Новости истории

02.05.2017
Захоронение микенского периода с прекрасно сохранившейся керамикой нашли археологи в городе Саламин в Западной Аттике.

подробнее...

29.04.2017
Японский бренд Asics представил новую модель кроссовок - Nimbus 17

подробнее...

29.04.2017
В Государственном большом театре Пекина открылась выставка фоторабот Пан Сяовэя «Пекинская опера». На выставке представлены более 200 фотопортретов персонажей Пекинской оперы, включая четырех основных действующих лиц и представителей разных направлений.

подробнее...

Фаворит Императрицы Елизаветы Петровны - Иван Шувалов

1. Иван Шувалов как фаворит Елизаветы Петровны 

1.1. Тайна фаворитизма  

Иван Иванович Шувалов родился 1 ноября 1727 года в Москве. Отец его умер, когда мальчику было 10 лет. Семья была небогата, и, как и многие дворянские «недоросли» той поры, образование Иван Иванович получил самое простое. Он неплохо знал французский и немецкий языки, имел некоторые познания в математике. В общем, ничто не предвещало ему блестящей карьеры. Все переменилось в ноябре 1741 года. Двоюродные братья Ивана Шувалова - камер-юнкеры Петр и Александр Шуваловы, жившие в Петербурге, сыграли заметную роль в дворцовом перевороте, приведшем на престол дочь Петра Великого Елизавету. И она щедро наградила их. В следующем году новая императрица несколько месяцев провела в Москве. Сопровождавшие ее Шуваловы заметили своего двоюродного брата - пятнадцатилетнего Ивана, отличавшегося не только «благонравием и прилежанием к учению», но и особой миловидностью. Так Иван Шувалов попал в Петербург, был определен пажом к царскому двору. Петр и Александр Шуваловы и в дальнейшем помогали карьере кузена. Он был произведен в камергеры и получил особое помещение во дворце.В конце 1749 г. у сорокалетней императрицы Елизаветы Петровны появился новый фаворит, Иван Иванович Шувалов, двадцати двух лет от роду. Многим казалось, что его "случай" будет недолгим и на смену ему придет новый юноша. Но придворные оракулы просчитались. С первого его дня при дворе стало ясно, что Иван Шувалов отличается от других молодых людей. Это заметила великая княгиня Екатерина Алексеевна, будущая Екатерина II.

Она писала, что "вечно его находила в передней с книгой в руке.., этот юноша показался мне умным и с большим желанием учиться.., он был очень недурен лицом, очень услужлив, очень вежлив, очень внимателен и казался от природы очень кроткого нрава".[1]

Шувалов родился в 1727 г., получил домашнее образование и был пристроен своими двоюродными братьями - Петром и Александром Шуваловыми ко двору в надежде, что юноша там оботрется, пообвыкнется и начнет делать карьеру, как все. Но Иван превзошел все ожидания - он стал фаворитом императрицы Елизаветы и оставался им до самой ее смерти. В истории этой долгой связи есть своя тайна. Конечно, Шувалов был нужен стареющей кокетке Елизавете, чтобы рядом с красивым юношей и себя чувствовать молодой, чтобы с помощью новой любви, в череде праздников и развлечений отодвинуть осень жизни. Но и это только часть правды о необыкновенной привязанности императрицы к Шувалову. Довольно быстро она узнала и оценила поистине золотой характер своего молодого любовника.

