Новости истории

23.02.2017
Редкие книги, авторства Леонардо да Винчи, Коперника, Галилео Галилея и Исаака Ньютона, были похищены в ходе ограбления века из запасников библиотеки в Лондоне. Ущерб от кражи оценивается в 2,5 млн. долларов.

подробнее...

22.02.2017
Ученые нашли намеки на то, что власть и статус передавались в одной из древнейших цивилизаций Америки по материнской линии. Это частично подтверждает теории о существовании матриархата в ранних сообществах людей.

подробнее...

21.02.2017
Греческий национальный археологический музей в Афинах решил извлечь из запасников и показать публике один из самых загадочных артефактов эпохи неолита - каменную антропоморфную статуэтку с клювом. Загадочной статуэтку делают ее возраст, композиция и способ изготовления.

подробнее...

Россия и Турция в политических процессах трансформаций XIX-XX вв.

В советский период изучению внешних взаимоотношений Российской и Османской империй уделялось недостаточно внимания. Однако после распада СССР интерес к данной проблеме существенно возрос, в результате чего появилось много различных работ, раскрывающих вопросы истории и культуры России и Турции. Однако при этом работ, посвященных внешней политике России и Турции в период истории с начала XIX века по 20-е годы ХХ века, явно недостаточно, тогда как это время видится чрезвычайно насыщенным событиями: ростом национально-освободительных движений, колониальным экспансионизмом, изменениями внешней политики Российской Империи по отношению к Турции и др. Именно поэтому изучение внешней политики российского государства по отношению к Турции представляет собой важное практическое значение.

 

Хронологические рамки исследования представлены периодом с начала XIX века до 20-х годов ХХ века. Данный временной период включает в себя несколько крупных военных противостояний между Российской и Османской империями, когда значительные территории в результате военных действий переходили от одного государства к другому, и нередко возвращались обратно. Кроме того, данный период примечателен также тем, что в это время в политических процессах между Турцией и Россией нередко принимали участие и страны Европы, имеющие собственные цели на спорные территории, а также желавшие усилить свое политическое и экономическое влияние в этих государствах.

 

Базой исследования послужили материалы архивов о событиях, имевших место в период с начала XIX века по 20-е годы ХХ века; документы внешней политики России и СССР; письма дипломатической переписки между Россией и Турцией; источники личного происхождения, в том числе записки, мемуары, воспоминания, написанные участниками событий русско-турецких отношений; книги и учебные пособия по истории России; научные публикации и статьи по исследуемой теме. 

 

1. Внешнеполитические отношения между Россией и Турцией в первой половине XIX века

 

1.1. Война с Турцией (1806-1812) и дипломатический успех М.И.Кутузова

 

 

Правление Екатерины II дало возможность впервые получить существенные преимущества в войнах с Османской империей.

 

Однако уже в начале XIX века, в результате борьбы с Наполеоном, Российская империя несколько ослабил свои военные позиции, что послужило причиной нового курса турецкой политики в 1806 году. Новой задачей Османской империи стал возврат Крыма и черноморских земель. Турция пожелала использовать благоприятно сложившуюся международную обстановку «для восстановления своей гегемонии в районе Черного моря и возвращения утраченных там ранее позиций» (Фадеев А.В. Россия и Кавказ в первой трети XIX века. – М, 1960. – С.126).

 

Император Александр I хорошо осознавал несвоевременность борьбы с Турцией, но у него не оставалось другого выхода, как втянуться в новое сопротивление на южном фронте.

 

Александр Первый

Александр I. Худ. Д. Доу. 1826 г. Государственный художественно-архитектурный дворцово-парковый музей-заповедник «Петергоф» 

 

Кроме того, победа Наполеона под Аустерлицем вернула Турцию в ряды союзников Франции. Благодаря активности в Константинополе французского посла Себастиани, тлеющая мечта Турции взять реванш у России была раздута в яркое пламя. Так, по настоянию французской дипломатии султан Селим III закрыл черноморские проливы для российских судов и сместил прорусское руководство Молдавии и Валахии. Протест Петербурга остался без ответа. Тогда Александр I ввел в Молдавию и Валахию войска под командованием генерала Ивана Михельсона (Шефов Н. А. Самые знаменитые войны и битвы России. – М.: «Вече», 2000. – С.281). Этим российский император пытался предотвратить возможное появление в Дунайских княжествах французских частей, которые в то время высадились в Далмации. В ответ Турция объявила в 1806 году войну Российской империи.

 

Селим Третий

Султан Селим III, Худ. К. Капидагли, 1803 г.

 

Уже в начале 1807 года главные силы русских сражались против французов в Пруссии. На Дунае же Михельсон располагал против турок примерно 40 тысяч чел. С этими ограниченными силами ему пришлось действовать на тысячекилометровом дунайском фронте. Поэтому Михельсону была поставлена в основном оборонительная задача – удержать уже занятый левый берег Дуная. Вследствие недостатка сил, русские не смогли овладеть оставшимися у турок крепостями по левому берегу Дуная (Измаилом, Браиловым и Журжей). Но и попытки турецкого командования перехватить инициативу на левобережье были отражены (Гулия Д. Г. К истории Восточного вопроса. – Сухуми, 1978. – С.28-29).

 

портрет Михельсона

И. И. Михельсон, репродукция из книги «Русские портреты XVIII и XIX веков. Издание Великого князя Николая Михайловича Романова», выпущенной в 1905-1909 гг. в качестве каталога выставки, состоявшейся в 1905 г. (С портрета, находящегося в Музее Императора Александра III, в Санкт-Петербурге.)

 

Летом 1807 года турецкое командование планировало овладеть Бухарестом и выбить русских из Молдавии и Валахии. Для этого к Бухаресту двинулись два крупных турецких отряда. В Бухаресте в то время находился 4,5-тысячный отряд во главе с генералом Михаилом Милорадовичем. Он решил действовать наступательно и не дать соединиться турецким силам. Выступив против 13-тысячного отряда под командованием Мустафы-паши, Милорадович 2 июня 1807 года атаковал турок у селения Обилешти и нанес им тяжелое поражение. В этой битве турки потеряли 3 тысячи человек, русские – 300 человек. Разгром под Обилешти вынудил турецкие войска отказаться от наступления на Бухарест и отойти за Дунай. Это была самая крупная победа русской армии в кампании 1807 года.

 

Милорадович

М. А. Милорадович. Худ. Д. Доу, Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

 

Однако ранее значительной победы добилась и русская эскадра в Средиземном море под командованием адмирала Дмитрия Сенявина (10 линейных кораблей, 1 фрегат). В феврале она отправилась со своей базы на Ионических островах к проливу Дарданеллы. Сенявин планировал начать блокаду проливов, чтобы лишить столицу Турции подвоза продовольствия со стороны Средиземного моря. 6 марта 1807 года русская эскадра блокировала Дарданеллы. После двух месяцев блокады турецкий флот под командованием капудан-паши Сейит-Али (8 линейных кораблей, 6 фрегатов и 55 более мелких судов) вышел 10 мая из пролива и попытался нанести Сенявину поражение. 11 мая русская эскадра атаковала турецкие корабли, которые после жаркого боя вновь укрылись в проливе. 11 мая сенявинская эскадра ворвалась в пролив. Несмотря на огонь береговых батарей, она попыталась уничтожить 3 отставших поврежденных линейных корабля турок, но тем все же удалось уйти. В тот же день Сенявин вернулся на исходные позиции и вновь перешел к блокаде пролива.

 

адмирал Сенявин

адмирал Сенявин

 

В июне Сенявин демонстративным отходом выманил эскадру Сейит-Али (9 линейных кораблей, 5 фрегатов и 5 других судов) из пролива, а затем искусным маневром отрезал ей пути отступления. 19 июня 1807 года Сенявин навязал Сейит-Али сражение у полуострова Афон (Эгейское море). Прежде всего, русские сосредоточили огонь на 3 флагманских кораблях турок. Сенявин учитывал психологию турецких моряков, которые обычно стойко бились до тех пор, пока в строю находился флагман. На направлении главного удара Сенявин сумел создать превосходство в силах. Пять русских кораблей преградили путь 3 флагманским кораблям турок, охватили их полукругом и атаковали с короткой дистанции. Попытки других турецких судов прийти на помощь своим флагманам были пресечены атакой других групп русских кораблей. Во второй половине дня турецкий флот начал беспорядочный отход. Он потерял 3 линейных корабля и 4 фрегата. Русская эскадра потерь в судах не имела. Победа в Афонском сражении привела к господству российского флота в Эгейском море и заставила Турцию ускорить подписание перемирия с Россией.

 

Афонское сражение

Афонское сражение 19 июня 1807 года. Худ. А. Боголюбов, 1853 г., Центральный военно-морской музей, Санкт-Петербург

 

 

Примерно в это же время на Кавказском театре военных действий, на берегах реки Арпачай (Армения) 18 июня 1807 года произошло сражение между турецкой армией под командованием Юсуф-паши и русским войском под командованием генерала Ивана Гудовича. Заключив перемирие с персами, Гудович двинулся против турок тремя отрядами на Каре, Поти и Ахалкалаки (Федосеева Л.Д. Интересы России и Турции на Северо-Западном Кавказе в первой половине XIX века//Вестник Адыгейского Государственного Университета. Серия 1: Регионоведение: Философия, История, Социология, Юриспруденция, Политология, Культурология. 2007. № 1. – С.8). Однако разброс сил привел к тому, что натиск русских был отовсюду отражен. После этого турки перешли в контрнаступление. Гудович успел собрать свои отряды и отошел с ними в район реки Арпачай, где дал бой армии Юсуф-паши. Несмотря на тройное численное превосходство, турки потерпели поражение и отступили. За победу при Арпачае Гудович получил чин фельдмаршала (Петров А. Н. Война России с Турцией в 1806-1812 годах. – СПб., 1885. Т.1. – С.279).

 

Гудович

 

Генерал Гудович. Репродукция из книги «Русские портреты XVIII и XIX веков. Издание Великого князя Николая Михайловича Романова», выпущенной в 1905-1909 гг.

 

Итак, в июне 1807 года Турция потерпела поражения как на обоих сухопутных фронтах, так и на море. В том же месяце развеялись и ее надежды на содействие Франции. После Тильзитского мира Наполеон стал союзником России и выступил посредником в заключении русско-турецкого перемирия в августе 1807 года. С русской стороны перемирие заключил генерал Мейендорф, сменивший скончавшегося Михельсона. Согласно условиям перемирия, русские войска покидали Дунайские княжества, а турецкая армия отходила в район Адрианополя. Однако Александр I остался недоволен этими условиями и велел приостановить отход русских войск из Молдавии и Валахии. После прекращения войны с Францией русские войска на Дунае были доведены до 80 тысяч человек. Их возглавил 76-летний фельдмаршал Александр Прозоровский.

 

Прозоровский

 

Портрет князя Александра Прозоровского. Худ. Д. Левицкий, 1779 г.

 

Почти весь 1808 год прошел в русско-турецких переговорах. В сентябре в Эрфурте состоялась встреча российского и французского императоров. На ней Наполеон, испытывавший серьезные затруднения в Испании, согласился на присоединение к России Молдавии и Валахии в обмен на поддержку Александра I в возможной борьбе Франции с Австрией. Согласие крупнейшей континентальной державы на свободу действий России в Турции развязало руки российскому императору. В 1809 году военные действия на Дунае были возобновлены. Но, несмотря на благоприятную международную обстановку, Александр I не смог в 1809-1810 годах одолеть Турцию и достичь своих территориальных целей. 

