Новости истории

21.01.2017
При раскопках в концлагере Собибор был найден кулон с датой рождения, принадлежавший еврейской девочке, идентичный кулону, который был у Анны Франк. Возможно, что девочки были родственницами.

подробнее...

19.01.2017
19 января 1977 г., ровно 40 лет назад, американский президент Джеральд Форд помиловал Айву Тогури, американку японского происхождения, осужденную на 10 лет за измену родине.

подробнее...

18.01.2017
Археологи Дальневосточного отделения РАН приступили к первым исследованиям древнего корейского поселения Шуйлюфэн на территории национального парка "Земля леопарда" в Приморье.

подробнее...

Проблема технизации культуры XXI века

Анализ основных направлений трансформации мировой и отечественной культуры в XXI веке позволяет определить несколько устойчивых тенденций развития, а именно:
1. Процессы стремительной глобализации приводят к смешению и взаимопроникновению культур, возникновению единой глобальной культуры. При этом глобальная культура не является обособленным явлением, а представляет собой симбиоз локальных и региональных культур [i].
2. Одним из трендов современного мирового сообщества является так  называемый «креативный консьюмеризм» [ii]. Потребление представляет собой процесс творческого конструирования идентичности, что находит свое отражение в искусстве и выражается либо через активный протест (например, Джереми Дин и его перформансы) или принятие (например, работы Криса Вудса).
 
 
Худ. Крис Вудс. Королевское угощение. Холст, масло, 1996 г.
 
Худ. Крис Вудс. Королевское угощение. Холст, масло, 1996 г.  
 
 
3. Все возрастающая технизация общества закономерно приводит ко все большей технизации культуры. Достижения современной техники воздействуют на искусство не только косвенно - в аспекте репродуктивности, влияющей на художественный потенциал социальной среды, - но и прямо. Они предоставляют в распоряжение художников новые материалы и инструменты, изменяют технологию, творческий процесс и самые его цели в сфере «старых» видов искусства и порождают новые.
Проблема возрастающей технизации культуры – одна из важнейших проблем культурологии XXI века. При этом «технизация культуры» не является понятием полностью тождественным понятию «прогресс культуры». В некоторых случаях, когда встают сложные вопросы творческого усвоения накопленных человечеством духовных ценностей в их неисчерпаемости, вопросы творческого соучастия в создании новых,— пути технизации и прогресса культуры расходятся. Такая тенденция наметилась еще в середине ХХ века. Именно поэтому Льюис Мамфорд, один из виднейших американских социологов искусства, говорил тогда о необходимости контроля над машинами», распространяющими культуру, требует строжайшим образом ограничить массовый выпуск изобразительной продукции [iii]. Это положение вещей в XXI века сохраняется, а тенденция к технизации постоянно усиливается. Проблема технизации культуры и ее воздействия на прогресс представляет  собой очень важную культурологическую задачу. 
 
 

§1. Тенденция к технизации культуры в XXI веке

 
 
