Новости истории

18.01.2018
"Воскрешенная" ДНК двух древнеегипетских мумий, найденных в окрестностях Каира в начале 20 века, помогла ученым раскрыть их родословную и выяснить, что они были двоюродными либо единоутробными братьями

подробнее...

18.01.2018
В этот день, 18 января 1943 г., ровно 75 лет назад немцы вновь начали высылать евреев из Варшавского гетто в Треблинку.

подробнее...

11.01.2018
Чернокожий раб Джеймс Хемингс, принадлежавший Томасу Джефферсону, американскому президенту, был непревзойденным мастером французской кухни. Недавно археологи обнаружили помещения, в которых Хемингс готовил блюда для своих хозяев.

подробнее...

Политработа среди войск и населения противника в годы Великой Отечественной войны

     Также как армия и флот являются оружием стратегии, так слово или пропаганда вообще есть оружие политики, причем и стратегия, и политическая пропаганда должны работать рука об руку, имея лишь одну цель — победу над врагом.
     Политическая пропаганда преследует двоякую цель — поднятие настроения среди собственного населения путем пусть даже преувеличения своих успехов и неудач противника и понижение духа своего противника непосредственным воздействием или же через нейтральные страны. В период второй мировой войны в ходу была так называемая компрометирующая пропаганда.
     История войн наглядно продемонстрировала необходимость проведения и эффективность умело организованной работы по воздействию на морально-психологический потенциал противника. Начав формироваться в качестве средства устрашения, теория информационно-психологического воздействия в ХХ веке стала неотъемлемой частью военного искусства.
     Сразу после окончания первой мировой войны в западных странах проявили повышенный интерес к ее политическому опыту. Были написаны десятки исследований, созданы специальные кафедры во многих университетах, которые приступили к подготовке квалифицированных специалистов. Обобщенный опыт и накопленные теоретические познания в области военной пропаганды на Западе были объединены в единую теорию, которую немецкий ученый Фуллер в 1921 году назвал теорией психологической войны.
     Военные теоретики почти единодушно признали, что пропаганда является составной частью военного искусства. Выражая их точку зрения, один из специалистов психологической войны англичанин П. Г. Уорбертон писал следующее: "В современное время основной задачей в войне является не уничтожение вооруженных сил противника, как это было раньше, а подрыв морального состояния населения вражеской страны в целом и до такого уровня, чтобы оно заставило свое правительство пойти на мир. Вооруженное столкновение армий - это лишь одно из средств к достижению этой же цели". (См. Исторические аспекты теории и практики информационно-психологического воздействия./ 2. Информационно-психологическое воздействие на войска и население противника в годы первой и второй мировых войн/ http://www.vrazvedka.ru/main/analytical/lekt-02_02...) Вторая мировая война подвергла проверке жизненность теоретических положений об эффективности умело организованного информационно-психологического воздействия на войска и население противника.
     Основными формами информационно-психологического воздействия в ходе войны явились печатная и радиопропаганда. В меньших масштабах были представлены устная пропаганда и наглядная агитация. 
     Спецпропаганда в  годы  войны стала одним из самых молодых направлений в партийно-политической работе в Вооруженных Силах нашей страны. Организационно она начала формироваться в конце 1938-го – начале 1939 года, когда были созданы несколько редакций газет на иностранных языках. В 1939  году  на Халхин-Голе, а также во время советско-финской войны были первые попытки организовать политическое воздействие на войска противника.
     Когда в ГлавПУРе был создан отдел по организации политической работы среди войск и населения противника (который позже был преобразован в управление), сразу же возникла кадровая проблема, поскольку никто специалистов такого рода прежде не готовил. Людей, владеющих иностранными языками и имеющих какое-то представление о зарубежных странах и их армиях, находили в Наркомате иностранных дел, среди работников Коминтерна, в разных учебных заведениях. В результате с началом Великой Отечественной войны на всех фронтах, на западном направлении, на Дальнем Востоке, во всех политотделах армий и дивизий Сухопутных войск были подразделения спецпропаганды (Тихонов А. Слово тоже сражалось. //Красная звезда. - 30 Апреля 2005 года.).

 

                       Необходимость проведения политработы в среде противника

 

 