 

встреча в Эрфурте

 

Встреча Наполеона с Александром в Эрфурте. Худ. Н. Госс

 

Здесь можно выделить три важные причины. Во-первых, российское командование не располагало единым четким планом действий за Дунаем. За эти два года на данном театре сменилось три командующих, каждый из которых руководил по-своему. Во-вторых, сказалась традиционная специфика данного региона, где на первый план выходили проблемы снабжения, защиты от жары, эпидемий, знания местности и т. п. Все эти серьезные затруднения в должной мере преодолеть не удалось. В-третьих, необходимо отметить боевые качества турецкой армии. Несмотря на поражения, она не прекращала борьбу и не дала русским возможности добиться подавляющего преимущества (Шефов Н. А. Самые знаменитые войны и битвы России. – М.: «Вече», 2000. – С.293).

 

Весной 1809 года армия Прозоровского действовала в основном против турецких крепостей по Дунаю. В августе Прозоровский скончался и командующим стал генерал Петр Багратион. 14 августа он переправился через Дунай и занял Добруджу. Но русские не смогли овладеть крепостью Силистрия, осада которой затянулась. Воспользовавшись отвлечением сил Багратиона в Добрудже, турки перешли на левый берег Дуная у Журжи и начали крупными силами наступление на Бухарест. Но 29 августа они были отбиты у Фрасино значительно меньшим по численности русским отрядом генерала Ланжерона и отступили за Дунай. Тем не менее, активность турок вынудила Багратиона разбросать свои силы на значительной территории – от Сербии до порта Варна. Как в свое время Румянцев, так и Багратион под Силистрией страдал от тех же недугов – нехватки фуража и обмундирования, болезней. Когда в октябре из Рущука на выручку Силистрии двинулась 50-тысячная турецкая армия, Багратион не стал рисковать, снял осаду и переправился на левый берег Дуная. Этот год принес русским лишь взятие ряда крепостей по левому берегу – Тульчи, Исакчи, Измаила и Браилова. В 1810 году вместо Багратиона главнокомандующим был назначен молодой генерал Николай Каменский 2-й. Воспользовавшись тем, что главные силы турок находились в то время в Сербии, новый командующий решил разгромить турецкие войска в северной Болгарии до подхода к ним подкреплений. В мае он со своим братом Каменским 1-м переправился через Дунай. Каменский 2-й двинулся с 25-тысячным отрядом к Силистрии. Каменский 1-й с 18-тысячным отрядом отправился южнее, к Базарджику, чтобы пресечь движение турецких войск на выручку Силистрии.

 

русский лагерь под Силистрией

 

Русский лагерь под Силистрией в 1810 году во время войны с Турцией. Худ. Е. Есаков, 1810-1811 гг, Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

 

22 мая 1810 года под Базарджиком (Пазарджиком) произошло сражение между отрядом генерала Каменского 1-го и турецким корпусом под командованием Пеливана-паши. Турки потерпели сильное поражение и отступили, сдав Базарджик. Потери русских составили 1,6 тысяч человек. Турки потеряли 5 тысяч человек (в том числе 2 тысячи пленными). В честь этой победы для офицеров-участников сражения был выпущен специальный золотой крест «За отличную храбрость при взятии приступом Базарджика». Этот успех русских решил участь Силистрии. 30 мая ее гарнизон капитулировал.

 

золотой крест "За взятие Базарджика"

 

Золотой крест «За отличную храбрость при взятии приступом Базарджика»

 

После взятия Силистрии Каменский 2-й, не теряя времени, двинулся во главе 35-тысячной армии к турецкой крепости Шумла. Этот опорный пункт турок в Болгарии защищали крупные силы. Достигнув Шумлы 10 июня, Каменский на следующий день фактически без подготовки штурмовал эту твердыню. Приступ был отражен. В июле Каменский, потеряв надежду быстро овладеть столь мощными укреплениями и опасаясь возможного нападения крупного турецкого десанта со стороны Варны, снял осаду. Российский командующий отошел на север, к Рущуку (болгарский город Русе). Эту сильную турецкую крепость на правом берегу Дуная защищал 20-тысячный гарнизон под командованием коменданта Босняк-Аги. 22 июля 1810 года Каменский штурмовал Рущук. Этот приступ отличался большим ожесточением и кровопролитием. Осажденные не ограничились пассивной обороной. Они решительно контратаковали нападавших во рву, не давая им возможности забраться на вал. Несмотря на большие потери, Каменский упрямо бросал в сражение все новые силы, превратив приступ в безжалостную бойню. Штурм окончился полной неудачей. Посланные на приступ войска не сумели взять крепости, потеряв под ее стенами более половины своего состава.

 

В начале августа 1810 года турецкие войска в северной Болгарии, получив подкрепления, перешли в наступление и двинулись с двух сторон на выручку крепости Рущук, осажденной Каменским. Из района Шумлы наступала армия под командованием Османа-паши (60 тысяч человек), от реки Янтры – войско сераскира Кушакчи (30 тысяч человек). Каменский 2-й не стал пассивно ждать соединения турецких сил. С 21-тысячным войском он решительно направился навстречу менее многочисленным войскам Кушакчи и 26 августа в районе Батына нанес им сокрушительное поражение. Потери русских составили 1,4 тысяч человек.Турки потеряли (убитыми, ранеными и пленными) 10 тысяч человек. Батынская победа оказала решающее влияние на ход кампании 1810 года. После этого сражения турки прекратили наступательные действия. Батынская победа решила и участь Рущука. 15 сентября 1810 года его гарнизон, потеряв надежду на помощь извне, капитулировал. К концу года Каменский очистил от турок северную часть Болгарии, но не рискнул двинуться через Балканы из-за недостатка фуража и наступивших холодов. Оставив на правом берегу у переправ три дивизии, Каменский отвел остальные шесть на зиму в Валахию. В следующем году молодой полководец готовился к походу на Балканы, но зимой он тяжело заболел и был отправлен в Одессу, где весной скончался (Гросул В. Я. Бухарестский мир 1812 года и формирование новой юго-западной границы России//Русин. 2012).

 

Новым командующим стал генерал Михаил Илларионович Кутузов. К тому времени международная обстановка уже серьезно изменилась. Из-за угрозы войны с Наполеоном половина русских сил была переброшена с Дунайского театра военных действий на западные границы. У Кутузова осталось всего 46 тысяч человек. Осторожный и осмотрительный полководец, Кутузов отказался от Балканского похода и стал действовать в привычной для себя манере, когда успех достигался за счет ошибок получившего инициативу противника. Чтобы не распылять силы, Кутузов даже оставил ряд крепостей (например, Силистрию), предварительно их разрушив. Основные войска он сосредоточил на важнейшем стратегическом направлении у Рущука, через который шла главная дорога на Бухарест. Здесь российский полководец стал дожидаться дальнейших действий турок. Свой дальний правый фланг у дунайской переправы близ крепости Видин Кутузов обезопасил тем, что купил у видинского паши все переправочные средства, а для пущей надежности послал туда для обороны 6-тысячный отряд генерала Засса.

 

портрет Кутузова

 

Портрет князя М. И. Кутузова. Худ. Р. Волков

 

Пассивность Кутузова и общее ослабление русских сил на Дунае подтолкнули турецкое командование к активным действиям. В начале лета из Шумлы к Рущуку двинулась 60-тысячная армия под командованием визиря Ахмет-паши. 22 июня 1811 года она атаковала близ Рущука войско Кутузова. Но русские артиллерийским огнем и контратаками отразили натиск. Турки потеряли 5 тысяч человек, русские – 500 человек. Ахмет-паша отступил и стал окапываться, ожидая нападения Кутузова. Но российский командующий, не желая рисковать, вскоре отошел со своим небольшим войском на левый берег Дуная, взорвав рушукские укрепления. Ободренный Ахмет-паша 28 августа переправился с частью сил вслед за русскими и 31 августа встал лагерем в Слободзее. Зная прежние неудачи наступления турецких войск на левобережье, Ахмет-паша решил дождаться, пока русские сами атакуют его. Для этого он укрепил свой лагерь, отдав инициативу Кутузову. У того же имелся другой план – отрезать турок от сообщения с Рущуком.

 

Отряд генерала Маркова скрытно переправился обратно на правый берег Дуная и внезапной атакой 2 октября наголову разбил не ожидавшее нападения турецкое войско у Рущука. Русские разгромили 20-тысячную армию, большая часть которой попала в плен или разбежалась. Кроме того, был захвачен огромный лагерь со всеми запасами продовольствия и вооружений. Русские потеряли во время атаки всего 9 человек убитыми и 40 ранеными. После этого Слободзейский лагерь турок на левом берегу был блокирован войсками Кутузова, который вызвал для этого еще не успевшие отправиться на запад 2 дивизии из северной Молдавии. Ахмет-паша бежал в Рущук, бросив своих солдат на произвол судьбы. Кутузов не препятствовал его бегству, поскольку знал, что по турецким законам визирь не может вести переговоры о мире, находясь в окружении. После переправы визиря на правый берег Дуная к нему вскоре прибыл адъютант Кутузова, который поздравил турецкого военачальника с удачным спасением и предложил начать мирные переговоры. 

 

Слободзейский лагерь лишился надежды на помощь извне и был полностью окружен. Лишенное подвоза боеприпасов и продовольствия, турецкое войско в Слободзее терпело сильные лишения. Оно несло большие потери от голода, болезней и артиллерийских обстрелов. 

 

23 ноября 1811 года Ахмет-паша подписал акт о капитуляции остатков своей армии в Слободзеи. К тому времени она сократилась до 12 тысяч человек.

 

По сути, Рущукско-слободзейский маневр Кутузова решил исход войны. После потери целой армии в районе Рущука и Слободзеи Турция вступила в переговоры, которые завершились подписанием мирного договора (1812). 

 

Согласно его условиям, к России отходило междуречье Прута и Днестра (Бессарабия). Договор был подписан 16 мая и ратифицирован императором Александром I 11 июня, за день до вторжения войск Наполеона в Россию (Бабилунга Н. В. Русско-турецкая война 1806-1812 годов: освобождение Бессарабии от Османского ига//Русин. 2012. № 1. – С.63). 

 

Своевременное завершение войны с Турцией облегчило отражение наполеоновского нашествия. В этой войне с Турцией число погибших в русской армии достигло 100 тысяч человек.

 

Таким образом, основной целью Османской империи в этой войне стало возвращение безраздельного господства на Черном море, однако этому не суждено было осуществиться.

 

В 1807 году русские войска отразили ряд мощнейших ударов со стороны Турции, что позволило уже в 1808 году перейти к переговорам.

 

В 1809 году боевые действия вновь были возобновлены, но действия армии под командованием М. И. Кутузова смогли отразить турецкие войска на Дунае и Османская империя капитулировала.

 

Важное значение, таким образом, приобрел Бухарестский мирный договор, который означал не только окончание данного этапа военных отношений между Турцией и Российской империей, но и также закрепил присоединение к России Бессарабии и Западной Грузии.

 

 

1.2. Битва при Наварине в 1827 году как помощь Греции в борьбе за независимость. Русско-турецкая война 1828-1829 годов

 

 

Наваринское сражение произошло в Наваринской бухте (южное побережье Греции) между англо-русско-французским объединенным и турецко-египетским флотами во время Греческой национально освободительной революции (1821-1829 годы) против турецкого ига. Оно явилось актом военного давления союзников на Турцию, отказавшуюся выполнять требования Лондонской конвенции (подписана в Лондоне 6 июля (24 июня) 1827 года между Англией, Россией и Францией) о предоставлении Греции автономии (Богданович Е. В. Наварин. 1827-1877. – М., 1877. – С.86).

 

Наваринское сражение

 

Наваринское сражение. Худ. И. Айвазовский, 1846 г.

 

Греческое государство – одно из древнейших в Средиземноморье. В 1453 году Константинополь захватили турецкие войска, что положило конец Византийской империи, а Грецию лишило независимости.

 

вступление Мехмеда в Константинополь

 

Вступление Мехмеда II в Константинополь в 1453 г. Худ. Ж.-Ж. Бенжамен Констан, 1876 г.

