Новости истории

23.02.2017
Редкие книги, авторства Леонардо да Винчи, Коперника, Галилео Галилея и Исаака Ньютона, были похищены в ходе ограбления века из запасников библиотеки в Лондоне. Ущерб от кражи оценивается в 2,5 млн. долларов.

подробнее...

22.02.2017
Ученые нашли намеки на то, что власть и статус передавались в одной из древнейших цивилизаций Америки по материнской линии. Это частично подтверждает теории о существовании матриархата в ранних сообществах людей.

подробнее...

21.02.2017
Греческий национальный археологический музей в Афинах решил извлечь из запасников и показать публике один из самых загадочных артефактов эпохи неолита - каменную антропоморфную статуэтку с клювом. Загадочной статуэтку делают ее возраст, композиция и способ изготовления.

подробнее...

Антиимперия

Рональд Рейган, проведший гигантскую операцию по ослаблению социалистической системы, как-то назвал Советский Союз «империей зла». Название хлёсткое и запоминающееся. Примерно так же относятся к СССР антикоммунисты всех мастей. В свою очередь, левые и все те, кто ностальгирует по советскому прошлому, тоже считают Советский Союз империей, но не «зла», а наследницей исторической России; в зависимости от вкусов и наклонностей – либо империей русского народа, либо империей многонациональной.

 
 
Рональд Рейган 
 
 
Рональд Рейган

 
Но был ли СССР империей – хоть «зла», хоть какой другой? Империя, согласно политической терминологии, является монархическим государством, включающим в свой состав различные народы. Сейчас в мире господствуют леволиберальные представления о том, что империя – это зло, что она всегда основывается на войнах и завоеваниях, а её суть – закабаление народов, неравенство, угнетение по национальному, расовому или конфессиональному признакам. Это далеко не всегда так.

 
Горбачев и Рейган 
 
 
М. Горбачев и Р. Рейган

 
Более того: самые страшные трагедии происходят как раз при образовании национальных государств. Самый близкий для нас по времени пример – попытка чеченских сепаратистов создать национальное государство чеченцев (Ичкерию). Это, как мы знаем, вылились в массовые насилия над нечеченским населением – оно было ограблено, подверглось измывательствам и изгнано из Чечни. Одновременно с трагедией в Чечне происходил распад на национальные государства и Югославской «империи»: там счёт убитых шёл на сотни тысяч, а беженцев – на миллионы. Ещё ранее, в начале ХХ века, турецкие националисты, создавая своё государство, истребили не менее 1,5 миллиона армян, 600 тысяч ассирийцев, более 300 тысяч греков и около 60 тысяч курдов-езидов. Уцелевшие представители этих народов бежали за границу. Массовыми жестокостями сопровождалось и разделение Австро-Венгрии на национальные государства, и раздел Британской Индии на собственно Индию и Пакистан.

 
турки конвоируют мирных жителей 
 
 
Турки конвоируют мирных армянских жителей. Фото 1915 г.

 
Создание и существование империй всегда было выгодно, во-первых, государствообразующим народам, а во-вторых - и это обязательное условие – другим народам, входящим в её состав (в любом случае – их элитам). Римляне вводили в своих владениях римское право, сыгравшее громадную роль в дальнейшем развитии европейских территорий от Закавказья до Португалии, строили дороги, вводили современные по тем временам промышленные и сельскохозяйственные технологии. Римское право стало важнейшим фактором развития европейской цивилизации: на нём до сих пор зиждется европейская правовая система. Да, были ужасающие жестокости, было рабство и прочие безобразия. Но миллионы людей разных национальностей становились сначала федератами Рима, а затем и полноценными гражданами великого государства.

 
римский солдат ведет рабов 
 
 
Римский солдат ведет рабов, закованных в цепи. Барельеф, 200 г. н. э., Измир, Турция

 
Всё это в полной мере относится и к России. В частности, завоевание Поволжья при Иване IV было не войной русских против татар, а войной Московии с Казанским ханством, причём четверть московского войска состояло из татар, перешедших на сторону русского царя. Покорение Сибири началось с похода Ермака, освободившего хантыйские, мансийские и татарские роды от ига бухарского завоевателя Кучума. Сибирские «князцы» и старейшины становились русскими дворянами и «служилыми людьми», записывались в казачье сословие или в «служилые татары», что юридически не отличалось от казачества (потомки самого Кучума, например, стали князьями Сибирскими). 

 
покорение Сибири 
 
 
Покорение Сибири Ермаком, худ. В. Суриков, 1895 г.

 
О Переяславской Раде, на которой украинцы попросили Москву включить их в состав России, о добровольном присоединении Кабарды, Грузии и армянских земель хорошо известно. Менее известен факт, что и Финляндия была завоёвана Россией в 1809 г. благодаря многолетним усилиям значительной части финской верхушки (во главе финских сепаратистов конца XVIII – начала XIX вв. стояли перешедшие на русскую службу генералы-финны Гёран, Спренгтпортен, Клик и Егергорн).

