронт, к русскому командованию. Они сообщили, что Ван осаждён, что около 100 армянских сёл в окрестностях вырезаны. Восставшие обращались с отчаянной просьбой прийти им на помощь.
Командующий Кавказским фронтом генерал Юденич откликнулся сразу же. Он усилил корпус Огановского из своего резерва 2-й Забайкальской бригадой ген. Трухина и приказал без промедления нанести удар на Ван. Прорвав фронт и преодолев высочайшие горные хребты, русские войска подошли к осаждённым армянским городам и деблокировали их. Остатки турецких войск и ополченцы из «хамидие» бежали в Месопотамию. Армяне были спасены.
Россия во время Первой Мировой войны была достойным союзником, которому доверяли и которого уважали, - и этим должна гордиться Россия современная. Кстати, нынешние ненавистники «проклятого Запада» должны бы помнить о том, что и союзники (прежде всего Англия и Франция), в свою очередь, помогали России. Так, высаженный по инициативе лорда Адмиралтейства Уинстона Черчилля Галлиполийский десант оттянул значительные турецкие силы с русского фронта на оборону Стамбула.
 

Народы в войне

 
С началом войны Германия и Австрия надеялись как на то, что внутренние проблемы России приведут к развитию массового антивоенного движения (что действительно произошло в 1917 г.), так и, в большей степени, на оппозиционные выступления народов Российской империи. 
«Происходившее на улицах городов по всей стране лишь усиливало ощущение того, что внутренние разногласия действительно должны быть забыты. 19 июля 1914 г. огромные толпы народа по всей стране собрались на патриотические манифестации в поддержку войны до полной победы. Земства, сельские сходы, общественные клубы и объединения активно слали телеграммы с выражением преданности и полной поддержки объединенных усилий для достижения победы. Печать всего политического спектра неустанно твердила о «невиданном в истории единении всех народов России».
26 июля Государственная Дума собралась на весьма важное пленарное заседание. Один за другим представители различных партий и национальностей империи всходили на трибуну и от имени своих избирателей заявляли о полной поддержке начавшейся войны. Людвиг Люц, представлявший общины немецких колонистов, решительно объявил: «Наступил, господа члены Государственной Думы, час, когда немцы, населяющие Россию, верноподданные Его Величества, сумеют защитить достоинство и честь великого государства и снять то оскорбление, которое могло быть нанесено одним предположением, что русско-подданные немцы могут изменить своему отечеству, чести и достоинства которого они никогда не забудут и никогда его не забывали».
Н. М. Фридман, выступавший как представитель российского еврейства, заявил, что, хотя «в исключительно тяжелых правовых условиях жили и живем мы, евреи, и тем не менее мы всегда чувствовали себя гражданами России и всегда были верными сынами своего отечества». Барон Г. Е. Фелькерзам провозгласил, что прибалтийские немцы, как и ранее, безусловно выполнят свой долг как верноподданные русского царя. Лидеры конституционно-демократической партии официально объявили о прекращении внутриполитической борьбы и о полной поддержке правительства и царя в общей битве с внешним врагом. Председатель Санкт-Петербургской городской думы либерал В. Д. Кузьмин-Караваев восторженно заявил, что «среди нас теперь ни национальностей, ни партий, ни различия мнений. Россия предстала перед германизмом как один великий человек». А либеральная газета «Речь» с торжеством утверждала: «Они ошиблись и поверили глупой клевете о неспособности русской интеллигенции и народа проявить чувства пламенного патриотизма для защиты чести и достоинства России» (Э. Лор «Русский национализм и Российская империя: Кампания против «вражеских подданных» в годы Первой мировой войны»).