     С началом войны резко изменившаяся обстановка потребовала коренных преобразований во всех сферах военного руководства, в том числе и партийно-политической работы. В  годы  войны Главное политуправление выполняло задачи по претворению в жизнь постановлений Центрального Комитета ВКП(б), Государственного Комитета Обороны и приказов Ставки Верховного Главнокомандующего и наркома обороны. Непосредственная работа партполитаппарата была сосредоточена на решающих направлениях, где складывалась наиболее трудная обстановка. 
     Быстрое продвижение германских войск потребовало принятия чрезвычайных мер во всем. Война против фашистской Германии выдвинула новые задачи в области внешней политики Советского Союза. Необходимо было сорвать расчеты гитлеровцев на международную изоляцию СССР и организовать единый фронт государств и народов для разгрома агрессоров (Политика ВКП(б) в начальный период войны/ http://victory.mil.ru/war/1941/policy/02_02_01.html). 
     Для централизации руководства   пропагандой  и контрпропагандой  среди   войск  и  населения   противника  постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 25 июня  1941  г. было создано Советское бюро военно-политической  пропаганды. В состав бюро вошли Л. З. Мехлис, Д. З. Мануильский, В. С. Кружков, П. Г. Пальгунов и С. А. Лозовский (2 июля в бюро был введен также М. Б. Митин). Вот как пишет об этом в своих мемуарах непосредственный участник событий М.И.Бурцев: «25 июня меня ознакомили с решением Политбюро ЦК ВКП(б) о создании «в целях сосредоточения руководства всей военно-политической пропагандой и контрпропагандой  среди   войск  и  населения   противника» Советского бюро военно-политической пропаганды. 
     — Седьмой отдел становится рабочим органов этого бюро, — сказал начальник ГУПП РККА. — Ваша задача информировать бюро о политико-моральном состоянии  войск   противника, об изменениях, происходящих в его  войсках  и тылу, разрабатывать по указанию бюро пропагандистские документы, обращенные к  населению  и  войскам   противника, к военнопленным. И конечно же докладывать на заседаниях бюро о работе органов политической пропаганды фронтов, армий и дивизий  среди  противостоящих им  войск ... »  (Бурцев М. И., Прозрение, М., 1981.)
     Коммунистическая партия выступила организатором борьбы советских людей в тылу фашистских оккупантов. 30 июня ЦК КП(б) Украины сформировал оперативную группу для развертывания партизанской борьбы, а 5 июля принял специальное решение о создании вооруженных отрядов и организаций партийного подполья в районах, которым угрожала фашистская оккупация. 30 июня ЦК КП(б) Белоруссии издал директиву № 1 «О переходе на подпольную работу партийных организаций районов, занятых врагом». 4 июля аналогичное решение было вынесено ЦК КП(б) Карело-Финской ССР.
     18 июля ЦК ВКП(б) принял постановление «Об организации борьбы в тылу германских войск». В нем конкретизировались задачи и мероприятия по превращению партизанской борьбы в подлинно массовое движение: формирование подпольных партийных и комсомольских организаций, диверсионных групп и партизанских отрядов с целью уничтожения «захватчиков и их пособников».
     Подобным решением Политбюро ЦК прежде всего подчеркивалась важность ведения  политработы среди войск и населения противника, обеспечивалось централизованное партийное руководство ею. На заседаниях бюро военно-политической пропаганды анализировалась обстановка, определялись сильные и слабые стороны противника, оценивались исторические, социальные и национальные особенности вражеских стран и их армий и с учетом характера боевых операций определялись тематика, основные тезисы и аргументы пропаганды, лозунги и призывы.
     Бюро должно было осуществлять координацию военно-политической пропаганды  среди   войск  и  населения   противника, проводимую как военными, так и партийными органами пропаганды и информации.
     Конечно, главным аргументом пропаганды могли бы стать внушительные победы советских войск. «Оружие — это решающий язык войны. Но обстановка для нас складывалась пока неблагоприятно. Видимо, это имел в виду С. А. Лозовский, когда снова заговорил:
— Мы диалектики и не будем забывать, что сама пропаганда способствует созданию благоприятной обстановки. Однако и не будем забывать одного из тех уроков, которые Владимир Ильич Ленин извлек из опыта Парижской коммуны. — С. А. Лозовский обвел присутствующих в зале взглядом, словно спрашивая, говорить ли ему об этом уроке или все знают и так. И все же сказал: — Коммунары потому и потерпели поражение, что переоценили возможности идеологической борьбы с врагом, недооценив соответственно борьбу военную. А именно вооруженной борьбе принадлежит приоритет в любой войне. Поэтому надо говорить врагу о мощи Красной Армии, которая, надеюсь, скоро даст нашей пропаганде этот ее основной аргумент...»  (Бурцев М. И., Прозрение, М., 1981)
     Из тридцати первых лозунгов к солдатам немецкой армии, подготовленных отделом, было утверждено десять, содержащих сжатые и ясные формулировки. В лозунгах говорилось о несправедливом характере гитлеровской войны, немецкий народ противопоставлялся гитлеровской клике, провозглашались идеи дружбы между народами СССР и Германии, содержались призывы к совместной борьбе против гитлеровского фашизма, типа:
     «Немецкие солдаты! Долой развязанную Гитлером грабительскую войну! Да здравствует дружба между немецким и русским народами!»
     «Немецкие солдаты! Советская Россия не посягала и не посягает на независимость и целостность Германии. Подумайте, ради чего вы проливаете свою кровь?»
     «Немецкие солдаты! Запомните: уничтожение кровавого господства Гитлера и его приспешников — единственный путь к миру!»
     Первое заседание бюро военно-политической пропаганды закончилось далеко за полночь: на нем были определены основные задачи «внешней  политработы » — всемерно ослаблять морально-политический потенциал вражеских войск,  подрывать их боеспособность, разлагать фронт и тыл вермахта и тем облегчать Красной Армии вооруженную борьбу.

