Трагическая судьба книги "В крымском подполье"
   

Новости истории

18.01.2018
"Воскрешенная" ДНК двух древнеегипетских мумий, найденных в окрестностях Каира в начале 20 века, помогла ученым раскрыть их родословную и выяснить, что они были двоюродными либо единоутробными братьями

подробнее...

18.01.2018
В этот день, 18 января 1943 г., ровно 75 лет назад немцы вновь начали высылать евреев из Варшавского гетто в Треблинку.

подробнее...

11.01.2018
Чернокожий раб Джеймс Хемингс, принадлежавший Томасу Джефферсону, американскому президенту, был непревзойденным мастером французской кухни. Недавно археологи обнаружили помещения, в которых Хемингс готовил блюда для своих хозяев.

подробнее...

Трагическая судьба книги "В крымском подполье"

50 лет не утихают споры в СМИ и обществе о постановлении Крымского обкома Компартии Украины от 25 июня 1965 г.
Крымский обком компартии запретил переиздание книги Ивана Козлова "В крымском подполье" по заявлению дочери агента гестапо, персонажа книги по кличке - Людмила "Лесная".
В вашем журнале была статья Сергея Мальцева "В крымском подполье" и вокруг него".
В статье он вспоминает и мое имя.
Я участник бюро, которое принимало это решение. В это день утверждали мою характеристику, но при рассмотрении вопроса по книге не участвовал.
Принимал участие в подготовке докладной зав.партархивом обкома, который требовал от меня сбора сфабрикованных показания очевидцев и всей моей семьи партизан и подпольщиков в защиту агента гестапо "СД" по кличке Людмила "Лесная" - персонажа книги "В крымском подполье" (Людмилы Васильевны Скрипниченко)
Я категорически возражал против принятия такого постановления.
Недавно написал статью в крымские газеты "Крымские известия", "Крымская правда","Комсомольская правда" (в Крыму"): "Трагическая судьба книги в "Крымском подполье"- Обращение в Госсовет Республики Крым.
Газеты не опубликовали.
19.06.2015 г. на комиссии по истории и культуры Госсовета сдал буклет с таким же обращением к председателю Госсовета РК и доказательствами по материалам Крымархива РК с просьбой пересмотреть право на переиздание книги  И. Козлова.
 
Прилагаю свою, упомянутую не опубликованную статью 
 
(Обращение в Госсовет Республики Крым)
 
Более полувека в крымском обществе и прессе существуют двойственные суждения о документальной повести «В крымском подполье». 
 
обложка книги "В крымском подполье"
 
обложка книги "В крымском подполье" 
 
 
Автор Иван Андреевич Козлов начал работать над книгой «по-живому», когда ещё шла Великая Отечественная война 1941-1945  г.г. В эпилоге  он высказал надежду, что после прошествии двадцати лет окончания войны  откроются тайны гибели крымского патриотического подполья в марте-апреле 1944 года по доносам сообщников нацистов.
25 июня 1965 года, именно через 20 лет, в юбилейный год Победы над гитлеровской Германией, Крымский обком Компартии Украины принял постановление: «Об исправлении ошибочных обвинений в предательской деятельности партизанской разведчице Скрипниченко Людмилы Васильевны в книге И. А. Козлова «В крымском подполье» (Госархив РК, Ф.п. 1, оп.4, д.47, л. 48-86. Постановление ОК КПУ).
 
