Новости истории

18.01.2018
"Воскрешенная" ДНК двух древнеегипетских мумий, найденных в окрестностях Каира в начале 20 века, помогла ученым раскрыть их родословную и выяснить, что они были двоюродными либо единоутробными братьями

подробнее...

18.01.2018
В этот день, 18 января 1943 г., ровно 75 лет назад немцы вновь начали высылать евреев из Варшавского гетто в Треблинку.

подробнее...

11.01.2018
Чернокожий раб Джеймс Хемингс, принадлежавший Томасу Джефферсону, американскому президенту, был непревзойденным мастером французской кухни. Недавно археологи обнаружили помещения, в которых Хемингс готовил блюда для своих хозяев.

подробнее...

Безумие как фактор мировой истории

История человечества остается для нас загадкой. Нам известно бесконечное количество фактов, дат, цифр и имен; сей винегрет, да еще вкупе с различными интерпретациями событий, и называется историей. Однако причинно-следственные связи исторических событий, в первую очередь те, что надолго определяли векторы развития человечества, до сих пор являются предметом споров, т.е. остаются, по сути, не исследованными и тем более научно не доказанными.
Самыми большими загадками истории являются великие социальные потрясения. Почему народы России свергли самодержавие в 1917 г.? Катастрофы начала Первой Мировой войны к тому времени остались в прошлом, русские армии наступали в Галиции и в Закавказье, экономическая ситуация значительно улучшилась, тем не менее революционные настроения в столице нарастали с осени 1916 г. – «…По мнению некоторых исследователей, в Петрограде это походило на повальное безумие или «массовую истерию» (http://abelkiev.blogspot.ru/2013/01/2-1917_5468.html).
 
Русские солдаты в Галиции
 
Русская регулярная армия проходит через Галицию. Фото 1916 г. 
 
 
«Вспоминая события 1 марта 1917 г. (за день до отречения императора Николая II), Шульгин спрашивает себя: государство ли «зарывающаяся в безумие» Россия или это - «сплошной, колоссальный сумасшедший дом?» <…> В книге «Дни» Шульгин описывает ряд подмеченных им в феврале 1917 г. симптомов массового безумия, «революционного психоза», по терминологии евразийцев. Главный из них - явная атрофия инстинкта самосохранения в сочетании с выраженным влечением к коллективному самоубийству» (http://vodolagin-proff.narod.ru/rezen/fenomrevpsichoz.htm).
 
Петроград, Литейный проспект, февраль 1917 
 
 
Петроград, Литейный проспект, февраль 1917 г.
 
 
Как нет ответа и на то, каким образом образованный, культурный и религиозный немецкий народ пошел за истероидным австрийцем, бредившим о «предателях нации», «версальском унижении», превосходстве «арийцев» над другими народами, о зловредных евреях, разрушающих Германию, да ещё заражающих немцев сифилисом? Кто, собственно, предал Германию в 1918-м, когда у неё просто не осталось продовольствия, вооружений и ресурсов для продолжения войны? Что значит «версальское унижение», если Германия сама объявила войну почти всему миру и, естественно, была за это наказана? Каким образом евреи, не занимавшие командных высот ни в политике, ни в экономике Германии, могли угрожать этой стране, ее народу, а тем более всему миру?  «Если кто-нибудь ударит кнутом вашу мать по лицу, разве вы станете его благодарить? Разве он человек!? Тот, кто так поступает, - не человек. Это скот! Сколько же тяжелых страданий причинил и причиняет еврей нашей матери Германии! Он - еврей - развратил нашу расу, ослабил нашу энергию, разрушил наши обычаи и подорвал наши силы. Еврей, этот демон распада, начинает преступное избиение народа» (Г. Геббельс «Ди верфлюхтен хакенкрейцер» (Эгер Ферлаг, Мюнхен, стр. 16 и 18)), - ну как человек в здравом уме может верить в подобную чушь? И, наконец, самое главное: почему немцы поддержали травленого ипритом фельдфебеля в 1933-м, когда Версальская республика уже вышла из Великой депрессии и жизнь в стране вновь стала достаточно зажиточной? Все это остается полнейшей загадкой. 
«Почему же явление, подобное нацизму, развилось именно в Германии, стране высочайшей культуры? Случайным ли это было? Как писали Бержье и Повель, «…ничтожный, крохотный очаг вызывает эпидемию безумия. Несвязные, безумные доктрины стремительно распространяются. В стране Эйнштейна и Планка появляется “арийская” физика! На родине Гумбольдта и Геккеля создают “расовые” науки и говорят о расах!” Обратимся к труду К. Г. Юнга “Борьба с тенью”. 
“Еще в 1918 г. я заметил специфические нарушения в бессознательной сфере моих немецких пациентов, которые нельзя было объяснить их индивидуальной психологией. Подобные неличностные феномены всегда проявляют себя во снах в форме мифологических тем, которые можно обнаружить в сказках и легендах всего мира. Я назвал эти мифологические мотивы архетипами: они представляют собой типичные состояния или формы, в которых переживаются такие коллективные феномены. Нарушения в сфере коллективного бессознательного присутствовали у каждого из моих немецких пациентов. Можно было бы объяснить эти нарушения с позиции причинности, но подобное объяснение не вполне удовлетворительно, поскольку архетипы легче понять исходя из цели, которой они служат, чем основываясь на причинно-следственной связи. Наблюдавшиеся мной архетипы выражают первобытные инстинкты, насилие и жестокость. Когда я изучил достаточное количество таких случаев, мое внимание привлекло специфическое состояние ума, преобладающее в Германии. Я видел лишь признаки депрессии и повышенного беспокойства, но это не усыпило мою подозрительность. В то время я напечатал в газете предположение, что “белокурая бестия” просыпается от тяжкого сна, и в этом случае взрыв является вполне возможным.
 
Адольф Гитлер едет по улицам Мюнхена во время празднования 10-летия национал-социалистического движения 
 
Адольф Гитлер едет по улицам Мюнхена во время празднования 10-летия национал-социалистического движения
 
 
Как стало ясно в последующие годы, это состояние ни в коем случае нельзя считать чисто Тевтонским феноменом. Атака примитивных психических сил носила более или менее всеобщий характер. Единственное отличие заключалось в самом германском менталитете, который лишний раз доказал свою большую чувствительность по причине заметной склонности немцев к массовой психологии. Более того, поражение и социальные катастрофы усилили стадный инстинкт в Германии, так что весьма и весьма вероятно, что Германия стала первой жертвой среди Западных наций - жертвой массового движения, возникшего по причине подъема сил, до того спящих глубоко в бессознательном, и готовых прорваться через любые моральные заслоны. Эти силы, в соответствии с правилами, о которых я уже говорил, должны были сыграть роль компенсации. Если подобное компенсаторное движение не интегрируется в сознании индивида, это приводит к неврозу или даже психозу, и то же самое действительно для коллектива. Совершенно ясно, что-то не то происходит с сознательным отношением к осуществлению подобного компенсаторного движения; нечто должно быть не в порядке или патологически увеличено, потому что только дефектное сознание может вызвать противодействие со стороны бессознательного» (Пискунова С. «Политика и мистика. Феномен прихода Гитлера к власти»).
А вот ещё одно объяснение популярности Гитлера. Елизавета Романовна Миркович, эмигрантка, многолетний редактор «Русской мысли», а затем журнала «Посев», рассказывала автору этой статьи, как в 1932 г. из любопытства пошла на митинг НСДАП в Берлине. Следует иметь в виду, что она, в то время студентка исторического факультета Берлинского университета, была убеждённой антифашисткой и искренне не могла понять, чем бесноватый «фюрер» привлекал немцев. Смысл выступления Гитлера Е.Миркович не запомнила – она само выступление, как и прочие присутствовавшие на митинге, просто не услышала. Она очнулась в конце митинга, обнаружив себя дико кричащей «Хайль Гитлер!» вместе с прочими, и исступлённо прыгавшей с поднятой в нацистском приветствии рукой. Из глаз её градом катились слёзы… То есть Гитлер и её, образованную русскую антифашистку, заразил своим безумием. Разумеется, та белиберда, которую он публиковал в нацистской прессе, не могла воздействовать на людей: страницы газет не могут передать бешеную параноидальную энергетику. 
 
Тысячи немцев приняли участие в Большой Национальной Социалистической встрече в Берлине. (AP Photo) 
 
 
Тысячи немцев приняли участие в Большой Национальной Социалистической встрече в Берлине. (AP Photo)
 
 
Эпоха Просвещения увела народы Европы от религиозного представления о всем сущем, положив начало рационализму и либерализму. В то время общественные явления начали объяснять не «гневом Божьим» и не «происками Сатаны», а искать их корни в социально-экономических причинах – бедности, отсталости, несправедливости. Марксисты, восприняв эти постулаты, поставили их во главу угла своего учения, потребовав революции в интересах трудящихся и установления всемирной «диктатуры пролетариата». 
Такой взгляд на историю человечества привёл к совершенно ошеломляющим с точки зрения отсутствия логики, но, к сожалению, привычным для нас мифам. В нашей стране к «борцам против классового угнетения» относят наймита польских интервентов Ивана Болотникова, грабителя Стеньку Разина, работорговца Салавата Юлаева и одесского налётчика Григория Котовского. В Европе – не лучше: там социально-экономическими причинами объясняют (а значит, пусть косвенно, но оправдывают) деятельность кровавых фанатиков наподобие фра Дольчино и Иоганна Лейденского, испанских анархистов времен Гражданской войны, сжигавших заживо священников и «буржуев», алжирских террористов времен войны с Францией (1954-62 гг.), зверски вырезавших европейцев без различия пола и возраста. 
 