В России в 1914 г. проживало более двух миллионов русских немцев. Несмотря на омерзительные антинемецкие выходки черносотенцев – таких, как погром немцев в Москве 1915 г., русские немцы сохранили лояльность России. В офицерском корпусе русской армии, примерно четверть которого составляли этнические немцы, случаев предательства с их стороны не было. Оставались лояльными России многочисленные немецкие крестьянские колонии в Поволжье, Новороссии, на Кавказе и в Сибири, равно как и немецкое население крупных городов. Были верны империи и остзейские бароны. 
Не было случаев измены и среди еврейского населения империи, хотя евреи в прифронтовых районах иногда становились жертвами грабежей и погромов со стороны воинских частей и местных жителей.
Все попытки германской и турецкой агентуры поднять на восстание народы Кавказа, в первую очередь чеченцев, дагестанцев и черкесов, успехом не увенчались. Зато сформированная из кавказских добровольцев «Дикая дивизия» (Кавказская туземная конная дивизия, впоследствии – Кавказский туземный конный корпус) наводила ужас на немцев и австрийцев.
Не подняли восстаний и не уклонялись от военной службы ни поляки и литовцы, отношение которых к России были весьма проблемным, ни эстонцы. А латыши-добровольцы составляли один из самых боеспособных корпусов русской армии.
Во время Первой Мировой войны все попытки противников России сформировать воинские части из российских граждан, включая пленных, провалились. Турция, например, прилагала большие усилия на привлечение на свою сторону мусульманских народов Кавказа.
«Надежды противника поднять общее восстание кавказских народов провалились. Хотя аджарцы были мусульманами, в большинстве они завоевателей не поддержали и осталось лояльными к России. И ведь, наверное, в этом сыграл роль и ноябрьский визит царя. Как-никак, а ни один турецкий султан никогда не подумал о том, чтобы посетить своих аджарских подданных.
Затея же с «Грузинским легионом» кончилась вообще плачевно. Набрать в него удалось всего 400-500 чел., в основном, из грузин-мусульман Лазистана - политики-эмигранты сами брать винтовки почему-то не стремились. А при вторжении выяснилось, что грузины о переходе на сторону турок и слышать не желают. «Легион» встретил к себе такую ненависть и презрение соплеменников, что возникли опасения, как бы и эти-то волонтеры не разбежались, и от греха подальше их отправили в Европейскую Турцию. (В. Шамбаров «Оборона Вана»)».
Польские легионы Ю. Пилсудского, сформированные из после оккупации Польши германскими войсками, не смогли привлечь сколько-нибудь существенное количество поляков в свои ряды. Их численность составляла всего около 6 тыс. солдат и офицеров. Более того: под влиянием пропаганды пророссийски настроенных офицеров в 1917 г. легионы самораспустились. При этом в российской армии сражались сотни тысяч поляков, а в конце войны был создан 1-й Польский добровольческий корпус И. Довбор-Мусницкого (25 тыс. человек), в состав которого вступили многие военнопленные и перебежчики-поляки, служившие в германской и австро-венгерской армиях.
На стороне немцев сражалась только группа финских националистов: из них немцы сформировали т.н. 27-й егерский батальон. Его численность (около 1000 человек по самым высоким оценкам). В русскую армию, куда финны не призывались, ушло гораздо большее количество финских добровольцев, самым известным из которых был К.-Г. Маннергейм – будущий маршал и глава Финляндии.
На сторону России массами переходили военнослужащие австро-венгерской армии славянских национальностей – чехи, словаки, сербы, даже католики - хорваты и словенцы. Военнопленные этих национальностей соглашались вступать в национальные части и сражаться вместе с русской армией. Их них был создан Чехословацкий корпус (до 50 тыс. солдат и офицеров), впоследствии сыгравший столь важную роль в Гражданской войне в России. Существовал и Сербский корпус, в котором, помимо граждан России сербской национальности, а также граждан Сербии и Черногории, оказавшихся на территории России к началу войны, служило множество сербов, хорватов и словенцев - перебежчиков из австро-венгерской армии.
 