 
Переяславская Рада 
 
 
Переяславская рада. 1654 год. Воссоединение Украины, худ. А. Кившенко, 1880, Центральный военно-морской музей, Санкт-Петербург


Казахи (Младший жуз) попросились в российское подданство в 1731 г., будучи под угрозой истребления джунгарами. Хотя впоследствии имели место казахские восстания и карательные экспедиции русских войск против казахов, сам процесс присоединения носил добровольный характер.

Северокавказские народы были завоёваны Россией после долгой и кровопролитной борьбы (исключая добровольно вошедшие в её состав Кабарду и Осетию). При этом значительная часть кавказской элиты и населения выступали на стороне России. В составе Российской империи завоёванные народы Кавказа сохранили самоуправление.

Судьба присоединившихся и завоёванных Россией народов была различной. Поляки, которым царь Александр I восстановил национальную государственность, восставали в 1830 и 1864 гг., то есть значительную часть польского народа вхождение в состав Российской империи не устраивало. Часть калмыков, недовольных ограничением их самоуправления, бежала в Китай в 1771 г.; в XVII-XVIII веках по тем же причинам неоднократно восставали украинцы. Но это не меняет главного: существование Российской империи было выгодно большей части населявших её народов, которые имели различные формы автономии – от независимых государств, находившихся в личной унии с Россией (Польша до 1831 г., Финляндия до 1917 г.) и протекторатов (Хива, Бухара и Тува), до местного самоуправления кавказских народов и сибирских племён. Те народы, которые были полностью интегрированы в состав России, как, например, грузины и армяне, имели как все гражданские права, так и возможность свободно развивать свои культуры и традиции, не испытывая притеснений. 

Угнетению подвергалось еврейское население, но это было, во-первых, наследие Речи Посполитой, во-вторых - являлось традицией для стран Центральной и Восточной Европы в целом; так, в Германии XIX века также существовала «черта осёдлости» и другие законодательные ограничения для евреев. Кроме того, в России конца XIX – начала ХХ века правовые ограничения в отношении евреев, а в особенности практическое их применение постепенно ослабевали.

Если Советский Союз был империей, пусть и особого типа, то какие же нации и народы получили выгоду от его создания и существования? 

 

«Тёмные силы русизма»

 
 
Какую пользу, что за выгоду получил от революции самый многочисленный в стране - русский народ? В. Ленин считал, что русские – «нация великая только своими насилиями, великая только так, как велик держиморда» (ПСС, т. 45, с. 457-460) и вообще «море шовинистической великорусской швали». Даже русский «пролетариат», по словам В. Ленина, был контрреволюционным: «Рабочие угнетающей нации до известной степени участники своей буржуазии в деле ограбления ею рабочих (и массы населения) угнетенных наций» (ПСС, т.32 с. 151).

СССР не был империей русского народа, все социальные группы которого пострадали – от истреблённых священников и дворян до закрепощённых рабочих и крестьян.

Американский исследователь Терри Мартин в книге «Империя «положительной деятельности». Нации и национализм в СССР, 1923-1939», изданной в нашей стране издательством «РОССПЭН» в 2011 г., пишет, что «в СССР же большевики решили (в масштабах целой страны!) потеснить русских, как бывшую нацию угнетателей, шовинистов и держиморд, по словам Ленина.

Русских в Средней Азии и Украине увольняли с работы в госаппарате, чтобы заместить их нерусскими, у русских крестьян и казаков на Северном Кавказе, в Казахстане и Средней Азии изымали землю в пользу националов, русские деревни в Татарстане облагались большим налогом – и в это время советская власть вводила квоты для националов, открывала национальные школы, создавала национальную культуру. Затем советская власть, опасаясь растущего русского недовольства, начала пресекать факты прямой дискриминации русских, а в середине 1930-х годов даже отчасти реанимировала русскую культуру («Пушкин - наше всё»).

Но на протяжении всего советского периода русские оставались дискриминированными по такому важнейшему параметру, как наличие собственной национальной государственности в составе Союза. Советская власть даровала всем крупным национальностям собственные национально-территориальные образования. Те народы, которые не получили своей союзной или автономной национальной республики, получали автономные области.

Советская власть щедро прирезала национальным республикам соседней русской земли: в 1924 г. 16 уездов с населением в 2 млн. человек получила Белоруссия, а чуть позже Украина едва не разжилась территориями Курской и Воронежской губерний [уместно вспомнить и про Крым, переданный из состава РСФСР Украине – прим. авт.]. А русские при этом были лишены своей русской республики. «РСФСР так и не стала официальной представительницей русских национальных интересов», – констатирует автор.

«Русские в Советском Союзе всегда были «неудобной» нацией – слишком большой, чтобы ее проигнорировать, но в то же время и слишком опасной, чтобы предоставить ей такой же институциональный статус, какой был у других крупных национальностей страны», – пишет Т. Мартин. - Советская власть боялась, что русская республика, с ее территорией, ресурсами и численностью, разбалансирует СССР, а ее руководство создаст опасную конкуренцию общесоюзному Центру. Поэтому русских в СССР некому было защищать: союзное руководство занималось другим, а руководство национальных республик о русских и слышать не хотело».

