Новости истории

18.04.2017
Согласно греческим ученым, фундамент здания гробницы Христа в Иерусалиме опирается на неустойчивые скалистые основания и щебень и поэтому нуждается в существенной реконструкции.

подробнее...

17.04.2017
Российские археологи нашли на территории Брянской области статуэтку женщины, вырезанную из бивня мамонта во времена ледникового периода, пополнив небольшой элитный клуб "идеалов женской красоты" каменного века.

подробнее...

17.04.2017
Шестьсот шестьдесят два человека - таков рекордный состав самого крупного собрания поклонников Чарли Чаплина, нарядившихся в костюм своего кумира. Собрание было приурочено к годовщине открытия Всемирного музея Чаплина и дню рождения самого актера, случившемуся 16 апреля 1889 года.

подробнее...

"Обыкновенный фашизм" и тоталитаризм

В канун 70-летнего юбилея Великой Победы (08.05.2015) телеканал «Культура» показал фильм знаменитого режиссера М. Ромма «Обыкновенный фашизм». Показ был тем более уместен, что сам фильм достиг 50-летнего юбилея. В рамках программы «Смотрим… обсуждаем» состоялось после просмотра  его обсуждение с участием ряда мэтров кино и кинолюбителей. 
 
 
    Мэтров несколько покоробило скептическое отношение пользователей Интернета и части кинолюбителей, особенно из молодежи, к «голосу за кадром», которым режиссер, используя личные, доверительные интонации, иронию, сарказм и патетику, комментирует показанные в документальном фильме события. Скептики даже усмотрели в этом склонность режиссера подменить реальные факты некоей «пропагандой». Между тем мэтры, как профессионалы кино, сочли эти самые «интонации», отличные от «советского дикторского звучания», едва ли не главным достоинством фильма. 
    С мнением профессионалов трудно не согласиться. Интонации являются важной составляющей мастерски сделанного фильма. Он, действительно, является фильмом-размышлением и как бы стирает границы между документальным и художественным кино, преодолевает прикладной характер документалистики. Зритель лишний раз убеждается в безграничных творческих возможностях таланта. 
    Но в данном случае художник вторгается в едва ли не самую чувствительную сферу политики, и это как раз тот случай, когда его творчество рассматривается не столько с  эстетических, сколько с политических позиций. Здесь художественное мастерство не может заменить точное научное знание проблемы. С другой стороны, в данном случае художник не может отделаться от претензий зрителей замечаниями, типа «искусство вне политики».
    Помнится, 50 лет назад один из зрителей предъявлял фильму главную претензию: в нем недостаточно выражена антикоммунистическая сущность фашизма и нацизма. Тогда этого ждали от советского кинематографиста в первую очередь. И, действительно, тема антикоммунизма выражена в фильме довольно обтекаемо. 
    Да, одна из глав, на которые разбит фильм, посвящена рабочему антифашистскому движению в Германии. Показаны под мелодию гимна Коминтерна сцены манифестаций Рот фронта, пламенных выступлений на митингах его лидера Эрнста Тельмана. Ромм справедливо считает причиной поражения рабочего движения в борьбе с нацистами раскол в его рядах, но забывает упомянуть, что ответственность за раскол несут, прежде всего, социал-демократы.
 