 

Греция боролась за свою независимость, и эта борьба достигла пика в 1821 году подъемом греческого восстания. Турецкий султан Махмуд II для борьбы с греческими повстанцами призвал на помощь египетского пашу Магомета-Али. Турецко-египетские силы под командованием сына Магомета-паши Ибрагима-паши шесть лет пытались подавить восстание, но это им не удавалось.

 

На помощь восставшим грекам пришли добровольцы из многих европейских стран. Жестокие меры карателей, истреблявших мирное население, побудили правительства европейских государств под давлением общественного мнения вмешаться в греко-турецкие события. 

 

В январе 1822 года Национальной ассамблеей Греции была принята первая греческая конституция, в соответствии с которой Греция провозглашалась независимым государством. Но восстание греков-христиан против притеснителей турок император Александр I воспринял как «революционный признак времени» и рассматривал его как бунт поданных против законной власти, не считая себя вправе заступаться за угнетенных единоверцев.Такая позиция России сохранялась до 1 декабря 1825 года, когда царем стал Николай I. Сразу же по вступлении на престол Николай I решительно потребовал от Турции точного выполнения ею условий Бухарестского мира 1812 года. Обязательства, принятые тогда на себя Турцией в отношении свободной русской торговли через проливы Босфор и Дарданеллы, турецким султаном не выполнялись (Кинросс Лорд. Расцвет и упадок Османской империи / Пер. с англ. М.Пальникова. – М.: КРОН-ПРЕСС, 1999. – С.484). После твердых требований Николая I договором, заключенным 25 сентября 1826 года в Аккермане, Турция подтвердила условия Бухарестского мира. Оговаривалось также право торговых судов нечерноморских государств свободно проходить через Черноморские проливы (История России с древнейших времен / В. Ю.Халтурин, С. П. Боброва, О. Е. Богородская, Г. А. Будник и др. Иван.гос. энерг. ун-т. – Иваново, 2003. – С.169).

 

Николай Первый

 

Портрет Николая I. Худ. Ф. Крюгер, 1852 г.

 

На очереди стоял греческий вопрос. 4 апреля 1826 года между Россией и Англией в Петербурге был подписан протокол, положения которого давали право России и Англии совместного вмешательства в дела Греции, а сама Греция имела право на независимость с оговоркой, что она обязана была при этом выплачивать Турции дань и находиться под ее верховной властью. Позже этот протокол подписала Франция.

 

Для реализации положений этого протокола и в его развитие 6 июля (24 июня) 1827 года была подписана Лондонская конвенция. В соответствии с ней стороны обязались предложить Турции свое посредничество в целях ее примирения с греками на условиях, выгодных для греков и приемлемых для Турции. Секретная статья, прилагаемая к договору, предусматривала в случае отказа со стороны Турции начать против нее более активные действия, что, собственно, и произошло 20 (8) октября 1827 года.

 

Турецкий султан Махмуд II отверг предложение трех держав о посредничестве. Руководствуясь положениями Лондонской конвенции 1827 года, Николай I принял решение об отправке эскадры военных кораблей Российского флота в Средиземное море. Такая эскадра была сформирована в Кронштадте под командованием адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина (в декабре 1825 года Николай I вернул его на службу, а в августе 1826 года произвел в адмиралы).

 

В состав эскадры вошло девять линейных кораблей, восемь фрегатов, один корвет и три брига. В июне 1827 года эскадра вышла из Кронштадта в Англию. 

 

В отношении нейтралитета в войне турок с греками, Л. Гейден должен был не только не принимать какого-либо участия в морских действиях между враждующими эскадрами, но и не задерживать их и ни в чем не препятствовать взаимным их действиям, чтобы ни одна из воюющих сторон не могла приписать нашей эскадре влияния на свой успех или неудачу (Рыкачев А. П. Записки, веденные на эскадре Л. П. Гейдена. Наваринское сражение//Морские сражения русского флота. Воспоминания, дневники, письма. – М., 1999. – С.119).

 

11 августа Л. П. Гейден своим приказом назначил командира корабля «Азов», капитана 1 ранга М. П. Лазарева, начальником штаба эскадры.

 

Политическая ситуация на Ближнем Востоке ухудшилась, и назначение экспедиции Л. Гейдена уже не ограничивалось первоначальной целью – защитой русской торговли. 28 сентября Гейден получил инструкцию, в которой предписывалось «помешать действительно каждому африканскому или турецкому кораблю, перевозящему в Грецию денежные средства, оружие или провиант, выполнить эту задачу« и «поставить армию Ибрагим-паши в критическое положение». 

 

Союзники твердо намеревались быть примирителями и посредниками. Употребление силы предусматривалось только в том случае, если турки попытаются силой воспрепятствовать союзным державам исполнить роль примирителей. 

 

13 октября у острова Занте (итальянское название острова, известного у греков под именем Закинфа, из группы Ионических островов) соединились эскадра Л. П. Гейдена, английская эскадра под командованием вице-адмирала Эдуарда Кодрингтона, и французская эскадра, командующий контр-адмирал граф Анри де Риньи. Командование соединенными силами принял старший в чине английский вице-адмирал Э. Кодрингтон. 

 

По числу орудий турецко-египетский флот превосходил союзные силы почти вдвое (на 808 орудий), но по мощи артиллерии превосходство оставалось за союзной эскадрой, причем значительное. 10 линейных кораблей союзной эскадры, вооруженных 36-ти фунтовыми пушками (против 3 турецко-египетских), были намного сильнее турецких фрегатов, вооруженных 24-х фунтовыми пушками (Лазарев М. П. Документы, т.1. – М., 1952. – С.129).

 

В Наваринской бухте было также значительное число военных транспортов и купеческих судов, зафрахтованных турецким правительством. 

 

13 октября Л. Гейден получил сообщение от князя Ливена (русского посла в Англии), что Греция приняла положения Лондонского договора, а Турция категорически отказалась. В связи с этим вступала в силу секретная статья этого договора, и объединенная союзная эскадра сосредоточилась у входа в Наваринскую бухту, а 20 октября вошли в нее.

 

Сначала в бухте происходила только частная перестрелка между некоторыми турецко-египетскими судами и атакованными ими французскими кораблями. Вице-адмирал Э. Кодрингтон послал к египетскому адмиралу Могарем-бею второго парламентера с предложением прекратить огонь и принять посредничество союзных адмиралов между ним и греками. Этот парламентербыл убит. «Тогда, – пишет граф Гейден, – не оставалось нам иного средства как отражать силу силой» (Броневский В. Наваринская битва 8 октября 1827 года//Военный журнал. 1829. № 3. – С.31).

 

Союзная эскадра открыла ответный огонь. Во время сражения русские корабли не только поддерживали друг друга, но и неоднократно оказывали помощь английским и французским кораблям, впрочем, как и последние – русским. 

 

Наваринское сражение

 

Наваринское сражение. Худ. А.-Л. Гарнерэ, 1827 г.

 

Общее сражение продолжалось более четырех часов и прекратилось в 18.20, пока совсем не стемнело, но отдельные стычки не прекращались всю ночь. 

 

Сражение при Наварине закончилось полным разгромом турецко-египетского флота. Одновременно с этим Наваринская бухта стала местом погребения павших в бою русских моряков. 

 

В Наваринском сражении получили боевое крещение на корабле «Азов» лейтенант П. С. Нахимов, мичман В. А. Корнилов, гардемарин В. И. Истомин – в последующем все трое – адмиралы, герои и руководители легендарной обороны Севастополя в Крымской войне 1853-1855 годов.

 

Европа неоднозначно оценила разгром турецкого флота в Наваринской бухте. Австрийский император Франц I назвал Кодрингтона и других адмиралов убийцами. В Англии раздавались голоса о привлечении к суду адмирала Э. Кодрингтона, хотя «решительность действий» предписывалась ему в указаниях, данных первым лордом адмиралтейства принцем Кларенским.

 

Кодрингтон

 

Вице-адмирал Э. Кодрингтон. Худ. Г. Бриггс, 1844 г. Национальная портретна галерея, Лондон, Великобритания

 

Греция высоко оценила подвиг русских моряков. В письме вице-адимралу графу Л. П. Гейдену президент Греции 29 июня 1828 года писал: «Нация поспешила через своих уполномоченных выразить желание – увековечить память стольких подвигов и объявить свою благодарность. Национальное собрание в Аргосе решило воздвигнуть памятник и учредить орден Спасителя, дав мне право поднести всем знаки первой степени….В вознаграждение за то, что вы сделали для этой страны, ваше имя останется в ней навсегда любимым и уважаемым».

 

14 сентября 1829 года во дворце Эски-Сарай в Андрианополе был подписан Андрианопольский мирный договор между Турцией и Россией, по которому Греция получила автономию, а протоколом, подписанным Англией, Францией и Россией 22 января 1830 года в Лондоне, постановили признать Грецию независимым государством (Рукачев А. П. Год Наваринской кампании. 1827 и 1828. – Кронштадт, 1877).

 

остатки Эски-Сарай

 

Остатки дворца Эски-Сарай в Эдирне (бывший Адрианополь)

 

После Наваринского сражения уже в следующем, 1828 году, началась новая борьба Российской и Османской империй.

 

Военный конфликт между Российской и Османской империями в 1828 году возник в результате того, что после Наваринского сражения в октябре Порта (правительство Османской империи) закрыла пролив Босфор, нарушив Аккерманскую конвенцию. 

 

Турция признавала границу по Дунаю и переход к России Сухума, Редут-кале и Анакрии (Грузия). Она обязалась в течение полутора лет выплатить по всем исковым требованиям русских подданных, предоставить русским подданным право беспрепятственной торговли на всей территории Турции, а русским торговым судам – право свободного плавания в турецких водах и по Дунаю. Гарантировалась автономия Дунайских княжеств и Сербии, господари Молдавии и Валахии должны были назначаться из местных бояр и не могли быть отстранены без согласия России.

 

Однако новая война была вызвана тем, что греческий народ начал борьбу за независимость от Османской империи (еще в 1821 году), а Франция и Англия стали помогать грекам. Россия в это время проводила политику невмешательства, хотя состояла в союзе с Францией и Англией. После смерти Александра I и вступления на престол Николая I Россия изменила отношение к греческой проблеме, но в то же время между Францией, Англией и Россией начались разногласия в вопросе раздела Османской империи. Порта тут же объявила о том, что она свободна от договоренностей с Россией. Русским судам был запрещен вход в Босфор, а войну с Россией Турция предполагала передать Персии.

 

Порта перенесла свою столицу в Адрианополь и укрепляла дунайские крепости. Николай I в это время объявил войну Порте, а она объявила войну России.

 

Эдирне

 

Современный Эдирне (Адрианополь)

 

7 мая 1828 года русская армия под командованием П. Х. Виттгенштейна (95 тысяч) и  Отдельным Кавказским корпусом под командованием генерала И. Ф. Паскевича (25 тысяч) форсировала Прут, оккупировала Дунайские княжества и 9 июня переправилась через Дунай. Один за другим капитулировали Исакча, Мачин и Браилов. Одновременно состоялась и морская экспедиция к Анапе.

 

Виттгенштейн

 

Портрет П. Х. Виттгенштейна. Худ. Д. Доу, 1819-1821 гг.

 

Затем продвижение русских войск замедлилось. Лишь 11 октября они смогли взять Варну, но осада Шумлы и Силистрии окончилась неудачей. В то же время попытки турок вторгнуться в Валахию были нейтрализованы победой русских у Баилешти (совр. Бэйлешти). На Кавказе летом 1828 решительное наступление развернул корпус И. Ф. Паскевича: в июне он овладел Карсом, в июле Ахалкалаки, в августе Ахалцихом и Баязетом; был занят весь Баязетский пашалык (провинция Османской империи). В ноябре две русские эскадры блокировали Дарданеллы.