С самого начала Иван, вопреки надеждам братьев, не проявил характерной для них наглости и жадности в хватании богатств, земель, титулов и должностей. А между тем возможности его были огромны - в конце жизни императрицы Шувалов был единственным ее докладчиком, готовил тексты указов и объявлял сановникам ее решения. Фаворит при этом никакой выгоды не извлек. В 1757 г. вице-канцлер Воронцов представил государыне проект указа о присвоении Шувалову титула графа, сенаторского чина, 10 тысяч крепостных душ. Но Шувалов и здесь выдержал все искушения. Поэтому напрасно его порой величают графом - этого титула он никогда не носил. "Могу сказать, что рожден без самолюбия безмерного, без желания к богатству, честям и знатности".[2]

Разумеется, все относительно, и фаворит императрицы не бедствовал: он жил во дворце на полном казенном довольствии, построил и собственный дворец на Невском проспекте. И все-таки никто не мог прошипеть ему вслед: "Вор!" Остаться у кормушки власти честным, бескорыстным, незапятнанным человеком - подвиг необыкновенный. Рассказывали, что после смерти Елизаветы он передал ее преемнику Петру III миллион рублей - прощальный подарок государыни. Этот поступок Шувалова вполне соответствует всему, что мы о нем знаем.



[1] Анисимов Евгений. Иван Иванович Шувалов, или Идеальный фаворит. // Петербургские страсти 12 августа 2002. – С. 13.

[2] Там же. С. 13.

И в этих его качествах кроется одна из причин долгого фавора Шувалова. Всегда подозрительная к малейшим попыткам фаворитов использовать ее любовь к ним в ущерб ее власти, Елизавета безгранично доверяла Шувалову потому, что не раз испытала его бескорыстие и порядочность.Попав в фавориты к годившейся ему в матери государыне, Шувалов вряд ли смущался - фаворитизм был полноценным общественным институтом в жизни Европы, считался замечательным средством, чтобы устроить свои дела. Молодой, красивый, модно одетый Шувалов был сыном своего века и от своего счастья отказываться не собирался. Надо сказать, что Елизавете он, конечно, понравился не столько ученостью, сколько светскими манерами и щегольством. Да и вряд ли иной человек мог бы сделаться фаворитом императрицы - модницы и кокетки: ведь ей бы непременно наскучил книгочей в перекрученных чулках.

Но Шувалов был необычным фаворитом, потому что при всех внешних признаках светского щеголя-петиметра он оказался просвещеннейшим человеком, тонким ценителем искусства. Он был глубоко и искренне предан культуре, просвещению. Без него еще долго бы не было Московского университета (1755 г.), Академии художеств (1757 г.), первого публичного театра (1756 г.) Его покровительству многим обязан Ломоносов, а значит, русская наука и литература.[1]

Если славу основателя Московского университета Шувалов делит с Ломоносовым, то Академия художеств - его личное детище, его вечная любовь. Он был автором самой идеи создания Академии в России, тщательно подбирал за границей преподавателей, скупал для занятий произведения искусства, книги, гравюры. Он подарил Академии колоссальную коллекцию картин, ставшую позже основой собрания Эрмитажа. Но больше всего он заботился о воспитанниках Академии. Шувалов имел особое чутье к таланту, а самое важное - он как меценат был лишен зависти к этому таланту, радовался его успехам, взращивал и пестовал его. Так в дворцовом истопнике, вырезавшем из кости безделушки, он разглядел одного из выдающихся скульпторов России, Федота Шубина, и дал ему образование. И не одному Шубину! В меценатстве Шувалова была ясная, четкая идеология: развить в России науки и искусства и доказать миру, что русские люди, как и другие народы, могут достичь успехов во всем - только создайте им условия!



[1] Павловская Людмила. Меценатство. Фаворит. 2002. – № 18. – С. 22.

1.2. И.И. Шувалов после смерти Елизаветы Петровны  

Вся нарядная, праздничная придворная жизнь, власть, подобострастие окружающих разом кончились 25 декабря 1761 г., когда на руках Шувалова умерла императрица Елизавета.

