Новости истории

12.05.2019
Каменная доска, вероятно, предназначавшаяся для игры в латрункули, обнаружена на раскопках в Виндоланде, укрепленном форте поблизости от стены Адриана.

подробнее...

04.05.2019
Первыми обитателями Тибета были не предки современных китайцев, непальцев или современных жителей плоскогорья, а древние люди-денисовцы, жившие там более 160 тысяч лет.

подробнее...

03.05.2019
На склоне одной из Хочских вершин в Словакии обнаружился клад из серебряных монет конца XV - начала XVI веков.

подробнее...

Фальшивая гармония Евросоюза

Наши западники – худшая разновидность отечественных либералов – рисуют благостную картину Евросоюза. Недавние энтузиасты дела развала Советской державы преподносят европейское объединение как образец гармонии национальных, экономических и политических отношений, пример преодоления нечестной конкуренции и военных конфликтов прошлого. Они умиляются свободой перемещения через государственные границы внутри ЕС, мнимым превращением РУРа в арену экономического сотрудничества Германии и Франции, прекращением войн между западноевропейскими государствами.

В действительности, Евросоюз – это продукт войны и весьма вероятная ее жертва в будущем. И не только потому, что не ладят друг с другом Греция и Турция, что объединению угрожает ИГИЛ, но также потому, что не бывает гармонии в конкуренции сильных и слабых капиталистических стран. Кроме того, Евросоюз является инструментом американского глобализма, сеющего конфликты и войны на планете. 

Объединению европейских стран в союз во многом способствовал Жан Монне (9.11.1888 – 16.03.1979), так называемый «отец Европы», первый председатель «Европейского объединения угля и стали», из которого вырос Евросоюз. Бывший торговец коньяком стал впоследствии  снабженцем двух мировых войн, начинавшихся в Европе. Уроженец городка Коньяк и поклонник «фритредерства», он ориентировался вначале, на торговый союз с Англией, поскольку отношения Франции и Германии до Первой и Второй мировых войн напоминали отношения «кошки с собакой».
 
 
Жан Монне 
 
Жан Монне
 
 
В начале Первой мировой войны 26-летнему торговцу коньяком пришла в голову мысль, что неплохо бы поставить всю систему закупок для армий Антанты под единый контроль, чтобы исключить конкуренцию покупателей, повышающую цену на столь необходимые для ведения войны ресурсы. Вскоре Монне получил назначение в Лондон, где располагалась англо-французская служба по координации снабжения. К весне 1918 г. был создан комитет, взявший под свой контроль большую часть морских перевозок, необходимых для снабжения армии. Однако война кончилась, и вместе с ней завершились бизнес и объединительные проекты француза.

Склонность Монне координировать деятельность по снабжению армий востребовалась в преддверии Второй мировой войны. Его назначили на должность председателя координационного Франко-Английского комитета, расположившегося в Лондоне. Но в 1940 году Франция капитулировала под ударами гитлеровского вермахта, услуги снабженца оказались ненужными, и тогда он решил воспользоваться опытом, приобретенным между двумя войнами в сотрудничестве с американцами.

Дело в том, что после ухода с поста помощника генсека Лиги наций в 1923 году Монне стал вице-президентом крупной франко-американской финансовой компании.  В США он вступил в общий бизнес с Амадео Джаннини, а затем, когда кризис ударил по финансовой империи основателя Bank of America, принял участие во внутреннем перевороте и отстранении "старого буйвола" от реальной власти. Монне стал вице-президентом гигантского холдинга Transamerica и финансовым мозгом его реструктуризации. Однако маленькому французу оказалось не под силу тягаться с американским верзилой. Джаннини вышиб захватчиков из своего дома.

Портал санкт-петербургского еженедельника «Дело» сообщает при этом пикантную подробность. «Утешился француз,– пишет он, – тем, что отбил молодую супругу у итальянского бизнесмена, которого сам пригласил в гости. Сильвия оказалась на 20 лет моложе Жана и к тому же не могла получить развод по итальянским законам. Но это не смутило Монне. Как истинный глобалист, он отправился в Москву, где запросто зарегистрировали еще одну "молодую советскую семью", тут же перебравшуюся для ведения бизнеса в Шанхай».  

В годы Второй мировой войны Монне вошел в 1943 году в состав Комитета национального освобождения Франции, сформированного генералом де Голлем. Получив министерский портфель, он занимался снабжением и вооружением. Совершал челночные поездки между Алжиром и США, откуда шли поставки вооружения французской армии.  После войны генерал перетряхнул правительство, лишив Монне должности.

В 1946 году уволенный министр возглавил комиссариат по планированию. Руководя учреждением, считавшимся символом конвергенции Востока и Запада, Монне быстро оценил роль планирования и интеграции в ускорении социально-экономического развития. Планирование позволило Франции совершить послевоенный рывок в повышении жизненного уровня населения. Работа в комиссариате и опыт объединения в 1949 году социалистических стран в рамках Совета экономической взаимопомощи натолкнули Монне на идею создания международной организации, контролирующей все европейское производство угля и стали. Его идея реализовалась через так называемый «план Шумана» по имени тогдашнего главы МИД Франции Робера Шумана.
 
Жан Моне и Шуман 
 
 
Жан Монне и Роберт Шуман
   
 
В 1951 году промышленные магнаты Бельгии, ФРГ, Нидерландов, Люксембурга, Франции и Италии подписали договор об учреждении Европейского объединения угля и стали. В силу данный договор вступил с июля 1952 года. Те же шесть государств в 1957 году учредили Европейское экономическое сообщество (ЕЭС, Общий рынок) и Европейское сообщество по атомной энергии (Евратом). Процесс развития и превращения этих европейских сообществ в современный Европейский союз происходил путём, во-первых, передачи всё большего числа функций управления на наднациональный уровень и, во-вторых, увеличения числа участников интеграции. 