Согласно советской версии истории, создание на месте России конгломерата союзных и автономных республик, автономных областей и округов преследовало цель дать «угнетённым» народам страны национальную государственность. Многие ещё помнят забавную песенку советских времён:

«Туркмен и татарка, грузин и узбек, с открытой душой породнились навек!
Латыш и армянка, киргиз и таджик для дружбы нашли самый верный язык!
Эстонка и русский, казах и якут Россию великую домом зовут!»

Вместо наций, народов и народностей в СССР якобы формировалась «новая историческая общность – советский народ». На самом же деле советская политика привела к тому, что консолидация народов СССР в единое культурно-психологическое сообщество застопорилась, а отношения между ними постепенно накалялись. 

Получили ли пользу от создания на месте России новообразования под аббревиатурой «СССР» народы, получившие эту самую «государственность»? Может быть, получили пользу от советской власти украинцы и белорусы, в одночасье ставшие отдельными народами и титульными нациями в своих республиках, да ещё с прирезанными к ним населёнными русскими территории? Ни в коем случае. Сконструированные сверху национальные квази-культуры, которые на Востоке Украины и на большей части Белоруссии так и не прижились – вот и всё, чем могли похвастаться эти советские псевдогосударства. Элиты этих народов, как, впрочем, и всех остальных, населявших СССР, подверглись такому же беспощадному истреблению, как и русская, а призрачная самостоятельность нисколько не спасала украинцев и белорусов ни от голода, ни от массовой гибели в годы Второй Мировой войне.

То же самое можно сказать и обо всех остальных советских республиках. Грузины, армяне и азербайджанцы жили чересполосно по всему Закавказью: армяне составляли большинство в городах региона от Сухуми и Батуми до Баку; в сельской же местности на западе региона преобладали грузины, на востоке – азербайджанцы. Создание национальных республик привело лишь к превращению тех, кто оказался на территории «чужих» республик, в граждан второго сорта, к росту взаимной ненависти и, как следствие, к неизбежным межнациональным конфликтам.

То же касается и Казахстана, и республик Средней Азии: там чересполосно жили туркмены, узбеки, казахи, киргизы, таджики и русские. Границы между мусульманскими этносами были весьма зыбкими и определялись не национальной, а клановой, племенной и профессиональной принадлежностью. Так, казахи и киргизы кочевали соответственно в степях и горах, туркмены жили в каракумских оазисах, таджики были в основном крестьянами, узбеки – тоже крестьянами, но и ремесленниками, торговцами и местным начальством. Казахи, которым передали русские казачьи земли, ничего хорошего от этого не получили. В 1925 г. большевики выдвинули лозунг: «Мир русской деревне – война казахскому аулу!» (чем помешали красным бедные кочевники – непонятно) – и полились реки казахской крови. В 1926-38 гг. численность казахов в СССР уменьшилась на 48%. И другие народы Казахстана тоже понесли значительные потери: украинцы - 200 тыс. человек (23%), узбеки - 125 тыс. человек (54%), уйгуры - 27 тыс. человек (43%). Потери русских не подсчитывались.

Катастрофа населения Казахстана связана с именем организатора убийства царской семьи Ф. Голощёкина, с октября 1924 по 1933 г. занимавшего должность первого секретаря ЦК Компартии Казахстана. Он осуществлял насильственные меры по переводу кочевников на оседлый образ жизни, что привело к огромным жертвам. Он назвал зверское истребление казахов «операцией «Малый Октябрь». Эсер, историк революции В. Бурцев, лично знавший Ф. Голощёкина, писал: «Это типичный ленинец. Это человек, которого кровь не остановит. Эта черта особенно заметна в его натуре: палач, жестокий, с некоторыми элементами дегенерации». Ф. Голощёкин был гомосексуалистом, отличался высокомерием, демагогией и цинизмом. Казахов он вообще за людей не считал.

Голощекин 
 
 
Ф. Голощекин

 
Погибли или ушли за границу более половины туркмен, почти столько же таджиков, сотни тысяч узбеков и киргизов. Таджикские культурные центры – Самарканд и Бухара – почему-то оказались включёнными в состав Узбекистана, узбекский Ош – в состав Киргизии, узбекские же Туркестан и Чимкент – в состав Казахстана, а каракалпаки, народ, максимально близкий казахам, получил автономию отчего-то… в составе Узбекистана.

Следует обратить внимание на то, что советский режим не смог дать народам Средней Азии ни нормального образования, ни включить их в современную социально-экономическую жизнь. Киргизские аилы, узбекские махалля и таджикские кишлаки и в 1991 г. жили почти так же, как до 1917 г., хотя до «революции» эти народы не имели полноценного российского подданства, а большая часть узбеков, таджиков и туркмен вообще жили не в России, а в полунезависимых Хивинском ханстве и Бухарском эмирате. Даже русскому языку за пределами крупных городов местное население научить не удалось. Европеизация мусульманских народов Турции, Ирана и даже Египта, модернизация социально-экономических систем этих стран шла несравненно более успешно и быстрее, чем советская «европеизация» Средней Азии.