 
Легионеры из Чехословацкого корпуса. Фото 1917 г.
 
Легионеры из Чехословацкого корпуса. Фото 1917 г. 
 
 
Вступление Болгарии в войну на стороне Германии и против России привели болгарскую армию на грань катастрофы: на сторону России сразу перешло 15 тыс. солдат и офицеров. Из них были сформированы воинские части, которыми командовал генерал Радко Дмитриев, занимавший в 1914 г. должность посла Болгарии в России и сразу же после начала войны порвавший с прогерманским правительством своей страны. Он стал одним из лучших полководцев русской армии времен Первой Мировой войны.
 
 
Главнокомандующий русской армией в Риге генерал Радко Дмитриев. Рига, 1917 г.
 
Главнокомандующий русской армией в Риге генерал Радко Дмитриев. Рига, 1917 г. 
 
Касаясь отношения к войне со стороны различных социальных групп, следует отдельно упомянуть позицию предпринимателей. Один из крупнейших бизнесменов страны, Владимир Рябушинский, добровольцем ушёл на фронт, награждён Георгиевским крестом 4 степени; а было ему, между прочим, уже за 40. Известный авиаконструктор и промышленник Владимир Лебедев, владелец нескольких крупных заводов, на время войны отказался от дивидендов, передавая их в фонд помощи фронту. Известный пивовар Альфред Вакано (австриец!) обратился в Самарскую городскую думу с письмом: «Считая долгом гражданина не остаться безучастным к тем испытаниям, которые переживает Россия, имею честь представить в распоряжение Городского общественного самоуправления на цели содержания и лечения раненых в боях русских воинов новую, вполне оборудованную больницу в 30-35 коек, находящуюся в г. Самаре на углу Николаевской и Хлебной улиц в доме Товарищества Жигулёвского пивоваренного завода, причём в течение всей войны я принимаю на себя обязанность содержания и лечения поступающих туда раненых». Миллионер Павел Бурышкин в своём московском доме открыл лазарет для раненых.
Это – миллионеры. Конечно, основные тяготы войны легли не на их плечи, а на плечи простого народа. И простой народ – трудящиеся – долгое время несли их с достоинством: воевали, трудились в тылу, строили заводы и дороги. И многие были готовы нести эти тяготы до конца. С конца 1915 г. в воинских частях появляются «штурмовые взводы» («взводы гренадер»), куда записывались добровольцы. Они должны были не только прорывать немецкие оборонительные позиции, но личным примером поднимать боевой дух армии. Уже после февральской революции, в условиях развала армии, штурмовые, они же ударные, части (иногда их именовали «батальонами смерти», насчитывали свыше 600 тысяч бойцов; несколько месяцев они удерживали распадающийся фронт.
«Туда уходили все, в ком сохранилась ещё совесть, или те, кому просто опостылела безрадостная, опошленная до крайности, полная лени, сквернословия и озорства полковая жизнь. Я видел много раз ударников и всегда - сосредоточенными, угрюмыми. В полках к ним относились сдержанно или даже злобно. А когда пришло время наступления, они пошли на колючую проволоку, под убийственный огонь, такие же угрюмые, одинокие, пошли под градом вражьих пуль и зачастую… злых насмешек своих товарищей, потерявших и стыд, и совесть. Потом их стали посылать бессменно изо дня в день и на разведку, и в охранение, и на усмирения - за весь полк, так как все остальные вышли из повиновения» (А. И. Деникин «Очерки русской смуты», Т.1. Крушение власти и армии. Февраль - сентябрь 1917 Гл. XXIX. Суррогаты армии: «революционные», женские батальоны и т. д.».).
Показательный факт: в годы Первой мировой войны до Февральской революции 1917 г. из русской армии дезертировало 195 тыс. человек (после революции армия начала распадаться, и подсчёт дезертиров с марта 1917 г. смысла не имеет). Много это или мало? Не больше, чем было дезертиров в Австрии, Великобритании или Франции. Для сравнения: только с 22 июня и до конца 1941 г. НКВД задержало 710 тыс. дезертиров и более 71 тыс. уклонистов от мобилизации (В. Гусак, «Дезертирство из Красной Армии как социальная основа преступности в период войны (1941 – 1945 гг.», Вестник Южно-Уральского государственного университета, 2008. № 8 (108). С. 9-16.). Д. Дёгтев и М. Зефиров в книге «Всё для фронта?» сообщают, что всего в 1941-45 гг. из Красной Армии дезертировало около 1 млн. человек и 2,5 млн. уклонились от мобилизации (итого 3,5 млн.!!!). Из них за дезертирство было осуждено около 1 млн. человек, 15 тыс. (10 дивизий!) – расстреляно, более 1 млн. добровольно вступили в ряды вермахта (т.н. Ost-Hilfswilligen, восточные добровольные помощники), власовскую РОА, немецкую полицию и СС.
Впрочем, русские коллаборационисты в Первую Мировую войну всё же нашлись, хотя они и не воевали в германской армии. Это – небольшая и малоизвестная в стране Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков). При гигантских финансовых вливаниях германской разведки и прямой помощи германской разведсети (она в России была очень сильной) РСДРП(б) сыграла большую роль в развале фронта и тыла, выводе России из войны и заключении сепаратного мира с Германией.
В годы Первой Мировой войны в России произошло одно серьёзное восстание – Ходжентское (Среднеазиатское). В нём участвовали узбеки, туркмены, часть киргизов, казахские банды А. Иманова и Джангильдина. Восстание было вызвано как активной деятельностью мусульманских экстремистов-«ишанов», так и грубыми просчётами властей, решивших в 1916 г. призвать в тыловые части местное мусульманское население, которое было освобождено законом от воинской службы.
 

Военная экономика

 
Перед войной российская экономика быстро развивалась и, несмотря на военные тяготы, продолжала развитие и в 1914-16 гг. «По степени мобилизации промышленности (из 3,3 млн. рабочих в 1916 году 1,9 млн. рабочих, или 58% заняты в военном производстве). По этому показателю Россия находилась на уровне Германии и Франции, оставив позади Англию, где на войну работало 46% занятых. Основная группа обследованных предприятий (общее количество 2300) в России дала увеличение производства вооружения (1913 – 100%) в 1916 году до 230%, предметов снаряжения – 121%. Производительность труда на одного рабочего на заводах вооружения возросла за эти годы до 176%». (Н. Яковлев «1 августа 1914», М., «Москвитянин», 1993 г., с. 225).
Промышленность в годы Первой Мировой освоила производство принципиально новых видов вооружений – таких, как траншейная пушка Розенберга, зенитное орудие Лендера, миномёты (тогда они назывались «бомбомётами»), бронежилет подполковника А. Чемерзина, различные типы пулемётных и пушечных бронеавтомобилей. 
В конце 1916 г. русская армия начала получать автоматы Федорова – единственную в мире удачную модель автомата в то время; его уцелевшие экземпляры использовали ещё в ходе Советско-финской войны 1939-40 гг.
 
Автомат Федотова образца 1916 г.
 
Автомат Федотова образца 1916 г. 
 