 

                               Структура органов спецпропаганды

 

     Еще в 1940 году в связи с нехваткой специалистов Советское правительство открывает курсы усовершенствования офицеров политработников со знанием иностранных языков при Военно-политической академии в Москве. 23 августа 1942 года в составе Военного института иностранных языков (ВИИЯ) РККА было сформировано отделение офицеров политработников со знанием иностранных языков, а через два года были организованы факультет и кафедра спецпропаганды, в которых и началось обучение первых курсантов. «Выпускники факультета внесли весомый вклад в окончательный идеологический разгром Германии» (Парламентская газета, Дмитриев Леонид, 15.10.2004, №193, Стр. 4).
     В начале войны также была проведена реорганизация ГУППРККА, где были созданы два новых пропагандистских отделения – по Германии и ее союзникам и по работе с населением оккупированных немцами стран. К 15 мая 1941 г. аппарат 7-го отдела Главного управления политической пропаганды Квасной Амии на западном наплавлении насчитывал 104 человека. Из них лишь 17 человек знали немецкий язык, в том числе 4 человека - хорошо, остальные - в пределах 4-5-го классов школы (Репко С.И. Цена иллюзий (Пропаганда на войска и население противника в первые месяцы войны) / Военно-исторический журнал. 1992. No 11. С. 8-19.).
     Активное участие в работе среди войск и населения противника принимали немецкие коммунисты-иммигранты, в том числе и В.Пик и В.Ульбрихт; писатели и поэты И.Бехер, В.Бреди, Э.Вайнерт (Бодрягин А.И. Пропаганда в годы Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.).
     На основе решения Политбюро ЦК партии, возрождавшего опыт гражданской войны, Президиум ВС СССР 16 июля принимает постановление «О реорганизации органов политической пропаганды и введении института военных комиссаров в Рабоче-Крестьянской Красной Армии», действие которого было 20 июля распространено и на флот. Главные управления политпропаганды РККА и ВМФ реорганизуются в Главные политические управления. Институт военкомов и политруков просуществовал в армии и на флоте до октября 1942 г. и был упразднен с введением полного единоначалия.
     Пропаганда среди войск и населения противника проводилась политорганами Советских Вооруженных Сил, направлялась ЦК ВКП(б). Непосредственное руководство пропагандой и её координацией в масштабе всех фронтов осуществляло, как было сказано выше, Советское бюро военно-политической пропаганды, созданное решением ЦК ВКП(б) от 25 июня 1941 куда входили члены ЦК партии, Советской Армии, ТАСС, Совинформбюро, Института Маркса — Энгельса — Ленина при ЦК ВКП(б), Института мирового хозяйства и мировой политики. Отдел по работе среди войск и населения противника ГлавПУ РККА был рабочим органом бюро.
     Примечательно, что 4 июня был составлен план повесток ГВС (Главный Военный Совет) на месяц вперед, и на 25 июня там значился доклад Управления политпропаганды РККА о «пропаганде среди войск и населения противника».
     С июня 1942 г. этой работой руководил Совет военно-политической пропаганды. Непосредственно вели пропаганду отделы в политуправлениях фронтов, отделения в политотделах армий (т. н. седьмые отделы, и отделения, с авг. 1944 — отделы и отделения спецпропаганды), старшие инструкторы по работе среди войск противника в политотделах дивизий.
     Работа подразделений спецпропаганды Красной Армии на немецкие войска до середины 1942 года отличалась бессистемностью. После создания в июне 1942 года Совета военно-политической пропаганды воздействие на психику немецких солдат и население Германии активизировалось.
     Пропаганда на  войска   противника  стала вестись еще более широко и активно, когда политорганы этого фронта были укреплены кадрами. Политуправление фронта возглавил дивизионный комиссар Сергей Федорович Галаджев. Высокая партийная принципиальность, деловитость, глубина мышления, творческое осмысление опыта — все это позволяло ему квалифицированно руководить работой по разложению  войск   противника. Многим ему обязаны работники седьмого отдела, в том числе полковой комиссар И. П. Мельников, выдвинутый начальником отдела и не имевший на тот момент опыта в этой специфической области  политработы.
     Существенную помощь политуправлению оказала пропагандистская группа ГлавПУ РККА во главе с полковым комиссаром А. А. Самойловым, побывавшая на фронте тем летом. Члены группы работали в армиях и во многих дивизиях, писали листовки и вели агитпередачи. Подытоживая результаты своих наблюдений и впечатлений, Самойлов в докладной записке начальнику Главного политического управления резонно отмечал: «Жизнь требует развивать инициативу политотделов армий и дивизий, создать им лучшие условия для того, чтобы они сами могли вести не только устную, но и печатную агитацию  среди  противостоящих им частей  противника».   Это предложение было поддержано на заседании бюро военно-политической пропаганды.
     Осуществлялись и структурные изменения органов пропаганды. В августе 1944 года 7 отдел Главного политического управления Красной Армии был развернут в Управление. Из приказов Народного Комиссара Обороны СССР за предвоенные годы и годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.: № 0268 от 4 августа 1944 г.: «О создании в составе Главного политического управления Красной Армии Третьего управления – Управления пропаганды среди войск и населения противника».