Степан Разин бросает персидскую царевну в Волгу. Иллюстрация из книги Les voyages de Jean Struys, en Moscovie, en Tartarie, en Perse, aux Indes, & en plusieurs Autres païs étrangers, 1681 г.
 
Степан Разин бросает персидскую царевну в Волгу. Иллюстрация из книги Les voyages de Jean Struys, en Moscovie, en Tartarie, en Perse, aux Indes, & en plusieurs Autres païs étrangers, 1681 г.
 
 
И либералы, и марксисты едины в том, что социальные катаклизмы можно предотвратить ускорением социально-экономического развития – повышением уровня жизни населения, расширением образования, искоренением нищеты и безработицы. Сии универсальные рецепты пытаются проповедовать повсюду, где имеются конфликты: на российском Кавказе, в мусульманских кварталах французских городов, в охваченной нарковойной Мексике. Мировое сообщество советует властям Индии и Эфиопии, палестинцам и туркам, Колумбии и Ливии: развивайте демократию, экономику и социальную сферу – и будете избавлены от гражданских войн, терроризма и экстремизма. Правда, этот постулат опровергается, например, исламской революцией 1979 г. в Иране, начавшейся на фоне стремительного роста экономики и уровня жизни, обеспечения крестьян землей и кредитами, рабочих – социальными благами, а всего населения – доступом к бесплатному образованию всех уровней.
 
Революционная иранская молодежь, 1979 г.
 
Революционная иранская молодежь, 1979 г.
 
 
Китай, в частности, развивается сверхвысокими темпами, а именно те районы, в развитие которых вкладывается больше всего средств - Синьцзян и Тибет - остаются зонами непрекращающихся национальных и религиозных конфликтов, которые, как ни странно, только растут по мере повышения уровня жизни тибетцев и уйгуров. И быстро развивающаяся Турция не только не избавилась от курдского и коммунистического терроризма, но и вполне демократическим  способом избрала во власть исламистов, совсем недавно скандировавших: «Мечети - наши казармы, минареты - наши штыки, купола - наши шлемы…». А бурный экономический рост Мексики нисколько не помешал ей превратиться в поле кровавой битвы наркокартелей за власть, чего, кстати, не было в отсталой крестьянской стране прошлых десятилетий. 
А какие социально-экономические причины были у знаменитого Парижского мая 1968-го? «Бешеное тридцатилетие» (1945-75 гг.) – бурный рост экономики и уровня жизни французов – к тому времени уже превратило страну рабочих, мелких лавочников и небогатых фермеров в богатейшее сообщество с поголовной автомобилизацией и совершенно фантастическими социальными гарантиями трудящимся. 
Вот некоторые лозунги «Парижского мая»: 
«Хотим всего!»
«Живи, не тратя время на работу, радуйся без препятствий!»
«Пролетарии всех стран, развлекайтесь!» 
«Скука контрреволюционна»
«Будьте реалистами, требуйте невозможного!».
Какая тут социально-экономическая подоплека, как объяснить этот, без преувеличения, бунт сытых? 
«Историки тех событий, следуя логике исторического материализма, говорят о каких-то «предпосылках», объективных основаниях для бунта парижских студентов. Эти объяснения беспомощны, поводы для недовольства студентов смехотворны, несоизмеримы с теми разрушениями, которые они готовы были нанести всей конструкции общественного бытия. Ведь если говорить попросту, то в благополучной сытой стране, в условиях быстрого экономического подъема и научно-технического развития элитарная социальная группа (студенты университета Сорбонны!) начинает мятеж, не ставящий перед собой никакой цели и никакого предела. Речь идет именно о беспределе разрушения, об иррациональности оснований для бунта» (С.Кара-Мурза, С.Телегин, А. Александров, М. Мурашкин «Экспорт революции. Саакашвили, Ющенко...», Глава 6. «Красный май»: студенческий мятеж 1968 г. во Франции. Интернет-версия).
 
Студенты на улицах Парижа в мае 1968 г.
 
Студенты на улицах Парижа в мае 1968 г. 
 
 
 
А как понять такие явления, например, как многолетняя террористическая борьба «Фракции Красной армии» в Западной Германии – и симпатии к ней немалой части немецкой интеллигенции (заметьте – отнюдь не рабочих, к которым апеллировали «красноармейцы»)? Как объяснить такие явления, как итальянские «Красные бригады» или «Японскую Красную армию», которые тоже пользовались поддержкой части итальянцев и японцев, причем из вполне благополучных слоев общества?
Массовая социопатия нередко рождалась в недрах политических движений самого разного типа. Безусловно, многие социальные катастрофы действительно вызываются социальными, экономическими и природными коллизиями. Однако одними социально-экономическими коллизиями причину революций, восстаний и терроризма объяснить не получается. Как ложен и постулат, в соответствии с которым все эти кровавые явления лечатся социально-экономическим развитием и демократией. Одним из объяснений массовых деструктивных движений являются коллективные психологические и психические срывы, социопатические явления, которые, в противовес общепринятому мнению, могут быть отнюдь не только индивидуальными. Выдающийся французский физиолог П. Реньяр ещё в конце XIX века писал: «Подражание может быть неудержимым, заразительным, внезапным и иногда даже опасным. Возьмите людей благоразумных, вполне владеющих собой, и соберите их вместе – при этом нельзя поручиться, что вследствие увлечения они не совершат действий и не примут решений, в которых каждый из них будет раскаиваться, оставшись наедине с самим собой. Опуститесь ступенью ниже, наберите первых попавшихся людей и образуйте из них толпу, и тогда вы увидите, до каких излишеств они будут в состоянии дойти. Наряду с подражанием добру встречается и подражание злу. В истории бывают моменты, когда целой нацией словно овладевает недуг и она утрачивает свободу воли… Наряду с физическими эпидемиями бывают эпидемии умственные» (П. Реньяр, «Умственные эпидемии», стр. 9. М.: Emergensy Exit, 2004).
 
 
Альдо Моро в плену у Красных бригад. Впоследствии казнен террористами
 
Альдо Моро в плену у Красных бригад. Впоследствии казнен террористами 
 
 
Как, например, не назвать эпидемией странное явление, охватившее жителей Южной Африки летом 2012 г.? «Две трети жителей Южно-Африканской Республики страдают от нового вида стресса – боязни пропустить нечто увлекательное. Об этом говорится в распространенном здесь докладе южноафриканской компании «Фарма дайнэмикс». Словом, большинство южноафриканских не только подростков, но и, что довольно необычно, взрослых, места себе не находят, считая, что они прозябают, когда где-то совсем рядом происходит что-то необыкновенно интересное и потрясающее. Свыше 62% из 3 тыс. респондентов по всей ЮАР в возрасте до 50 лет в предложенной «Фарма дайнэмикс» анкете указали, что их гнетет «постоянная боязнь» остаться в стороне от самых ярких событий. <…>
«Люди, страдающие от ФОМО, - говорит представитель «Фарма дайнэмикс» Мариска Фушие, - то и дело загоняют себя в угол и, даже будучи больными, стараются не пропускать вечеринок, не говоря уж о работе и других вариантах социального общения. Это, конечно, еще больше бьет по нашей иммунной системе, что, в свою очередь, не может не провоцировать возникновение более серьезных недугов». «ФОМО – причудливая смесь обеспокоенности, чувства неполноценности и раздражительности, чаще всего она вспыхивает во время общения в социальных сетях», - итожит Мариска» (ИТАР-ТАСС, 05.07.2012, 10:56:54).
Но ФОМО – это, пожалуй, самая безобидная из массовых психопатологий. Другие несравненно опаснее. Вот ещё один пример массового помешательства, и весьма опасного: в Колумбии в 1945-46 гг. стало популярным странное развлечение - на улицах сидели люди с динамо-машиной или автомобильным аккумулятором и предлагали всем желающим испытать болезненный удар током. От желающих отбоя не было. Удивительно ли, что в 1948 г. это психически больное общество оказалось ввергнутым в гражданскую войну, отличающуюся невероятной свирепостью, начавшуюся по невнятному поводу и продолжающуюся до сих пор?
Самые известные случаи массового безумия собрал и систематизировал Чижевский, считавший, что оно связано с солнечной активностью (А. Л. Чижевский «Космический пульс жизни», стр. 394-398,  М. Мысль, 1995):
   XIX в.     
1803 г.  Эпидемия самоубийств в Вене.  
1815 г.  Религиозная эпидемия в Америке.  
1827 г.  Эпидемия кликушества в Рязанской губернии (Кликуши - люди, подверженные истерическим припадкам, во время которых они издают неистовые крики. В автобиографии протопопа Аввакума имеется описание кликуши, которая, когда «нападе на нее бес, учала собакой лаять, и козой блекотать, и кукушкой куковать»).
1836 г.  Эпидемия самоубийств в Оране.  
1843 г.  Эпидемия кликушества в Московской губернии.  
1844 г.  Эпидемия икоты в Моравии.  
1848 г.  Эпидемия судорог близ Парижа.  
1848 г.  Сексуальная эпидемия во Франции.  
1857-1860 гг.  Бесоодержимость в Морцине (Массовое, болезненное влечение к злу во всех проявлениях).
1859-1860 гг.  Эпидемия самоубийств в Вене.  
1861 г.  Эпидемия кликушества в Павлоградском уезде.  
1862 г.  Эпидемия самоубийств в России.  
1870-1871 гг.  Массовые галлюцинации в Париже, в Меце, в Страсбурге.  
1873 г.  Религиозные эпидемии в Америке.  
1874 г.  Массовые галлюцинации в Леснинском монастыре.  
1878 г.  Эпидемия бесоодержимости в Ундине.  
1878 г.  Бесоодержимость в Вециньи.  
1879 г.  Психическая эпидемия в Тоскане.  
1879 г.  Психическая эпидемия в Ирландии.  
1883-1881 г.  Религиозная эпидемия в Черногории.  
1882 г.  Психическая эпидемия в Риме.  
1882 г.  Эпидемия судорог во Франции.  
1883 г.  Эпидемия бесоодержимости в Барбарте.  
1885 г.  Массовая галлюцинация близ Неаполя.  
1885 г.  Религиозная эпидемия в Канаде.  
1891–1892 гг.  Религиозная эпидемия («Малеванщина») (Так была названа обнаружившаяся в 1891-1892 гг. в Киевской губ. секта по имени своего основателя - мещанина г. Таращи Киевской губ. Кондратия Малеванного, принадлежавшего сначала к штундистам. Признав себя Иисусом Христом, Спасителем мира, Малеванный стал проповедовать о скором наступлении Страшного суда. <…> Во время молитвы Малеванный поднимал руки вверх, от чего последние стали дрожать, а затем дрожание и судороги, которые нередко были ритмическими, распространялись и на другие части тела, что все объяснялось вхождением в лжеспасителя Святого Духа и производило большое влияние на простодушных окружающих, из которых многие мало-помалу и сами начали подвергаться тряске и судорогам. <…>  Все сектанты с переходом в мистический новый толк отказались от обычного образа жизни и занятий и стали обнаруживать странные и вредные в общественном и санитарном отношении поступки. Так, например, в ожидании имеющего будто бы наступить Страшного суда, уходили они целыми сотнями в поля и в снежную ночь мылись в холодной воде, мужчины и женщины вместе, и также мыли и своих малых детей; на общих собраниях мужчины переодевались в женские костюмы и женщины бывали обнаженными; одна женщина в припадке религиозной экзальтации задушила свое 6-летнее дитя; в одном селении сектант поджег ригу и намеревался сам подвергнуться самосожжению, в другом - сектантка женщина пыталась поджечь селение… <…> У некоторых малеванцев случались галлюцинации слуха и зрения, слышания повелений Бога, шепот Святого Духа, появления звезд разнообразных цветов. При этом на всех малеванцах наблюдаются явления очевидной психической усталости, пассивности и преобладания чувства над волей. Но самое яркое, наглядное выражение болезненного состояния последователей этого толка составляет необыкновенно резкая наклонность их к судорогам, которые обыкновенно появляются у малеванцев, когда они становятся на молитву… <…>  На собраниях у них вскоре же начинаются молитвенные вздохи, всхлипывания, слезы и другие проявления душевного волнения, которые затем переходят в истерические припадки. Тогда, среди общего шума, крика и беспорядка, одни падают, как сраженные молнией, другие восторженно или жалобно кричат, плачут, прыгают, хлопают в ладоши, бьют себя по лицу, дергают себя за волосы, стучат в грудь, топают ногами, пляшут и т.п. При высших степенях возбуждения у некоторых из участников собрания наступает особое возбуждение центра речи и особого рода verbaration, выражающееся в быстром произнесении бессмысленных тарабарских звуков, имитирующих слова и разговор». (С. В. Булгаков «Справочник по ересям, сектам и расколам», Информационно-аналитический портал Саратовской епархии РПЦ. Православие и современность. Электронная библиотека).) в Киевской губернии.  
 