Иван Андреевич Козлов
 
Иван Андреевич Козлов  
 
 
Де-факто обком запретил переиздание книги, которая миллионными тиражами переиздавалась за рубежом в странах, победивших фашизм. Поставил  в известность Государственные комитеты по печати при Совете Министров СССР и УССР, издательство «Крым» о внесении исправлений при переиздании книги об ошибочном обвинении Людмилы Скрипниченко.
Писатель  к этому времени умер. Его право на переиздание книги  никто не защитил. 
Воспользовавшись смертью писателя, бюро обкома поручило редакции газеты «Крымская правда»  публикацию статей о патриотической деятельности разведчицы Л. В. Скрипниченко. До наших дней газета исправно выполняет партийное поручение.
Например, в преддверие 70-летия Победы над гитлеровской Германией опубликовала в апрельском номере очерк Наталии Пупковой - «Признать посмертно» (Газета «Крымская правда» - «Признать посмертно», Наталия Пупкова, 06.04.2015 г.), реабилитирующую разведчицу «Лесную». 
Вся моя семья Волох-Скрипниковы, совместно с нашими однополчанами, крымскими партизанами и подпольщиками, являемся свидетелями и участниками написания книги «В крымском подполье».
Мой приемный отец (Госархив РК, (Скрипников Я.Ф.), Ф.п. 151, оп. 1, д. 16, л. 113; д.д. 119, 125, 232, 298, 420 и др.) Яков Скрипников, действующий офицер Красной Армии,  был начальником штаба 17 отряда Северного соединения Крымского партизанского движения, мать (Госархив РК, (Волох-Скрипникова Л.С.), Ф.п. 151, оп.1, д. 105, л.д. 85-85об.; д.д. 215, 528, 536 и др.) Лидия Волох - бойцом дальней разведки, старший брат Владимир (Госархив РК, (Скрипников В.Я.), Ф.п. 151, оп. 1, д.298, л. 10;  д.316, л. 51, л. 23об-24) – бойцом - связным, близкие родственники, родная тётя – Нина Козлова (Свиридова) (Госархив РК, (Козлова-Свиридова Н.С.), Ф.п. 151, оп. 1, д.109, л. 208; Ф.п. 156, оп.1 д. 134, л. 140; Ф.п. 7993, оп.1 д. 29, л. 15), бойцом – медсестрой.
Лично мне (Верховная Рада Украины, справка по делам бывших партизан ВОВ (Скрипников А.Я.)),  как бывшему работнику партаппарата (Госархив РК, Ф.п. 1, оп.4, д.47, л. 71. Постановление ОК КПУ от 25.06.1965 г. (личная стр.24, §20-б. О тов. Скрипникове)) в 60-е годы  известны истинные причины признания книги Ивана Козлова ошибочной.
14 ноября 1964 г. крымский партархив сочувственно откликнулся на просьбу молодой женщины Галины Александровны Скрипниченко (после замужества Коровяковская)  - дочери Людмилы Скрипниченко, которая просила (Госархив РК, Ф.п. 849, оп. 1, д. 239. Просьба)  разобраться в судьбе своей матери и снять с неё клеймо предательницы. 
Партархив начал оказывать на меня методическое служебное давление, требуя, чтобы я собрал от членов своей семьи, очевидцев и однополчан  доказательные  факты в защиту Людмилы «Лесной». Из-за предательства моя семья прошла через муки концлагеря «Совхоз «Красный». Поэтому, отказавшись  от сбора подложных свидетельств, вынужден был уйти на научную работу.
Даже через 20 лет горожане не  могли простить Людмиле «Лесной», её разъезды на автомашинах с оккупантами (Госархив РК, Ф.п. 849, оп.1, д. 239, л.д. 30-30. Люба Игнатова), работу в офицерском казино, хорошую одежду и питание. Она не скрывала, что работает в «СД». Вслед за ней приходили гестаповцы на квартиры, где она бывала, проводили обыски и аресты. В некоторых случаях она лично пытала и «ставила к стенке» родственников, требуя назвать адреса и явки партизан (Госархив РК, Ф.п. 849, оп.1, д. 239, л.д.  87-91об. Шевченко. Била по голове; Госархив РК, Ф.п. 849, оп.1, д. 239, л.д.  18-21. Аня Игнатова).
В это время горожане голодали. Каратели  многих арестовывали и отправляли в концлагере смерти «Совхоз «Красный». 
Фактически обком принял эмоциональное постановление в защиту детей «Лесной», оградив их от общественного позора.
Были другие два важных обстоятельства, предопределивших принятие этого постановления. В 1965 году завершался третий этап осуждения культа личности Сталина. Для обкома представилась прекрасная возможность осудить культ личности Сталина на примере писателя Ивана Козлова, имевшего статус лауреата Сталинской премии и его книги «В крымском подполье».