 
таджикский кишлак 
 
 
Таджикский кишлак. Фото наших дней (с) Р. Чеснов http://photo-guide.livejournal.com/241777.html


Насильственное введение национального (вместо традиционного группового) самосознания опять же привело к формированию искусственных народов, которым гордиться нечем, помимо вымышленной национальной мифологии. Что, как и на Кавказе, и в Закавказье, вело к междоусобным конфликтам. В результате после распада СССР многочисленное русское население Средней Азии частично бежало (бегство началось ещё при СССР, в 1980-е годы), а оставшиеся там русские сегодня – типичные граждане второго сорта без прав и без будущего.

Считается, что карелы, мордва, марийцы, удмурты, чуваши, коми, татары, башкиры, буряты, тувинцы, хакасы, алтайцы, калмыки, якуты и другие народы получили из рук советской власти национальную государственность в виде автономий. На самом деле создание советских автономий искусственно прервало процесс естественного формирования единой русской нации, не создав ничего жизнеспособного. Складывавшаяся перед катастрофой 1917 г. сложносоставная русская нация состояла из многочисленных и разнообразных культурно-языковых групп, обладавших двойственным самосознанием. Так, мордвин в родном селе был эрзя или мокша, но уже в Рязани, не говоря уже о Москве или Париже, он не только называл, но и ощущал себя полноценным русским. Князь Дондуков был одновременно и русским, и калмыком, Бадмаев – бурят-монголом и русским, и так же ощущали себя сотни тысяч простых, не оставивших следа в истории людей различного этнического происхождения.

 
князь Дондуков 
 
 
Князь А. М. Дондуков-Корсаков (1820-1893 гг.), иллюстрация из Кавказского календаря на 1883 год, Тифлис, 1882 г.

 
Система советских автономий больше всего напоминает резервации в США, Канаде и Бразилии, которые консервируют отсталость индейских племен, подчиняют их произволу традиционных лидеров, изолируют коренное население от остальных жителей этих стран, ограничивая их гражданские права. Соответственно, права гражданина США или Бразилии на территории резерваций также ограничиваются – он не может приобретать там недвижимость, вести бизнес и даже постоянно проживать без согласия вождей.

 
индейская резервация 
 
 
Индейская резервация Лагуна в штате Нью-Мексико. Фото 1943 г.

 
Большинство народов России жило дисперсно – отдельными сёлами и группами сёл среди других народов. Например, татарские села рассыпаны на громадной территории – от Рязанской области до Забайкалья, мордва расселена по всему Поволжью и Сибири. Зачем татарскому народу Татарстан, если свыше 50% татар живут за его пределами? В Бурятии коренное население составляет около 30% населения (в 1991 г. – всего 24%), а в Ольхонском (совсем не автономном) районе Иркутской области бурят - 55%. Где логика в таком национально-административном делении? А какая польза от существования Карелии, которая до 1958 г. была даже не автономной, а союзной республикой, тверским карелам, которых в 1877 г. было 135 тыс., и которые после революции лишились возможности поддерживать свою культуру и язык и в результате полностью ассимилировались? 

 
Тверские карелы 
 
 
Тверские карелы. Жители д. Васильки, Лихославльского р-она, Тверской области

 
Сотни тысяч жителей национальных сел и деревень за пределами автономий чувствуют себя брошенными. Например, в Старокулаткинском районе Ульяновской области 95% населения – татары, в Цильнинском районе той же области 58% – чуваши, в Николаевском районе треть населения – мордва. Национальных школ, печати на языках местного населения нет. В результате жители этих районов культурно деградируют: свои языки не развиваются, а русским они зачастую владеют плохо – сами знаете, в каком состоянии школьное образование на селе.

Особо драматично при советской власти сложилась судьба малых народов Севера – ненцев, хантов, манси, чукчей, коряков, эвенков, также получивших «национальную государственность» в виде автономных областей и районов. Их традиционный уклад жизни был разрушен, а новый создан не был: на заводы и нефтепромыслы их не брали в силу отсутствия профессиональной подготовки, да и желания на них работать у этих народов не было. Зато им разрешили пить водку, которая быстро сводит с ума и убивает представителей народов, организмы которых не имеют фермента, расщепляющего алкоголь. Спившиеся, не работающие уже несколько поколений, с продолжительностью жизни в 30-40 лет, забывшие свой язык и толком не выучившие русский – такими встретили падение советской власти малые народы русского Севера. Их состояние в советское время лучше всего передаёт мансийская народная песня:

«Наши лодки, как могилы,
На песках сгниют тоскливо,
А в деревнях опустелых
Будут жить одни лишь мыши».
 
Ненамного лучше ситуация и у таких крупных сибирских народов, как алтайцы, хакасы и тувинцы.