 


                                       Общетеоретические положения политработы

 

 

     Пропаганда (от латинского propaganda - подлежащее распространению) представляет собой воздействие на сознание (подсознание), политические и ценностные ориентации объектов (групп объектов) посредством распространения воззрений, идей, учений с целью формирования мировоззрения, соответствующих интересам воздействующей стороны.
     Военная пропаганда - это использование информационных каналов в интересах политической поддержки ведущихся военных действий и общих целей, поставленных перед собою воюющими сторонами.
     Конверсионная пропаганда - это массированное пропагандистское воздействие на ценностные ориентации человека или групп людей с целью изменения его (их) установок, отношений, суждений и взглядов на политику, проводимую высшим военно-политическим руководством страны.
     Разделительная пропаганда - это пропагандистское воздействие, направленное на разжигание межгрупповых противоречий на основе различий религиозного, национального, социального, профессионального и др. характера с целью ослабления единства в рядах противника вплоть до его раскола.
     Значительную роль в ходе реализации целей разделительной пропаганды сыграла дискредитация военных и политических руководителей Германии. Так, англичане издали и распространили листовку в сентябре 1943 года содержание которой выдавалось за обращение гауляйтера Коха к немецкому народу. В этом "обращении" Кох говорил об опасности, нависшей над фюрером, и бранил некие "реакционные круги", собирающиеся свергнуть Гитлера. Целью листовки являлась попытка внушить немцам мысль о том, что далеко не все благополучно в руководстве рейха.
     Большое внимание уделялось разоблачению Гитлера — даже в конце войны. Не только потому, что он был носителем самой человеконенавистнической идеологии — фашизма, выразителем захватнических вожделений германского империализма. Дело прежде всего в том, что в рейхе годами насаждался культ Гитлера. Даже в 1944 году, когда, казалось, всему миру становилось ясно, что «песенка Гитлера спета», его обещаниям изменить ход войны все еще верила значительная часть солдат и офицеров вермахта. Об этом мы могли судить и по настроениям военнопленных. В одном из фронтовых лагерей пропагандисты распространили анонимную анкету, в которой, в частности, содержался вопрос об отношении немецких военнопленных к участникам покушения на Гитлера 20 июля 1944 года. Покушение осудили около 30 процентов опрошенных. Ход рассуждений пленных так выразил один из них: «Гитлер, несомненно, ошибся, напав на Россию, и он виноват в несчастьях, постигших Германию, но ведь война нужна была для того, чтобы завоевать принадлежащее нам по праву (?!) жизненное пространство...».  

 

 

после покушения на Гитлера

 

 


     Подорвать культ Гитлера означало во многом подорвать воинственный дух вермахта, силу его сопротивления. Вот почему на протяжении всей войны политорганы Красной Армии не ослабляли усилий по разоблачению Гитлера. Медленно прозревали немцы, но тяжесть войны, в которую он вовлек их, одно поражение за другим вместо обещанных побед, воздействие советской пропаганды, основанное на возрастающей силе ударов Красной Армии, — все это, несомненно, способствовало их прозреванию.
     В ходе ведения разделительной пропаганды широко использовалась и дезинформация.
     Деморализующая пропаганда - это пропагандистское воздействие, направленное на ослабление психики человека, обострения его чувства самосохранения с целью снижения морально-боевых качеств вплоть до отказа от участия в боевых действиях.
     Основное содержание пропаганды:
• разъяснение справедливых целей войны со стороны Советского Союза и разоблачение её захватнического характера со стороны фашистской Германии;
• показ мощи Советского Союза и сил Советской Армии, неизбежности поражения гитлеровцев;
• разоблачение империалистического характера фашистской национал-социалистской партии, антинародной сущности идеологии фашизма и нацистского режима;
• показ обострявшихся противоречий в гитлеровской армии и в тылу Германии, роста Движения Сопротивления в Европе;
• распространение идеи о целесообразности выхода из войны путём сдачи в плен и организованной капитуляции.
     Пропаганда конкретизировалась в соответствии с изменениями военно-политической обстановки. В пропаганде обеспечивалось единство действий армейских политорганов, представителей компартий стран фашистского блока и других антифашистских сил, позволявшее расширить тематику идеологического воздействия на войска и население противника, повышало её эффективность.
     Новые, более сложные задачи для политорганов, их седьмых отделов и отделений вытекали из приказа № 70 Верховного Главнокомандующего от 1 мая 1944 года. Речь шла о том, чтобы организовать мощное идеологическое наступление на врага, всемерно содействовать боевым действиям войск, которые были призваны освободить от гитлеровских захватчиков не только советскую землю, но и союзные нам страны Западной Европы.
     Одна из главных задач состояла в том, чтобы всемерно усиливать деморализацию союзников Гитлера. Они не могли не видеть, что Германия проиграла войну. В приказе Верховного Главнокомандующего указывалось: «И чем скорее народы этих стран поймут, в какой тупик завели их гитлеровцы, чем быстрее прекратят они всякую поддержку своих немецких поработителей и их сподручных — Квислингов в своей собственной стране, тем меньше жертв и разрушений понесут эти страны от войны, тем больше они могут рассчитывать на понимание демократических стран» (Сталин И. О Великой Отечественной войне Советского Союза, с. 145.). 
     Так обозначились новые важные аспекты деятельности политорганов среди войск и населения противника. Теперь надо было сориентировать пропагандистов, вооруженных уже накопленным опытом. Эта цель и ставилась перед вторым Всеармейским совещанием работников седьмых отделов и отделений.