Но, утратив власть, он получил свободу и покой, к которым давно стремился. Позже из-за границы он писал сестре: "Если Бог изволит, буду жив и, возвратясь в свое отечество, ни о чем ином помышлять не буду, как вести тихую и беспечную жизнь, удалюсь от большого света..., не в нем совершенное благополучие почитать надобно, но собственно в малом числе людей, родством или дружбою со мной соединенных. Прошу Бога только о том, верьте, что ни чести, ни богатства веселить меня не могут".[1]

И это не пустые слова, не жеманство экс-фаворита. Как мы видели, Шувалов думал так и во времена своего могущества. Несомненно, им владели популярные тогда идеи так называемого "философского" поведения: комфортабельная, спокойная жизнь в богатом имении, на лоне природы, в окружении друзей, умных собеседников, ценителей вечного и прекрасного. Но, кроме моды, здесь было и искреннее стремление выскочить из беличьего колеса жизни, укрыться от суеты. Словом, вторая половина жизни Ивана Ивановича прошла так, как он хотел. И ему можно позавидовать. Он уехал за границу, побывал в любимой им Франции, жил в Италии, поражая всех утонченной воспитанностью, образованностью. Вернувшись в Россию, он остался холост и вел тихую жизнь среди картин и книг. В своем доме Шувалов создал первый литературный салон в России. "Светлая, угловая комната, - вспоминал современник, - там, налево, в больших креслах у столика, окруженный лицами, сидел маститый, белый старик, сухощавый, средне-большого росту в светло-сером кафтане и белом камзоле. В разговорах он имел речь светлую, быструю, без всяких приголосков. Русский язык его с красивою отделкою в тонкостях и тонах... Лицо его всегда было спокойно поднятое, обращение со всеми упредительное, веселовидное, добродушное".[2]За обеденным столом Шувалова собирались его близкие друзья: поэты Гавриил Державин, Иван Дмитриев, Осип Козодавлев, Ипполит Богданович, адмирал и филолог Александр Шишков, переводчик Гомера Ермил Костров и другие - люди незаурядные, талантливые. Здесь была вся русская литература, как потом в столовой Панаевых. Всем было уютно и спокойно с Иваном Ивановичем. Он любил друзей, нуждался в их участии и внимании. После "извержения" из дворца написал сестре: "Приобресть знакомство достойных людей - утешение мне до сего времени неизвестное. Все друзья мои или большею частию были (раньше друзьями) только моего благополучия, теперь они - собственно мои".[3]

Он умер осенью 1797 г. Это был конец счастливой жизни. Последние годы Шувалов жил в свое удовольствие, любил людей, поэзию и искусство. Слава умнейшего и образованнейшего человека сопутствовала ему уже при жизни. Он удостоился того, о чем мечтает каждый меценат, покровитель искусств: имя его, вплетя в свои стихи, обессмертил великий поэт.



[1] Анисимов Евгений. Иван Иванович Шувалов, или Идеальный фаворит. // Петербургские страсти 12 августа 2002. – С. 14.
[2] Бартенев П. Биография И.И.Шувалова. – М.: Наука, 1987. – С. 72.

[3] Там же. С. 73.

2. Государственно-просветительская деятельность И.И. Шувалова 
2.1. Создание Московского университета  

Блестящее положение при дворе открывало перед молодым сановником огромные возможности. Однако он больше интересовался книгами и искусством; собрал хорошую библиотеку, дом его был полон картин и скульптур. Он был известен как меценат и истинный поклонник наук и искусств, много читал, переписывался со знаменитыми западными просветителями Гельвецием, Вольтером, Дидро, Д'Аламбером. Именно Шувалов передал Вольтеру согласие императрицы на его предложение написать историю Петра Великого, от Шувалова получал необходимые материалы и ему же посылал  для критического разбора и дополнений уже написанные части своего труда.[1]