Существование автономий нарушало гражданские права всего населения России – титульных народов за пределами своих республик и нетитульных – на территории автономий. Но еще хуже было этносам, которые своих автономий не имели. А таковых в России множество - это ногайцы, сету, водь, вепсы, хамнигане, селькупы, энцы, кеты, тофалары, мишари, орочи, ороки, кеты, нанайцы, удэгейцы, шорцы. Возможностей этих народов сохранять и развивать свои языки и культуру не было в итоге они исчезали как этносы, превращаясь в русскоязычные сообщества малограмотных и декультуризованных людей. В Татарстане и Башкирии власти «запретили» целый полуторамиллионный народ – кряшен; мол, это татары-христиане и никакие особые национальные права им не положены. И сегодня в Нижнекамском районе Татарстана, где большинство населения - кряшены, ни на одном уровне власти нет ни единого руководителя-кряшена, даже полицейских-кряшен нет!

Советское национально-территориальное размежевание на Северном Кавказе носило трагический характер. Сначала были изгнаны казаки, а их земли переданы чеченцам, ингушам, дагестанцам, черкесам и кабардинцам. Потом, после восстаний и массового дезертирства в 1941-44 гг., уже чеченцы, ингуши, балкарцы и карачаевцы были депортированы в Среднюю Азию, Казахстан и Сибирь.

Всем народам СССР приходилось несладко, но особенно следует упомянуть судьбу армян Азербайджана, включая армянскую «автономию» в его составе – Нагорный Карабах. Весь советский период этот народ, давший России и СССР множество учёных, военных и деятелей культуры, постоянно подвергался жёсткому давлению при попустительстве центральной советской власти.

«Процесс вытеснения армянского населения имел характер целенаправленной государственной политики, методы которой видоизменялись в зависимости от политики кремлевских властей. Если в тридцатых годах это были массовые аресты и ссылки т.н. «националистов», то в середине 80-х - т.н. «антиалкогольная кампания» (одним из инициаторов которой был тогдашний член Политбюро Гейдар Алиев): под видом борьбы с пьянством вырубались виноградники и искоренялось виноделие, т.е. уничтожалась основная традиционная отрасль сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Нагорного Карабаха. Политика угнетения последовательно осуществлялась в трёх основных сферах: политической, культурной и социально-экономической. Для большинства населения, особенно активной его части, создавались условия, заставляющие его покидать Нагорный Карабах. Край управлялся назначаемыми бакинским руководством эмиссарами, основной задачей которых являлась борьба с «армянскими националистами», все кадровые назначения - вплоть до медсестры городской больницы - должны были быть утверждены в Баку. Такая кадровая политика была направлена прежде всего на изоляцию карабахской интеллигенции. Получившие образование в Армении становились на своей родине persona non grata, они не могли занять соответствующие их образованию должности. Практиковались высылки интеллигенции, причем под угрозой расправы (так и оставшееся нераскрытым убийство руководителя крупнейшего в Нагорном Карабахе совхоза Адамяна доказывает, что эти угрозы не были безосновательными). Интеллигенция вынуждалась либо служить проводником азербайджанской политики и пропаганды, либо мигрировать, либо же заниматься неквалифицированным трудом. <…>

Усиленные чистки среди армян-служащих МВД и рекрутирование личного состава МВД и КГБ из других районов Азербайджана создавали возможность беспрепятственного произвола. Еще в 1965 г. в коллективном письме в партийные органы приводились многочисленные факты безнаказанных убийств, виновные в которых (как, например, брат заместителя председателя облисполкома Байларов) не понесли какого-либо наказания. В Карабахе до сих пор живы воспоминания о зверском убийстве после надругательства десятилетнего Мовсисяна (1965 г.) и последовавших за этим событиях. Родственникам удалось найти убийцу-маньяка, директора местной школы Аршада Мамедова, за год до этого убившего из националистических побуждений Григория Согомоняна… Случай с убийством Мовсисяна - наиболее громкий, но далеко не единственный. Попытки наказать виновных не только не пресекались, более того - рассматривались как разжигание национальной розни. Массовым явлением были стычки между землепашцами-армянами и овцеводами-азербайджанцами (как правило, из соседних районов). Ежегодные перегоны скота из соседних районов к высокогорным пастбищам Карабаха причиняли большой ущерб посевам, а также горным лесным массивам. В возникавших в этих случаях конфликтах правоохранительные органы всегда становились на сторону азербайджанцев. Все это создавало у населения ощущение беззащитности и также усиливало миграцию» (С. Золян «Нагорный Карабах: проблема и конфликт», Гл. 3 «Карабахский конфликт в контексте СССР», «Лингва», 2001 г.).

Идея не существовавшего «единого многонационального советского народа» всегда выглядела издевательством над реальностью. Столкновения грузин и абхазов с 1940-х по 1980-е, восстание русских против чеченцев в Грозном в 1959 г., русский погром в Ташкенте в 1969 г., бунт осетин против ингушей в 1981 г. и множество не столь масштабных событий свидетельствуют об этом. «Русским – Ригу, Гансам [местное наименование латышей – прим. Авт.] – фигу», - писали на стенах латвийских домов ещё в 1970-х. «Говори со мной по-русски, не смей мяукать!», - кричали на рыночных торговок в Тирасполе. «Русская свинья» - можно было услышать в Эстонии и Латвии, на Кавказе. «Скоро братка-китайка придёт, резать вас, однако, будем!», - говорили алтайцы русским туристам. А насчёт «жидовской морды» и говорить нечего – это было на каждом шагу. 