Эрнст Тельман
 
Эрнст Тельман 
 
 
    Именно они вместе с вождями всего «желтого» II Интернационала отказались от трактовки борьбы против милитаризма и войны как одной из форм классовой борьбы. Они встали на путь соглашательства с буржуазией и подавления революционной борьбы трудящихся, уничтожения вождей компартии Германии – Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Это не в последнюю очередь способствовало триумфу нацизма в Германии и снискало социал-демократам скандальную известность агентуры буржуазии в рабочем движении Европы. 
    Допустим, «забывчивость» Ромма объясняется соображениями международной политкорректности и сложностями кинематографического процесса. Но его трактовка проблемы взаимосвязи социалистического и рабочего движений тоже отличается своеобразием. Согласно марксистско-ленинской теории, при обособленном развитии рабочий класс поднимается в организационном отношении  лишь до профсоюзов, выдвигающих экономические требования.
    Почему? Режиссер правильно показывает, что политическое развитие рабочего класса, требующее напряженной интеллектуальной работы, сдерживается в буржуазном государстве самими условиями его существования в производстве и вне производственной сферы. Немецкие труженики всегда работали, напоминает Ромм, не считая при этом, что им присуща духовная и политическая слепота. 
      Чтобы стать реальной политической силой, способной взять государственную власть в свои руки, рабочие должны воспринять научный социализм и руководствоваться им. Научный социализм вносят в рабочее движение представители интеллигенции производственной и духовной сферы, перешедшие на позиции рабочего класса и видящие в нем гаранта уничтожения классового общества вообще. В компартии воплощается единство рабочего и социалистического движения.
    Возможно, советский режиссер это и имел в виду. Но перевести политическую теорию на кинематографический язык оказалось для него крайне трудной задачей. Ромм ограничивается абстрактным призывом к зрителям: думать.
    Думают, однако, по-разному. Сегодняшние российские либералы почему-то выдают спекуляции нацистов на социалистической символике за признак их тождества с коммунистами, а не социал-демократами, не говоря уже о буржуазном режиме в целом. Так думали многие зрители пятидесятилетней давности, жившие в эпоху борьбы «двух сверхдержав» - СССР и США. 
      Зрители по ту сторону «железного занавеса» могли относиться скептически к главе фильма о «Другой Германии», к иронии по поводу наличия пошлости и мещанства в образе жизни на Западе, к осуждению НАТО. Однако они не могли не признать широты кругозора  кинематографистов, их углубленного постижения сущности фашизма, не сводимой к одной лишь жестокости и насилию. Поэтому относились с пониманием к интонациям во всех фрагментах фильма.
    Западному либеральному зрителю не могла не импонировать тема Холокоста, поднятая авторами фильма, подчеркивание роли интеллигенции и индивидуального протеста в противовес концепциям дисциплинированности и организованности масс. Он, несомненно, проводил параллели между ролью  государства в нацистской Германии и Советском Союзе, особенно, в довоенный период. Эта роль укладывалась в распространенное на Западе понятие «тоталитаризм», призванное сеять сумбур в головах людей.
    Как пишет Википедия, термин «тоталитаризм» впервые появился у итальянского политического деятеля либерального толка Джованни Амендолы (15.04.1882 – 06.04.1926), депутата парламента с 1919 года и министра в ряде итальянских правительств. В 1924 году он стал одним из лидеров антифашистского Авентинского блока. Наряду с сенатором, генералом Роберто Бенчивенгой выступал за начало вооружённой борьбы с фашизмом под руководством коммунистов. В июле 1925 года был жестоко избит фашистской бандой. Умер от последствий этого нападения в эмиграции во Франции, став одной из первых известных жертв режима Муссолини. Его сын, Джорджо Амендола, вскоре вступил в Итальянскую коммунистическую партию. 
 
 
Джованни Амендола 
 
Джованни Амендола 
 
 
    Амендола использовал «тоталитаризм» в 1923 году для негативной характеристики фашистской диктатуры Муссолини с целью подчеркнуть качественное отличие итальянского фашизма от прежних типов диктатур: деспотизма, олигархии, тирании и т. д. Тем не менее, этот термин пришелся по вкусу итальянским фашистам и получил с их помощью широкое распространение. В частности, в 1926 его начал использовать теоретик итальянского фашизма Джованни Джентиле. 
    В статье Муссолини «Доктрина фашизма» (1931 г.) тоталитаризм понимается как общество, в котором главная государственная идеология обладает решающим влиянием на граждан. Как писал Муссолини, тоталитарный режим означает, что «Tutto nello Stato, niente al di fuori dello Stato, nulla contro lo Stato» - «Всё внутри государства, ничего вне государства, никого против государства». В положительном смысле использовали понятие «тоталитарного государства» и нацистские правоведы. 
 