 

 

                                         Содержание работы органов спецпропаганды

 

 

     Согласно решению Политбюро ЦК ВКП(б) и правительства о систематическом проведении пропаганды среди войск и населения противника, Советскому бюро военно-политической пропаганды вменялось в обязанность определять содержание, формы и методы пропаганды среди войск и населения противника.
     Влияние пропаганды росло по мере продвижения советских войск на запад. Своим систематическим воздействием на солдат противника пропаганда дополняла удары советских войск по неприятелю.
     Вторая мировая война подвергла проверке жизненность теоретических положений об эффективности умело организованного информационно-психологического воздействия на войска и население противника.
     Основными формами информационного противоборства в ходе войны явились печатная и радиопропаганда. В меньших масштабах были представлены устная пропаганда и наглядная агитация (Панарин И.Н. Информационное противоборство во второй мировой войне.).
     Методы политической пропаганды должны быть чрезвычайно деликатны, дабы лозунги ее не били в глаза своей резкостью, а как бы носились в воздухе, незаметно создавая настроение масс, то есть народное движение.
     Выбор объектов пропаганды представляет собой тоже немало затруднений, так как, желая разрушить моральные устои страны, надо принимать во внимание и психологию народа.
     Большевистская пропаганда постепенно, но весьма радикально начала перестраиваться в духе сталинских наступательных рекомендаций от 5 мая 1941 г. Одними из первых включились в эту работу представители кинематографии. Еще 21 марта 1941 г. прошло совещание у начальника Главного управления политической пропаганды (ГУПП) Красной Армии А. И. Запорожца. На нем присутствовали кинорежиссеры С. Эйзенштейн, Г. Александров, сценаристы Вс. Вишневский, А. Афиногенов и другие. По их предложению была создана Оборонная комиссия Комитета по делам кинематографии при СНК СССР. Первое ее заседание состоялось 13 мая 1941 г. До представителей Оборонной комиссии этого комитета была доведена задача готовить фильмы о действиях различных родов войск Красной Армии против вероятных противников, т.е. немцев. Поэтому в записке, адресованной в ЦК ВКП(б), В.С. Вишневский предложил в пропагандистских целях использовать полученные из Германии в 1940 г. хроникальные киноленты (в частности "Поход на Польшу", "Линия Зигфpида"), которые были отсняты германскими фронтовыми киноопеpатоpами. Эти фильмы, по мнению Вишневского, следовало перемонтировать и "с новым, большевистским текстом обрушить на головы противника", а именно - фашистов.
     14-15 мая 1941 г. в ЦК ВКП(б) состоялось pасшиpенное совещание представителей советской кинематографии. С большой pечью к собpавшимся обpатился член Политбюpо ЦК ВКП(б) А. А. Жданов. Он подчеркнул необходимость "воспитывать в народе непримиримость к врагам социализма" и готовить его на "смертельный бой" против любой буржуазной страны либо коалиции.   Практически реализация этих указаний была начата темя основными органами пропаганды большевистской партии - Центральным Комитетом, УПА и ГУПП.
      22 июня 1941 г. Гитлер напал на СССР. Всему советскому народу. Красной Армии, пропагандистскому аппарату пришлось воспринимать судовую реальность Великой Отечественной войны, которая первоначально носила сугубо оборонительный хаpактеp. Большевистская пропаганда была вынуждена вновь "перестраиваться".
     Специальные сотрудники были обязаны прослушивать радиотрансляции крупных нацистских сборищ на оборудованных репродукторами площадях или в больших помещениях. Существовала спецорганизация занимавшаяся «пропагандой шепотом», то есть распространявшая слухи среди немецкого населения. Организация «Винета» вела работу среди военнопленных, так как вывезенные на территорию Германии, например, из СССР распространяли антифашистские идеи.
     Таким образом, основные методы: радиовещание на волне противника, распространение фальшивых листовок в лагерях противника, доверительные устные формы сообщения (распространение легенд и слухов), распространение небылиц и ложных пророчеств, ореол мистической потусторонности, вездесущности, непогрешимости вокруг СМИ (массовой аудитории не положено знать, как делается газета), подстраховка лживых сообщений правдивыми, подсовывание массовой аудитории грубейшие событийные аналогии, облеченные в форму исторических ссылок.
     Средства спецпропаганды: радиопередачи, проводившиеся главным образом Советским Союзом, а также антифашистскими организациями; издание массовыми тиражами листовок, газет, брошюр; устная агитация с помощью различных звукоусилительных средств; засылка во вражеские войска и на территорию стран фашистского блока военнопленных-антифашистов и др.
     В пропагандистской работе немало внимания уделялось изданию брошюр, значительных по объему публицистических материалов, выпуску радиопередач, в том числе и на немецком языке.
      Только за первые 10 месяцев войны были распространены сотни млн. экземпляров пропагандистской литературы. За годы войны распространено на фронте и в тылу войск противника свыше 20 тыс. листовок, газет, брошюр на 20 иностранных языках общим тиражом около 3 млрд. экземпляров. Уже в июле 1941 года издавалось 18 газет на иностранных языках, из них 10 - на немецком. Начались регулярные передачи по радио на немецком, финском, румынском языках, издавались информационные листовки типа «Что происходит в Германии», «Как живут военнопленные в Советской России».