Еще в 1724 году при Петербургской Академии наук, основанной Петром 1, были учреждены университет и гимназия для подготовки в России научных кадров. Но академические гимназия и университет с этой задачей не справились. Поэтому М.В.Ломоносов неоднократно ставил вопрос об открытии университета в Москве. Его предложения, сформулированные в письме к И.И.Шувалову, легли в основу проекта Московского университета. И.И.Шувалов, фаворит императрицы Елизаветы Петровны, покровительствовал развитию русской науки и культуры, помогал многим начинаниям М.В.Ломоносова. После ознакомления с представленным И.И.Шуваловым проектом нового учебного заведения Елизавета Петровна подписала 12 (25 по новому стилю) января 1755 года (в День св. Татьяны по православному церковному календарю) указ об основании Московского университета. Церемония торжественного открытия занятий в университете состоялась в день празднования годовщины коронации Елизаветы Петровны 26 апреля (7 мая) 1755 года. С тех пор эти дни традиционно отмечаются в университете студенческими празднованиями, к ним приурочены ежегодная научная конференция "Ломоносовские чтения" и дни научного творчества студентов.

В соответствии с планом М.В.Ломоносова в Московском университете были образованы 3 факультета: философский, юридический и медицинский. Свое обучение все студенты начинали на философском факультете, где получали фундаментальную подготовку по естественным и гуманитарным наукам. Образование можно было продолжить, специализируясь на юридическом, медицинском или на том же философском факультете. В отличие от университетов Европы в Московском не было богословского факультета, что объясняется наличием в России специальной системы образования для подготовки служителей православной церкви. Профессора читали лекции не только на общепризнанном тогда языке науки - латыни, но и на русском языке.[2]

Московский университет выделялся демократическим составом студентов и профессоров. Это во многом определило широкое распространение среди учащихся и преподавателей передовых научных и общественных идей. Уже в преамбуле указа об учреждении университета в Москве отмечалось, что он создан "для генерального обучения разночинцев". В университет могли поступать выходцы из различных сословий, за исключением крепостных крестьян. М.В.Ломоносов указал на пример западноевропейских университетов, где было покончено с принципом сословности; "В университете тот студент почтеннее, кто больше научился; а чей он сын, в том нет нужды". За вторую половину XVIII века из 26 русских профессоров, которые вели преподавание, только трое были из дворян. Разночинцы составляли в XVIII веке и большинство учащихся. Наиболее способных студентов для продолжения образования посылали в зарубежные университеты, укрепляя контакты и связи с мировой наукой.[3]Сохранилось известие о том, почему И.И.Шувалов выбрал именно 12 (25) января для получения от императрицы Елизаветы подписи на указе об учреждении Московского университета. «Сказывают, что Шувалов нарочно выбрал этот день для поднесения государыне проекта; 12 генваря, на память св. великомученицы Татьяны, была именинница мать его: он хотел обрадовать ее новым назначением своим в должность куратора русского университета».Имя Татиана (старинная форма, теперь — Татьяна) происходит от греческого слова «устанавливать, определять, назначать». В «Православном церковном календаре» имя это пояснено так — учредительница.Татьяна — святая мученица, дочь знатных и богатых родителей. Отец её втайне исповедовал христианскую веру и дочери своей дал христианское воспитание. Будучи диакониссой, она пострадала во времена гонения на христиан при малолетнем императоре Александре Севере. Муки, которым подвергали её, были жестоки и разнообразны, но твердыня её веры и терпения была непоколебима; наконец, она была усечена мечом в Риме, около 225 г.

Правда, тогда день студента (Татьянин день) назывался "днем основания Московского университета". В неофициальный студенческий праздник Татьянин день превратился в 60-70 гг. XIX века.  

                           2.2. Создание Академии художеств  

Другим делом, всецело связанным с именем Шувалова, стало создание в Петербурге Академии художеств, мысль о необходимости которой возникла еще при Петре I. В 1757 году Иван Иванович представил в Сенат «Доношение» - проект создания Академии. Необходимость основания отечественной высшей художественной школы была очевидна уже Петру Великому, идеи которого были претворены в жизнь в царствование его дочери Елизаветы. 6 ноября 1757 года указом Сената учреждена «трех знатнейших искусств академия». Петербургская Академия художеств первое время была отделением при Московском университете, куратором которого был Шувалов.