 

23 июня 1828 года занимает в истории русско-турецкой войны особое место. Перед малочисленной армией пала неприступная крепость, видевшая много раз грозных завоевателей у стен своих, но никогда – в стенах.

 

Три дня шла осада крепости. И Карс склонился перед победителями.

 

Весной 1829 года турки попытались взять реванш и отбить Варну, но 11 июня новый русский главнокомандующий И. И. Дибич разбил вдвое превосходящие силы великого везиря Решид-паши у с. Кулевча. 30 июня сдалась Силистрия, в начале июля русские перешли Балканы, захватили Бургас и Айдос (совр. Айтос), разбили турок под Сливно (совр. Сливен) и вступили в долину Марицы. 20 августа капитулировал Адрианополь. На Кавказе И. Ф. Паскевич в марте и июне 1829 отразил попытки турок вернуть Карс, Баязет и Гурию, 8 июля захватил Эрзерум, овладел всем Эрзерумским пашалыком и вышел к Трабзону.

 

Дибич 

 

Портрет И. И. Дибича. Худ. Д. Доу

 

Многочисленные поражения заставили султана Махмуда II вступить в переговоры. Но турки их всячески затягивали, надеясь на вмешательство Австрии. Тогда И. И. Дибич двинулся на Константинополь. Послы западных держав рекомендовали султану Махмуду принять русские условия. 

 

14 сентября был заключен Адрианопольский мир: Османская империя уступала России Черноморское побережье Кавказа от устья Кубани до форта Св. Николая, Ахалцихский пашалык и острова в дельте Дуная, предоставляла автономию Молдавии, Валахии и Сербии, признавала независимость Греции; Босфор и Дарданеллы открывались для судов всех стран; Россия получала право свободной торговли на всей территории Османской империи.

 

В конце русско-турецкой войны 1828-1829 годов Черноморский флот продолжал плотную блокаду Босфора. Отряды русских судов постоянно дежурили у входа в пролив, чтобы своевременно обнаружить любую попытку турецкого флота выйти в море. 

 

В мае 1829 года в крейсерство у входа в Босфор был назначен отряд судов под командой капитан-лейтенанта П. Я. Сахновского. В отряд входили 44-пушечный фрегат «Штандарт», 20-пушечный бриг «Орфей» и 18-пушечный бриг «Меркурий» под командой капитан-лейтенанта А. И. Казарского. Корабли вышли из Сизополя 12 мая и взяли курс на Босфор.

 

модель брига Меркурий

 

Модель брига «Меркурий»

 

Турки обнаружили русские суда и бросились в погоню. Сахновский приказал каждому судну уходить от погони самостоятельно. Около двух часов дня ветер стих и погоня приостановилась. Казарский приказал двигаться на веслах. Но через полчаса вновь поднялся ветер, и погоня возобновилась. Вскоре турки открыли огонь из погонных орудий (орудия, предназначенные для стрельбы прямо по курсу). Казарский пригласил офицеров на военный совет. Положение было исключительно трудным. По количеству пушек два турецких корабля превосходили «Меркурий» в 10 раз, а по весу бортового залпа – в 30 раз. Поручик Корпуса флотских штурманов И. П. Прокофьев предложил драться. Совет единодушно решил сражаться до последней крайности, а затем свалиться с каким-либо из турецких кораблей и взорвать оба судна. 

 

В течение получаса, используя весла и паруса, «Меркурий» избегал бортовых залпов противника. Но затем туркам удалось все-таки обойти его с двух сторон, и каждый из турецких кораблей дал по бригу по два бортовых залпа. После этого турки предложили сдаться и лечь в дрейф. Бриг ответил залпом карронад (короткая чугунная пушка) и дружным огнем из ружей. Казарский был ранен в голову, но продолжал руководить боем. Он прекрасно понимал, что его главная задача лишить турецкие корабли хода, и приказал канонирам целить в такелаж и рангоут турецких кораблей.

 

Эта тактика русского брига полностью оправдалась: несколько ядер с «Меркурия» повредили такелаж и грот-мачту одного корабля, и он вышел из строя. А другой продолжал атаки с еще большей настойчивостью. В течение часа он бил бриг жесткими продольными залпами. Тогда Казарский решился на отчаянный маневр. Бриг резко изменил курс и пошел на сближение с турецким кораблем. На турецком корабле началась паника: турки решили, что русские взорвут оба корабля. Сблизившись на кратчайшую дистанцию, Казарский позволил своим канонирам с максимальной точностью бить по снастям турецкого корабля. Риск был очень большой, ведь и турки могли теперь в упор стрелять по «Меркурию» из своих огромных орудий. Но наши артиллеристы перебили несколько рей, и паруса стали падать на палубу, турецкий корабль не мог маневрировать. «Меркурий» дал по нему еще один залп и стал уходить.

 

На следующий день русская эскадра на пути к Босфору встретила бриг «Меркурий». Вид судна говорил сам за себя, но  израненный бриг гордо шел на соединение со своей эскадрой. Казарский поднялся на борт флагманского корабля и доложил о геройских действиях офицеров и команды. 

 

Казарский был произведен в капитаны 2 ранга, награжден орденом Св. Георгия 4-й степени и получил звание флигель-адъютанта. 

 

Известие о небывалой победе нашего небольшого дозорного судна над двумя сильнейшими кораблями турецкого флота быстро облетело всю Россию. 

 

Немаловажно, что по результатам военных действий российские власти пришли к выводу о необходимости модернизации морского флота. Отставание черноморского судостроения встревожило Морское министерство, которое потребовало срочно наладить постройку кораблей на казенных верфях и не рассчитывать более на подрядное строительство. В декабре 1831 года Николай I реорганизовал управление Черноморским ведомством. Вместо прежних органов было создано Главное черноморское управление. 

 

14 сентября 1829 года между двумя сторонами был подписан Адрианопольский мир, в результате которого к России перешла большая часть восточного побережья Черного моря (включая города Анапа, Суджук-кале, Сухум) и дельта Дуная.

 

Османская империя признала переход к России Грузии, Имеретии, Мингрелии, Гурии, а также Эриванского и Нахичеванского ханств (переданных Ираном по Туркманчайскому миру).

 

Турция подтверждала принятые по Аккерманской конвенции 1826 года обязательства по соблюдению автономии Сербии.

 

Молдавии и Валахии предоставлялись автономии, и на время проведения реформ в Дунайских княжествах оставались русские войска.

 

Турция согласилась с условиями Лондонского договора 1827 года о предоставлении автономии Греции. Также Турция обязывалась в течение 18 месяцев уплатить России контрибуцию в размере 1,5 млн голландских червонцев.

 

Тяжелые потери стали для Османской империи невосполнимой утратой. Отчасти они были следствием кардинальной ошибки султана, заключающейся в том, что он не смог добиться от трех европейских государств более почетных условий (Кинросс Лорд. Расцвет и упадок Османской империи/Пер. с англ. М.Пальникова. – М.: КРОН-ПРЕСС, 1999. – С.490). Это стоило Турции потери флота, Греции и фактической утраты других владений османов.

 

1.3. Турецко-египетский кризис и политика России

 

 

Поражение Турции в русско-турецкой войне умело использовал в своих интересах правитель Египта Мухаммед-Али, стремившийся создать под своим владычеством отложившуюся от Турции Арабскую империю. Его поддерживала Франция, она имела в Египте преобладающее влияние и стремилась при посредстве египетского паши укрепить свои позиции на Ближнем Востоке. 

 

В 1832 году произошел официальный разрыв Турции с Египтом. Мухаммед-Али был объявлен вне закона как мятежник. Турецкая армия терпела поражение. Египтяне овладели Сирией, Палестиной и вторглись в Малую Азию. У султана не оказалось достаточных сил, чтобы продолжать войну, и он обратился за помощью сначала к Англии и Франции, а затем, не получив поддержки от этих стран, к России (Луцкий В. Б. Новая история арабских стран. – 2 изд. – М., 1966. Гл.8).

 

Россия откликнулась на просьбу султана о помощи. Победа египетского паши привела бы к созданию на берегах Босфора сильного государства с преобладающим влиянием Франции. В этом случае Россия потеряла бы значительную часть своих преимуществ от Адрианопольского трактата 1829 года.

 

Мухаммед Али-паша 

 

Мухаммед Али-паша. Худ. А. Каудер, 1841 г.

 

В феврале 1833 года русские военные корабли вошли в Босфор, а вслед за ними прибыли сухопутные войска. Появление 14 000 русских войск близ Константинополя заставило египетского пашу в мае 1833 года подписать перемирие с Турцией и увести свою армию.

 

28 июня 1833 года русские войска покинули Турцию. Но еще до выхода русских войск из Константинополя 26 июня 1833 года в местечке Ункяр-Искелесси, вблизи Константинополя, был подписан русско-турецкий договор сроком на 8 лет. Согласно договору Россия обязывалась поддержать султана вооруженной силой в случае особой опасности, угрожавшей Турции. Чрезвычайно важную часть Ункяр-Искелессийского соглашения представляла приложенная к нему секретная статья, по которой за помощь, оказываемую Россией Турции, последняя закрывала черноморские проливы иностранным военным кораблям. Хотя в договоре не указывалось прямо, что русские военные суда могли появиться в проливах, но это преимущество России вытекало из всего смысла соглашения, так как поддержка султана вооруженной силой была бы невозможна при условии закрытия проливов для России. 

 

Ункяр-Искелессипский договор явился крупной дипломатической победой России, укрепившей ее позиции на Черном море. Это соглашение вызвало протесты западноевропейских стран, прежде всего Англии, стремившейся к ликвидации секретной статьи и изоляции России.

 

Второй турецко-египетский конфликт 1839-1840 годов позволил Англии добиться ослабления влияния России на Ближнем Востоке. 

 

Итак, в Османской империив конце 30-х годов XIX века произошли события, последствия которых в дальнейшем обернулись идля России невероятными потерями. Начиная сэтого времени, фортуна навсегда отвернулась отвнешнеполитического курса Николая I (Басиев З. М. Обострение восточного вопроса в конце 30 – начале 40 годов XIX века и некоторые его последствия на Западном Кавказе//Вестник Владикавказского научного центра. 2012. № 2. – С.13). 

 

Обстоятельства сложились уже не в пользу Российскойимперии, как это было в начале 30-х годов. Теперь две ведущие европейские державы – Англия и Франция – не упустили своего шанса и смогли извлечь для себя максимальные выгоды из кризисной ситуации конца 30-х – начала 40-х годов XIX века, взяв, тем самым, реванш за заключенный в 1833 году Россией выгодный для нее двусторонний договор с Турцией.

 

Еще в марте 1839 года А. П. Бутенев в своем сообщении к Е. А. Головину подробно сообщал о тяжелой политической ситуации в Турции. Докладывая об обострении «неискоренимой ненависти между Портой и пашою Египетским», он также выразил опасения относительно того, «чтобы ненависть сия не обратилась в явный разрыв и войну между обеими сторонами» (АКАК-Акты, собранные  кавказской  археографической комиссией. Архив Главного Управления Наместника Кавказского. Т. IX. – Тифлис, 1884. – С. 459). Как опытный политик, А. П. Бутенев предвидел, что война между Турцией и Египтом будет иметь необратимые последствия и сможет«поколебать сохранение общего мира Востока идаже Европы» (Маркова О. П. Восточный кризис 30-х – начала 40-х годов XIX  века и движение мюридизма//Исторические записки. – М.: Изд-во Института истории СССР АН СССР. 1953. № 42). 

 

Опасения А. П. Бутенева в скором времени подтвердились.О происходящих в 1839 году событиях в Турции французский государственный деятель и историк Гизо писал: «В течение трех недель Турция лишилась своего султана, своей армии и своего флота» (Георгиев В. А. Внешняя политика России на Ближнем Востоке в конце 30-х – начале 40-х годов XIX века. – М.: Издательство Московского университета, 1975. – С.43). 