 

 

 

листовка "Что происходит в Германии"

 

 


     Непосредственно на передовой линии фронта за 1941—45 было проведено свыше 2 млн. агитационных передач, для чего только в 1944—45 в советских войсках использовалось около 500 мощных и окопных громкоговорящих установок (МГУ и ОГУ) дальностью досягаемости 1—3 км в глубину фронта и несколько тысяч ручных мегафонов.
     Зачастую средства и формы советской пропаганды демонстрировали большую изобретательность сотрудников отделов. Так, на Кировском заводе выпускали агитминометы, были даже снаряды, начиненные листовками. Автономные громкоговорители, их тогда называли «окопные звуковки», выносили на левый берег Невы, немцы стояли на правом.
     Начальный период войны показал, что по сравнению с другими видами печатной продукции рядом преимуществ обладали листовки. Они были оперативнее, их легче было спрятать, передать кому-либо, сохранить как пропуск для сдачи в плен. Листовки были разных видов: листовки – обращения командования, листовки-приказы, листовка-памфлет, «сентиментальные» листовки, листовки от военнопленных, листовка-диалог, листовка-стихотворение, листовка вопросов – ответов, листовки-воззвания, листовка-письмо, листовка-информация, листовки-цитаты, листовки от имени погибших, например, «Мертвые говорят живым», листовка-уведомление, листовка-ответ, например, «Ответ Верховному главнокомандованию немецкой армии», где велась полемика с немецкой пропагандой и это был ответ на специальный 4-х полосный номер «Сообщение для офицерского корпуса», которым ОКВ открыла пропагандистскую кампанию против движения «Свободная Германия» и другие. 
     Приоритетное значение имели фронтовые листовки. Они выпускались в связи с важнейшими событиями на фронтах. Листовки, которые предназначались для личного состава фронта, армии, печатались большими тиражами. Например, перед началом наступления войск 1-го Украинского фронта в январе 1944 года листовка с обращением командования фронта была издана тиражом в 200 тысяч экземпляров.  Для разжигания разногласий в лагере противника и порождения атмосферы недоверия использовались маскировочные печатные материалы.
     Также политорганы РККА издавали и распространяли большое количество листовок, плакатов, обращений и других печатных материалов в тылу противника. Так, только с 22 июня по 1 августа 1941 года Глав ПУ РККА издал 9 листовок общим тиражом 1300 тысяч экземпляров. Огромное число листовок выпускали фронтовые и армейские политоралы. Политотдел 22-й армии с 5 сентября 1941 года по 1 января 1942 года направил в оккупированные районы Калининской области 220 тысяч экземпляров листовок и обращений. По подсчетам за годы войны общее число изданий для населения оккупированных территорий (в том числе и партизан) составило 3 млрд. экземпляров. Однако доставка в тыл противника этих изданий не всегда осуществлялась регулярно. Было немало случаев, когда отпечатанная литература залеживалась на аэродромах и устаревала. Газета, листовки, поступавшие за линию фронта, неравномерно распределялись по всей оккупированной территории. Тиражи газет и листовок были небольшими, их полиграфическое исполнение несовершенно. Они не всегда откликались на все животрепещущие вопросы, встававшие перед населением и партизанами в районах, оккупированных противникам. Более эффективным было воздействие листовок или газет, издаваемых в подполье. Они оккупировались в чужом месте, в нужное время и отвечали на вопросы, волновавшие людей.
     Важным участком спецпропаганды являлась работа среди военнопленных.
     Директива Ставки Верховного Главнокомандования командующим войсками и членам Военных советов 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов об изменении отношения к немецким военнопленным и гражданскому населению:

 

 


№ 11072 20 апреля 1945 г. 20.40
Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1. Потребуйте изменить отношение к немцам как к военнопленным, так и к гражданским. Обращаться с немцами лучше. Жесткое обращение с немцами вызывает у них боязнь и заставляет их упорно сопротивляться, не сдаваясь в плен. Гражданское население, опасаясь мести, организуется в банды. Такое положение нам невыгодно. Более гуманное отношение к немцам облегчит нам ведение боевых действий на их территории и, несомненно, снизит упорство немцев в обороне.
2. В районах Германии к западу от линии устье реки Одер, Фюрстенберг, далее река Нейсе (западнее) создавать немецкие администрации, а в городах ставить бургомистров — немцев.
Рядовых членов национал-социалистической партии, если они лояльно относятся к Красной Армии, не трогать, а задерживать только лидеров, если они не успели удрать.
3. Улучшение отношения к немцам не должно приводить к снижению бдительности и панибратству с немцами.
Ставка Верховного Главнокомандования
И. Сталин
Антонов
РФ. Ф. 236. Оп. 2712. Д. 390. Л. 350— 351. Копия.

 

 


     Еще с конца 1942 в пропаганде активно участвовали военнопленные-антифашисты. В 1942 для военнопленных, добровольно пожелавших участвовать в пропагандистской работе, начали создаваться антифашистские школы. 
     С 1943 на территории СССР создавались антифашистские организации, в которые входили представители компартий стран фашистского блока, военнопленные-антифашисты и др.: Национальный комитет «Свободная Германия», Национальный комитет «Свободная Венгрия», румынский «Национальный блок», итальянский «Союз гарибальдийцев», «Бюро борьбы за свободную Австрию». Антифашистские организации также включались в спецпропаганду.
     По форме пропаганда плена в годы второй мировой войны была многообразной и отличалась большой изобретательностью. Над немецкими городами сбрасывались листовки с адресами и списками военнопленных из данного города с приветами их родным. Распространялись информационные листовки, объединенные общей темой: "Как живут военнопленные в Советской России?".
     Вся эта работа среди войск и населения противника подразделялась на общеполитическую и оперативную. Советская пропаганда для достижения своих целей нередко обращалась к немецким авторитетам. Например, приводились слова Фридриха II Великого: «Всякая вражеская армия, которая отважилась бы проникнуть в Россию и пойти дальше Смоленска, безусловно, нашла бы там, в степях, свою могилу». На одной из листовок приводились слова О.Бисмарка о недопустимости войны с Россией, о том, что завоевание этой страны невозможно из-за ее огромных просторов, жизнестойкости и  выносливости ее народа. Большую роль в работе бюро военно-политической пропаганды сыграл член ЦК ВКП(б) Д.З. Мануильский.