 
Кондратий Малёванный (в центре)
 
Кондратий Малёванный (в центре) 
 
 
1893 г.  Бесоодержимость в Баварии.  
1893 г.  Религиозная эпидемия в Америке.  
1894 г.  Эпидемия судорог в Подольском уезде.  
1895 г.  Религиозная эпидемия в Оренбурге.  
1896 г.  Эпидемия самоубийств в Терновских хуторах.  
1897 г.  Религиозная эпидемия в Бразилии.  
1898–1899 гг.  Религиозная эпидемия в России.  
Ничего не изменилось и в ХХ веке: так, в 1962 г. Танзанию охватила эпидемия смеха, продолжавшаяся полтора года и исчезнувшая так же неожиданно, как и началась. Не препятствуют психическим эпидемиям ни особенности социально-экономического строя: в СССР в 1970-е годы Пинежский район Архангельской области страдал от «икотной заразы», а в деревне Шуйге Сурского сельсовета в то же время наблюдались массовые крики женщин.
Все перечисленные Чижевским «умственные болезни» можно, хотя и с большой долей условности, возвести к нескольким типам: это фанатизм, алкоголизм, амок, мортидо (инстинкт смерти), эрготизм и паника/садизм.
 
 

Фанатизм

 
 
Любое политическое или общественное движение имеет своих фанатиков. Без их активного участия невозможны социальные катаклизмы; хотя фанатики всегда составляют лишь малую часть участников восстаний и революций, именно они, а не послушные им толпы, являются главными вдохновителями и ударной силой любых общественных потрясений. Без сомненья, фанатик – человек психически не вполне нормальный. «Вырабатывается массовая психология нетерпимости и фанатизма. При этом нарушается равновесие и человек допускает себя до маниакальной одержимости. Индивидуальный человек делается жертвой коллективных психозов. Происходит страшное сужение сознания, подавление и вытеснение многих существенных человеческих черт, всей сложности эмоциональной и интеллектуальной жизни человека. Единство достигается не через полноту, а через все большую и большую ущербленность. Нетерпимость имеет родство с ревностью. Ревность есть психоз, при котором теряется чувство реальностей. Душевная жизнь опрокидывается и фиксируется на одной точке, но та точка, на которой происходит фиксация, совсем не реально воспринимается.
Человек, в котором нетерпимость дошла до каления фанатизма, подобно ревнивцу, всюду видит лишь одно, лишь измену, лишь предательство, лишь нарушение верности единому, он подозрителен и мнителен, всюду открывает заговоры против излюбленной идеи, против предмета своей веры и любви. Человека фанатически нетерпимого, как и ревнивца, очень трудно вернуть к реальностям. Фанатик, одержимый манией преследования, видит вокруг козни диавола, но он всегда сам преследует, пытает и казнит. Человек, одержимый манией преследования, который чувствует себя окруженным врагами, - очень опасное существо, он всегда делается гонителем, он-то и преследует, а не его преследуют.
Фанатики, совершающие величайшие злодеяния, насилия и жестокости, всегда чувствуют себя окруженными опасностями, всегда испытывают страх. Человек всегда совершает насилия из страха. Аффект страха глубоко связан с фанатизмом и нетерпимостью. Излечение от страха и было бы излечением от фанатизма и нетерпимости. Фанатику диавол всегда кажется страшным и сильным, он верит в него более, чем в Бога» (Бердяев Н. «О фанатизме, ортодоксии и истине». Русские эаписки.1. Париж-Шанхай, 1937).
«В IV веке после Р. X. раввин Иаков говорил: «Тот, кто по дороге к цели... прерывает изучение Торы, чтобы сказать: «как это дерево прекрасно!» или «как изумительно это запаханное поле!» - тот виноват перед своей душой». Св. Бернар Клервоский целыми днями ходил по берегу Женевского озера и не замечал его. В книге «Тонкость искусства» Давид Юм рассказывает о монахе, «из окна кельи которого открывался живописный вид, и который поэтому поставил условие своим глазам - никогда не смотреть в ту сторону». Слепота фанатика, с одной стороны, - источник силы (он не замечает препятствий), но, с другой стороны, - причина его умственной бесплодности и эмоциональной серости.
Фанатик уверен, что все знает, поэтому не способен на новое. В основе его взглядов лежит убеждение, что жизнь и вселенная укладываются в простую формулу, ему известную. Поэтому у фанатика не бывает таких благотворных моментов, когда человек как бы останавливается, чтобы оглядеться вокруг, когда ум его как бы погружается в некий химический раствор, в котором получает способность к новым реакциям, новым соединениям и начинаниям» (Хоффер Э. «Истинноверующий. Мысли о природе массовых движений». Мн.: ЕГУ, 2001. - 200 с.).
 
 

Алкоголизм 

 
 
Наиболее известное массовое заболевание – алкоголизм. В истории нашей страны он неоднократно приводил к страшным трагедиям. Так, в 1377 г. русское войско было уничтожено татарами на берегу реки с говорящим названием «Пьяна»: московские полки перепились до такой степени, что просто прозевали подход вражеских сил. В 1382 г. повальное пьянство москвичей позволило войску хана Тохтамыша взять прекрасно укреплённый город. Ещё московский князь Иван Калита был вынужден бороться с массовым пьянством, великий князь Иван III вообще запретил изготовление и употребление спиртных напитков, а Стоглавый собор в 1550 г. принял специальный закон против пьянства. Однако уже в конце правления Ивана IV продажа спиртного превратилась в один из основных источников дохода государства. Результат не замедлил сказаться: уже в 1648 г. городские восстания в Московии были вызваны как реальными проблемами горожан (рост налогов и цен на продовольствие, коррупция), так и невозможностью пьющих горожан выплачивать долги кабатчикам. Массовые восстания XVII-XVIII веков – Хмельничина, Разинщина, Булавинщина, Пугачёвщина – не только сопровождались, но и подогревались (в прямом смысле слова) повальным пьянством восставших. И, разумеется, массовое пьянство было неотъемлемой чертой русских революций и 1905, и 1917 г. – в последнем случае вкупе с наркоманией (чего стоит «балтийский чай» - кокаин, растворённый в водке, придуманный «революционными» балтийскими матросами; это зелье сразу лишало употребившего всего человеческого). 
 