В 1915 г. выдающийся русский химик Николай Зелинский изобрёл противогаз современного типа. Он принципиально не стал патентовать изобретение, считая аморальным наживаться на людских страданиях – и союзники России получили право на его производство бесплатно.
В конце 1916 г. на вооружении русской армии была принята «мортирка Дьяконова» - ружейный гранатомёт, совершенно аналогичный тому, которым немцы во Вторую Мировую поражали нашу технику и живую силу. «Военная энциклопедия» сообщает: «В 1920-х годах гранатомёт конструкции Дьяконова был принят на вооружение РККА… Гранатомёт Дьяконова [это в 1941 г.!!! -  прим. авт.] успешно применялся как в обороне, так и при наступлении для поражения скоплений живой силы противника и его огневых точек в окопах, закрытиях и мертвых пространствах, в подступах и т.п., куда противник укрывался от огня винтовок и пулемётов». Не сказано только, сколько в РККА оставалось этих гранатомётов в 1941 г. А они с 1930 г. не производились вообще. Во время Зимней войны стрелковой дивизии по штату было положено иметь 261 гранатомёт такого типа (что явно недостаточно), но фактически их оставалось настолько мало, что бойцы в большинстве своём даже не знали о его существовании. В 1941 г. гранатомёты Дьяконова в штате стрелковых частей уже не числились и только немногие части использовали ещё сохранявшиеся в складском резерве. 
Во время войны российский флот начал получать совершенно новый тип боевых кораблей – авианосцы (точнее, гидроавианосцы - корабли, обеспечивающие групповое базирование гидросамолётов с возможностью их выпуска в полёт и приёма с воды): в них были переоборудованы пароходы «Императрица Александра», «Император Александр I», «Император Николай I», «Румыния».
Броневики «Мгебров-Рено» и колёсно-гусеничные бронемашины «Остин-Кегресс», именовавшиеся в России «полутанками», а в других странах – «русскими танками» отличались настолько высокими эксплуатационными качествами, что служили в РККА, армиях Польши, Германии и Эстонии до середины 1930-х годов. На бронемашинах Мгеброва и «блиндированном автобусе «Бенц» впервые в мире был применен принцип размещения бронелистов под большими углами наклона.
 
Броневик Мгебров-Рено
 
Броневик Мгебров-Рено 
 
 
Тяжёлые бронемашины «Гарфорд-Путилов» были вооружены 76-миллиметровыми орудиями, что было редкостью даже в начале Второй Мировой, поэтому неудивительно, что уцелевшие экземпляры использовались РККА в 1941 г. Такими же орудиями вооружались полугусеничные «бронированные тракторы Гулькевича», а лёгкий бронеавтомобиль Улятовского имел тоже довольно мощное 57-миллиметровое орудие.
Первая Мировая война дала мощный толчок отечественному автомобилестроению. В 1916 г. Главное военно-техническое управление подписало контракты на постройку шести автомобильных заводов. В Москве «Торговый дом Кузнецова, Рябушинских и К˚» должен был наладить выпуск автомобилей FIAT 15 Ter в объёме 1500 машин в год. В Ярославле «Акционерное общество воздухоплавания В. А. Лебедева» - автомобилей Crossley 20/25HP (1500 машин). В Филях Руссо-Балт - автомобилей Руссо-Балт С24/40 в объёме (1500 машин). В Рыбинске «Русский Рено» - автомобилей Рено (1500 машин). В Нахичевани под Ростовом-на-Дону товарищество «Аксай» - автомобилей в объёме (1500 машин). Самым мощным должен был стать построенный в Мытищах «Британской инженерной компанией Сибири «Бекос» «Казённый завод военных самоходов» (КЗВС) с производительностью 3000 автомобилей в год. Общая мощность новых заводов должна была составить 10500 автомобилей в год. Из-за революции 1917 г. план автомобилизации России был сорван, но усилия правительства, предпринимателей и рабочих не пропали даром. Завод АМО стал одним из лидеров советского автомобилестроения. Завод Лебедева в Ярославле превратился ОАО «Автодизель» (Ярославский моторный завод). «Руссо-Балт» в Филях это - ГКНПЦ им. Хруничева. Завод «Британской инженерной компании Сибири «Бекос» в Мытищах - сегодняшний РКК «Энергия». «Русский Рено» в Рыбинске в настоящее время НПО Сатурн («Рыбинские моторы»). Завод товарищества «Аксай» - это ростовский завод «Красный Аксай».
До Февральской революции в России быстро развивалось авиастроение. В 1914 г. в России серийным производством самолетов занималось семь заводов, в 1917 г. – девять и еще два были, в основном, построены, но не начали выпуска продукции. Число работающих в самолетостроении возросло почти в семь раз - с 1675 до 10800 чел. Самым крупным предприятием был московский «Дукс», второе место по количеству работников и числу станков в 1917 г. занимал одесский завод А. Анатры. В 1917 г. производством моторов занимались Механический завод Русско-балтийского акционерного общества и «Русский Рено» в Петрограде, «Гном и Рон», «Сальмсон», «Мотор» и мастерские П. Ильина в Москве, завод «Дека» в Александровске. Воздушные винты изготавливали заводы Ф. Мельцера, А. Засса и Е. Ланского, «Интеграл» А. Лебедева, мастерская Адамчика в Москве. В 1917 г. на моторостроительных и пропеллерных предприятиях работало 2227 чел. Всего за 1914-1917 гг. российская авиапромышленность сдала военному ведомству 3761 самолета. Во второй половине 1916 г. производство самолётов достигло 250-280 машин в месяц. 
В 1915 г. был создан первый отечественный завод по производству химических красителей. Тогда же основан первый в России завод электростали (товарищество «Электросталь»). В 1916 г. началось строительство Ревдинского никелевого завода – первого в России (дореволюционная Россия удовлетворяла свои потребности в никеле импортом).
К началу 1917 г. продукция металлообрабатывающей промышленности возросла в 3 раза, химической – в 2,5, а производство оружия – в 10 раз.
Во время войны был основан Мурманский морской порт – город Романов-на-Мурмане, сыгравший огромную роль в экономике СССР и особенно в снабжении Красной Армии во время Второй Мировой войны. К новому городу была в течение года проложена Мурманская железная дорога - 1053 км.; было преодолено более 260 км болотных массивов, свыше 110 км скальных выходов, построено более 1100 искусственных сооружений.
 