Прежде чем рассматривать технизацию культуры, как одно из важнейших культурологических явлений ХХ-XXI века, необходимо дать определение данному термину. Под технизацией, как явлением культуры, понимается процесс внедрения техники во все сферы культуры, включая основные виды искусства, приводящий к культурологическим и социологическим изменениям. Процесс технизации необходимо рассматривать как широко, с точки зрения культуры в целом, как человеческой деятельности в её самых разных проявлениях, включая все формы и способы человеческого самовыражения и самопознания, накопление человеком и социумом в целом навыков и умений, так и узко, применительно к искусству, как наивысшему проявлению человеческого самовыражения. 
Стремительная технизация культуры наблюдаемая в настоящее время, началась еще в ХХ веке. Современная цивилизация имеет не природную, а машинную основу, поскольку машины – одна из основных примет современного мира. Постепенная автоматизация многих сфер человеческой жизни делает машины не только основными помощниками человека, но, в некоторых случаях, и равноправными партнерами. При этом технизация культуры не может быть узко определена как ее автоматизация. Н. Луман указывает на то, что благодаря технизации становится возможной селективная обработка комплексных обстоятельств и, как результат, новая организация возможностей мира, остающегося при этом совместимым с границами сознания [iv].
Технизация культуры в XXI веке проходит на фоне серьезных социокультурных трансформаций, являясь одновременно одной из их причин и одним из наиболее важных следствий. Целесообразно обозначить основные тенденции социокультурных трансформаций в XXI веке, явно проявившихся к концу его первого десятилетия: 
1. Кризис идентичности, пластичность социокультурных характеристик человека, принадлежащего культуре информационного общества. Разрушение традиционных оснований идентификации личности.
2. Начало колонизации космоса, разрушение стереотипов о конечности жизненного пространства, объединение сообществ, достигших постиндустриальной стадии развития в единую цивилизационную группу с общим ценностно-нормативным (культурным) ядром.
3. Начало эры управляемой эволюции, требующей своего культурного оформления, выработки этических и юридических оснований.
4. Начало межцивилизационных конфликтов, детерминированных разностадийностью демографического перехода в обществах, находящихся на разных уровнях развития.
Современная культурология вынуждена все больше обращаться к достижениям других наук, влияющих на характер жизненного устройства, а, следовательно, на культуру, исследовать факты и события казалось бы далекие от ее традиционного интереса. Важным условием повышения практической значимости культурологического знания становится его междисциплинарность. Вся социальная практика начала ХХI века демонстрирует культуронеобеспеченность как научно-технической революции, так и демографического перехода по своим последствиям сравнимыми с тектоническими процессами, меняющими облик планеты. 
Техника порождается культурой и постоянно получает из пространства культуры стимулы для развития. Культура определяет цели, ради которых люди обращаются к технике, применяют и совершают ее, а следовательно, влияет на выбор направления развития техники. Культура хранит и накапливает знания, необходимые для создания и совершенствования техники, а также обуславливает отношение людей к технике, характер и способы ее использования людьми. Техника одновременно - сила, которая активно воздействует на все культурное пространство. Она образует культурную среду обитания человека, представляет собой средство приложения достижений культуры к решению материально-практических задач общественной жизни, т.е. способ ответа культуры на «социальный заказ» со стороны общества, создает инструментарий культуры - средства и способы деятельности в сфере культуры, т.е. информационно-семиотической деятельности, выступает как культурный код - как одна из важнейших знакомых систем культуры, несущая в себе огромное количество социальной информации.
В сфере искусства можно говорить о трех основных направлениях технизации:
- Техника, как средство помощи художнику и, одновременно, обязательная часть перформанса, а также инструмент создания имиджа художника. В качестве примера можно привести британскую художницу Шерон Джонстон, создающую свои произведения при помощи распылителя для воды и фотоаппарата.
 
Макросъемка Шерон Джонстон
 
Макросъемка Шерон Джонстон 
 
 
- Техника, как предмет искусства, центральный образ перформанса (например, украинские художники О. Резников и А. Бойко и их знаменитая скульптура из сотовых телефонов).
 
Скульптура О. Резникова и И. А. Бойко из мобильных телефонов
 
Скульптура О. Резникова и И. А. Бойко из мобильных телефонов 
 
 
- Техника, как полноправный участник процесса создания произведения искусства наравне с человеком. В данном случае можно привести в пример японский спектакль «Три сестры. Андроид версия». Это уникальный проект труппы Seinendan, новаторское сочетание драматургии и высоких технологий в сфере робототехники. На сцене, вместе с актёрами, задействованы андроид Geminoid F и робот-слуга Robovie R3. Режиссёр спектакля Ориза Хирата – театральный новатор, который тщательно выстраивает мир драмы на основе своей теории современного разговорного театра. Воплощение идеи режиссера оказалось возможным благодаря Хироси Исигуро – ведущего исследователя в сфере робототехники, известного созданием робота «геминоид», точной копии самого себя. 
 