Худ. Н. Ивасюк, Въезд Богдана Хмельницкого в Киев, конец XIX в.
 
Худ. Н. Ивасюк, Въезд Богдана Хмельницкого в Киев, конец XIX в.  
 
 
«Алкоголизм является теперь главной болезнью народа, которая поразила его духовную и моральную сторону и расшатала прямо и косвенно всю его ранее бывшую мощную физическую организацию, - писал в 1907 г. докладе «Алкоголизм и революция» доктор медицины, педагог и публицист Николай Шипов (Шипов Н. «Алкоголизм и революция», Спб, Град, 1908) – <…> В психической среде алкоголика появляется ослабление моральных и духовых сил. Умственные способности у него постепенно и незаметно для него самого ослабевают, почему он уже не способен углубляться и довольствуется крайне поверхностным мышлением, разрешая все самые сложные вопросы крайне скоро и поверхностно, так как мыслительные способности его не только падают, но и подвержены крайне легкой утомляемости. Но вместе с падением умственной трудоспособности у него растет самомнение. Он меньше всего винит себя в своих неудачах, обвиняя всех окружающих и государственный строй. <…>
Алкоголик, благодаря ослаблению организма и притуплению всех чувств и умственных сил, имеет сравнительно слабое проявление сознательной жизни и обладая слабой критикой, легко поддается внушению всевозможных руководителей и демагогов. Поэтому стадность присуща алкоголикам; и они, руководимые революционерами, легко могут идти на бунт, грабеж и разбой, сами себе не отдавая ясного отчета, особенно еще, если они будут в состоянии опьянения. Но наряду с внушительностью у алкоголика понижается способность к дисциплине, которая покоится на добровольном повиновении, основанном на подчинение себя высшим нравственным принципам, что и есть наивысшее проявление свободы человека, так как нравственное чувство у алкоголика - понижено. И поэтому он является наименее поддающимся дисциплине и гражданственности общественным элементом и может сдерживаться только грубой физической силой. <…>
Словом, кабак и кабацкая мораль развратили все слои Русского народа. И это есть та почва, на которой пышно может процветать революция (пугачевщина) и пропаганда всевозможных антигосударственных идей. <…>
Действительно, нет того революционного волнения буйной толпы, которое-бы не сопровождалось диким пьянством. Обыкновенно с первого же момента возбужденная толпа ломает и грабит казенные винные лавки, а равно и частные заведения с продажею крепких напитков, и, перепившись, начинает, уже совершенно не помня себя, дико неистовствовать и бессмысленно уничтожать и грабить все, что ей ни попадается на пути. Таковые неистовства толпы были и во время мятежа в Одессе и во время бунта в Кронштадте. Все аграрные беспорядки, как видно из описания в газетах, начинались и сопровождались пьянством, грабежом винных лавок, а потом сжиганием помещичьих усадьб, беспощадным избиением скота и т. п. <…> Наконец, грабежи и разбои, совершаемые в России под флагом революции, в громадной своей массе совершаются алкоголиками, которые вместе с тем бывают и революционеры». 
 
Худ. Г. Добров, Прощальный взгляд, 1982 г.
 
Худ. Г. Добров, Прощальный взгляд, 1982 г. 
 
 
 

Амок


 
Алкоголизм – далеко не единственное массовое заболевание, чреватое бунтами и революциями. Известно психическое расстройство, называемое «амок» (малайск. meng-âmok - впасть в слепую ярость и убивать), этиология которого психиатрам неизвестна. Ранее оно определялось как этноспецифический феномен, свойственный жителям Юго-Восточной Азии (Малайзии, Филиппин, Индонезии), характеризующийся «резким двигательным возбуждением (как правило, бег) и агрессивными действиями, беспричинными нападениями на людей».
В Германии слово «amok» обозначает «неистовую, слепую, немотивированную агрессию с человеческими жертвами или без них, вне каких-либо этнических или географических рамок».
Американская Психиатрическая Ассоциация (АПА) определяет амок как «неспровоцированный эпизод поведения, грозящего убийствами, телесными повреждениями или разрушениями. После этого амнезия и (или) истощение. Часто сопровождается также саморазрушительным поведением, нанесением себе травм, вплоть до суицида».
По классификации DSM-IV амок относится к категории нарушений контроля импульсов, и в словаре культурно-зависимых синдромов характеризуется как «эпизод, характеризующийся тяжелыми размышлениями, сумеречным состоянием сознания, разражающийся вспышкой насилия, агрессивного и опасного поведения, направленного на людей и предметы». Классификатор ICD-10, напротив, этого понятия не содержит.
В российской психиатрической школе амок - «психическое заболевание, одна из разновидностей сумеречного состояния сознания. Проявляется в виде приступов нарушения сознания, которые возникают внезапно или после некоторого периода расстройства настроения. Больной начинает метаться, бессмысленно уничтожая всё вокруг. По окончании приступа остаются смутные воспоминания о случившемся или же воспоминания вовсе отсутствуют. Амок как немотивированный приступ слепого агрессивного возбуждения, сходный с эпилептическим, используется в качестве синонима состояния неконтролируемого бешенства».
Иными словами, амок свойственен отнюдь не только юго-восточным азиатам. Трагические события в России (после 1917 г.), Иране (1978-88 гг.), Колумбии (1948 – настоящее время), многих других странах – это, помимо других заболеваний типа алкоголизма и паники, типичный массовый амок.
 
 

Мортидо (инстинкт смерти)


 
Мортидо (инстинкт смерти) как массовая социопатия известен давно. В европейской истории первое известное движение, связанное с массовыми психическими отклонениями, началось… в Африке. В IV веке римские провинции Африка и Мавретания (нынешние Марокко и западная часть Алжира), как и вся империя, были уже в основном христианскими. В этой части империи страсти вокруг принятия христианства кипели так же, как на Ближнем Востоке и в Малой Азии. Это вызвало к жизни появление в среде христиан раскольнического течения – донатизма (по имени карфагенского епископа Доната), избранного не всей общиной провинции, а ее частью, оппозиционной по отношению к римским властям и официально признанной ими православной епархии. По-видимому, особая непримиримость донатистов к римлянам отчасти объясняется их происхождением: в большинстве своем они были потомками карфагенян (во всяком случае, по свидетельству историков, говорили они на пунийском языке), ещё не забывшими трагическую гибель великого Кафагена.
Среди донатистов не было единства: сторонники разных священнослужителей враждовали и друг с другом, и с православными. Но наибольшую известность среди них получило самое непримиримое движение – циркумцеллионы - «вокруг жилищ бродящие» на латыни, т.е. бродяги. Они впервые упоминаются в хрониках в 345 г. в качестве «бандитов», во главе которых стояли некие «святые вожди» Фазир и Аскид. Блаженный Августин характеризует их так: «Это - сборище беспокойных людей, ужасных по своим преступлениям, отставших от всякого полезного труда: самым жестоким образом они умерщвляют других и сами лишают себя жизни, как вещи ничего не стоящей. Что они делают нам, за то они не считают себя ответственными, а то, что делают над собою, возлагают на нашу ответственность. Они живут как разбойники, умирают как циркумцеллионы (бродяги), и их чествуют, словно мучеников».  
Участники движения, оставив производительный труд, бродяжничали, жили милостыней и грабежами. Вопреки мнению марксистов, целью циркумцеллионов было отнюдь не богачи и рабовладельцы: анализируя римские хроники, можно сделать вывод, что «эксплуататоры» становились жертвами фанатиков избирательно – в основном те, к кому были личные счеты у бандитских вожаков. Во всяком случае ни отмены рабства, ни перераспределения богатств циркумцеллионы не требовали. 
Впрочем, массовые движения, в том числе и практикующие самое жестокое насилие, сами по себе ещё не свидетельствуют о коллективном помешательстве. О том, что движение циркумцеллионов носило психопатологический характер, свидетельствует основная особенность их религиозной практики: они стремились пострадать за веру. Если современные шииты на своих шествиях демонстративно избивают себя цепями (обычно без особого рвения), то циркумцеллионы страстно желали насильственной смерти. Они появлялись на языческих праздниках (поклонников Юпитера и Геркулеса в то время ещё хватало) и атаковали охваченных религиозным экстазом противников. Сами сектанты обычно были вооружены только дубинами, поэтому шансов погибнуть от мечей, копий и стрел у них было гораздо больше, чем одолеть врагов. Вообще нападали циркумцеллионы на всех – язычников, православных, донатистов других направлений и, по-видимому, даже на единомышленников – с тем, чтобы их убивали. Окружив человека, они требовали, чтобы он убил их, грозя в противном случае забить насмерть его самого. Неудивительно, что самыми частыми жертвами нападений сектантов были солдаты и вообще представители власти. Впрочем, если нападать было не на кого, фанатики убивали себя сами, бросаясь в водоёмы или в костры.
Массовые самоубийства в истории не редкость. Убивали себя не желающие сдаваться врагу солдаты и повстанцы, убивали себя и детей женщины, чтобы избежать плена. Сжигали себя в скитах русские раскольники, чтобы не попасться в руки воинских отрядов, разыскивавших их среди лесных дебрей. Но самоубийство как цель существования, как религиозный акт и даже символ веры, когда никакие внешние обстоятельства к этому не принуждают (римские солдаты зачастую, пообещав циркумцеллионам смерть, связывали их и убегали) – явление редкое. И это, безусловно, свидетельствует о патологической сущности этого движения.
Самым известным и, пожалуй, наиболее трагическим примером современных циркумцеллионов стала гибель американской общины Peoples Temple («Храм народов») в джунглях Гайаны. Община, признанная судом США тоталитарной сектой, была основана Джеймсом Уорреном «Джимом» Джонсом в 1955 г. в Индианаполисе. Необычно для штата Индиана того времени: в состав секты входили люди разных рас, но что более важно – это были в основном изгои: проститутки и наркоманы, т.е. люди с заведомо неустойчивой психикой. О самом Джонсе Я. Кротов, занимавшийся изучением его истории, пишет: «В 1947 проповедует на улицах чёрным и белым. Лидер, страх отстать. Агрессивен (стрелял в сверстника). В колледже особенно интересовался Гитлером и Сталиным… Крестил «в святое имя социализма»… Лицемерие: проповедовал сексуальную свободу, защищая брак. Воспевал целибат, ругал похоть. Был арестован по обвинению в гомосексуализме». Таким образом, налицо – типичный социопат с политическими аллюзиями. После того, как секту начали преследовать власти США, «Храм народов» переселился в Гайану, которая в то время строила «кооперативный социализм». 
В Джонстаун, поселок, основанный сектантами в гайанской глубинке, переселилась почти тысяча американцев. Вместо райской идиллии, как утверждали покинувшие Джонстаун общинники, переселенцев ждали суровые телесные наказания за провинности, пытки и издевательства. Они также утверждали, что сам «преподобный» все больше впадал в зависимость от наркотиков. 
 