Иван Иванович пригласил из-за границы для преподавания в Академии лучших профессоров, а в 1758 году положил начало музейной коллекции, передав Академии великолепное собрание произведений искусства (более ста картин и рисунков европейских мастеров), а также библиотеку. Первые занятия учеников - до того, как были приспособлены помещения в деревянных строениях на берегу Невы, проходили в доме И.И. Шувалова. Он составил проект «Учреждения Императорской Академии художеств», а так же ее регламент и штаты, сохраненные впоследствии практически без изменений вторым президентом Академии И. И. Бецким, утвердившим их у Екатерины II 4 ноября 1764 года.[4]

Первый набор в Академию, занятия в которой начались в 1758 году, составили 16 воспитанников Московского университета, признанных наиболее склонными к искусствам, и 22 мальчика из солдатских семей Петербурга. К концу 1761 года здесь обучалось  уже 68 человек.  Шувалов ставил своей целью развитие русского искусства и при приеме талантливых учеников стремился свести формальности к минимуму. Так, знаменитый впоследствии художник Федор Рокотов был принят в Академию «по словесному приказанию», а гениальный скульптор Федот Шубин вообще «истребован» в Академию из придворных истопников - «за усмотрением разными особами в нем в резьбе на кости и перламутре надежды». При Шувалове возникла и традиция посылать лучших выпускников за границу «для усовершенствования». Как и в Московском университете, в Академии Шувалов входил во все мелочи жизни учебного заведения, все становилось предметом его заботливого внимания. В последние годы царствования Елизаветы Петровны, когда императрица из-за болезни редко покидала внутренние покои, роль ее фаворита Шувалова усилилась. Но, несмотря на свое исключительное положение, он сохранял полное бескорыстие: отказался стать сенатором и членом Конференции при Высочайшем дворе (игравшей в то время роль высшего государственного органа), не принял графского титула и обширных поместий, уклонился от предложения выбирать в его честь медаль. Императрица Елизавета Петровна для меценатских расходов Шувалова перед кончиной передала ему значительные суммы. Но сразу же по воцарении Петра III Шувалов передал ценности императору.Дань уважения Академии и ее создателю была оказана во время празднования 300-летнего юбилея Санкт-Петербурга. Во внутреннем дворике здания установлен памятник И.И. Шувалову - подарок нынешнего президента Академии художеств З.К. Церетели, а на куполе восстановлена статуя Минервы - римской богини мудрости, считавшейся покровительницей искусств и ремесел.[5] 



[1] Павловская Людмила. Меценатство. Фаворит. 2002. – № 18. – С. 22.

[2] Официальный сайт Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. http://www.neboonline.ru/modules/articles/

[3] Там же.

[4] http://www.rah.ru/content/ru/main_menu/section-academy/section-academy_history/section-presidents/person_container-presidents/person-2004-11-11-22-12-57.html. Официальный сайт Российской Академии Художеств

[5] Там же.