Иван Козлов резко критиковал провалы в подпольной работе действующих работников обкома. Некоторые из них могли остаться без орденов и медалей в связи с празднованием 20-летия Победы. 
Галина Скрипниченко-Коровяковская, получив  положительное компартийное  постановление, развернула активную критику руководителей Крымского партизанского движения с высоты воспоминаний трехлетнего ребенка и, одновременно, начала моральную травлю жены умершего писателя.
Она приехала в Москву. Поселилась без приглашения и согласия хозяев в прихожей квартиры семьи Козловых. Стала «выбивать» необходимые ей справки и подтверждения, используя влиятельных друзей семьи Козловых во властных структурах и Союза писателей.
Читать подобные подтверждения унизительно, не зная причины их истребования. Возвратившись  в Крым, она умело использовала обретенную информацию в свою пользу.
Склонность Галины Скрипниченко-Коровяковской к подлогу документов могу подтвердить лично на примере её же книги «Долгий путь к правде» (Г. А. Скрипниченко-Коровяковская «Долгий путь к правде», стр. 96-97. Полог подписи), где на стр. 95-96  она ксерокопийно вставила подпись моей материи Лидии Волох (Скрипниковой) из другого документа, прикрепив рядом угодный для себя печатный текст и фотографии моей матери без моего согласия.
Многократно слышал от однополчан, отца, матери и брата версию казни Людмилы «Лесной» в Залеском лесу на окраине ул. Русской  в марте - апреле 1944 года стихийными патриотами, которые не подчинялись руководству подполья и действовали самостоятельно. Народное мщение  пособникам нацистов нарастало с  каждым днем приближения наших войск.
Марфа Ивановна Нуджевская – мать Людмилы Скрипниченко отказалась опознавать труп, понимая последствия для семьи за сотрудничество с оккупационной властью.
08 января 1945 года Симферопольский суд установил: «… труп Скрипниченко Л. В. не найден, не опознан, что препятствует оформлению на получение пенсии на 3-х её детей. Руководствуясь ст. 5, 118 ГПК и ст. 12 ГК РСФСР суд определил: Скрипниченко Людмилу Васильевну считать умершей в марте 1944 г.» (Госархив РК, Ф.п. 849, Оп.1, д.79, л.л. 27. Симферопольский суд).
Мною проведен тщательный документальный анализ мотивировочной части, которыми руководствовалось бюро обкома, принимая постановление от 25 июня 1965 года.
На основании нескольких десятков архивных документов, имеющихся в моем распоряжении, могу утверждать: Людмила Скрипниченко по кличке «Лесная» не была узницей концлагеря «Совхоз «Красный», труп её не был найден и не опознан; каких-либо распоряжений о сотрудничестве с гестапо с ведома подполковника госбезопасности  НКВД  Е. П. Колодяжного Людмила «Лесная»  не получала, что опровергаются его же объяснительной запиской на имя помощника начальника Крымского штаба  партизанского движения по кадрам майору госбезопасности Скребцу, где он пишет: «…В период прочёса леса с 28 декабря 1943 года по 11 января 1944 г. в числе  прочего населения (прим. автора: Скрипниченко) была захвачена карателями в плен, отведена в Симферополь и там якобы расстреляна. Другими данными не располагаю. Подпись. 15 сентября 1944 года» (Госархив РК, Ф.п. 1, оп. 6, д. 24, л.д. 115. Объяснительная. Колодяжный). 
Вывод бюро обкома о том, что И. А. Козлов не располагал материалами по обвинению настоящих предателей, не верен, поскольку Иван Козлов в это время был заместителем председателя комиссии НКГБ по разоблачению пособников оккупационной власти в Крыму и к нему направлялись все сведения силовых структур НКВД, военной и партизанских разведок, СМЕРШ (Госархив РК, Ф.п.156, оп.1, 209, л.89. Отчет и Козлов НКГБ).
Постановлением обкома полностью искажены показания и рассказы очевидцев, поступившие на запросы зав. партархивом И. П. Кондранова, которые якобы не подтверждают предательскую деятельность Людмилы Скрипниченко.  Всю вину провала крымского подполья обком возложил на агентов румынской контрразведки «Сервичул-Преторал»  Кулич Ф. М. и Ларецкого Г. А. 