Джим Джонс вместе с детьми из общины Храм Народов, Гайана
 
Джим Джонс вместе с детьми из общины Храм Народов, Гайана 
 
 
Еще в Америке Джонс страдал маниакальными фобиями: так, он всерьёз боялся ядерной войны. В Гайане ему начало казаться, что «длинные руки» американских спецслужб вот-вот дотянутся до его общины, и он попросил у советского посольства разрешения переселиться со своими людьми в Советский Союз. Надо сказать, что в Москве были сильно озадачены желанием целой американской секты перебраться в СССР, хотя в смысле антиамериканской пропаганды это и выглядело полезно. «Заигрывания» Джонса с Москвой, естественно, вызвали повышенный интерес со стороны американских властей: Джонстаун посетил конгрессмен Лео Райан, чтобы разобраться, что же в действительности представляет собой довольно крупная колония американцев, укрывшаяся в гайанской сельве. 
Что произошло дальше – до сих пор не совсем ясно. Несколько членов колонии внезапно напали на конгрессмена и его сопровождающих. Л. Райан погиб. Джонстаун охватила истерия: сектанты ждали немедленного возмездия со стороны «американского империализма». Джим Джонс заявил, что ФБР их не оставит в покое и единственный выход - совершить «революционный акт самоубийства». Общинников поили (так и осталось неизвестным, добровольно или нет) смесью цианида и валиума, сам «преподобный» погиб от пули в голову, среди сектантов были найдены и тела зарезанных. Всего в тот страшный день погибло 918 человек и только около 80 спаслось, бежав из Джонстауна.
Джонстаунская трагедия так до конца и осталась нерасследованной, но факт остается фактом: маньяк, заразив своим безумием почти тысячу людей, стал виновником их гибели.
Прошло 15 лет после Джонстаунской трагедии - и она повторилась, хоть и в несколько меньших масштабах. Новым Джимом Джонсом стал Дэвид Кореш. «Кореш родился в городе Хьюстон 17 августа 1959 г. На момент рождения ребёнка, его матери - Бонни Сью Кларк было 15 лет. Отец - 20-летний Бобби Хоувелл. Пара проживала в гражданском браке. Еще до рождения Кореша, его отец бросил семью, уйдя к другой девочке-подростку. Кореш никогда не встречался с отцом. Мать Кореша со временем стала сожительствовать со склонным к насилию алкоголиком. В 1963 г. она ушла от своего сожителя, а 4-летнего Кореша отдала под опеку его бабушки - Ирлайн Кларк. Через три года, выйдя замуж за плотника по имени Рой Хэлдмэн, Бонни Сью Кларк забрала Кореша к себе. В 1966 г. у Хэлдмэна и Кларк родился сын, которого они назвали Роджером.
Кореш утверждал, что предпочитал одиночество, будучи ребёнком. Есть сообщения, что в 8-летнем возрасте он был изнасилован группой несовершеннолетних. Кореш плохо учился в школе, был малограмотным и страдал дислексией (Дислексия - это вид специфического нарушения обучения, имеющий неврологическую природу. Она характеризуется неспособностью быстро и правильно распознавать слова, осуществлять декодирование, осваивать навыки правописания. Эти затруднения связаны с неполноценностью фонологических компонентов языка. Они существуют, несмотря на сохранность других когнитивных способностей и полноценные условия обучения. Вторично возникают нарушения понимания текста, дефицит читательского опыта и словаря). Из-за низкой способности к обучению, ещё в начальных классах, он был переведён из обычной школы в специальную. Тем не менее, в 11-летнем возрасте Кореш на память выучил текст библейского Нового Завета.
Когда ему было 19 лет, от него забеременела 15-летняя девушка. В 1981 г. переехал в Уэйко, штат Техас и стал членом религиозной группы «Ветвь Давидова». После того, как Кореш вступил в любовную связь с престарелой Луа Роден - главой группы, и начал претендовать на лидерство, у него начался конфликт с её сыном Джорджем Роденом. Корешу пришлось покинуть секту, однако он увёл за собой 25 последователей. В это время он женился на Рэйчел Джонс. Новое имя он взял в честь царя Давида и персидского царя Кира (по-древнееврейски произносилось как «Кореш»). Развивая своё учение, он объявил себя сыном Бога.
В 1986 г. Кореш заявил, что для него разрешено многожёнство и женщины в группе должны стать его жёнами. Он обвинялся в сексуальных отношениях с несовершеннолетними, в частности, с 14-летней Карен Дойл и 12-летней сестрой своей жены. В 1987 г. обвинён в покушении на убийство Джорджа Родена, но был оправдан. В 1988 г. Роден убил человека, и к Корешу перешла власть в секте.
 
Дэвид Кореш
 
Дэвид Кореш 
 
 
Погиб на 51-й день осады поместья «Маунт Кармел» вместе с более чем 70 членами секты (включая 21 ребёнка) в результате пожара в здании. По официальной версии властей, сектанты сами подожгли здание, совершив массовое самоубийство, по другой версии здание загорелось от газа, распыленного во время осады» (Википедия, ст. «Дэвид Кореш») (В настоящее время доказано, что сектанты совершили самосожжение – прим. авт.).
Наследники религиозных безумцев прошлого появлялись и позже. В частности, большой резонанс получило массовое самоубийство членов Ордена Храма Солнца в Швейцарии в 1994 г. В 1997 г. в США покончили с собой члены религиозного движения Heaven’s Gate («Врата Рая»), возглавлявшегося Маршаллом Эпплуайтом и Бонни Неттлз. Самоубийцы считали, что они покидают свои земные тела и отправляются в путешествие на космическом корабле, коим является комета Хейла-Боппа. Показательно, что лидер общины Маршалл лечился от сексуальной зависимости в психиатрической больнице, где и познакомился с медсестрой Бонни Лу Неттлз, которая тоже, судя по всему, не отличалась психическим здоровьем. 
 
Коллективный суицид секты Врата Рая. Фото из полицейского архива
 
Коллективный суицид секты Врата Рая. Фото из полицейского архива 
 
 
Угандийское Движение за возрождение десяти заповедей Бога – наверное, самое страшное в современной Африке. В 1989 г. в Уганде бывшей проститутке Кредонии Мверинде было видение: будучи в трансе, она получила приказ Девы Марии стать её вестницей. После того, как Мверинду признали таковой крупный помещик Джозеф Кибветере и католический священник Доминик Катарибабо, за ней пошли сотни людей. На деньги, полученные от продажи имущества её адептами, как это практикуется и в других тоталитарных организациях, секта приобрела ферму в отдаленном районе страны, наименовав ее «Новым Иерусалимом», и даже официально зарегистрировалась в качестве неправительственной организации. Мверинда постоянно назначала даты «конца света», которые постоянно отодвигались. 
1 января 2000 г. около 500 сектантов были заперты в «святилище» и сожжены заживо. Полицейские, кроме того, обнаружили тела десятков людей, убитых руководителями секты еще до массового сожжения – их трупы были закопаны в окрестностях «Нового Иерусалима». Сама «вестница», впрочем, осталась жива – её уже после трагедии видели в машине где-то на севере Уганды.
Следует отметить, что род занятий Кредонии Меринды – проституция – нередко свидетельствует не только о тяжёлых социальных условиях, в которых оказалась женщина, но и об определенных отклонениях в психике. Один из ее главных сподвижников Джозеф Кибветере лечился в психиатрической больнице: по мнению докторов, наблюдавших его, Джозеф имел «ярко выраженные симптомы маниакально-депрессивного психоза и мании величия».
 