 
 
Сопоставимость дальнейшей технологизации общества и развития культуры – предмет дискуссии современных культурологов, философов и историков искусства. Также как является предметом дискуссии место человека в современной культуре и, в узком смысле, в современном искусстве, поскольку техника, с одной стороны, постепенно вытесняет человека, делая его роль не ведущей, как это было ранее, а подсобной; а с другой стороны, человек культурный, под влиянием развития техники, транформируется, трансформируя культуру. Человек на протяжении ХХ века из априори природного существа постепенно превращался в существо изначально культурное. Не в смысле врожденного присутствия хороших манер и готовых знаний, а в смысле искусственно отобранных и технологично скомпонованных качеств, набор которых ранее был не предсказуем. Менялись представления о фундаментальных социокультурных феноменах, таких как родство, Родина, личность, идентичность. Пластичность физических и личностных характеристик человека - его ускользающая сущность – сегодня все более набирающая силу тенденция, которая уже вносит существенные коррективы в представления о человеке как социальном субъекте и культуре как регуляторе социальной жизни.
При этом имеет место культурный парадокс. Несмотря на глобализацию, слияние и взаимопроникновение культур, различия между региональными культурами становятся все более очевидными. В первую очередь это касается противопоставления Европы и Северной Америки странам Ближнего Востока мира.
 