Закладка Романова-на-Мурмане 
 
О Первой мировой в учебниках до сих пор пишут: русской армии не хватало винтовок и снарядов, поэтому, мол, и были неудачи. Действительно, на первом этапе войны так было. Но «в течение 1915-1916 гг. остроту снарядного кризиса удалось снизить благодаря увеличению собственного производства и импорту; за 1915 год Российская империя произвела 11,2 млн. снарядов и импортировала 1,3 млн. снарядов.
В июле 1915 г. империя переходит к мобилизации тыла, образовав Особое совещание по обороне страны. До этого времени правительство традиционно старается размещать военные заказы по возможности на военных заводах, не доверяя частным предприятиям. В начале 1916 г. Совещание национализирует два крупнейших завода Петрограда - Путиловский и Обуховский. На начало 1917 г. снарядный кризис был полностью преодолён, и артиллерия располагала даже чрезмерным количеством снарядов (3 тыс. на лёгкое орудие и 3 500 на тяжёлое, при 1 тыс. в начале войны).
Кстати, во Франции нехватка снарядов возникла уже через месяц после начала войны - в сентябре 1914 г., а в английском экспедиционном корпусе на Западном фронте в начале 1915 г. имелось не более 10 снарядов в день на одно орудие. Если в России запас винтовок был исчерпан за два-три месяца, то и во французской армии к февралю 1915 уже имелся дефицит 700 тыс. винтовок. Острая нехватка винтовок была и в Австро-Венгрии и Германии, что заставляло их посылать пополнения в действующие войска невооружёнными. Проблема перевода экономики на военные рельсы существовала во всех воевавших странах. Здесь интересны некоторые данные за 1915 год, самый критический с точки зрения обеспечения фронта вооружением. Франция за этот год увеличила производство винтовок в 1,5 раза, орудий в 5,8 раза, патронов в 50 раз. В Англии изготовление пулемётов увеличилось в 5 раз. А что происходило в России? Винтовок стало производиться в 3 раза больше, орудий - в 6, боеприпасов - в 4. Германия за тот же период подняла производство винтовок, самолётов и снарядов в 1,5 раза, пулемётов и орудий в 3,5.
Потребности фронта составляли 100 тыс. винтовок ежемесячно при производстве на 1914 год только 27 тыс. (по другим данным - 60 или 44 тыс.). Положение удалось исправить благодаря мобилизации гражданских предприятий и импорту. На вооружение поступали модернизированные пулемёты системы Максима и винтовки Мосина обр.1910 г., новые орудия калибров от 76 до152 мм, автоматы Фёдорова». Кроме того, Россия закупила 650 тысяч винтовок «Арисака» (Япония), «Винчестер» (США), 40 тысяч лёгких пулемётов «Кольт», «Мадсен», «Льюис» и «Шош». Это вооружение получал Северный фронт, который действовал против самого сильного врага – Германии. Кроме того, после тяжёлых поражений австро-венгерских армий Россия получила больше миллиона прекрасных винтовок «Манлихер» и активно их использовала: пришлось даже построить завод для выпуска боеприпасов к ним.
Из мемуаров Брусилова: «На сей раз моему фронту были даны сравнительно значительные средства для атаки противника: так называемый ТАОН - главный артиллерийский резерв верховного главнокомандующего, состоявший из тяжелой артиллерии разных калибров, и два армейских корпуса того же резерва должны были прибыть ранней весной. Я вполне был уверен, что при той же тщательной подготовке, которая велась в предыдущем году, и значительных средствах, которые отпускались, мы не могли не иметь и в 1917 году хорошего успеха. Войска, как я выше говорил, были в твердом настроении духа, и на них можно было надеяться, за исключением 7-го Сибирского корпуса, который прибыл на мой фронт осенью из рижского района и был в колеблющемся настроении».
Боеприпасов для предстоящего наступления было заготовлено столько, что даже при полной остановке всех российских заводов хватило бы на 3 месяца непрерывного сражения. Впрочем, можно вспомнить, что оружия и боеприпасов, накопленных к этой кампании, потом хватило на всю гражданскую войну, да еще остались излишки, которые в 1921 г. большевики отдали в Турцию Кемалю-паше.
В 1917 году готовилось введение в армии новой формы одежды, более удобной и вместе с тем выполненной в русском национальном духе, что должно было дополнительно поднять патриотические настроения. Эта форма изготовлялась по эскизам художника Васнецова - для солдат вместо фуражек предусматривались остроконечные суконные шапки-«богатырки» (те самые, которые потом назовут «буденновками»), красивые шинели с «разговорами», напоминающими о стрелецких кафтанах. Для офицеров шились легкие и практичные кожанки (те, в которых будут вскоре щеголять комиссары и чекисты). Летом 1916 г. Россия заказала во Франции 2 миллиона стальных касок (шлемов Адриана) – до этого в русской армии их не было, и тогда же начала производить их на своих заводах под названием «Сольберг». Они прослужили до 1939 г.
 