Итак, в 1742 году при дворе императрицы Елизаветы Петровны начал свою блистательную карьеру Иван Шувалов, который пришел на смену прежнему фавориту – Алексею Разумовскому.Фавориты — отставной Алексей Разумовский и действующий Иван Шувалов — оказались выше всяких похвал: не случалось им ни скандалить, ни затевать распри между собой. При Елизавете вообще на страну снизошел покой: не было ни страшных бунтов, ни ожесточения, за 20 лет императрица не подписала ни одного смертного приговора. В немалой степени это зависело не только от государыни, но и от ее ближних людей, в том числе от Шувалова. В отношениях Елизаветы и юного Шувалова была своя неразгаданная тайна. Мало что могло объединять этих людей, и тем не менее 12 лет они провели вместе, и очень дружно. В Шувалове был шарм, та изящная небрежность светского человека, которой не обладал Разумовский. Он любил наряды, праздники и ту веселую жизнь, которой жила царица. Желание хорошо одеться, изящно выглядеть не рассматривалось Шуваловым, как порок — думая о красе ногтей, он оставался дельным человеком. Вместе с тем, Елизавете, вступившей в зрелые годы, которые быстрой вереницей потянулись к ненавистной старости, Иван Шувалов давал ощущение молодости, свежести чувств. С ним она останавливала для себя время, была по-прежнему молода.Шувалов, безусловно, пользовался своим положением, но использовал его исключительно во благо государства. За все годы службы Иван Иванович настолько серьезно относился к делам империи как внутренним, так и внешним, что в конце своего царствования  императрица сделала его генерал-адъютантом и членом Конференции (тогдашнего государственного совета).Иван Шувалов нередко объявлял сенату и высшим чиновникам именные повеления; к нему обращались в затруднительных случаях, когда нужно было особое распоряжение  императрицы; через него подавались просьбы и доклады на Высочайшее имя. Шувалов действовал всегда бескорыстно, мягко и со всеми ровно и добродушно, благодаря чему у него почти вовсе не было врагов. Он отказался от предложенных ему императрицею графского титула и обширных поместий, не принял и предложения о выбитой в его честь медали.Главная заслуга Шувалова заключается в покровительстве, оказанном им образованию. Самым значительным его делом было учреждение по плану, составленному им вместе с М.Ломоносовым, первого русского университета в Москве — для всех сословий, с двумя гимназиями при нем (1755). Как первый "куратор" Московского университета, Шувалов входил во все подробности “его строя и положения”. Особенно волновал Ивана Ивановича вопрос преподавания в его любимом детище. Для этого он приглашал в Россию иностранных ученых, а также отправлял молодых русских людей за границу для усовершенствования. Именно они по возвращении оттуда занимали профессорские кафедры в университете (таковы были Зыбелин, Вениаминов, Третьяков, Десницкий и другие). А еще, "ради успешного распространения знаний", Иван Иванович устроил университетскую типографию, в которой печатались заведенные им же "Московские Ведомости". По его инициативе Шувалова открылись Академия художеств (1757 г.)  и Казанская гимназия (1758 г.). Академия возникла из учеников, которые по распоряжению Шувалова готовились для этой цели в московской гимназии и находились под его непосредственным ведением до 1763 г. Впоследствии из-за границы он выслал для академии формы, снятые с лучших статуй Рима, Флоренции и Неаполя.С воцарением Екатерины II положение Шувалова при дворе  пошатнулось, и в 1763 г. Иван Иванович уехал за границу. Там он прожил 14 лет, был всюду принимаем с великими почестями и предупредительностью, всячески старался помогать русским художникам и ученым. Возвращение Ивана Ивановича в 1777 г.  на родину было приветствовано в печати целым рядом хвалебных стихотворений, среди которых особенно замечательно "послание" Гаврилы Романовича Державина. Императрица назначила Шувалова обер-камергером и сделала одним из любимых своих собеседников. У него постоянно собирались лучшие умы России: Екатерина Дашкова, Завадовский, Храповицкий, Козодавлев, Янкевич, Дмитриев, Шишков, Оленин, Державин и другие. Ему многим обязаны Фонвизин, Богданович, Херасков, Свешников.    
 
Список использованной литературы  
 
1. Анисимов Евгений. Иван Иванович Шувалов, или Идеальный фаворит. // Петербургские страсти 12 августа 2002. – С. 13-15.
2. Бартенев П. Биография И.И.Шувалова. – М.: Наука, 1987. – 240 с.
3. Павловская Людмила. Меценатство. Фаворит. 2002. – № 18. – С. 21-23.
4. Солженицын А.С. Россия в обвале. – М.: ИМКА-ПРЕСС, 2002. – 340 с.
5. ttp://www.msu.ru/info/history.html Официальный сайт Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова
6. http://www.neboonline.ru/modules/articles/ Официальный сайт Фонда развития и реализации свободных идей ''Небо''
 
   
Яндекс цитирования