 

После разгрома турецкой армии под Низибом (Северная Сирия) на повестку дня вышли две большие международные проблемы: отношения между Портой и Мухаммедом Али и позиции пятерки держав (Англии, России, Франции, Пруссиии Австрии) на Ближнем Востоке. Внешне вторая проблема выглядела как вопрос о взаимоотношениях между Турцией и великими державами.

 

На деле же суть ее заключалась в стремлении западных держав, воспользовавшись обстановкой, созданной турецко-египетским конфликтом, аннулировать ненавистный им Ункяр-Искелесийский договор (1833 год) и тем самым лишить Россию всех ее преимуществ по этому договору.

 

События в Турции 1839 года привели к углублению ближневосточного кризиса. Противостояниеведущих держав Европы настолько обострилось,что стали поговаривать о возможной европейской войне. Но на тот момент ни одна из них поразным причинам не хотела развития событий втаком русле.

 

Правительства трех держав (Англии, Франции и Пруссии) настаивали на срочном созыве конференции пяти держав в надежде, что им удастся, наконец, под предлогом желания покончить с турецко-египетским конфликтом, лишить Россию ее преимуществ как единственного «опекуна» Турции и получить уже коллективную возможность ее «опеки».

 

России пришлось стать вынужденной участницей конференции. Согласившись же подписать коллективную ноту от 27 июля 1839 года, Россия была вынуждена изменить курс своейвнешней политики и принять принцип коллективной гарантии. Николай I питал несбыточные надежды разделить в будущем Османскую империю с Великобританией и пошел на невосполнимые для империи уступки. Это было огромным просчетом в его внешнеполитическом курсе, плоды которого России пришлось ощутить в недалеком будущем.

 

Порте была направлена коллективная нота,в которой говорилось, «что достигнуто согласие между пятью державами по Восточному вопросу» (Татищев С. С. Внешняя политика императора Николая I. – СПб.: Издательство Императорской Академии наук, 1887. – С.48). Для слабой Османской империи данная нота означала прямое вмешательство держав во внутренние процессы. Турция, избравшая своим главным покровителем в борьбе с Египтом Англию, в результате ее «дружеской помощи» оказалась от нее в еще большей зависимости, чем раньше.

 

Итоги конференции стали крупнейшей дипломатической победой западных держав и вособенности Англии, которая не смирилась с условиями Ункяр-Искелесийского договора. Английский посол Понсонби, подписывая ноту от 27 июля, не сдержал своей радости по этому поводу и воскликнул: «Теперь мы, наконец, на правильном пути!» (Сборник документальных материалов/Под ред. Ш. В. Цагарейшвили. – Тбилиси: Госиздат Грузинской ССР, сектор политической литературы, 1953. – С.48). 

 

После этого в Лондоне 3 июля 1840 года была подписана 1-я конвенция по египетскому вопросу между Англией, Россией, Пруссией, Австрией и Турцией, но без участия Франции. Согласно Лондонской конвенции 1840 года стороны соглашались на оказание коллективной помощи Турции в случае новой угрозы со стороны египетского паши Мухаммеда Али.

 

Кроме этого, Николай I пошел и на другие уступки, согласившись на коллективный договор о закрытии проливов для военных судов всех держав, в том числе России (АКАК. Архив Главного Управления Наместника Кавказского. Т. VIII. – Тифлис, 1881. – С. 210). Это означало полное уравнивание российских позиций с позициями иностранных держав в отношении черноморских проливов Босфор и Дарданеллы. 

 

Россия также была вынуждена на один год раньше отказаться от Ункяр-Искелесийского договора. Новое положение о черноморских проливах было юридически оформлено 2-й Лондонской конвенцией 1 июля 1841 года по делам Востока, и теперь уже с участием Франции.

 

Договор 1841 года о проливах, по справедливой оценке К. Маркса, «был первоначально задуман…Францией и Англией против России…» (Торнау Ф. Ф. Секретная миссия в Черкесию русского разведчика барона Ф. Ф. Торнау. – Нальчик: Эль-Фа, 1999. – С.211). Несмотря на то, что Франция осталась крайне недовольной экспансией Англии «в Сирию, Египет и Ливан, в дальнейшем она выступила совместно с Англией» (Щербина Ф. А. История кубанского казачьего войска. – Екатеринодар, Госархив Краснодарского края, 1913. – С. 192). 

 

То есть, с начала 40-х годов XIX века, Англия значительно усилила свои позиции на Востоке. Это, в свою очередь, приводило к обострению противоречий в регионе между Англией и Францией по поводу их колониальных интересов, а также к сближению Англии и России. Между тем, в скором времени Николай I осознал, что допустил непоправимую ошибку.

 

Турецко-египетский конфликт 1839-1840-х годов закончился безусловным триумфом британской экспансионистской политики. С этого времени Англия уже надолго и основательно закрепилась в Константинополе. Усиление влиянияАнглии в Турции произошло, конечно, за счет утраты Россией своих позиций. Известный русский историк С. С. Татищев писал об этом, что«там она выиграла в этом отношении все, что потеряла Россия» (Дзидзария Г. А. Ф. Ф. Торнау и его кавказские материалы XIX века – М.: Наука, 1976. – С. 56). 

 

Результатом первой конференции в Лондоне явилась конвенция с участием Франции, согласно которой проливы закрывались для военных судов всех держав в мирное время, а во время войны султан имел право пропускать через проливы суда той державы, которая будет оказывать помощь Турции. Вторая Лондонская конвенция закрепила дипломатическую победу Англии, которая добилась ликвидации преимущественного влияния России на дела Турции. С этого времени намечается новая полоса в восточной политике царизма, направленная на раздел Турции.

 

Таким образом, Лондонскими конвенциями 1840 и 1841 годов был нанесен ощутимый удар по могуществу Российской империи, которая со времени подписания конвенции 1841 года и до Первой мировой войны больше не имела права проводить свои военные корабли через проливы.

 

Военно-морской флот России оказался буквально запертым в пределах Черного моря, и тольков 1915 году проблема проливов была разрешена впользу России.

 

Итак, начало 40-х годов XIX века ознаменовалось для Российской империи существенными дипломатическими потерями и политическими уступками по восточному вопросу. Позиции, потерянные Россией в Турции и на Ближнем Востоке, были перехвачены западноевропейскими державами и в первую очередь Англией, которая давно и целенаправленно проводила в этом регионе свою экспансионистскую политику.

 

 

2. Русско-турецкие войны второй половины XIX века и их роль в национально-освободительном движении народов Балкан

 

2.1. Крымская война (1853-1856). Последствия капитуляции России

 

 

В середине XIX века Османская империя переживала период упадка. По условиям Адреанопольского мирного договора, заключенного после русско-турецкой войны 1828-1829 годов, Греция стала свободной, Сербия – автономной, а Молдавия и Валахия переходили по протекторат России. 

 

В 1833 году Россия оказывает помощь Турции, предотвращая захват Стамбула Мухаммедом Али Египетским. Был заключен Ункяр-Искелесийский договор, по которому Россия и Турция становились военными союзниками. 

 

В 1839 году на Турцию вновь нападает Мухаммед Али Египетский. В 1840 году Великобритания, Австрия, Пруссия и Россия подписывают Лондонскую конвенцию, гарантировавшую право власти в Египте Мухаммеду Али Египетскому и всем его наследникам в обмен на вывод войск из Сирии и Ливана, и требовавшую формального подчинения Турции. 

 

В 1838 году между Турцией и Великобританией был заключен договор о свободной торговле, предоставляющий право Англии на беспошлинную торговлю на территории Турции, что привело промышленность Турции к краху и фактически поставило ее в экономическую и политическую зависимость от Великобритании. 

 

Нарастали антироссийские настроения в Европе: Великобритания стремилась уменьшить растущее влияние России в делах Турции, а также стремилась к вытеснению России с черноморского побережья Кавказа и из Закавказья, а Франция поддержала идею реванша за поражение в войне 1812 года. Но в противовес этому в России постепенно все более активизировались идеи панславизма – идеологии культурно-исторической общности славянских народов. Зародился панславизм еще при царе Алексее Михайловиче, но в полной мере проявился только в XIX веке. По сути, панславизм стал реакцией на пантюркизм и пангерманизм. 

 

К началу 50-х годов XIX века Российская империя достигла апогея своего могущества, вызывая страх и зависть противников. Противоречия Англии и Франции друг с другом отступали на задний план перед объединяющей враждой к России. Не случайно лорд Г. Д. Пальмерстон эпатировал общественность, приветствовав государственный переворот Наполеона, что даже стоило краткосрочной отставкой министру. Расчет Г. Д. Пальмерстона заключался в том, что он увидел в Наполеоне III орудие антирусской политики Англии.

 

Пальмерстон

 

Генри Джон Тампль, 3-й виконт Пальмерстон. Худ. Ф. Круикшанк, 1855 г.

 

Об истинных целях западных стран в войне свидетельствуют планы перекройки политической карты Европы. Наполеон III предполагал передать Австрии часть балканских владений Турции, Пьемонту – Ломбардию, Англии – Кипр и Кандию, Франции – Савойю, Сардинию и Бельгию (после смерти короля в последней), на трон независимого Польского государства возвести наследника бельгийского королевского дома.

 

Таким образом, одной из причин, приведшей к войне, стал конфликт между императорами России и Франции. Наполеон III пришел к власти в результате государственного переворота в 1851 году, и Николай I считал его нелегитимным императором, поскольку династия Бонапартов была исключена из французского престолонаследия Венским конгрессом (Печуров С.Л. «Вымученная коалиция» в Крымской (восточной) войне 1853-1856 гг.//Военно-исторический журнал. 2008. № 2. – С. 14-20).

 

Наполеон Третий 

 

Наполеон III. Худ. Ф. Винтерхальтер, 1855 г.

 

А в ходе дипломатического конфликта по вопросу контроля над церковью Рождества Христова в Вифлееме, Франция отстаивала право контроля над христианскими святынями в Палестине и требовала ключи от церкви передать католическому духовенству, а Россия стремилась поддержать права православной церкви и требовала ключи оставить православной общине. 

 

церковь Рождества Христова в Вифлиееме

 

Церковь Рождества Христова в Вифлееме, Израиль

 

В 1852 году Турция передала ключи Франции. Россия с целью оказать давление на Турцию 21 июня 1852 года ввела войска в Молдавию и Валахию. 

 

Отказ императора Николая I вывести войска привел к разрыву дипломатических отношений России и Турции и объявлению войны 4 октября 1853 года. Великобритания поддержала Францию в этом конфликте и пошла на соглашение о совместных военных действиях против России. 9 февраля 1853 года были разорваны дипломатические отношения России с Англией и Францией, а 15 марта 1854 года России была объявлена война. 

 

В отечественной истории Крымская война представляется как одна из самых непопулярных страниц. С одной стороны, для этого есть основания, поскольку она закончилась унизительным для великой державы Парижским мирным договором. Поэтому в отечественной историографии война рассматривалась с описательных позиций (Дубровин Н. Ф. Восточная война 1853-1856 годов. – СПб., 1878; Богданович М. И. Восточная война 1853-1856 годов. 1-4 т. – СПб., 1876; Зайончковский А. М. Восточная война 1853-1856 годов в связи с современной ей политической обстановкой. Т. 1-2. – СПб., 1908-1913), с позиций поражения царского правительства, самодержавной России (Тарле E. B. Крымская война. Т. 1-2. – 2-е изд. – М.-Л., 1995; Горев Л. Война 1853-1856 годов и оборона Севастополя. – М., 1955). С другой стороны, война в достаточной мере не представлена как явление мировой истории на переломе эпох, как противостояние европейских стран с Россией и использование ими Турции для реализации своих геополитических интересов на Балканах и Ближнем Востоке. На это обращено внимание в ряде работ современных авторов (Bинoгрaдoв B. H. Восточный вопрос и Балканы: размышления о современном этапе исследований//Новая и новейшая история. 1989. № 6; Шеремет B. И. Империя в огне. – М., 1994). 