 
Эскизы Васнецова к новой военной форме
 
Эскизы Васнецова к новой военной форме 
 

«Достижения российского ВПК в 1914-1917 годах, а также военной экономики в целом - славная, хотя и забытая страница отечественной истории. Перевод промышленности, транспорта, других отраслей на военные рельсы происходил в условиях капиталистической экономики. Россия периода Первой мировой войны не знала ничего подобного голоду и хаосу Второй мировой. В повестке дня был не «трудовой подвиг», а выбор наиболее рациональных управленческих решений.
Целые сферы промышленности возникали за год-два - благодаря не страху и принуждению, а грамотному менеджменту. Страну не спасал ленд-лиз - все поставки от союзников шли на коммерческой основе. Россия полностью обеспечивала себя продовольствием в отличие от 1941–1945 годов. Нерешенной проблемой государства была не экономика, функционировавшая без значительных сбоев, а долговременный политический кризис. Именно он и спровоцировал революцию, похоронившую под обломками империи память о выдающихся усилиях страны в Великой войне» (А. Костенко «Предпринимательство в России в годы Первой мировой войны»).

 

Потери и тяготы

 
 
Несмотря на выдающиеся успехи России в строительстве военной экономики война нанесла стране колоссальный урон. Мобилизация нанесла огромный ущерб деревне: призыв миллионов мужчин в армию привел к сокращению посевных площадей - в 1915 г. приблизительно на 20%. Упали валовые сборы хлеба и картофеля. Резко сократились поголовье лошадей – их реквизировали на нужды армии – и крупного рогатого скота. В результате выросли цены на продукты питания. 
Милитаризация промышленности сократила производство потребительских товаров, сельскохозяйственного инвентаря и удобрений. Большинство предприятий, не связанных с обороной (в частности, лёгкой промышленности), резко сократили производство. Так, производство сельскохозяйственных орудий и машин упало с 6430 тыс. руб. в 1913 г. до 3076 тыс. руб. в 1916 г. (в ценах 1913 г.), производство технического оборудования для железнодорожного транспорта сократилось с 89 млн. руб. в 1913 г. до 30 млн. руб. в 1917 г. 
В ходе войны Россия потеряла промышленные районы, имевшие очень важную роль в экономической жизни страны – Польшу и Литву. На территории, захваченной противником, остались предприятия, дававшие почти 20% стоимости валовой продукции всей промышленности. 
Во время войны в российской промышленности, как и в промышленности всех воевавших стран, резко упала производительность труда. Выработка на одного рабочего сократилась вследствие износа машин и недостатка материалов, понижения квалификации рабочих и снижения реальной заработной платы. В 1914-16 гг. число рабочих возросло на 73%, а производительность труда упала на 35,6%, то есть больше чем на одну треть. Это будет вполне понятно, если принять во внимание, что число рабочих возросло за счет пленных, женщин и подростков. (Г. И. Шигалин «Военная экономика в первую мировую войну», М.: Воениздат, 1956.).
Из-за потери Польши, транспортных проблем и мобилизации квалифицированных рабочих неудержимо падала выплавка металлов, добыча угля и нефти. Недогруз угля к зиме 1917 г. достиг 39%, что грозило остановкой даже некоторых оборонных предприятий. Нехватка рельсового металла, подвижного состава и топлива не позволяла железнодорожному транспорту справиться с возросшим объемом перевозок. В сторону фронта двигались многочисленные эшелоны с солдатами, боеприпасами и оружием, а на других направлениях транспорта не хватало. К 1916 г. 24% локомотивного парка России вышла из строя или была захвачена неприятелем. Крупные паровозо- и вагостроительные заводы, выполняя военные заказы, резко снизили выпуск подвижного железнодорожного состава. Старые паровозы и вагоны не могли справиться с перевозкой военных грузов. Тяжелое положение на железных дорогах сказалось на ухудшении снабжения армии и городов. Так, например, на юге страны скапливался хлеб, который просто не на чем было перевозить в другие регионы, между тем как на севере страны ощущался острый продовольственный дефицит. Подвоз продовольствия в Петроград сократился наполовину, а в Москву - на 2/3. В то время как в Донбассе лежали горы готового к отправке угля, заводам не хватало топлива. 
К октябрю 1917 г. численность русской армии достигла 10 млн. человек, хотя на фронте находилось лишь около 20% её общей численности. В ходе войны было мобилизовано 19 млн. человек - меньше половины мужчин призывного возраста. При этом население страны (без Финляндии) составляло 176 млн. человек, то есть в армии оказалось 11% населения России.
В течении всей войны трудности и тяготы нарастали. Однако они не были фатальными и сами по себе не могли привести к революции.
«Боевые потери русской армии убитыми в боях (по разным оценкам от 775 до 911 тысяч человек) соответствовали таковым потерям Центрального блока как 1:1 (Германия потеряла на русском фронте примерно 303 тысячи человек, Австро-Венгрия - 451 тысячу и Турция - примерно 151 тысячу). Россия вела войну с гораздо меньшим напряжением сил, чем её противники и союзники… Даже с учётом значительных санитарных потерь и умерших в плену общие потери были для России несравненно менее чувствительны, чем для других стран…
Доля мобилизованных в России была наименьшей - всего лишь 39% от всех мужчин в возрасте 15-49 лет, тогда как в Германии - 81%, в Австро-Венгрии - 74%, во Франции - 79%, Англии - 50%, Италии - 72%. При этом на каждую тысячу мобилизованных у России приходилось убитых и умерших 115, тогда как у Германии - 154, Австрии - 122, Франции - 168, Англии - 125 и т. д., на каждую тысячу мужчин в возрасте 15-49 лет Россия потеряла 45 человек, Германия - 125, Австрия - 90, Франция - 133, Англия - 62; наконец, на каждую тысячу всех жителей Россия потеряла 11 человек, Германия - 31, Австрия - 18, Франция - 34, Англия - 16. Добавим ещё, что едва ли не единственная из воевавших стран, Россия не испытывала проблем с продовольствием. Германский немыслимого состава «военный хлеб» образца 1917 г. в России и присниться бы никому не мог» (С. Волков «Забытая война», сайт историка Волкова). Зима 1916-17 гг. получила название «брюквенной»: в те страшные месяцы от голода умерло до 700 тысяч немцев. От полной катастрофы Германию спасла российская революция.
 