 
Геминоид Хироси Исигуро рядом с создателем
 
Геминоид Хироси Исигуро рядом с создателем 
 
Западная цивилизация, поднявшись до фантастических технологических высот, создала человеку высочайший уровень автономности от общества, практически устранив естественный отбор [v]. Миллионы новых людей на Западе рождаются и выживают после рождения, интегрируются в сообщества, оставляют потомство не вследствие природной силы организма или интеллекта, но благодаря высоким технологиям и социальному обеспечению. Продолжительность жизни европейцев и американцев (США и Канада) растет в силу развития медицинской науки. В этих условиях самоорганизация общества, основанная на правах и свободах личности весьма высока, а регулярно сменяемые члены правительств мало чем отличаются от обычных граждан. Религиозная составляющая в миропонимании и восприятии все больше отходит на второй план. Религия остается хранителем этики, моральных ориентиров, для некоторых даже только ритуалом, выполняющим во многом терапевтические функции. Экономическая экспансия Запада (нужно было продвигать свои товары и услуги по всему миру) способствовала формированию таких культурных норм и ценностей как открытость миру, толерантность (восприятие другого как потенциального покупателя), готовность к диалогу. Искусство Западного мира все больше отходит от традиций. Преобладающие направления современного искусства Западного мира – консьюмеризм, антиконсьюмеризм и футуризм. Наиболее интересным с точки зрения влияния не только на настоящий, но и на будущий путь развития культуры является футуризм.
Футуризм не только направление в искусстве, но и способ познания реальности. Он признаёт два уровня изучения Реальности: без выделения логических модусов «истинно» и «ложно»; с включением логики «истинного-ложного» [vi]. В первом случае размерность Реальности равна 4 (Сущее и Несущее, каждое в двух ипостасях, то есть 2+2=4). При вычитании размерности физического пространства, получается 4-3=1, то есть время в этом случае одномерно, линейно и как бы последовательно течет из прошлого в будущее. В случае, если размерность Реальности равна 16 (Сущее и Несущее в двух ипостасях, каждая из которых имеет два логических модуса, то есть 8+8=16). При вычитании размерности физического пространства получается 16-3=13 - размерность времени. Размерность нелинейного физического времени равна 8 (прошлое, настоящее, будущее в двух логических модусах, то есть два в кубе).
Футуризм утверждает, что если из размерности времени Реальности вычесть размерность нелинейного физического времени, то получится размерность метафизического времени, то есть 13-8=5. 
Вся позитивистская наука основывается на концепции одномерного линейного времени. Это значит, что время необратимо течет из прошлого - через настоящее - в будущее. Время футуризма нелинейно. Здесь нет последовательности его течения в одном направлении, нет понятия предшествования моментов. Есть лишь момент «здесь и теперь», в котором сконденсирована вся Реальность. Разделение времени на прошлое, настоящее, будущее - бессмысленно. Футуризм утверждает возможность перцепции 8-мерного физического времени. Метафизическое 5-мерное время футуризм провозглашает основой научной парадигмы предапокалиптической эпохи. Футуризм постулирует метафору как атрибут новой научной парадигмы.
От изображения материально-вещественного мира футуризм переходит к изображению идей, считая это одним из важных признаков своей научной парадигмы. Так чистая идея находит воплощение в материальном образе. Метафоричность научной парадигмы футуризма делает науку эстетически самоценной.
Бесконфессиональность религии, эстетическая ценность науки, искусство философии футуризма ставят принципиально новые задачи как в школьном образовании и воспитании, так и в образовании высшем — на всех уровнях и в разных областях.
Футуризм исходит из необходимости преодоления отчуждения субъективного сознания от Объективного Идеального - Вселенского Сознания. Футуризм считает, что человек есть осознающая себя через него Вселенная (материально-идеальный Универсум). Значит, человек творит свою судьбу в той мере, в какой она - судьба - позволяет ему делать это.
По представлению футуризма человек ничего не изобретает от себя. Всякое открытие человека – это отражение (проявление) Объективного Идеального в субъективном человеческом сознании. Иначе говоря, открытия в чем бы то ни было даруются человеку свыше за его труды. Футуризм постулирует труд как благо только в том случае, если этот труд совершается с максимальным напряжением совести.
Оппозицию чувственного и рационального, образа и мысли футуризм снимает, культивируя запредельность ощущения – спонтанное возбуждение всех рецепторов как единого целого в отсутствие внешних раздражителей.
Запредельное ощущение футуризм постулирует основополагающим в своей гносеологии. Футуризм XXI столетия - не наука, не искусство, не религия, не философия. Он есть симбиоз науки, искусства, религии, философии - вплоть до их отождествления. В этом его отличие от футуризма XX века, возникшего как эстетическая реакция на научные открытия и социальные потрясения.
Ближневосточные страны устроены принципиально по-другому. Доминирующая здесь культура является по многим критериям аграрной или начальной индустриальной. Основа экономики - сельское хозяйство - базируется на общинном жизненном укладе. Индивид полностью зависит от социума и должен подчиняться существующим здесь правилам. Суровые условия жизни и неразвитая медицина приводят к высокой по европейским меркам смертности, что требует активного деторождения (в основе эволюции продолжает лежать естественный отбор). Искусство стран Ближнего Востока более традиционно и менее технологично, более обращено на человека и его переживания. Это особенно хорошо видно по стремительно развивающейся в последние годы литературе Ближнего Востока.
 
 

§2. Влияние технизации на культуру и общество

 
 