Министр образования Италии профессор Джованни Джентиле (слева) и Бенито Муссолини (в центре) изучают предпечатные материалы тома Итальянской энциклопедии
 
Министр образования Италии профессор Джованни Джентиле (слева) и Бенито Муссолини (в центре) изучают предпечатные материалы тома Итальянской энциклопедии 
 
 
    Очевидно, фашисты и нацисты противопоставляли термин «тоталитаризм» «диктатуре пролетариата» - ключевому понятию марксистско-ленинского учения о классовой борьбе и социалистической революции. По марксистским воззрениям, такая форма государственного устройства не является самоцелью. Она призвана, обеспечить выживаемость и развитие государства трудящихся в переходный период между капитализмом и социализмом. В этом принципиальное отличие диктатуры пролетариата от тоталитарного фашистского государства, которое служило средством спасения капитализма.
    Обе формы государственного устройства появились в результате кризиса капитализма, породившего эпоху войн и революций. Для своего выживания они использовали иногда внешне сходные способы мобилизации материальных и человеческих ресурсов. На этом основании западные либералы отождествляли фашизм с коммунизмом. С ними солидаризировался  Лев Троцкий, назвавший сталинский режим в книге «Преданная революция» (1936) «тоталитарным». В свою очередь советские идеологи обличали Троцкого как фашистского агента.
    Со времени «хрущевской оттепели» термин «тоталитаризм» восприняли советские диссиденты, некоторые шестидесятники и деятели культуры. Они усматривали в «Обыкновенном фашизме» аллегоричную трактовку «тоталитаризма», некие намеки на сходство сталинизма и фашизма. В постсоветский период число сторонников такой трактовки «тоталитаризма» значительно увеличилось. 
 
 
Лев Троцкий (в центре), Наталья Троцкая (Седова) и неизвестный. Фото 1936 г.
Лев Троцкий (в центре), Наталья Троцкая (Седова) и неизвестный. Фото 1936 г. 
 
 
    «Как выглядят сегодня препятствия к моральному преодолению тоталитаристского прошлого и разобщения между народами? – спрашивает  С. Аверинцев в статье «Тоталитаризм: ложный ответ на реальные вопросы», опубликованной в журнале «Родина» №10, 2002 г. - С моей точки зрения, они размещаются в двух противолежащих направлениях. С одной стороны, это реликтовые, но живучие воинствующие антилиберальные тенденции националистического и изоляционистского характера. С другой стороны, это склонность современного либерализма, взявшего на себя задачу перевоспитания народов, действовать наподобие любой другой идеологии, низводя себя до лозунга, до примитивного жеста: это уже не столько защита свободы и личного выбора, сколько отмена смысла такого выбора.   
    И я ощущаю тревогу всякий раз, - продолжает он, - когда встречаю у молодого поколения, выросшего в условиях, далеких от тоталитаризма, ту самую готовность чересчур доверчиво, без малейшего чувства личной ответственности, подхватывать и хором выкрикивать подсказываемые масс-медиа «истины», ту готовность, которой в свое время так широко пользовались тоталитарные системы, создавая и «Гитлерюгенд», и комсомол».
 
 
Одиннадцатилетние члены гитлерюгенда тренируются в стрельбе из винтовки. Фото 1937 г.
 
Одиннадцатилетние члены гитлерюгенда тренируются в стрельбе из винтовки. Фото 1937 г. 
 
 
    Повод для тревоги, в самом деле, немаловажный. Но надо учитывать и то, что творится в головах молодых людей, когда они слышат с одной стороны песню И. Кобзона со словами «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым», а, с другой стороны, им внушают сравнимость Комсомола с «Гитлерюгендом». Промывание мозгов в духе расширительного понятия «тоталитаризм» и настраивает их сегодня на скептическое отношение к человеческим интонациям и переживаниям режиссера фильма «Обыкновенный фашизм». Гораздо опаснее то, что украинская молодежь, зараженная шовинизмом и русофобством, тоже подвержена таким настроениям.
 
 
Май 1974 года. Москвичи провожают отряд комсомольцев на строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали
 
Май 1974 года. Москвичи провожают отряд комсомольцев на строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. Фото РИА-Новости 
 
 
    Этим понятием российские либералы засоряют мозги. Да и либералы ли они? Их правильнее называть западниками, некритически усваивающими западную действительность. Бисмарк называл либералов предтечей социалистов и преследовал тех и других. Наши либералы поборники всего самого косного и реакционного в западном капитализме.
 
Автор: С. Мальцев
 
 
Обсудить статью на форуме   

   
Яндекс цитирования