 

Советский «интернационализм»


 
Советская пропаганда пичкала население россказнями о том, как она сочувствует и помогает угнетённым народам мира, которые страдают от национализма, расизма и эксплуатации. Постоянно подчёркивалось, что в Советском Союзе все народы равны, что коммунисты борются за равенство во всём мире. Как выглядел на практике интернационализм в отношении тех народов, которым не нужно было от советской власти «национальной государственности»?

Бытует устойчивое мнение, что революция была организована евреями и именно евреи получили основную выгоду от установления советской власти. Это тоже неверно. Евреи, точнее, значительная их часть, возмущённая погромами и недовольная правовыми ограничениями, активно участвовала в революции и после неё заняла видные посты в советской иерархии. Однако большинство евреев стремилось к ассимиляции, то есть они участвовали в событиях 1917-21 гг., стремясь использовать возможность стать русскими.

Но сталинский террор уничтожал евреев столь же методично, как и представителей других народов, и уже к концу 1930-х годов евреев в советской элите осталось немного. А в годы Второй Мировой войны часть украинского, белорусского, прибалтийского и русского населения, памятуя о роли евреев в установлении советской власти, отказала евреям в помощи и даже приняла участие в их истреблении. Идя на поводу у низменных антисемитских инстинктов части советского населения, уже в ходе войны евреи начали подвергаться всяческим ограничениям: евреям-офицерам во второй половине войны отказывали в присвоениях званий, в награждениях, об их подвигах перестали писать фронтовые газеты.

«В начале 1944 г. в Киеве (после его занятия советскими войсками) Н. Хрущев сказал: «…Мы объективны: евреи в прошлом совершили немало грехов против украинского народа. Народ ненавидит их за это. На нашей Украине евреи нам не нужны. И, я думаю, для украинских евреев, которые пережили попытки Гитлера истребить их, было бы лучше не возвращаться сюда. Лучше бы они поехали в Биробиджан… Ведь мы здесь на Украине… И мы не заинтересованы в том, чтобы украинский народ толковал возвращение советской власти, как возвращение евреев» (Википедия, ст. «Хрущёв Никита Сергеевич».)…

После войны Сталин развернул мощную антиеврейскую кампанию, после которой евреи были уже практически полностью вытеснены из советской элиты (за немногими исключениями – такими, как Л. Каганович). Только смерть И. Сталина предотвратила тотальное выселение советских евреев в Еврейскую автономную область на Дальнем Востоке и в гетто в крупных городах – первое из них к началу марта 1953 г. уже было построено под Сталинградом.

В СССР постоянно происходили массовые военно-полицейские операции против тех или иных народов.

В 1937-38 гг. проводились сразу несколько «национальных» карательных кампаний. Первыми пострадали жившие на Дальнем Востоке корейцы – и это при том, что в СССР громогласно лили крокодиловы слёзы по поводу страданий корейского народа, стенающего под сапогом японских оккупантов. Депортация корейцев началась в сентябре 1937 года. На основании совместного постановления Совнаркома и ЦК ВКП(б) № 1428-326 «О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края», подписанного Сталиным и Молотовым, 172 тысячи этнических корейцев были выселены из приграничных районов Дальнего Востока на новое место жительства, в Среднюю Азию. Это были некоторые районы Казахстана и Ташкентская область Узбекистана. В 1938 г. с Дальнего Востока и из Восточной Сибири в несколько этапов было депортировано китайское население – граждане Китая оказались в пустынях Синьцзяна, советские граждане китайской национальности – преимущественно в ГУЛАГе, а те из них, которым повезло, были рассеяны по всей стране. И это при том, что Китай был тогда ближайшим союзником Советского Союза, а борьба китайского народа с японской агрессией, наряду с гражданской войной в Испании, преподносилась в советской пропаганде как одно из главных событий мировой революции.

Депортация мотивировалась тем, что 7 июля 1937 г. японские войска вторглись в Китай, а Корея была в то время частью Японской империи. Так корейцы и китайцы поплатились за агрессию японцев, жертвами которой были в первую очередь… сами корейцы и китайцы!

В 1937-1938 гг. НКВД была проведена так называемая «немецкая операция». Согласно приказу Народного комиссара внутренних дел СССР № 00439 от 25 июля 1937 г., все немцы, работавшие на предприятиях оборонной промышленности (или имеющих оборонные цеха) должны были быть арестованы. С 30 июля начались аресты и увольнения, а с осени 1937 г. началась массовая операция. Всего было арестовано 65-68 тыс. человек, осуждено 55005, из них к расстрелу – 41898 (три четверти арестованных), к заключению, ссылке и высылке - 13107. Согласно директиве наркома обороны СССР 200ш, все немцы, в числе представителей всех национальностей, не входящих в состав Советского Союза, были уволены из армии.