 
Секта Новый Иерусалим в Уганде
 
Секта Новый Иерусалим в Уганде 
 
Интересно, что практически параллельно с сектой Мверинды в Уганде развивалось аналогичное течение - Движение Святого Духа по главе с Элис Лаквеной. Объявив себя «одержимой духом Лаквены», который, согласно верованиям народности ачоли, аналогичен христианскому Святому Духу, она объявила войну злу и кровопролитию, терзавшим к тому времени Уганду уже полтора десятилетия. Восставшие попытались взять штурмом столицу страны Кампала и объявить Царство Божие на Земле. После разгрома повстанцев в пригородах Кампалы Элис бежала в Кению, где умерла в лагере беженцев. 
Однако движение не заглохло. Родственник и единомышленник Элис, некий Джозеф Кони, объединил разрозненные отряды вооруженных сектантов в Армию сопротивления Господа (первоначально – Армия гнева Господня), которая уже 23 года терроризирует население Уганды, Конго, Южного Судана и Центральноафриканской Республики. По мнению военных экспертов, «армия» не имеет никаких политических целей, вполне удовлетворяясь массовыми убийствами и изнасилованиями.  При этом заповеди Христовы Дж. Кони понимает весьма своеобразно: помимо массовых бессмысленных убийств, практикуемых его бойцами, он окружил себя гаремом из малолетних девочек. Вообще большинство его «солдат» - несовершеннолетние; только в Уганде (а среди жертв армии-секты – еще и конголезцы, суданцы и центральноафриканцы) АСГ захватила более 30 тысяч детей, большинство из которых погибло. Захваченные малолетки сначала достаются самому Кони, затем «спускаются» вниз в соответствии с чином. Многие аналитики полагают, что лидер АСГ болен педофилией и окружил себя такими же ненормальными.  
 
 

Эрготизм


 
Науке известно и ещё одно массовое психическое расстройство, приводящее к беспричинному насилию и социально-политическим катаклизмам. Если причины, вызывающие амок, неизвестны, то эрготизм – а речь идёт о нём – вызывается отравлением спорыньёй. Вот что пишет об эрготизме и его последствиях исследователь П. Макиннис. 
«А что, был ли эрготизм проблемой в годы, когда приходила Черная Смерть? Зима 1340 г. в Лестере была, как нам известно, очень снежная, потом шли затяжные дожди. А на следующий год было отмечено, что люди страдали конвульсиями, у них были боли во всем теле, а также проявляли неукротимое желание... лаять по-собачьи. (Кстати, вот откуда пошло, наверное, английское выражение barking mad - буквально «свихнувшийся до лая», то есть - «ополоумевший», «окончательно свихнувшийся», хотя и возникает вопрос: отчего же было нужно именно лаять, хотя, казалось бы, можно было и мяукать, подобно кошкам, и петь не хуже коноплянок или чирикать по-воробьиному?) А затем ещё раз, уже в 1355 г., в Англии случилась настоящая эпидемия «помешательства», когда люди прятались в лесной чаще или в зарослях по оврагам, пытаясь скрыться от демонов. А страх попасть под влияние демонов принёс и страх перед колдовством, перед ведьмами.
О, ведьмы и судилища над ними - тут уже явно видна сильная связь с эрготизмом. Вот знаменитый суд над ведьмами в Салеме - он явно проходил при воздействии спорыньи; или преследования ведьм в Шотландии в XVI веке: суды над ними были обычно в местах, где выращивали рожь, а это говорит о возможном влиянии спорыньи. В 1560-х годах, например, по мере того, как климат в Европе становился все более прохладным и влажным, суды над ведьмами случались все чаще и чаще. В Англии как раз в это время занимались осушением болот в Эссексе, а новые участки обычно засевали рожью, как единственной зерновой культурой, которая могла расти на кислой почве. <…>
Спорынья, не исключено, сильно повлияла и на другие всемирные события. В июле 1789 г., всего через несколько дней после взятия Бастилии и как раз около того времени, когда созревает рожь, вдруг начался «Великий страх» (La grande peur) - и продолжалось это с 20 июля до б августа. Все это носило форму слухов о том, что откуда-то вот-вот явятся бандиты, мародёры, целыми шайками, чтобы отобрать у крестьян их урожай. Никакие бандиты нигде не объявились, однако страхи были в такой степени сильные и неизбывные, что Учредительное собрание на своем заседании в Версале проголосовало за то, чтобы отменить «старый режим», то есть королевский режим абсолютной монархии, то социальное и экономическое устройство общества, при котором правящим классом было дворянство, несмотря на сильную уже промышленную буржуазию.
Матосян нашла в исторических документах свидетельства о том, что в июле 1789 г. новый урожай ржи был «крайне заражен спорыньей», а также явные доказательства заболеваний, вызванных хлебом из зараженной муки. Ну, говорить о том, что, мол, Французская революция случилась по вине спорыньи, было бы несколько чересчур, однако нельзя не отметить, что это грибковое заболевание хотя бы отчасти усугубило всеобщее состояние в стране» (П.Макиннис «Тихие убийцы. Всемирная история ядов и отравителей». КоЛибри, 2008 г. - 432 с.).
В России рожь сеяли гораздо больше чем пшеницу – она лучше растёт на наших, не самых плодородных, почвах. Поэтому эпидемии эрготизма были частыми. Ещё печальнее то. Что крестьяне на протяжении веков не только не представляли себе губительных последствий употребления заражённого спорыньёй хлеба, но рассматривали спорынью как лакомство. «Сама же спорынья, как таковая, на Русь оказала влияние даже большее, чем на Европу. Для русского народа на протяжении веков спорынья была не сорняком или ядом, а синонимом и олицетворением счастья и удачи. И еще сегодня в различных сборниках «магических заговоров» можно прочитать народный заговор на удачную торговлю: «Будь в моем амбаре клад да лад да во всем спорынья». Но сейчас уже никто не понимает значения слова «спорынья». А когда-то оно употреблялось очень широко, и отнюдь не в том смысле, который мы рассматривали выше.

Яровая спорынья! 
Иди с нивушки домой, 
Со поставушки домой, 
К нам во Кощено село, 
Во Петровсково гумно! 
А с гумна спорынья 
  Во амбар перешла ... 
(народная песня на Смоленщине)» <…>

Есть еще один никем не отмечаемый аспект в таком широком распространении культуры ржи на Руси - пресловутая агрессивность русского народа. По исследованиям некоторых социологов, агрессивность в России на порядок превышает европейский уровень. В чем тут дело? Если М. Горький, приводя примеры агрессивного поведения народа, считал, что в повышенной агрессивности и жестокости виновато «чтение житий святых великомучеников - любимое чтение грамотеев в глухих деревнях», то мы с не меньшими основаниями вправе предположить, что в повышенной агрессивности населения виновата огромная любовь на Руси к черному хлебу. Само наличие повышенной агрессивности я полагаю априори и дело не в драках «деревня на деревню» (Россия и спорынья. Навеки вместе. nnm.me.).
 
 

Паника и садизм


 
Паника – тоже массовая социопатия, причём крайне опасная. Упоминавшаяся выше эпидемия страха в предреволюционной Франции – вот её типичный пример.  Лефевр точно подметил, что в годы, предшествовавшие Великой французской революции приступы паники носили именно болезненный, эпидемический характер и не были, по крайней мере прямо, связаны с реальной социально-экономической и политической ситуацией в стране. 
«Не подлежит во всяком случае сомнению, что во время революции страх играл во Франции весьма выдающуюся роль. Население постоянно терроризировалось всевозможными злодеями и разбойниками, нередко даже и существовавшими-то исключительно лишь в больной и возбужденной фантазии народа, - писали французские исследователи О. Кабанес и Л. Насс в книге «Революционный невроз». - Центр Франции подвергся в это время своеобразной эпидемии, известной под названием «Великого страха» и в каждом почти городе повторялась приблизительно одна и та же история. 
В какой-нибудь прекрасный вечер по городу проносился слух о приближении к его стенам несметных полчищ разбойников, отмечающих свой путь погромами и разрушением и оставляющими за собой лишь дымящиеся развалины... 
Как внезапно в знойный день на безоблачной синеве неба вдруг появляется чёрная грозовая туча, так же растёт и множится по городу подобный слух о близком нападении, наполняя сердца и умы мирных обывателей неописуемым ужасом. Кто-нибудь прибегает и клянётся, что собственными глазами видел на пути, ведущем в город, всего лишь в каких-нибудь нескольких милях, столб пыли, поднятой, очевидно, ничем иным, как надвигающимся отрядом. Другой уже убеждён, что слышит звуки набата, доносящиеся из соседних деревень. Сомнений больше нет. Всем ясно, что через час-другой город подвергнется разгрому. Тотчас же все вооружаются. Ружья, штыки, пики, топоры и даже рабочий инструмент - всё собирается, чтобы оказать отчаянное сопротивление врагу. Формируется милиция; наиболее отважные образуют передовой отряд, который уже спешит навстречу неприятелю... 
Вернутся ли они, эти храбрецы?.. Тем временем, в томительном ожидании, женщины, дрожа от страха за участь своих детей, прячут в тайники, зарывают в землю наиболее ценное имущество. Проходит час, другой... Наступает ночь, увеличивая тревогу и смятение. По улицам проходят патрули, горят факелы, озаряя своим зловещим красным светом самые темные закоулки. Тем временем в город сбегаются толпами крестьяне из окружных селений, также охваченные паникой. Волоча за собой свои скудные пожитки, они спешат тоже укрыться за стенами города. 
Полная картина города, готовящегося отразить приступ неприятеля - налицо. Но вот, высланный вперед отряд возвращается с известием, что он не видел нигде никаких разбойников. Страх начинает спадать и уменьшаться. Ещё несколько дней - и он исчезнет вовсе и снова по городам и весям послышится весёлый звонкий смех и песня. 
Овернь, Бурбонэ, Лимузен и Форэ подвергались в свое время таким огульным припадкам ничем не объяснимого «Великого страха». В некоторых селениях подобные эпизоды оставили более яркие воспоминания, чем даже всякие, самые крупные события революции, и создали в каждом крае свою эру. Долго потом говорили: «он родился в день «Великого страха», подобно тому, как в иных местностях считали, что такой-то родился «в день взятия Бастилии». 
Эпидемия, ибо несомненно, что такую повсеместно возникающую, беспричинную панику только и можно сравнить с эпидемией, совершила круговое движение с северо-запада на юго-восток. 
Она не пощадила ни Дофинэ, ни Эльзаса, ни Франш-Контэ, ни Нормандии и Бретани, хотя в этих местностях она проявлялась с меньшей силой и регулярностью. 
Не избежали её даже и парижане. В ночь на 17 июля 1789 г. по городу вдруг пронесся слух, что какие-то вооруженные полчища подступают к Парижу со стороны Монморанси. 
Паника мгновенно охватила все население, еще наэлектризованное бастильскими событиями, происходившими лишь за три дня перед тем. Звуки набата раздались одновременно во всех 60 приходах столицы Франции. Городская милиция выступает в отважную вылазку против ожидаемого неприятеля. Но единственным её противником оказался застигнутый на городском выгоне... заяц, который и пал немедленно жертвой храбрости одного из защитников отечества. Обрадованный столь благополучным исходом похода, весь отряд рассыпался по огородам и полям, превратясь в мирных охотников. На звуки его выстрелов из города примчалась, однако, марш-маршем кавалерия, а за заставами построились резервы пехоты...
 