 

Восточная война стала «сублимацией экономического интереса» (Шеремет B. M. Война и бизнес. Власть, деньги и оружие. Европа и Ближний Восток в новое время. – М., 1996. – С. 687) западноевропейских стран и сложным явлением в достижении их военного, экономического, политического преобладания в регионе, она показала рост влияния Австрии и Пруссии. Русско-турецкие отношения при этом вышли за рамки двухсторонних. Если в 30-40-е годы XIX столетия Великобритания и Франция стремились не допускать военного сближения России и Турции, то по итогам Крымской войны русско-турецкие отношения были поставлены под контроль со стороны держав Европы. Статьи Парижского договора о нейтрализации Черного моря касались как России, так и Турции. Оба государства лишались права держать военный флот в Черном море.

 

Со стороны России война имела другие цели – обеспечить выполнение международных договоров, сохранить стабильность в регионе и российское покровительство православных на территории Османской империи. 

 

Цели внешней политики в период восточного кризиса 50-х годов и Крымской войны Россия объявляла в официальных, публичных документах. В манифесте от 14 июня 1853 года «О движении Российских войск в Придунайские княжества» было указано, что занятие русскими войсками княжеств предпринято в качестве «залога», побуждающего Турцию «свято соблюдать неприкосновенность Православной Церкви», потому как «вопреки всех усилий Наших защитить неприкосновенность прав и преимуществ Нашей Православной Церкви, многие самопроизвольные действия Порты нарушали сии права и грозили наконец совершенным ниспровержением всего увековеченного порядка, столь Православию драгоценного» (Полное собрание законов Российской империи. Т. XXVIII, отд. I, № 27344). 

 

20 октября1853 года в манифесте «О войне с Оттоманскою Портою» отмечалось, что «ожидания Наши не оправдались. Тщетно даже главные Европейские державы старались своими увещеваниями поколебать закоснелое упорство Турецкого Правительства. На миролюбивые усилия Европы, на Наше долготерпение оно ответствовало объявлением войны и прокламациею, исполненной изветом против России. Наконец, приняв мятежников всех стран в ряды своих войск, Порта открыла уже военные действия на Дунае».

 

Манифест «О прекращении войны» был издан уже другим российским императором, Александром II, 19 марта 1856 года, на следующий день после подписания мирного договора в Париже. К главному итогу войны было отнесено положение о том, что «будущая участь и права всех Христиан на Востоке обеспечены. Султан торжественно признает их, и вследствие сего действия справедливости, Империя Оттоманская вступает в общий союз Государств Европейских». 

 

В июне 1853 года, без объявления войны Турции, российские войска перешли реку Прут и вторглись в Дунайские княжества – Молдавию и Валахию, которые в то время находились под сюзеренитетом турецкого султана.

 

18 ноября 1853 года эскадра российского черноморского флота, совершив переход через Черное море, атаковала турецкий флот в Синопской бухте, истребила его и разрушила береговые укрепления.

 

ночь после боя в Синопе 

 

Синоп. Ночь после боя 18 ноября 1853 года. Худ. И. Айвазовский, 1853 г.

 

Попытки турок вытеснить российские войска из Валахии окончились неудачей. Турецкая армия была разбита и в Закавказье в сражении при Башкадыкларе (около Карса). Таким образом, в начале Крымской войны все боевые действия велись исключительно на территории Османской империи.

 

В начале января 1854 года соединенный англо-французский флот вошел в Черное море. Командование англо-французского флота известило российские власти, что в его задачу входит ограждать турецкие суда и порты от нападений с российской стороны. В ответ Россия разорвала дипломатические отношения с Англией и Францией. В марте 1854 года Великобритания и Франция объявили войну России. Флоты этих стран блокировали морское побережье России на Балтике и Дальнем Востоке.

 

Несмотря на это, успех по-прежнему сопутствовал России. Были отражены атаки британских и французских морских десантов на Петропавловск-Камчатский и Колу. В Закавказье турки потерпели поражение в сражении при Кюрюк-Дара, а на Дунае российские войска осадили крепость Силистру (Кинросс Лорд. Расцвет и упадок Османской империи/Пер. с англ. М. Пальникова. – М.: КРОН-ПРЕСС, 1999. – С. 537).

 

Но постепенно положение стало изменяться. Отсталая в экономическом и военно-техническом отношении крепостническая Россия была не в состоянии противостоять более развитым Великобритании и Франции. Парусный военно-морской флот России не мог на равных сражаться с паровым флотом союзников. Российский флот оказался запертым на своих базах в Кронштадте, Свеаборге и Севастополе.

 

Лишенная поддержки с моря, российская армия к началу осени 1854 года была вынуждена уйти из Молдавии и Валахии. В Дунайские княжества вошли австрийские и турецкие войска.

 

В сентябре 1854 года к Крымскому полуострову подошла огромная англо-франко-турецкая эскадра. Триста транспортных судов под прикрытием 89 боевых кораблей высадили в Крыму десант (Носков А. В., Носкова Э. А. Бои на Керченском полуострове во время Крымской войны 1853-1856 гг.//Военно-исторический журнал. 2011. № 4. – С. 45-48).

 

Высадившиеся войска коалиции разбили в кровопролитном сражении у реки Альмы российские войска.

 

В октябре 1854 года началась осада Севастополя – главной базы российского черноморского флота. Город был подвергнут бомбардировке с суши и моря, но взять Севастополь немедленным штурмом союзникам не удалось. Чтобы преградить путь в Севастопольскую бухту неприятельскому флоту, часть кораблей русского флота была затоплена перед входом в бухту. Команды затопленных судов и корабельные пушки были направлены на сухопутную линию обороны Севастополя.

 

оборона Севастополя 

 

Оборона Севастополя. Фрагмент. Худ. Ф. Рубо, 1904 г.

 

Осада Севастополя продлилась 349 дней. Город подвергался жестоким бомбардировкам. Для доставки осадных пушек и боеприпасов союзники проложили специальную железную дорогу от Балаклавы до Севастополя (Федотова М.С. Образы «народных героев» войны 1853-1856 годов в культурной памяти//Россия XXI. 2010. № 4. – С.124.-143).

 

Подвоз припасов для русской армии осуществлялся гужевым транспортом и растягивался на длительное время. В русской армии процветало воровство. Защитникам города для строительства и восстановления укреплений не хватало даже лопат и кирок.

 

Все попытки российских войск вести наступление на позиции неприятеля в Крыму оказались неудачными: в ноябре 1854 года русские проиграли сражение на Инкерманских высотах, в феврале 1855 года было отбито их наступление на Евпаторию (Харитонов С. А. 1853-1856. События и образы Крымской войны//Отечественные архивы. 2006. № 5. – С.133-134).

 

В феврале 1855 года внезапно умер русский император Николай I. Его кончина до сих пор остается загадкой для историков. Есть предположение, что смерть не была естественной: Николай I принял яд, узнав о поражении русской армии под Евпаторией. 

 

Война продолжалась при новом императоре – Александре II. В августе 1855 года российские войска потерпели поражение в сражении на Черной речке. В сентябре 1855 года армия союзников предприняла новый штурм Севастополя, в результате которого были захвачены укрепления на господствующей над городом высоте – Малаховом кургане. В виду бесперспективности дальнейшего сопротивления российское командование приняло решение оставить город. Были затоплены оставшиеся боевые корабли российского черноморского флота.

 

бой на Малаховом кургане 

 

Бой на Малаховом кургане в Севастополе в 1855 году. Худ. Г. Шукаев, 1856 г.

 

Традиционным в историографии является указание на то, что русскому парусному флоту противостояли пароходы союзников. Данные по диспозиции Балтийского и Черноморского флотов в годы Крымской войны свидетельствуют, что паровые суда находились и на вооружении России. На рейде в Черном море находилось 4 паровых фрегата и 10 пароходов, в Балтийском – 27 пароходов. У союзников было больше паровых судов, но они так же, как и у России, не превосходили по численности парусники, оставаясь тактически подчиненными им в боевых операциях.

 

Более успешными были действия российской армии в Закавказье. В ноябре 1855 года русской армии удалось принудить к сдаче гарнизон крепости Карс. Но эта победа уже не могла повлиять на итог войны.

 

В конце 1855 года военные действия были практически прекращены. В феврале 1856 года было заключено перемирие.

 

крепость Карс 

 

Крепость Карс, Турция

 

По условиям Парижского мирного договора 1856 года России было запрещено иметь на Черном море военно-морской флот. Севастополь и другие причерноморские города, захваченные союзниками, возвращались России, но России запрещалось иметь на черноморском побережье военные крепости и арсеналы.

 

По условиям мирного договора Россия обязывалась вернуть Турции Карс, устье Дуная и часть Бессарабии. Россия отказалась от требования о передаче православных подданных Османской империи под особое покровительство русского царя и согласилась гарантировать совместно с другими державами независимость и целостность Османской империи (Данилов А. А. История России, XIX век/А. А. Данилов, Л. Г. Косулина. – 10-е изд. – М.: Просвещение, 2009. – С. 218).

 

Валахия, Молдавия и Сербия остались под сюзеренитетом турецкого султана, но над ними устанавливался коллективный протекторат европейских держав.

 

Таким образом, развязав войну против Турции под религиозным предлогом, Николай I рассчитывал на быструю победу в борьбе со слабым противником. Вместо этого Россия получила затяжную кровопролитную войну с сильными противниками и тяжелое поражение.

 

Во время Крымской войны Россия оказалась в международной изоляции. Все время пока шли сражения в Крыму, Россия была вынуждена держать главные силы своей сухопутной армии на западной границе, опасаясь нападения со стороны Австрии, Пруссии, Швеции и Сардинского королевства (Гросул В. Я., Горизонтов Л. Е. Международная конференция «Крымская война 1853-1856: конфронтация различных цивилизаций»//Российская история. 2008. № 3. – С. 206-209).

 

После вступления в войну более развитых стран Великобритании и Франции, самодержавную феодально-крепостническую Россию от поражения не спасли «чудотворные иконы», молебны и прочие «священные таинства» православной церкви. В Крымской войне Россия потеряла убитыми, раненными и пленными около полумиллиона человек.

 

Поражение России в Крымской войне привело к утрате ею руководящей роли в Европе, которую она играла на протяжении сорока лет. В Европе сложилась так называемая «крымская система», основу которой составлял направленный против России англо-французский блок. 

 

Статьи Парижского мирного договора нанесли ощутимый удар по Российской империи. Самой тяжелой из них была та, которая запрещала ей иметь на Черном море военный флот и строить береговые укрепления. Однако, по большому счету, Россия заплатила намного меньшую цену за поражение, чем могла бы, при условии более успешных военных действий со стороны союзников.

 

Одновременно с этим сформировались окончательно идеи панславизма. Свое влияние на это оказал и факт подавления Польского восстания 1863-64 годов. Националистическая реакция русского дворянства на эти события отразилась во взглядах Н. Я. Данилевского, Н. Н. Страхова, А. И. Кошелева, которые стали идеологами панславизма. В основе этой идеологии лежала идеалистическая концепция о культурно-исторических типах народов, одним из которых якобы и являются славянские народы, отличающиеся от «Европы» (то есть от романо-германского типа) и обязанные сохранить свою самобытность. Теоретические посылки о самобытности исторического развития славянства служили основой для политических выводов о необходимости союза всех славянских народов во главе с Россией, но без Польши, которая в силу своей исторической судьбы якобы утратила славянский характер и принадлежит к «Западу». В становлении мировоззрения идеологов панславизма велика была роль Восточного вопроса, который они рассматривали как конкретное противоборство между «славянством» и «Европой». Они развивали идеи активной поддержки освободительной борьбы южнославянских народов и строили планы захвата Константинополя.