Ещё более жестокой была «польская» операция: в 1937-38 гг. было арестовано 143 тыс. поляков, из них 111 тыс. (почти 80%!) – расстреляно. Погибла или попала в ГУЛАГ и большая часть проживавших в СССР латышей. Десятки тысяч финнов из Ленинграда, Ленинградской области и Карелии отправились в вагон-заках в Туркмению. Чешский историк Мечислав Борак нашел в Житомире, где было большое чехословацое сообщество, документы, свидетельствующие о том, что в 1937-38 гг. органы НКВД расстреляли там более четырехсот чехов и словаков – практически всю чехословацкую общину.

Вообще в годы Большого Террора истерические поиски несуществующих «врагов народа» неизбежно вызвали к жизни дикий всплеск национализма, причём в каждой республике - своего. Дело доходило до форменного безумия: «Секретарь Красноярского крайкома Соболев заявил буквально следующее: «Игры» в интернационализм пора прекратить, а всех представителей национальных меньшинств следует «схватить, поставить на колени и пристрелить как бешеных псов» (Й. Баберовски «Красный террор», стр. 148, М., РОССПЭН, 2007).

Во время Второй мировой войны как предатели в степь и тайгу были высланы немцы, чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы, калмыки, часть поляков, украинцев, литовцев, латышей, эстонцев. Хотя следует признать, что среди северокавказских народов и крымских татар предателей было немало, нельзя забывать, что тысячи чеченцев, крымских татар, ингушей, карачаевцев и балкарцев героически сражались в рядах РККА, а их выкинули из армии и с семьями отправили в ссылку. И уж совсем непостижимо, почему в Сибирь были отправлены народы, не участвовавшие в коллаборационистских движениях - греки из Крыма и Абхазии, армяне из Крыма и Грузии, крымские болгары, хемшины, турки-месхетинцы.

Массовым репрессиям (точнее – истреблению) подверглись в 1937-39 гг. находившиеся в СССР эмигранты-коммунисты, а это многие тысячи людей. Одним из наиболее тяжких преступлений сталинизма была передача гитлеровской Германии арестованных немецких и австрийских политэмигрантов. Такие случаи были ещё в период неприязненных отношений между СССР и Германией. Так, австрийский подданный, композитор и музыкант Г. Гауска, проживавший в Москве с 1931 г., был в 1937 г. арестован и свыше года провёл в Таганской тюрьме. Не будучи в состоянии предъявить ему конкретные обвинения, органы НКВД на основании решения Особого совещания выслали его за пределы СССР, передав его на границе сотрудникам гестапо. В Германии Гауска за свою антифашистскую деятельность был немедленно арестован и осуждён.

После подписания советско-германского пакта СССР, по официальным данным, выдал немецким властям около четырёх тысяч эмигрантов, основную часть которых составляли рабочие и инженеры, приехавшие на работу в Советский Союз во время экономического кризиса 1929-1933 гг., а также семьи репрессированных в СССР германских коммунистов. Около тысячи человек составляли бывшие члены КПГ и лица, симпатизирующие этой партии.

подписание пакта 
 
 
Подписание советско-германского договора о ненападении, 23 августа 1939 г.

 
Солидарность СССР с испанскими республиканцами, советская помощь Испанской Республике и республиканцам, бежавшим от франкизма, были предметом особой гордости в СССР. Особенно часто коммунисты надували щёки по поводу размещения в Советском Союзе испанских детей – беженцев, эвакуированных из Страны Басков и Барселоны перед занятием этих территорий франкистами. Мол, СССР протянул руку помощи, спас, проявил гуманизм и т. д.

 
испанские дети-сироты 
 
 
Испанские дети-сироты. В центре директор испанского детского дома в г. Обнинске М. С. Мякотин. Фото 1937-38 гг.

 
А есть ли предмет для гордости? «…Условия жизни [испанских детей и вообще испанцев-эмигрантов в СССР – прим. авт.] и впрямь были ужасающими. Вот еще документальные свидетельства того, как жилось испанским политэмигрантам и их детям в годы войны. Выдержки из письма зам. Наркома НКВД СССР Меркулова за 31 декабря 1942 г. Георгию Димитрову говорят сами за себя: «Из-за отсутствия жилплощади испанцы размещены в тесных, холодных общежитиях, требующих капитального ремонта. Так, в Кокарде в комнате размером в 2 квадратных метра проживают два человека, в комнате 12 кв. метров - шесть человек... В результате скученности и антисанитарии, среди политэмигрантов только за истекшую часть зимы зарегистрировано 26 смертных случаев (детей – 24, взрослых – 2). Распространилось заболевание желтухой».