Постановление обкома умалчивает сотрудничество Людмилы Скрипниченко с начальником оккупационной тюрьмы Лукиным А. П., который был её резидентом.
Лукин А. П. ("Голос Крыма" N 47 (574), 19 ноября 2004 года; Лукин дезертир. http://www.agatov.com/old/national%20of%20Crimea/november_2004/vote_47.htm) дезертировал из партизанского отряда Мокроусова, захватив с собой всю документацию о численности и местах дислокации отряда. Немецкие власти назначили его начальником оккупационной тюрьмы. 
В 1946 году по приговору Севастопольского военного трибунала Лукин А. П. был казнен через повешение.
27 апреля 1944 года на допросе в НКГБ Крыма Лукин А. П. показал: «Скрипниченко через меня связалась в тюрьме с капитаном СД Винсом, которого она знала в то время, и тот пошел к Бергеру и выразил свое мнение, что Скрипниченко не партизанка и не агент советской разведки. После этого Бергер вместе с Гильденбергом предложили Скрипниченко дать согласие работать агентом СД. Скрипниченко просила моего совета. Я ей порекомендовал дать согласие, чтобы спасти себя» (Госархив РК, Ф.п. 849, оп.1, д. 502, л. 2-3. Протокол допроса Лукина).
Двойное сотрудничество Людмилы «Лесной» с оккупационной властью доказано.
Следует вывод: 
- постановление Крымского обкома КП Украины о том, что книга «В крымском подполье» является  ошибочной, не соответствует  действительности; 
- подозрения, высказанные в книге о сотрудничестве с гестапо Людмилы «Лесной», подтверждены документально; 
- никаких заданий о сотрудничестве с гестапо от подполковника госбезопасности Е. П. Колодяжного Людмила Скрипниченко не получала;
- она самостоятельно дала согласие на работу агентом СД против советских граждан, чтобы спасти свою жизнь; 
- имеется явное искажение истории крымского партизанского и патриотического подпольного движения.
Достаточно внимательно прочитать гневное заключение Глины Скрипниченко-Коровяковской на последних страницах её же книги «Долгий путь к правде» (Вместо эпилога) (Г. А. Скрипниченко-Коровяковская, книга «Долгий путь к правде», «Вместо эпилога»), чтобы почувствовать угрозы против тех, кто не смирился с предательской деятельностью её матери. Неукротимый гнев дочери «Лесной» к партизанам и подпольщикам готов уничтожить самого комиссара Крымского партизанского движения Николая Лугового, автора документальной книги «Побратимы» (Николай Луговой - «Побратимы», Изд. «Крым», Симферополь, 1965 г.), Н. Л. Клемпарского, О. Щербины («Эстафета победы» - «Крымские известия») (Газета «Крымские известия» - Эстафета победы. №82(4285)8.05.2004 г.) и многих других, не согласившихся с конъюнктурным  компартийным  постановлением.
Невольно напрашивается мысль о последствиях, если бы Крым остался в составе Украины? Месть автора «долгого пути» могла завершиться трагической расправой над нами, бывшими партизанами и подпольщиками, подобно киевскому майдану или одесской расправой в доме профсоюзов.
Трагическая судьба документальной повести «В крымском подполье» является очередным доказательство, когда властные политические силы Украины в Крыму преднамеренно искажали историю Великой Отечественной войны. Имена пособников нацизма возводились в ранг национальных героев, в их честь переименовывали улицы городов, прославляли в прессе, награждали украинскими орденами и медалями.
Наступило время объективной оценки Госсоветом Республики Крым книги «В крымском подполье», написанной от первого лица руководителем Крымского подполья Иваном Козловым, опороченной до уровня ошибочной в угоду героизации сомнительной разведчицы по кличке «Лесная», которая никогда не скрывала откровенного сотрудничества с гитлеровскими карателями (Госархив РК, Ф.п.849. оп.1, д.239. л.2-3. Белотуркин; Госархив РК, Ф.п.849, оп.1, д. 79, л.30, Партийный архив. 28.12.1956 г. Мирошниченко), внезапно бесследно исчезнувшей.
 
 
буклет с обращением к председателю Госсовета РК 
 
 

Александр Скрипников, 
участник крымского партизанского движения,
кандидат с.-х. наук
 
подпись Александра Скрипникова 
 
 
Обсудить статью на форуме
 
 

 
   
Яндекс цитирования