 

 

2.2. Русско-турецкая война 1877-78 годов и достижения России по результатам Берлинского конгресса 1878 года

 

 

Летом 1875 года в южной Герцеговине вспыхнуло антитурецкое восстание. Крестьяне, в основном христиане, платили огромные налоги турецкому государству. В 1874 году натуральный налог официально считался 12,5 % от собранного урожая, а с учетом злоупотреблений местной турецкой администрации он доходил до 40 %.

 

Начались кровавые столкновения между христианами и мусульманами. В дело вмешались оттоманские войска, но они встретили неожиданное сопротивление. Все мужское население   Герцеговины  вооружилось, оставило свои дома и ушло в горы. Старики, женщины и дети, чтобы избежать поголовной резни, бежали в соседние Черногорию и Далмацию. Турецкие власти не смогли подавить восстание. Из южной Герцеговины оно скоро перешло в северную, а оттуда и в Боснию, христианские жители которой частью бежали в пограничные австрийские области, а частью тоже вступили в  борьбу с мусульманами. Кровь лилась рекой в ежедневных столкновениях восставших с турецкими войсками и с местными мусульманскими жителями.  

 

В Болгарии христианам приходилось еще тяжелее, так как они страдали от горцев-мусульман, переселившихся с Кавказа  с поощрения турков: горцы грабили местное население, не желая работать. Болгары тоже подняли восстание вслед за Герцоговиной, но оно было подавлено турецкими властями – свыше 30 тысяч мирных жителей было уничтожено (История Отечества: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений / Отв. ред. проф. В.Н.Шевелев. – Ростов-на-Дону: «Феникс», 2004. – С. 218).

 

Просвещенная Европа понимала, что  пора уже вмешаться в балканские дела и защитить мирное население. Но по большому счету эта «защита» сводилась лишь к призывам о гуманизме. К тому же у каждой из европейских стран были свои хищнические планы:  Англия ревностно следила за тем, чтобы не дать России усилить влияние в мировой политике, а также не потерять свое влияние в Константинополе, Египте.  Но в то же время она  хотела бы бороться вместе с Россией против Германии, так как британский премьер Дизраэли заявил, что  «Бисмарк – это поистине новый Бонапарт, он должен быть обуздан. Возможен союз между Россией и нами для данной конкретной цели».

 

Дизраэли 

 

Бенджамин Дизраэли, граф Биконсфилд в 1878 г.

 

Австро-Венгрия боялась  территориального расширения некоторых балканских стран, поэтому она стремилась не пропустить туда Россию, которая выражала желание помочь славянским народам Балкан. К тому же Австро-Венгрия не хотела упустить контроль за устьем Дуная. В то же время эта страна вела выжидающую политику на Балканах, так как боялась войны с Россией один на один.

 

Франция и Германия  готовились к войне между собой за Эльзас и Лотарингию.  Но Бисмарк понимал, что вести войну на два фронта  (с Россией и Францией) Германия не сможет, поэтому он согласен активно поддержать Россию в том случае, если она гарантирует Германии обладание Эльзасом и Лотарингией.

 

Бисмарк

Бисмарк в 1873 г.

 

Таким образом, к 1877 году в Европе сложилась обстановка, когда  активные действия  на Балканах по защите христианских народов могла вести  только Россия. Перед российской дипломатией стояла сложная задача учесть все возможные приобретения и потери при очередном перекраивании географической карты Европы: торговаться, уступать, предвидеть, ставить ультиматумы. Одновременно с этим наибольшее политическое влияние стали проявлять идеи панславизма, которые подталкивали правительство к более активным внешнеполитическим действиям. 

 

Русская гарантия Германии на Эльзас и Лотарингию уничтожила бы бочку с порохом в центре Европы. Тем более, что Франция была слишком опасным и ненадежным союзником России. К тому же Россию беспокоили проливы Средиземного моря. С Англией можно было поступить более жестко. Но, как считают историки, Александр II слабо разбирался в политике, а канцлер Горчаков уже был стар – они поступили вопреки здравому смыслу, так как оба преклонялись перед Англией.

 

20 июня 1876 года Сербия и Черногория  объявили Турции войну (в надежде поддержать восставших в Боснии и Герцоговине). В России  это решение поддержали. В Сербию отправились около 7 тысяч русских добровольцев. Во главе сербской армии стал герой туркестанской войны генерал Черняев. 17 октября 1876 года сербская армия была полностью  разбита (Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. – Минск, 2005. – С. 376).

 

3 октября в Ливадии Александр II собрал секретное совещание, на котором присутствовали цесаревич Александр, великий князь Николай Николаевич и ряд министров. Было решено, что наряду надо продолжать дипломатическую деятельность, но одновременно начать подготовку к войне с Турцией. Основной целью военных действий должен стать Константинополь. Для движения к нему  мобилизовать четыре корпуса, которые перейдут Дунай возле Зимницы, двинутся к Адрианополю, а оттуда – к Константинополю по одной из двух линий: Систово – Шипка, или Рущук – Сливно.  Командующими действующими войсками были назначены: на Дунае – великий князь Николай Николаевич, а за Кавказом – великий князь Михаил Николаевич. Решение вопроса – быть или не быть войне – поставили в зависимость от исхода дипломатических переговоров.

 

Русские генералы как бы не чувствовали опасности. Повсеместно передавалась фраза: «За Дунаем и четырем корпусам делать будет нечего». Поэтому вместо всеобщей была начата лишь частичная мобилизация. Как будто воевать собирались не с огромной Оттоманской империей. В конце сентября  началась мобилизация: были призваны 225 тысяч запасных солдат, 33 тысячи льготных казаков, а по конной мобилизации поставлены 70 тысяч лошадей. 12 апреля 1877 года объявлен Высочайший манифест о войне с Турцией.

 

В то же время нельзя не отметить, что военная подготовка России была на достаточно высоком уровне. В ряду военных реформ 60-70-х годов XIX века главной стала замена петровской рекрутской системы комплектования армии всеобщей воинской повинностью (1874), позволявшей развернуть из обученного запаса массовую армию во время войны (по примеру передовых европейских стран). Отныне призыву в армию подлежали все сословия (кроме духовенства), не исключая и дворян. Имевшие среднее или высшее образование призывались на льготных условиях и с сокращением срока службы в качестве вольноопределяющихся. Условиями освобождения от военной службы отныне стали не сословное происхождение, а семейное положение (единственный кормилец в семье) или общественно значимая профессия (педагоги, врачи и др.).Кроме того, были сокращены сроки службы солдат и матросов с 25 до 6 лет (позднее – 3 года в армии и 5 лет на флоте), отменены телесные наказания для них, широко применявшиеся раньше (1863). Территория страны была разбита на военные округа. Армия была оснащена нарезным оружием, флот – паровыми, а затем и броненосными судами.Значительно повысился уровень военного образования: была основана сеть военных академий (до этого существовала одна Академия Генерального штаба, основанная при Николае I) и училищ, выделенных из старших классов кадетских корпусов. Доступ в военные учебные заведения (кроме наиболее элитных, вроде Пажеского корпуса) был открыт опять же для всех сословий. Благодаря этому, если в эпоху крепостного права офицеры русской армии были почти сплошь выходцами из дворян, теперь доступ к офицерскому званию был открыт практически всем.

 

К 1877 году Россия обладала довольно сильным флотом. Поначалу Турция очень боялась русской Атлантической эскадры. Но затем осмелела и  начала охоту за русскими торговыми судами в Средиземном море. Россия же отвечала на это только нотами протеста (Шульга В. Великий князь Александр Александрович в русско-турецкой войне 1877- 1878 гг.//Власть. 2009. № 1).

 

29 апреля 1877 года турецкая эскадра высадила 1000 хорошо вооруженных горцев возле селения Гудауты. К десанту присоединилась часть враждебно относившегося к России местного населения. Затем были бомбардировки и обстрел Сухума, в результате  русские войска были вынуждены покинуть город и отойти за реку Маджара. 7-8 мая турецкие корабли крейсировали вдоль 150-километрового участка русского побережья от Адлера до Очамчир и обстреливали побережье. С турецких пароходов на берег высадились 1500 горцев.

 

К 8 мая все побережье от Адлера до реки Кодор было охвачено восстанием. С мая по сентябрь турецкие корабли постоянно поддерживали огнем турок и абхазов в районе восстания. Основной базой турецкого флота являлся Батум, но часть кораблей с мая по август базировалась в Сухуме.

 

Действия турецкого флота можно  назвать удачными, но это был тактический успех на второстепенном театре военных действий, так как главная война была на Балканах. Они продолжали обстреливать прибрежные города Евпаторию, Феодосию, Анапу. Русский флот отвечал огнем, но довольно вялым.

 

Победа над Турцией была невозможна без форсирования Дуная. Турки прекрасно понимали значение Дуная  в качестве естественной преграды для русской армии, поэтому с начала 60-х годов приступили к созданию сильной речной флотилии и модернизации дунайских крепостей. Командовал турецкой флотилией Гуссейн-паша. Без уничтожения или хотя бы нейтрализации турецкой флотилии о форсировании Дуная нечего было и думать. Русское командование решило сделать это с помощью мин заграждения, катеров с шестовыми и буксируемыми минами и тяжелой артиллерии. Тяжелая артиллерия должны была подавить вражескую артиллерию и разрушить турецкие крепости. Подготовка к этому началась  осенью 1876 года. С ноября 1876 года в Кишинев по суше доставили 14 паровых катеров и 20 гребных судов. Война в этом регионе была долгой, затяжной, лишь к началу 1878 года большая часть района Дуная была очищена от турок. У них осталось лишь несколько изолированных друг от друга укреплений и крепостей (Русско-турецкая война 1877-1878 / Под редакцией И. И. Ростунова. – М.: Воениздат, 1977. – С. 58).

 

Следующей задачей было взять никем не защищаемую Плевну. Этот город имел стратегическое значение как узел дорог, ведущих к Софии, Ловче, Тырново, Шипкинскому перевалу. Кроме того, передовые разъезды донесли о движении по направлению к Плевне больших сил неприятеля. Это были войска Османа-паши, срочно переброшенные из Западной Болгарии. Первоначально Осман-паша имел 17 тысяч человек при 30 полевых орудиях. Пока в русской армии передавали приказы и согласовывали действия, войска Осман-паши заняли Плевну и начали строить укрепления. Когда русские войска подошли, наконец, к Плевне, их встретили турецким огнем.

 

бой под Плевной 

 

Бой под Плевной 27 августа 1877 года. Худ. Н. Дмитриев-Оренбургский, 1883 г.

 

Под Плевной  к июлю было сосредоточено 26 тысяч человек и 184 полевых пушек. Но Плевну русские войска окружить не догадались, поэтому турки свободно снабжались боеприпасами и продовольствием.

 

артиллерийский бой под Плевной 

 

Артиллерийский бой под Плевной. Батарея осадных орудий на Великокняжеской горе. Худ. Н. Дмитриев-Оренбургский, 1883 г., Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи, Санкт-Петербург

 

Она закончилась катастрофой для русских – были убиты и ранены 168 офицеров и 7167 рядовых, в то время как потери турок не превосходили 1200 человек. Артиллерия действовала вяло и за весь бой израсходовала только 4073 снаряда. После этого в русском тылу началась паника. Великий князь Николай Николаевич обратился к румынскому королю Карлу за помощью. Александр II, удрученный «Второй Плевной», объявил дополнительную мобилизацию.