В том же сообщении приводились выдержки из писем испанских женщин своим мужьям, сражавшимся на фронте. Как видим, вся корреспонденция тогда перлюстрировалась - цензоры докладывали о крамоле «наверх», «сверху» информация передавалась далее. Итак, Меркулов - Димитрову, цитировал фрагмент ряд частных писем. В одном из них обнаружилась крамола: «Мои вещи я уже продала все, а жизнь очень и очень трудная. Я очень боюсь того, что здесь умрет очень много молодежи. Жена Валентино, 21 год, которая жила в Мытищах и Монино, уже умерла. Пилар - жена Вернаво, болеет туберкулезом. В больнице лежат еще три женщины, которые, наверное, живы не будут. Народ здесь весь слабеет».

Как отмечал в этой связи Меркулов в своем отчете, «у отдельных членов испанского коллектива проявляются реэмиграционные настроения». И опять выдержки из писем, как доказательство:

«Только в СССР я голодаю. Если бы я был в другой стране, то никогда бы не голодал и не находился бы в таких жалких условиях. Здесь рабочий класс живет хуже, чем в капиталистических странах» (из письма Гарсии Сан-Гансело).

<…> Встающие перед глазами картины невыносимых условий жизни испанских политэмигрантов и испанских детей совершенно не соотносятся с традиционным у нас романтическим представлением о героях гражданской войны в Испании...».

Да что говорить о детях – один из самых ярких генералов Испанской республики, В. Гонсалес («Кампесино»), будучи во время войны в эвакуации в Коканде (в армию его не взяли, так как он отказался принимать советское гражданство) вместе с другими испанскими эмигрантами умирал от голода – негражданам СССР продовольственного пайка не полагалось. «Для многих «московских испанцев» слова «Коканд» и «кошмар» синонимы до сих пор - из поколения в поколение будут передавать, как загибались там под равнодушными взглядами местных узбеков. Кампесино загибаться не захотел. Виктория Кравченко, дочь генерала, вспоминала: «От голодухи у беженцев появился промысел: ловить для еды местных псов. Собирались командой и ходили на охоту. Это было рискованное занятие - изможденным, голодным людям справиться с рослой, злобной среднеазиатской овчаркой! Отец тогда спас маму. Она от истощения уже умирала, и отец первым делом убил и сварил для нее какого-то особенно крупного пса» (С. Нехамкин «Бородатый Кампесино к нам пожаловал опять!», «Известия», 26.03.2004).

Бежав из советского лагеря за границу, Кампесино написал автобиографическую книгу о жизни в СССР с говорящим названием: «Я выбрал рабство»…

 
***
 

Из СССР всю его историю бежали представители всех народов, его населявших – русские и евреи, немцы и прибалты, казахи и буряты, украинцы, белорусы, молдаване, грузины, калмыки… Бежали миллионами – куда угодно, от США до Афганистана. Ответный ручеёк был тонок: в СССР въезжали иностранные коммунисты (в основном затем, чтобы либо сгинуть в лагерях, либо бежать обратно), да ещё горстка обманутых армян… 

Уместно вспомнить, что до революции в Россию переселялось множество иностранцев. По состоянию на 1913 год в Российской империи жило около 2,4 млн. немцев (таковыми числились лютеране, католики, штундисты, меннониты, но не входили сотни тысяч принявших православие). Смешение немцев с русскими уже в начале XIX века было сильнейшим: «Нынче поутру зашел ко мне доктор; его имя Вернер, но он русский. Что тут удивительного? Я знал одного Иванова, который был немец», - писал Лермонтов в «Герое нашего времени». Только чисто немецких сёл в 1013 г. насчитывалось около 4 тысяч. 

Приезжали в Россию и французы: французские архитекторы, художники, инженеры и ремесленники - резчики, столяры, литейщики, фонтанные мастера, чеканщики, ткачи и позолотчики — внесли, в частности, большой вклад в строительство и украшение Санкт-Петербурга. Итальянцы жили в нашей стране со времён Ивана III – их гением были возведены стены и башни Кремля (Антон, Марко и Алевиз Фрязины, Пьетро Антонио Солари). В Россию въезжали, натурализовывались, становились русскими тысячи англичан и шотландцев (в том числе генералы Брюс и Барклай де Толли, предки Лермонтова, выдающиеся инженеры Гарднер, Морган, Берд, Юз), шведов (семья Нобель), датчан (предки Менделеевых, слависта Даля и его однофамильца – знаменитого киноактёра), голландцев, американцев, бельгийцев, болгар, греков, сербов, чехов.

Советский Союз был государством уникального типа, в котором смешались и сменяли друг друга различные тоталитарные формации, но это была не империя -ни в каком смысле этого понятия. Ни один народ не стал выгодоприобретателем от создания этого государства на развалинах Российской империи. Им стала вненациональная номенклатура – «новый класс», как определил её югославский политик Джилас; бюрократия – уголовная при Ленине, рабовладельческо-феодальная при Сталине, и кланово-коррупционная начиная с Хрущёва и до падения советской власти. 
 
 
 
Автор: Трифонов Е. trifonov2005@mail.ru 
 
 
 
Обсудить статью на форуме
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

   
Яндекс цитирования