 

 

Мануильский Д. З.

 

 

 

 


     Одной из главных причин неудач советской пропаганды среди войск противника было недостаточное знание противника, Германии. С этой целью было привлечено большое количество специалистов-германистов различного профиля и были заведены формуляры на каждое противостоящее вражеское соединение. 
     С первых дней войны возникла также необходимость издания специальных газет для населения, оставшегося на захваченной врагом территории, политорганами РККА. Так, велась работа и среди населения оккупированных немецкими войсками советских областей. Уже в директиве СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года партийным и советским организациям прифронтовых областей, доведенной до населения в речи И.Сталина 3 июля 1941 года, указывалось на необходимость «разъяснить трудящимся их обязанности и создавшееся положение… организовать беспощадною борьбу со всякими… паникерами и распространителями слухов…». 
     С течением времени работа отделов спецпропаганды, а позже Управления стала более комплексной и системной. В 1944 году появилось новое понятие «пропагандистская операция». Под ним подразумевался комплекс разработанных пропагандистских действий в области печатной и устной пропаганды, наглядной агитации, использование военнопленных, в том числе обратный отпуск и т.д. Все эти действия были сконцентрированы тематически вокруг одной идеи, подчинены характеру боевой операции, планам и задачам командования. В 1944-1945 гг. было проведено 27 пропагандистских операций.

 

 

                                        Результаты проведения политработы

 

 

     Результаты политической пропаганды СССР во времена Великой Отечественной войны оказались довольно впечатляющими, несмотря на то, что технология проведения такого рода политработы была отлажена лишь к концу войны, в то время как вначале она отличалась бессистемностью, и неуспех некоторых мероприятий был обусловлен недостатком культурологической информации о стране противника.
     В военное время главной целью пропаганды является изменение отношения населения и военнослужащих противника к характеру войны и своему собственному будущему. Однако, несмотря на активную политическую пропаганду, особенно со стороны СССР, в ходе войны достичь этой цели в полном объеме не удалось. Значительная часть как личного состава немецкой армии, так и населения Германии до конца войны оставалась под влиянием фашистской идеологии.
     Этому способствовали следующие причины:
• хорошее обеспечение германской армии продовольствием и другими видами снабжения, а также средствами связи, оружием и боеприпасами, что способствовало поддержанию веры в возможность победы;
• опасение немецких военнослужащих возмездия в случае поражения;
• активная деятельность гестапо и других карательных органов, направленная на борьбу с инакомыслием;
• высокая эффективность собственной немецкой внутриполитической пропаганды;
     С помощью политработы СССР среди войск противника у немецких солдат и офицеров рассеивались иллюзии относительно неприступности их Восточного оборонительного вала, «грозного фольксштурма» и «убийственного нового чудо-оружия», они видели на примерах, фактах и цифрах, как в ходе боев и сражений рушатся эти «валы» и «крепости», и начинали понимать, что единственно возможный для них выход: прекращать сопротивление, сдаваться в плен, капитулировать.
     Пропаганду, связанную с непосредственным обеспечением боевой деятельности войск, рекомендовалось увязывать с разоблачением нацизма и гитлеризма. Как и прежде, политорганы должны были оказывать всемерную помощь и содействие антифашистской пропаганде, которую развернули в немецких войсках представители и уполномоченные НКСГ и СНО и их многочисленный актив из пленных.
     Когда Красная Армия стояла на подступах к Германии, эта проблема приобретала особое значение. Она, эта проблема, волновала всех — командиров, политработников и, конечно же, спецпропагандистов. 
     Управлению спецпропаганды удалось решить многие вопросы, связанные также с работой среди населения освобождаемых стран. Были развернуты курсы спецпропагандистов. На этих курсах главное внимание обращалось на изучение сопредельных стран и соответствующих языков. Отбирались и проходили стажировку журналисты, которым предстояло работать в газетах, издаваемых для местного населения. Должен отметить, что полковник Заставенко с офицерами своего отдела горячо взялся за порученное ему дело, поддерживал деловые контакты с работниками управления кадров, вместе с ними доукомплектовывал отделы и отделения спецпропаганды литераторами и дикторами, а редакции газет — журналистами. Прежде всего имелось в виду польское направление — четвертая часть территории Польши с 5-миллионным населением к концу августа уже была очищена от фашистских захватчиков.
     Успехи Красной Армии вселяли надежду, укрепляли веру, поднимали дух сопротивления польского народа, который долгие годы находился под игом фашистской оккупации. По инициативе Польской рабочей партии, действовавшей в глубоком подполье, к началу 1944 года все антифашистские организации были объединены в Крайову Раду Народову, ставшую высшим подпольным представительным органом демократических сил страны. Боевые отряды этих сил вошли в Армию Людову. 
     Результатом политработы отделов спецпропаганды явилось также и то, что многие силы противника были брошены на борьбу с ней. Фашисты жестоко расправлялись с выявленными изменниками, тем самым еще более способствуя продвижению и укреплению идей СССР. «Наблюдение за коммунистической и марксистской подрывной деятельностью» и борьба с нею были усилены к началу войны. […] После начала войны, несмотря на пакт «Гитлера-Сталина», гестапо было выявлено усиление коммунистической пропаганды путем распространения запрещенных листовок, наклеивания различного рода воззваний и навязывания «лжи» (Зегер А. Гестапо – Мюллер. Карьера кабинетного преступника. Ростов-на-Дону: изд-во «Феникс», 1997. С.130.).
     Наблюдению и беспощадной борьбе с такого рода антигосударственной деятельностью в Германии отводится решающее значение. Трудность в распознавании этой деятельности, что было достигнуто стараниями спецотделов СССР, создавало ряд проблем, требовало усиленной разведывательной работы, подрывало авторитет государства среди граждан и войск. Сотрудники гестапо именовали деятельность СССР «хитрой советско-русской пропагандой»,  т.к. на ее распознавание затрачивалось значительное количество сил и времени.
     Слаженность работы органов спецпропаганды и армии на фронтах во многом оказала влияние на весь ход войны и на ее завершение.
     Распространение идей СССР существенно отразилось на многих странах, что также предопределило исход войны. Коммунистические партии стран, входивших в фашистскую коалицию, - Германии, Италии, Румынии, Венгрии,  Финляндии – стали проводить политику поражения этой коалиции в войне, низвержения фашистских правительств. Коммунисты этих стран разъясняли солдатам своих государств завоевательный и по сути грабительский характер войны, которую вел Гитлер и освободительную сущность войны со стороны СССР. Такая политработа принесла свои плоды, особенно когда у Германии возникла необходимость формировать свои войска из состава населения союзников. Многие отказывались воевать простив Красной Армии и уходили в партизанские войска, ведя подрывную деятельность, устраивая диверсии и т.п.