Итоги

 
Россия в Первой Мировой войне (естественно, до марта 1917 г.) во всех отношениях проявляла себя достойно: храбро воевала, тяжко работала, самоотверженно спасала союзников. Обречённая на то, чтобы стать главной страной-победительницей, она стала главной проигравшей. 
Та война оказалась незавершённой. Германия не смогла её выиграть, но и не проиграла вчистую – Антанте не хватило сил добить тевтонов, и она согласилась на перемирие. И после двадцатилетнего перерыва Германия, отточив и доведя до абсурда националистические и расистские идеи, возобновила войну – и была наконец разгромлена наголову. Но именно Первая, а не Вторая Мировая, определила судьбы мира в ХХ веке. В межвоенном же промежутке 1918-39 гг. победителями стали не страны Антанты и США, а релятивизм и воинствующая бездуховность; фашизм, нацизм и коммунизм – три ипостаси антихристианства и, шире, антиевропеизма – возобладали очень надолго.
А для России Первая мировая – именно проигранная, а не незавершенная война, как для немцев, французов, англичан и американцев. Хотя сам ход военных действий до марта 1917 г. не вел ни к капитуляции нашей страны, ни к позору Брест-Литовского мира. Вторую Мировую – войну-продолжение для Европы и США – вела уже не Россия, а совершенно другое государство – СССР. С другими целями и идеалами, другой элитой, другой армией и другой религией (марксизмом-ленинизмом). Только в пропагандистских целях, после тяжелейших поражений, в 1941 г. советское руководство «вспомнило», что страна когда-то называлась Россией. Но после 1945 г. оно об этом вновь «забыло». Что неудивительно: создатель советской страны Ленин считал, что русские – «нация великая только своими насилиями, великая только так, как велик держиморда» (ПСС, т. 45, с. 457-460) и вообще «море шовинистической великорусской швали».
Для того, чтобы разрушить Россию и создать на её руинах «новую историческую общность – советский народ» большевики разрушили армию и заключили мир с немцами. Часто пишут, что мир был заключён на тяжелейших условиях (потеря огромных территорий, населения, промышленности, выплата репараций). Но это не так: условия были тяжелейшими для России, которую РКП(б) всё равно обрекала на ликвидацию, и крайне выгодными для самих большевиков – они получали власть. Беспредметно обзывать их немецкими шпионами и обвинять в том, что они сдали немцам страну в исполнение обязательств, наложенных немецкой помощью – которая действительно была очень масштабной и сыграла большую роль в приходе невлиятельной левацкой партии к власти. Партия эта работала исключительно на себя, на создание и сохранение своей власти. Ради этого она была готова пойти на любые жертвы – не личностные, конечно, а на жертвы всего прочего народа. Отсюда и знаменитые слова Ленина о том, что красные могут отступать хоть до Урала, а то и до Камчатки – что им было до гибели населения, разрушения городов, голода и разрухи? Хоть на Камчатке, но удержать власть! Следует понять, что, предав Россию, большевики предали не «царский режим» и не «власть помещиков и капиталистов», а сонмы героически погибших солдат и офицеров, осовецких «живых мертвецов»; предали тех, кто по 11-12 часов трудился в тылу, возводя заводы и дороги, делая пушки и снаряды. Тех, кто, стиснув зубы, терпел тяготы войны во имя победы.
В свете всего этого совершенно ясно, что признание Первой Мировой войны для России воистину Отечественной, неизбежной, необходимой, справедливой – значит, признать первородный грех советской власти, установленной партией национальной измены. А это, в свою очередь, означает пересмотр всей советской истории, так как партия изменников не может переродиться в что-либо сколько-нибудь приличное ни через 50, ни через 500 лет. 
Об этом ярко свидетельствует тот факт, что Сталин в 1941 г. пытался заключить с Германией Брестский мир-2 – опять же во имя сохранения власти, пожертвовав огромными территориями и миллионами жителей. Вот что в статье «Сепаратный мир с Германией: реальность или миф?» пишет В. Люлечник: «Известный историк Д. Толанд в своём фундаментальном исследовании «Адольф Гитлер» упоминает в том числе и о том, что ещё в самом начале войны советским руководством была предпринята попытка через царя Болгарии Бориса I передать в адрес министерства иностранных дел Третьего рейха предложения о заключении мира между СССР и Германией, причём на условиях, которые сочтёт приемлемыми для себя Берлин.
Для установления непосредственного контакта с целью практического осуществления этого намерения были привлечены посол Болгарии в СССР Н. Стаменов (кстати, давно уже сотрудничавший с НКВД) и один из руководителей Главка государственной безопасности П. Судоплатов. Об этом последний достаточно подробно написал в книге своих мемуаров «Разведка и Кремль».
 