В.  Румянцев отмечает, что техника представляет собой универсальный феномен современного мира, существенно влияющим на изменения в культуре человечества [vii].
В условиях современной технической цивилизации эволюция техники, в первую очередь внедрение новых технологий зависят от социокультурных факторов данного сообщества. Так, традиционная форма социальной конкуренции народов утверждает приоритет развития военно-промышленного комплекса. Есть достаточное основание для утверждения: сущностные характеристики техники чаще всего становятся отражением системы ценностей сообщества. Вариативность использования техники ставит ведущую моральную проблему технической цивилизации – ответственность учёных за возможное применение своих открытий в технике. Отсюда категорический императив культуры в технической цивилизации: принципы гуманизма и экологии выше экономической эффективности, технической целесообразности и политической выгоды. Следует заметить, что в известных современной науке традиционных обществах техника всегда подчинена ценностям жизни. Возможно, что факты нарушения этого принципа становились одной из причин (или причиной) нарушения экологического равновесия в локальном регионе и исчезновения цивилизаций, культур.
Стремительное развитие техники, превращение её в мощную составную часть современной планетарной цивилизации, вызвали к жизни различные толкования сущности и ценности техники. Проблема последствий компьютеризации общества и создания искусственного интеллекта является одной из самых популярных в дискуссиях. Полемика сторонников и противников привела к осознанию необходимости новых исследований природы разума, сознания (духа) человека. Особое место в современной философской литературе занимают труды, посвящённые оценке техники; прежде, чем проектировать и финансировать инновационные проекты необходимо знать совокупность следствий внедрения той или иной инновации. Осмысление проблем аксиологии техники на философском уровне приобрели общекультурное значение. В частности, отмечено, что совершенное планирование технического прогресса невозможно даже в условиях технократического общества, как известно, превращающего личность в элемент машины. Получила признание позиция, утверждающая, что критерии рациональности планирования технической инновации должны вырабатываться вне технических, экономических или политических факторов. Социокультурная проблема техники заключается в её использовании, а используется технология, как правило, в интересах группы людей.
Среди ведущих философских проблем техники и технологии называют вопрос о происхождении техники и характере её связи с природой, обществом, культурой. Так, существуют концепции о слиянии современной науки и техники, в которых свойство первичности придаётся естественным наукам либо технике, соответственно, следствием признаётся техника или естествознание. Эта дискуссия имеет принципиальное основание: научно-технический прогресс начинается с масштабного теоретического осмысления или случайных находок, которым затем придаётся видимость солидного обоснования. 
Парадигма технического прогресса, как безграничного по возможностям конвейера улучшения бытия человека, выработанная европейским мышлением пару столетий назад, опиралась на идеи неограниченности природных ресурсов и совершенства человека, существующего автономно от природы. Эти идеи опровергнуты жизнью. Современное общество все чаще задается вопросами: Есть ли будущее у человека технического? Есть ли будущее у культуры, общества, цивилизации с техникой или без техники? На эти и подобные философско-мировоззренческие вопросы дают разные ответы.
Для бытия культуры принципиально важна постановка фундаментальных вопросов по проблеме, свидетельствующая о том, что человечество вырастает из технического детства. В этом смысле существенна необходимость выработки идеалов (моделей) дальнейшего развития. Эта проблема является нормативной и выводит философию техники на уровень социокультурного прогноза. Традиционная модель (модель научно-технической революции) основана на принципах технологического детерминизма, популярного на Западе. Для неё характерна вера в безграничные возможности человеческого разума, который решал и решит любые проблемы развития. Общая модель, доминирующая на Западе, основана на ограничении технических проектов из соображений их возможного вреда. Технический прогресс неизбежен, поскольку жизненно необходим, однако технический, экономический и политический персонал должен быть образованным и контролируемым внешними институтами. В данной модели основное внимание уделяется разработке социокультурных методов оценки техники. Модель ограничения основана на необходимости ограничения человеческих потребностей и масштабов технических инноваций. Критерием ограничения предлагается порог, за которым удовлетворение потребностей или применение техники приносит скорее вред, чем пользу. Радикальные варианты этой модели предлагают вернуться к образу жизни предков всему человечеству или населению так называемых развивающихся стран, где техника пока не стала необходимостью бытия повседневной культуры.
Техника как часть культуры рассматривается в диапазоне оптимистических и пессимистических мнений. Концепция технического (технологического) детерминизма включает противоположные интерпретации. Технократические (власть техники) интерпретации, как правило, связаны с оптимистическими взглядами на роль техники в культуре. Негативные социокультурные последствия внедрения достижений научно-технического прогресса технократическое мышление предпочитает объяснить торможением технологического развития со стороны культурно отсталых людей или групп. Катастрофические изменения в жизни, культуре народов целых континентов, привнесённые научно-техническим прогрессом, замалчиваются или интерпретируются иначе. Обязательным компонентом оптимистической интерпретации роли техники в обществе и культуре является технократия – теория власти, основанная на научно-техническом знании и предвидении, научно-технической компетентности политической элиты. Основатель теории индустриального общества Р. Арон полагает, что реальностью современного мира является не совокупность различных социальных систем, а единое индустриальное общество с разнообразием идеологий [viii]. По мере дальнейшего развития индустриальной составляющей идеологические различия будут все больше отодвигаться на периферию культуры.
Пессимистические воззрения, представленные преимущественно философами, писателями, деятелями искусства и лидерами религиозных организаций, рассматривают технику как угрозу человечеству. Критики технической цивилизации подчёркивают её механистичность, противоестественность, подавление техникой личности, природы, жизни. Пессимисты, - сторонники взглядов о негативном влиянии техники на социокультурные процессы, - столетиями призывают вернуться к традиционным видам хозяйственной деятельности человека с жёстким контролем жизнедеятельности личности со стороны общины. В ХХ появился вариант активного противодействия технической культуре. Противники технической цивилизации призвали организовать контркультуру для борьбы против репрессивного разума «власти-знания», отчуждения человека.
Представители технократии – учёные, экономические и политические лидеры - присоединились к критике негативных сторон технической цивилизации. Они обратили внимание на экологические проблемы, на превращение человека в слугу и заложника стихийного развития технической среды. По мнению учёных, источник проблемы в неумении человека использовать технику на благо человечества и природы. Необходимо формировать иное взаимодействие человека с техникой, другой тип человека, способный интегрироваться с людьми, существовать в единстве с техникой и природой.
Технический фон бытия современного человека является единым для всего человечества. Он предполагает два нормативных параметра поведения людей: обращение с техникой согласно инструкции по эксплуатации и определённую традицию использования технических средств. Способности и отношение к труду, технологическая дисциплина и дисциплина труда, формы трудолюбия и трудовых навыков являются производными от культурных традиций общества. Осознанное включение технической культуры в социокультурные характеристики конкретного сообщества и личности позволяет понять и принять технику как органичную часть взаимодействия человека с человечеством и природой.
Что касается искусства, как наивысшего проявления самовыражения человека, то все большая его технизация, с одной стороны, открывает новые, ранее недоступные возможности (в особенности это касается искусства кино, фотографии, и других сфер, где могут быть использованы новейшие компьютерные технологии), а с другой стороны, несколько нивелирует личность творца (в особенности это касается театра, кино и вокального искусства, где современные технологии могут помочь созданию целостного и достойного произведения даже при условии недостаточной подготовки или таланта того, кто представляет это произведение зрителям). 
Спор о позитивном или негативном влиянии техники и технологий на культуру в принципе не может быть исчерпан, поскольку не может существовать единой и однозначной точки зрения по этому вопросу ввиду многоаспектности предмета спора и большого числа нюансов и допущений, возникающих при отстаивании как позиции за, так и позиции против. Можно предположить, что данный спор будет одним из основных в культурологии XXI века.
 