Монне вынашивал и другие интеграционные идеи. Он понимал, что страны ЕС в составе блока НАТО, созданного в 1949 году, не способны существовать как равноправное, независимое от США объединение, что европейское экономическое объединение нуждается в собственных вооруженных силах. Этой цели служила его идея создания Европейского союза обороны (EDC). Однако данная идея, являвшаяся логическим продолжением курса де Голля на избавление Европы от американского засилья,  противоречила планам Вашингтона держать европейцев на коротком поводке посредством блока НАТО, превратить регион в антисоветский плацдарм. 

  Не без влияния США идея Монне относительно формирования европейских вооруженных сил была провалена. Автор идеи вновь утешился тем, что основал «Действительный комитет Соединённых Штатов Европы», занимавшийся вопросами формирования союза европейских государств в политической и финансовой сферах. Само название комитета свидетельствует о том, что Евросоюз мыслился как практическое воплощение лозунга «За Соединенные Штаты Европы», содержание которого вскрыл В. И. Ленин в статье, опубликованной  газетой «Социал-демократ» от 23 августа 1915 года. 

В этом лозунге вождь мирового пролетариата различает политическую и экономическую сторону. Сто лет назад политическую целесообразность лозунга оправдывала необходимость борьбы за демократию против реакционных европейских монархий, милитаризма и войны. Здесь Ильич формулирует глубокую мысль о том, что борьба за демократию при капитализме является борьбой за социализм. Тем не менее, большевики решили отложить в своих заграничных секциях вопрос о лозунге до обсуждения экономической стороны дела. Спрашивается, почему? Потому что с экономической точки зрения, Соединенные Штаты Европы, по мнению Ильича, «при капитализме, либо невозможны, либо реакционны».  

Тогда проблема представлялась так. Соединенные Штаты Европы, при капитализме, равняются соглашению о дележе колоний. Но при капитализме невозможна иная основа, иной принцип дележа, кроме силы. Миллиардер не может делить "национальный доход" капиталистической страны с кем-либо другим иначе, как в пропорции "по капиталу" (и притом еще с добавкой, чтобы крупнейший капитал получил больше, чем ему следует). Капитализм есть частная собственность на средства производства и анархия производства. Проповедовать "справедливый" раздел дохода на такой базе есть прудонизм, тупоумие мещанина и филистера, считает Ленин. 

Нельзя делить иначе, как "по силе"… Чтобы проверить действительную силу капиталистического государства, нет и быть не может иного средства, кроме войны. Война не есть противоречие основам частной собственности, а прямое и неизбежное развитие этих основ. При капитализме невозможен равномерный рост экономического развития отдельных хозяйств и отдельных государств. При капитализме невозможны иные средства восстановления, время от времени, нарушенного равновесия, как кризисы в промышленности, войны в политике. 

Конечно, возможны временные соглашения между капиталистами и между державами. В этом смысле возможны и Соединенные Штаты Европы, как соглашение европейских капиталистов... о чем? Только о том, как бы сообща давить социализм в Европе, сообща охранять награбленные колонии против Японии и Америки, которые крайне обижены при теперешнем разделе колоний и которые усилились за последние полвека неизмеримо быстрее, чем отсталая, монархическая, начавшая гнить от старости Европа.

По сравнению с Соединенными Штатами Америки, Европа в целом означает экономический застой… Те времена, когда дело демократии и дело социализма было связано только с Европой, прошли безвозвратно. И здесь В. И. Ленин приходит к выводу, который явился мощным прорывом в марксистском учении. Он проводит различие между реальным становлением социализма в отдельно взятой стране и теоретической схемой. 

Соединенные Штаты мира (а не Европы), отмечает он, являются той государственной формой объединения и свободы наций, которую мы связываем с социализмом, – пока полная победа коммунизма не приведет к окончательному исчезновению всякого, в том числе и демократического (буржуазного), государства. Как самостоятельный лозунг, лозунг Соединенные Штаты мира был бы, однако, едва ли правилен, во-первых, потому, что он сливается с социализмом; во-вторых, потому, что он мог бы породить неправильное толкование о невозможности победы социализма в одной стране и об отношении такой страны к остальным… Вот в силу каких соображений большевики сделали  вывод о неправильности лозунга Соединенных Штатов Европы. 
 
Ход истории показал, что реализация лозунга Соединенные Штаты Европы возможна, но означает ли это, что нынешний Евросоюз также реакционен? 

Судить об этом следует с точки зрения современности. Сто лет назад реакционностью считались колониальные амбиции западноевропейских держав, влияние в Европе полуфеодальных монархий России и Австро-Венгрии, милитаризм, меры по подавлению рабочего и социалистического движения и даже отставание западноевропейских государств в развитии от Соединенных Штатов. Сегодня положение изменилось. Реакционность олицетворяет политика сохранения статус-кво, когда в мире господствует мощная группировка капиталистических государств во главе с США, которая стремится сохранить и приумножить свое экономическое преобладание за счет стран, выбравших стратегию «догоняющего развития». 

Евросоюз примыкает к этой реакционной политике как военный и экономический сателлит США. Не случайно содержанием борьбы за демократию в Западной Европе является освобождение от американского диктата, роспуск блока НАТО, посредством которого Вашингтон подчиняет экономику европейских государств своей политике, втягивает их в военные авантюры на Ближнем и Среднем Востоке, в провокации и санкции против России, вопреки собственным выгодам европейцев. 
      
    

Автор: С. Мальцев, progitorig@yandex.ru 


Обсудить статью на форуме

 
 
 
 
 

   
Яндекс цитирования