 
П. Судоплатов
 
П. Судоплатов 
 

«Примерно через пять дней после начала войны, когда стали явно обозначаться размеры потерь СССР, нарком Л. Берия вызвал к себе Судоплатова и сообщил ему, что имеется решение «инстанции» (таким эвфемизмом в высших иерархических кругах СССР именовали И. Сталина), согласно которому необходимо неофициальным путём выяснить, на каких условиях Германия может согласиться приостановить наступление своих войск и прекратить военные действия против СССР. С этой целью Судоплатову поручалось встретиться с болгарским послом и в процессе беседы с ним о создавшейся военно-политической обстановке, всячески подчёркивая, что инициатива исходит лично от Судоплатова, постараться получить детальный ответ на четыре ключевых вопроса:
1. Почему Германия нарушила Пакт о ненападении?
2. На каких устраивающих Германию условиях ее руководство согласно прекратить войну?
3. Удовлетворит ли Германию передача ей таких советских территорий, как Прибалтика, Украина, Буковина, Бессарабия, Карельский перешеек?
4. Если нет, то на какие территории Германия претендует дополнительно?
Берия при этом выразил уверенность в том, что Стаменов тем или иным образом доведёт эти вопросы до сведения высших кругов Германии.
Кроме того, в документальном сборнике «Год 1941» (Книга вторая) встречаются дополнительные и не менее любопытные данные. По свидетельству бывшего посла Германии в СССР Ф. Шулленбурга, ему перед отъездом из Москвы в связи с началом войны, было вручено некое предложение о «компромиссном мире», которое он должен был передать лично фюреру. Что он и сделал по прибытии в Берлин, но получил отрицательный ответ.
Всё это достаточно наглядно свидетельствует о том, что в тяжелейших условиях начального периода войны Сталин был согласен пойти на повторение Брестского мира 1918 года.
В свою очередь Гитлер был твёрдо убеждён в скором и неминуемом крахе СССР, и заключение мира на данном этапе не имело для него никакого смысла.
Таким образом, мы приходим к выводу о том, что намерение руководства СССР заключить сепаратный мир с Германией ещё в самом начальном периоде войны имело под собой достаточно реальную основу, но было отвергнуто немцами».
Признание всего этого значит серьёзнейший пересмотр отношения к истории Второй Мировой войны, поскольку возглавляли в то время государство профессиональные изменники. Без риска сойти с ума невозможно одновременно оправдывать позицию большевиков в Первую Мировую и осуждать власовцев в войну Вторую. 
Нельзя восхищаться одновременно Николаем II, Лениным, Столыпиным и Сталиным. Невозможно считать себя христианином и оправдывать большевиков, истреблявших церковь. Нельзя и «выбросить на свалку истории» Первую Мировую войну с её подвигами и трагедиями, но возвеличивать Вторую Мировую. Такое извращённое сознание говорит о болезненном состоянии российского общества, а больной народ не в состоянии развивать культуру и национальную экономику, более того – он не способен просто нормально жить. Без чётко выверенного отношения к прошлому, вокруг которого объединяется всё общество за исключением маргиналов, невозможно поступательное развитие страны.

Автор: Трифонов Е., trifonov2005@mail.ru
 
 
Обсудить статью на форуме
 
 
 

   
Яндекс цитирования