«Живое сценическое представление Musion» с эффектом телеприсутствия. 3D-голограмма компании Christie 
 
«Живое сценическое представление Musion» с эффектом телеприсутствия. 3D-голограмма компании Christie 
 
 
* * *
 
Суммируя представленные в настоящей работе данные, можно сделать следующие выводы относительно проблемы технизации культуры в XXI века:
Дальнейшая технизация культуры неизбежна и ее темп будет возрастать, что связано со стремительным развитием науки и технологий в XXI веке, а также наличием широкого поля применения этих технологий как в повседневной жизни общества (бытовой культуре), так и в искусстве.
Несмотря на то, что спор о векторе и степени влияния развития науки и техники на современную культуру вообще и искусство в частности является одним из наиболее значимых в культурологи и философии XXI века, невозможно дать однозначный ответ, насколько полезно или губительно для культуры это влияние, а также насколько возможно окончательное расхождение цивилизации, построенной на прогрессе и технологиях, и культуры.
Очевидна трансформация современного искусства под влиянием трансформации высокотехнологичного общества потребления. Это особенно хорошо заметно при сравнении искусства Западного мира и искусства Ближнего Востока. Несмотря на глобализацию, характеризующуюся созданием глобальной культуры как симбиоза локальных, региональных культур, расхождение культур Запада и Ближнего Востока все более заметно, что является своеобразным парадоксом, если рассматривать данный процесс строго в контексте глобализации, как социально-политического явления. Стойкая тенденция к отходу от традиционных духовных, религиозных и общечеловеческих ценностей, которая прослеживается в искусстве Западного мира практически не затронула искусство Ближнего Востока, где подобные художественные высказывания могут рассматриваться скорее как эпатаж, вызов обществу, попытка бунта против устоев, а не как культурная традиция.
 