 

 

 

     Опыт ведения пропаганды в ходе второй мировой войны представляет собой значительный вклад в теорию и практику информационно-психологического воздействия на войска и население противника в условиях боевых действий. Он еще раз подтверждает огромное значение и возможности этой деятельности как эффективного средства подрыва морально-боевого духа войск противника в интересах выполнения боевых задач.
     В начале войны советская пропаганда оказывала определенное влияние на  население  и армии союзных Германии государств, а также на прогрессивную, трезво судившую о событиях часть  населения, солдат и даже офицеров Германии. Но в то время для основной массы немецких солдат советская правда была не очень доступной и потому малодейственной. Временные успехи вермахта стояли на пути советских идей к сознанию немецких солдат, все еще опьяненных триумфальным шествием по Европе.
     Немцы рвались вперед, слишком самоуверенные, для того чтобы быть восприимчивыми к коммунистической пропаганде. В той сложной военно-политической обстановке сотрудники седьмых отделов далеко не всегда находили убедительные и доходчивые аргументы, которые заставили бы немецких солдат убедиться в фашистском обмане. И одна из главных причин такого положения — недостаточное знание врага, переоценка его слабых и недооценка сильных сторон...
     Позже, после накопления и постоянного пополнения знаний о стране, традициях, идеологии врага, в чем существенную помощь оказали разведка и работа партизанских отрядов, для пропаганды СССР на войска противника создалась более благоприятная почва. И не случайно гитлеровские генералы тогда всерьез забеспокоились за будущее вермахта. Работники органов спецпропаганды располагали рядом трофейных документов, дававших основания для таких выводов, но особенно красноречиво говорил об этом приказ главнокомандующего сухопутными войсками генерал-фельдмаршала Браухича, названный «Духовное воспитание в армии и привитие мировоззрения».
     Были в этом приказе такие признания: «В связи с затянувшейся войной боеспособность войск зависит в значительной мере от духа и морального состояния армии. Если летом 1941 года военные действия требовали полного напряжения душевных и физических сил армии, то предстоящая зима на просторах оккупированных районов и на большом расстоянии от родины предъявит особые требования в отношении морального напряжения сил. Особой заботой командиров рот и взводов в эти месяцы является поддержка бодрости духа и воодушевления воли...»  
     Основные усилия политработы отделов и позже Управления были сосредоточены на пропаганде  среди  военнослужащих вермахта и  населения  Германии. Но это не означало, что они обходили вниманием ее союзников. Армии и  население  Италии, Румынии, Финляндии, Венгрии, Болгарии, Словакии также были в их поле зрения, как и насильственно мобилизованные и немецкую армию французы, поляки, люксембуржцы, австрийцы, число которых особенно возросло во второй и третий  годы  войны. Антивоенная и антифашистская пропаганда, развернутая  среди  солдат и  населения  европейских стран, как правило, находила благоприятную почву. Народы Европы не хотели воевать за интересы фашистской Германии, они развернули массовое движение Сопротивления фашизму, его «новому порядку».

 

 

 

 

 

Автор: Жуковская Д.

 

 

 

   
Яндекс цитирования