Худ. Ж.-П. Уэль, Взятие Бастилии 14 июля 1789
 
Худ. Ж.-П. Уэль, Взятие Бастилии 14 июля 1789
 
 
 
…Причиной сентябрьских убийств (1792 г.) была несомненно народная паника. Массовое избиение содержавшихся в тюрьмах «заподозренных» жертв террора бунтующей чернью было результатом не какого-нибудь хитро задуманного плана, а, скорее всего, самого безумного ужаса, овладевшего толпой при звуках набата и выстрелах вестовой пушки, - когда народ вдруг вообразил, что ему угрожает опасность со стороны могущих освободиться аристократов, а что жирондисты оставили его на произвол судьбы. Потоками крови бросилась парижская чернь заливать этот внезапный пожар, и овладевший им ужас не замедлил немедленно перейти в чисто «садическое» безумие. Давно замечено, что озверевшей толпой прежде всего овладевают именно беспредельная распущенность и разнузданность нравов. Этот общий закон подтверждается многочисленными историческими примерами и в ряду человеческих страстей жестокость и сладострастие следуют всегда одна за другим. Подобно выродку, оскверняющему поэзию любви истязаниями, толпа также нередко усугубляет гнусность убийств отвратительным бесстыдством, доходящим подчас даже до каннибализма.
Возможно ли определить точно причинную связь между жестокостью вообще и садизмом как ее сладострастным эффектом в частности? Не следует ли видеть в нем остатка прошлого, тех пещерных веков человечества, когда и среди людей любовь добывалась лишь насилием, по примеру остального животного мира? Наслаждение, заключающееся в том чтобы мучить и истязать любимое существо, могло очевидно остаться наследием этих времен, как инстинктивное явление атавистического свойства. Такой инстинкт может одинаково повторяться, как в отдельных субъектах, так и в массах, ибо всякая социальная группа ничто иное, как та же единица, обладающая своим собственным мышлением и своими специфическими качествами, пороками и характером. Такая гипотеза, однако, может быть и не вполне удовлетворит ученых психологов. Мы ограничимся поэтому лишь указанием на всеобщность этого закона, не пытаясь проникать далее в тайну его происхождения. 
Остается во всяком случае несомненным, что сладострастие и кровь вызывают в человеке чувство, сходное с опьянением и способное затуманивать в нем одинаково последние проблески рассудка; сорвавшийся с цепи зверь всегда лют и сладострастно жаждет насладиться мучениями своей добычи. «Садизм, - пишет авторитетный специалист по этому вопросу, доктор Молль, - характеризует половую наклонность, которая выражается в стремлении бить, истязать, мучить и оскорблять любимого субъекта». Но определение это, впрочем, несколько односторонне, так как чаще всего собственно любовь не играет при этом никакой роли. Порок может проявляться на любом субъекте: на женщине или на ребёнке, на живом или на мёртвом, и даже на животном. Поэтому мы предпочитаем ему следующее определение: «садизм есть извращение полового чувства, характеризуемое наклонностью убивать, мучить, истязать, оскорблять и осквернять существо, являющееся объектом генетического желания, причем выполнения этой склонности обыкновенно бывают вполне достаточно для того, чтобы вызвать у развратника половое удовлетворение». «В подобном извращении чувственности обязательно совмещается и сладострастие и жестокость, и это-то и составляет характерный признак «садизма». 
Не поэтому ли именно садическое безумие и схватывает народные массы в революционные периоды. 
Действительно, нельзя не обратить внимания, что каждый раз, когда народ становится объектом кровавых переворотов, войн или мятежей, в его истории можно всегда подметить типичные примеры явной половой психопатии. 
Когда толпа проливает кровь впервые, она в этот момент испытывает, по-видимому, некоторое чувство отвращения; но если она не остановится во время, а как-нибудь справится с этим первым неприятным ощущением, то она начинает тотчас же, вслед за сим, страстно наслаждаться; ожесточается, как алкоголик, терзающий свою жертву, и вся, как один человек, трепещет от сладострастного восторга. 
При резне прокажённых, в Сицилийскую Вечерню, в Варфоломеевскую ночь, при сентябрьских тюремных избиениях или, так еще недавно, при армянской резне и еврейских погромах, этот животный инстинкт пробуждается всегда с одинаковой жестокостью и кровожадностью. 
 
Худ. Ф. Айец, Сицилийская вечерня, 1846 г.
 
Худ. Ф. Айец, Сицилийская вечерня, 1846 г. 
 
 
Осквернение и уродование трупов, насилование и истязание жертв, а подчас даже случаи людоедства, вот неизбежные последствия таких взрывов звероподобной дикости… 
Толпа разбила ворота женской больницы Сальпетриер. Громилы начали с того, что убили пятерых или шестерых престарелых женщин, без всякого иного основания, кроме того, что они стары, потом бросились на молодых арестанток и на публичных женщин и перебили из них душ тридцать, насилуя одновременно как живых, так и мёртвых. Этим, однако, дело не окончилось; они проникли в спальни сиротского отделения, растлили массу маленьких девочек, а некоторых из них даже увели с собой для дальнейшей в том же роде забавы. 
Одновременно и судьи, и палачи, сентябрьские злодеи, как дикие звери, бросающиеся на беззащитных жертв, являются воплощением жесточайшего цинизма. В минуты отдыха они пьянствуют, равнодушно глядя на трупы своих жертв, валяющиеся кучами по дворам и улицам» (О.Кабанес, Л.Насс. «Революционный невроз», издательство Д. Ф. Коморского, СПб., 1906 г.). 
Такие явления, как, например, зверства хунвейбинов в Китае во время т.н. «Культурной революции», и тем паче – массовая поддержка кхмерами Пол Пота – одного из самых кровавых маньяков в истории человечества – это тоже, без сомненья, народное помешательство. 
Во время «Культурной революции» в Китае с людей сдирали кожу, отрубали головы, варили в смоле, пробивали гвоздями, дробили пальцы, вырезали и ели сердца, детей разрывали пополам и т.д. В провинции Гуанси человека ночью привязывали к дереву и, надрезав кожу, медленно выдавливали печень, которую варили и съедали, оставив жертву умирать. Высасывали мозг убитых через металлическую трубку, жарили человеческое мясо и т.п. Чжэн И сообщает, что только в уезде Усюань более 100 человек было съедено, потому что «пожирание врагов было единственным способом доказать любовь к Мао».
 
Хунвенбины. "Митинг борьбы" с монахиней – перерожденной ламой и ее родителями в Лхасе
 
Хунвенбины. "Митинг борьбы" с монахиней – перерожденной ламой и ее родителями в Лхасе 
 
 
Зачем «культурная революция» была нужна Мао Цзэдуну – понятно. Но каким образом в преступлениях удалось заставить участвовать миллионы молодых людей? Как они могли принять участие в массовых убийствах и пытках своих учителей и преподавателей и членов их семей? Только ли из страха перед «начальством» и стадного чувства, столь свойственного молодёжи? Нет. Тут явно прослеживаются различные виды массовых психических расстройств сразу нескольких типов – фанатизма, амока и паники, всегда сопровождающейся садистскими проявлениями.
О сути режима, установленного Пол Потом, написал В. Симонов: «Пол Поту удалось сделать то, что не удавалось прежде ни одному из революционных вождей – он полностью отменил институт семьи и брака. Прежде чем попасть в сельскую коммуну, мужья отделялись от жён, и женщины становились собственностью нации.
Было запрещено писать и читать. Расстреливали за ношение очков.
 