Перформанс художника П. Павленко, выражающий протест против "репрессивной законодательной системы"
 
Перформанс художника П. Павленко, выражающий протест против "репрессивной законодательной системы"  
 
 
В современной культуре Западного мира преобладают три важнейших направления, каждое из которых имеет под собой прочную социально-историческую и культурологическую базу. Это консьюмеризм (культура потребления для потребителей), антиконсьюмеризм (осознанный протест против культуры потребления и возвращения к исконным культурным ценностям) и футуризм (обращенность в будущее, наиболее подверженное влиянию техники и технологий направление).
Современный художник – это не только творец, создающий то или иное произведение, но и провокатор, который привлекает внимание общества к своим работам зачастую не столько художественной ценностью их работ, сколько культурным контекстом их создания. В некоторых случаях художественная ценность подобных сиюминутных перформансов либо отсутствует, либо уходит на второй план, а на первый план выходить само действие, как высказывание. В качестве подобных перформансов можно отметить перформансы русских художников Петра Павленского и Олега Кулика.
 
Художник Олег Кулик. Инсталляция «Алиса против Лолиты», 1999 г.
 
Художник Олег Кулик. Инсталляция «Алиса против Лолиты», 1999 г. 
 
При этом нельзя говорить о том, что современное искусство выражается только в подобного рода акциях, высказываниях художников. Развитие технологий дает художникам в руки мощные инструменты, позволяющие расширять горизонты и представлять произведения, создание которых ранее было невозможно. К таким произведениям относятся прежде всего произведения кино и музыки, получивших возможность для развития благодаря развитию компьютерных технологий. Высокая технологичность современных музыки и кино позволяет получать такие произведения как «Аватар» Джеймса Камерона, где более 60% составляет компьютерная графика. В музыке толчок дальнейшему развитию дает звуковой и музыкальный компьютинг. В искусстве фотографии развитие техники привело к развитию макро- и микросъемки, что на сегодняшний день является одним из наиболее интересных и востребованных направлений фотоискусства. Помимо этого, внедрение новых технологий расширяет горизонты в прикладном искусстве, позволяя применять новейшие методы конструирования, обработки и сочетания разного рода материалов. 
 
 
 
Помимо этого, развитие науки и техники позволило создать новые виды искусства, ранее недоступные. К таким видам искусства можно, в частности, отнести новые виды проекционного искусства (голографические проекции и т.д.)
 
i Волков Т.П. Социально-философские аспекты современной глобализации и проблема трансформации культуры. Дисс. ..канд. философ. наук: 09.00.11. – М., 2010. – 135 с.
ii Ильин В.И. Потребление как дискурс / В.И. Ильин. – СПб: Интерсоцис, 2008. – 227 с.
iii Мэмфорд Л. Миф машины. Техника и развитие человечества / Л. Мэмфорд. – М.: Логос, 2001. – 416 с.
iv Луман Н. Жизненный мир и техника / Н. Луман // Власть. – М.: Праксис, 2001. – 256 с.
v Синецкий С.Б. Культурные трансформации в XXI веке: осмысление перспектив / С.Б. Синецкий // Культурологический журнал, 2012. - №9.
vi Мартин С. Футуризм / С. Мартин. – М.: Арт-Родник, 2010. – 96 с.
vii Румянцев В. Культура и техника / В. Румянцев // Основы культурологии. – Костанай, 2010. – 496 с.
viii Арон Р. Измерения исторического сознания / Р. Арон. – М.: Либроком, 2010. – 192 с. 
 
 
Автор: Иванова С.  
 

 
 

   
Яндекс цитирования