Пол Пот в молодости
 
Пол Пот в молодости 
 
 
Трупы преступников также являлись общенациональным достоянием. Их запахивали в болотистую почву в качестве удобрения. Рисовые поля, задуманные Пол Потом как основа трудовой утопии, страны без денег и нужд, очень быстро превратились в огромные братские могилы для захоронения людей, забитых мотыгами или умерших от истощения, болезней и голода» (В.Симонов «Добрый дедушка Пол Пот», http://www.ateismy.net/content/spravochnik/polpot.html).
Пол Пот создал государство без городов (всё население было загнано в рисоводческие коммуны-лагеря), без денег, без торговли, без промышленности, без науки, без образования, без культуры, без семей. Это была страна без религии, без собственности, без медицины (жена Иенг Сари, №2 в кампучийской иерархии, ставшая министром образования и культуры, заявила: «Болеет только буржуазия. Народ всегда здоров, и ему не нужны реакционные науки»). Страна без национальных меньшинств (их попросту истребили – правда, за одним-единственным исключением: сам Пол Пот по происхождению был китайцем).
Понятно, что такое государство существовать просто не может. Нужна самая различная техника – автомобили, суда, самолёты, средства связи. Нужно оружие для армии и для охранников коммун-лагерей, наконец. Закупать что-либо за границей Кампучия не могла – из-за отсутствия денег и финансовой системы вообще, да и продавать за рубеж ей было нечего – страна производила только рис, которого всё равно не хватало. Этого могли не понимать бойцы полпотовской армии («красных кхмеров») – неграмотные деревенские ребята (средний возраст солдат  составлял 13-15 лет). Но сам-то Пол Пот окончил Сорбонну, и его окружение составляли люди с высшим образованием! Для того, чтобы поверить в полпотовскую антиутопию, нужно просто свихнуться. 
Вьетнамская армия в декабре 1979 г. вторглась на территорию Камбоджи, и через две недели вся Камбоджа была занята (точнее, освобождена) вьетнамцами. Этот результат вполне закономерен: нужно было быть совершенно ненормальным, чтобы предполагать какой-либо иной исход.
Вот тут-то и начинается самое интересное. Сотни тысяч рабов полпотовского режима – больных, униженных, ограбленных, умирающих от голода – уходили в джунгли и лагеря, организованные на таиландской границе, вместе со своими мучителями. В 1981 г., после двух лет тяжелейшей войны с вьетнамцами, в партизанских лагерях Пол Пота всё еще насчитывалось 144 тысяч человек. 
Новая власть, поставленная Вьетнамом, долго оставалась слабой. Поэтому главную тяжесть войны с «красными кхмерами» пришлось взять на себя вьетнамской армии: до вывода войск из Камбоджи в 1989 г. там располагался контингент численностью в 170-180 тыс. человек. Война носила крайне ожесточённый характер: за 10 лет вьетнамцы потеряли свыше 25 тысяч солдат и офицеров (для сравнения: советская оккупация Афганистана продолжалась 9 лет, численность оккупационных войск никогда не превышала 80 тысяч человек, а общие потери советской группировки составили 14 тысяч человек). 
Но и когда вьетнамцы ушли из Камбоджи, в полпотовских отрядах ещё оставалось примерно 22 тысячи бойцов, и воевали они ещё целых 9 лет. Пол Пота арестовал «полевой командир» - одноногий Та Мок по прозвищу «Мясник». В июле 1997 г. соратники приговорили Пол Пота к смерти «за предательство революции», но за прошлые заслуги пожалели, отсрочив исполнение приговора на неопределённое время. 72-летний маньяк, один из самых страшных в истории человечества, умер в своей хижине в джунглях. Перед смертью он дал интервью западным журналистам - единственное в жизни. «Он сказал, что ни о чем не жалеет...» («Профиль», №14, 17.04.2000, В.Эрлихман, «Пот-потрошитель»).
Та Мок, последний известный й командир «красных кхмеров» был арестован в марте 2000 г. и в 2006 г. умер в заключении. Но до сих пор мелкие отряды «красных кхмеров» действуют в джунглях провинций Ратанакири и Стынгтраенг. В настоящее уцелевшие лидеры «красных кхмеров» отбывают пожизненное заключение. При этом иностранная пресса свидетельствует: «Многие представители местного населения в ходе этого суда заявили о том, что режим красных кхмеров был более человечным (!!!) и продуктивным чем нынешний, и они желали бы его восстановления. Широкая поддержка отрядов красных кхмеров, осуществляемая сегодня местным населением, также свидетельствует о сохранении влияния и популярности данного движения и его идей».
Не обошли паника и садизм и нашу страну. Показательно, что самые зверские пытки арестованных и огромные масштабы их применения свойственны не Гражданской войне и не эпохе коллективизации, а т. н. Большому террору 1937-38 гг. То есть самым страшным мучениям предавали не врагов режима, а людей заведомо невинных, не понимавших, за что их мучают и убивают. Чекисты отлично понимали, что они совершают чудовищные преступления, и это ломало их психику, заставляло отыгрываться на жертвах, так как они в подсознании преступников-следователей были виновными в их грехопадении. Множество чекистов сошли с ума – среди самых известных свихнувшихся стоит упомянуть палача Воркуты Е. Кашкетина, колымского чекиста С. Гаранина, харьковского маньяка С. Саенко, а также самого «железного наркома» Н. Ежова - садиста, потомственного алкоголика, наркомана и полового извращенца. Наверняка все, кто мучил людей в те годы, в той или иной степени сошли с ума.
 
***
 
Упоминавшийся выше П. Реньяр, творивший в конце XIX века, справедливо указывал в своих работах, что если в XV, XVI и XVII веках в Европе основными массовыми психозами были демонизм и колдовство, в XIX веке – нечасто встречавшаяся до той поры мания величия (комплекс Наполеона в различных формах), то в ХХ веке человечество будет страдать от новых душевных болезней, связанных с неуёмной жаждой накопительства и распадом общественной морали (П. Реньяр, «Умственные эпидемии», стр. 293. М.: Emergensy Exit, 2004).
XXI век, похоже, сохранив пороки и болезни века ХХ-го, вдобавок стал и веком возрождения фанатизма – возможно, это отчасти реакция общества на т.н. толерантность, которая есть ни что иное, как банальный релятивизм. Бешеный рост исламского экстремизма – это фанатизм в чистом виде, бессмысленный, бесцельный и беспощадный. Массовое использование исламскими террористами смертников-шахидов - яркое свидетельство того, что эти движения состоят из психически ненормальных людей. Человек со здоровой психикой способен на самоубийство лишь в экстремальной ситуации (тяжёлая болезнь, нежелание попасть в плен, личная трагедия), но самоубийство ради некоей абстрактной цели для него невозможно. Однако точно так же, как когда-то последователи изуверской секты асассинов, нынешние шахиды, измученные невозможностью удовлетворить свои горячечные чувственные мечты, стремятся попасть в рай с прекрасными гуриями, взрываясь в толпе «неверных» - другого пути они просто не видят. Афганские талибы, например, издали руководство по противодействию ударам американских боевых беспилотников: «Если при воздушной атаке воин почувствовал страх, то для избавления от него надо закрыть глаза и представить себя находящимся в раю. При этом он должен думать о девственницах, ожидающих его в парадизе, и о свидании там со Всевышним» («О девственницах, об американских беспилотниках и о книжке-памятке боевика "Аль-Каиды"», Новости ТАСС, 16.05.12.). Иными словами, вожделения «телесного низа» полностью превалируют не только над здравым смыслом, но и над инстинктом самосохранения. Это – чистой воды патология. Так что считать террористов из Талибана психически здоровыми людьми нет никаких оснований. 
 
Боевики движения Талибан
 
Боевики движения Талибан 
 
Следует отметить, что для исламского экстремизма, как и для всех прочих социопатических движений всех эпох свойственны садизм и другие сексуальные извращения. Так, в Алжире, где с 1992 г. террористы из местной Аль-Каиды ведут повстанческую войну, ими совершаются вопиющие зверства, заставляющие усомниться в психической нормальности «партизан». Заявляя, что воюют против «антиисламского режима», они уничтожают мирных жителей, включая женщин и детей, которые к этому режиму не имеют никакого отношения. Вот что в 1993 г. писали алжирские газеты: «В алжирском пригороде Бентала были зарезаны, порублены, сожжены и расчленены 85 человек, в основном женщины и дети. Немногие репортеры, которым удалось проникнуть на местное кладбище Шиди Резин, уверяют, что на нем через несколько часов после восхода солнца появилось 202 свежие могилы… 29 августа: в деревне Сиди-Раис близ столицы вырезаны до 300 человек. Кровавые мясники, выдающие себя за радетелей исламских ценностей, не пожалели даже грудных младенцев. 1 сентября: нападение на селение Бени-Мессус, также расположенное в непосредственной близости от алжирской столицы. Итог – 49 жертв. И так почти ежедневно. Как правило, объектами нападения становились изолированные деревни и фермы…  Всякий раз, совершая массовые убийства, исламисты уводили с собой девушек и молодых женщин. Практика похищения девушек связана с широко распространившимся среди мусульманских радикалов обычаем так называемых «браков для удовольствия», перенятых от шиитов. Длится такой «брак» от нескольких недель до нескольких месяцев. Затем – это уже местная «специфика» – временных жен убивают» (http://www.reflist.ru/docnext/23009.1.shtml).
Возникает вопрос: а действительно ли террористы воюют с алжирским режимом или же просто удовлетворяют свои садистские наклонности и сексуальные рефлексии?
Существеннейший момент: молодые мусульмане, родившиеся и выросшие в Англии, Франции, Германии, Италии, Бельгии и США вступают в ряды Аль-Каиды и едут воевать в Сирию, Ирак, Йемен и Сомали. То есть граждане самых благополучных стран, которые могли бы отлично устроить свою жизнь, меняют её на смерть. Они по интернету заражаются безумием, и таковых становится всё больше. 
Борьба с терроризмом и экстремизмом может быть успешной только в том случае, если будет учитываться их социопатическая, маниакальная составляющая. То есть что российским, израильским, сирийским, алжирским, американским, индийским, китайским и другим силам, ведущим борьбу с терроризмом, противостоят не группировки, имеющие некую политическую цель, а сообщества психопатов, цель которых – в убийствах и самоистреблении. А это значит, что учитывать их требования бессмысленно, и вести переговоры – бесполезно. 


Автор: Трифонов Е., Trifonov2005@mail.ru
 
 
Обсудить статью на форуме
 
 
 
 
 




   
Яндекс цитирования