 

Наблюдать за штурмом прибыли лично Александр II, румынский король Карл и великий князь Николай Николаевич. В результате был проигран и этот бой – войска понесли огромные потери. Турки отбили штурм. Русские потеряли убитыми и ранеными двух генералов, 295 офицеров и 12 471 солдат, их союзники румыны потеряли примерно три тысячи человек. Всего около 16 тысяч против трех тысяч турецких потерь.

 

Самая короткая дорога между северной частью Болгарии и Турцией в то время шла через Шипкинский перевал. Все другие пути были неудобны для прохождения войск. Турки понимали стратегическое значение перевала, и поручили защищать его шеститысячному отряду Халюсси-паши при девяти орудиях. Для захвата перевала русское командование сформировало два отряда – Передовой в составе 10 батальонов, 26 эскадронов и сотен при 14 горных и 16 конных орудиях под командованием генерал-лейтенанта Гурко, и Габровский отряд в составе 3 батальонов и 4 сотен при 8 полевых и двух конных орудиях под командованием генерал-майора Дерожинского.

 

Русские войска заняли на Шипке позицию в виде вытянутого вдоль габровской дороги неправильного четырехугольника.

 

9 августа турки предприняли первый штурм русских позиций. Русские батареи буквально засыпали турок шрапнелью и заставили откатиться назад.

 

С 21 по 26 августа турки предпринимали непрерывные атаки, но все было тщетно. «Будем стоять до последнего, ляжем костьми, но позиции не сдадим!» - заявил на военном совете начальник Шипкинской позиции генерал Столетов. Ожесточенные бои на Шипке не прекращались целую неделю, но туркам не удалось продвинуться ни на метр.

 

защита на Шипке

 

Защита «Орлиного гнезда» орловцами и брянцами 12 августа 1877 года. Худ. А. Попов, 1893 г.

 

10-14 августа турецкие атаки чередовались с контратаками русских, но русские  держались и отбивали атаки. Шипкинское «сидение» продолжалось более пяти месяцев, с 7 июля по 18 декабря 1877 года.

 

В горах установилась суровая зима с двадцатиградусными морозами и метелями. С середины ноября снег завалил балканские перевалы, и войска жестоко страдали от холода. Во всем отряде Радецкого с 5 сентября по 24 декабря боевая убыль составила 700 человек, в то время как заболели и были обморожены 9500 человек (Гоков О. Офицеры российского Генштаба в русско-турецкой войне 1877-1878 гг.//Вопросы истории. 2006. № 7. – С. 149).

 

Русские войска, удерживая Шипкинский, перешли Балканы через другие перевалы. Это были очень тяжелые переходы, особенно для артиллерии.

 

23 декабря генерал Гурко без боя занял Софию. Город был сильно укреплен, но турки не стали обороняться и бежали.

 

Гурко 

 

Генерал И. Гурко

 

Переход русских через Балканы  ошеломил турок, они начали поспешное отступление  к Адрианополю, чтобы там укрепиться и задержать наступление русских. В то же время они обратились к Англии с просьбой о помощи мирного урегулирования своих отношений с Россией, но Россия отвергла предложение Лондонского кабинета, ответив, что если Турции угодно, она должна сама попросить о пощаде.

 

Турки начали поспешно отступать, а русские догоняли и громили их. К армии Гурко присоединился авангард Скобелева, который правильно оценил военную обстановку и двинулся к Адрианополю. Этот блестящий военный рейд решил судьбу войны. Русские войска нарушили все стратегические планы Турции: их громили со всех сторон, в том числе и с тыла. Полностью деморализованная турецкая армия обратилось  к русскому главнокомандующему великому князю Николаю Николаевичу с просьбой о перемирии. Константинополь и  район пролива Дарданеллы был уже почти в руках русских, как вмешалась Англия, подстрекая Австрию разорвать отношения с Россией. Александр II начал отдавать противоречивые приказы: то занимать Константинополь, то повременить. Русские войска стояли от города в 15 верстах, а турки тем временем стали наращивать свои силы в районе Константинополя. В это время англичане вошли в Дарданеллы. Турки понимали, что остановить распад своей империи  они смогут  лишь союзом с Россией.

 

Россия навязала Турции мир, невыгодный обоим государствам. Мирный договор был подписан 19 февраля 1878 года в местечке Сан-Стефано под Константинополем. Сан-Стефанский договор более чем в два раза расширял территорию Болгарии по сравнению с границами, намеченными Константинопольской конференцией (Игнатьев Н. П. Сан-Стефано. Записки Н. П. Игнатьева. – Пг., 1916. – С. 359). Ей передавалась значительная часть Эгейского побережья. Болгария становилась государством, простиравшимся от Дуная на севере до Эгейского моря на юге. От Черного моря на востоке до албанских гор на западе. Турецкие войска теряли право оставаться в пределах Болгарии. В течение двух лет ее должна была занимать русская армия.

 

подписание договора в Сан-Стефане

 

Подписание Сан-Стефанского мирного договора 19 февраля 1878 года. XIX век. Иллюстрированный обзор минувшего столетия. СПб.: Издание А.Ф. Маркса. 1901. С. 143

 

Сан-Стефанский договор предусматривал  полную независимость Черногории, Сербии и Румынии, предоставление Черногории порта на Адриатике, а румынскому княжеству – Северной Добруджи, возвращение России юго-западной Бессарабии, передачу ей Карса, Ардагана, Баязета и Батума, а также некоторые территориальные приобретения для Сербии и Черногории. В Боснии и Герцеговине должны были осуществиться реформы в интересах христианского населения, равно как на Крите, в Эпире и Фессалии. Турция должна была уплатить контрибуцию в размере 1 миллиарда 410 миллионов рублей. Однако большая часть этой суммы покрывалась за счет территориальных уступок со стороны Турции. Фактической уплате подлежали 310 миллионов рублей (История России. 19 век: Учебник для студентов высших учебных заведений: В 2ч./Под ред. В. Г. Тюкавкина. – М.: Гуманит. изд. Центр ВЛАДОС, 2001. –  Ч.2. – С. 172). Вопрос о Черноморских проливах в Сан-Стефано не обсуждался, что свидетельствует о полном непонимании Александром II, Горчаковым  и другим правящим лицам военно-политического и экономического значения для страны.

 

В Европе осудили  Сан-Стефанский договор, и Россия сделала следующую ошибку: согласилась на его пересмотр.  Конгресс открылся 13 июня 1878 года в Берлине. На нем присутствовали страны, не принимавшие участие в этой войне: Германия, Англия, Австро-Венгрия, Франция, Италия. Балканские страны  прибыли в Берлин, но не являлись участниками конгресса. 

 

Согласно принятым в Берлине решениям, территориальные приобретения России свелись к Карсу, Ардагану и Батуму. Баязетский округ и Армения до Саганлуга были возвращены Турции. Территорию Болгарии урезали вдвое. 

 

Особенно неприятным для болгар было то, что их лишили выхода в Эгейское море. Зато существенные территориальные приобретения получили страны, не участвовавшие в войне: Австро-Венгрия получила в управление Боснию и Герцеговину, Англия – остров Кипр. 

 

3. Внешняя политика России в отношениях с Турцией в начале ХХ века

 

3.1. I и II Балканские войны и их роль в освободительной борьбе народов Балканского полуострова

 

 

Итало-турецкая война 1911-1912 годов значительно ослабила силы Турции и ускорила сближение Балканских государств. Сербия и Болгария, долго враждовавшие между собой, решили бороться за свою свободу.

 

Примечательно, что в этот период произошло некоторое оживление панславизма. Оно было связано с так называемым неославистским движением как националистическая реакция буржуазно-помещичьих кругов России и буржуазных слоев других славянских народов на усиление германской империалистической экспансии на Востоке и Юго-Востоке Европы и деятельность Пангерманского союза.

 

Первой балканской войной 1912 года открылась новая глава всемирной истории.

 

9 октября 1912 года раздались первые выстрелы на Балканах. Против Турции выступила маленькая Черногория. А 18 октября 1912 года, как раз в тот день, когда Турция подписала мир с Италией, в бой ринулись балканские союзники – Болгария, Сербия и Греция (Владимиров Л. Война и Балканы. – Пг., 1918). Первая Балканская война началась.

 

В самом начале балканской войны союзники не были еще уверены в своей победе, так как Турция количественно имела вдвое большую армию. 

 

В первые дни войны Болгария рассчитывала на помощь России. Российский «военно-феодальный империализм», издавна стремившийся к разделу Турции, к захвату проливов –Босфора и Дарданелл, решил, что пришла пора воспользоваться сложившейся ситуацией на Балканах. 

 

24 октября сербы разбили турок у Куманова, болгары у Кир-Килиссе. 26 октября сербская армия захватила Ускюб. В боях 29 октября – 3 ноября болгары разбили турок у Люле-Бургаса и заставили их отойти к линии Чаталджинских укреплений, защищающих подступы к Константинополю.

 

Разгром Турции был несомненен. Победы балканских, объединенных в четверной союз, государств (Сербия, Болгария, Черногория, Греция) оказались громадными. 

 

В Берлине не ожидали, чтобы турецкая армия, обученная германскими инструкторами, оказалась не в состоянии дать отпор армиям малых балканских государств. Учитывая создавшуюся обстановку, Германия предложила Англии и Франции совместно обсудить, какую компенсацию можно было бы дать балканским государствам, не нарушая в принципе территориальной неприкосновенности империи. Германия предлагала Франции и Англии договориться по этому вопросу с Австрией, а затем уже предупредить Россию. Франция, не возражая против обмена мнений с Германией, ответила, что считает своим долгом не только «предупредить» Россию, но и «посоветоваться» с ней.

 

Победы, одержанные над турецкой армией, вскружили голову болгарским правящим кругам и военщине, которые стремились к созданию крупного государства с широким внутренним рынком, «Великой Болгарии» от Черного до Эгейского моря. 

 

Россия также была серьезно обеспокоена радикальной переменой политики Австро-Венгрии и Германии по вопросу о статус-кво. Когда болгарские войска двинулись на Чаталджинские позиции, Австрия и Германия, которые в начале войны заявляли о необходимости сохранения целостности Турции, теперь всячески одобряли победы Болгарии (Жебокpицкий В. А. Болгария во время балканских войн 1912-1913 гг. – Киев, 1961).

 

Германия и Австрия давали ясно понять Болгарии, что не будут препятствовать ее территориальному расширению и обещали помощь оружием и деньгами. 

 

Все усилия России были направлены теперь к одной цели – предотвратить захват Константинополя Болгарией, оставив его в руках Турции, сохранить Проливы для России и не допустить распада созданного ею детища – балканского союза. С этой целью Россия пыталась заручиться поддержкой своей союзницы Франции.

 

В конце октября 1912 года угроза захвата Константинополя болгарскими войсками была настолько реальна, что дипломатический корпус в Константинополе решил принять срочные меры по охране безопасности европейских кварталов.

 

Перед угрозой потери своей столицы Турция беспощадно металась между двумя враждебными империалистическими группировками и просила европейские державы удержать болгарскую армию от вступления в Константинополь.

 

Россия, ухватившись за это предложение Турции, обратилась к своим союзникам – Франции и Англии – спредложением взять на себя инициативу посредничества и оказать воздействие на Болгарию. Россия при этом заявила Франции, что удержать балканских союзников от занятия Константинополя можно только при условии полюбовного раздела между победителями всей Европейской Турции до линии Адрианополя. Одновременно Россия предупредила Англию и Францию, что она изменила свой первоначальный взгляд по вопросу об Адрианополе и считает возможным отдать его Болгарии, предупредив однако при этом, что занятие союзниками Константинополя могло бы вынудить одновременное появление в турецкой столице всего черноморского флота». Для того, чтобы подкрепить «свои угрозы реальными действиями, Россия действительно держала наготове черноморский флот и готовила пятитысячный десант в Проливах. Однако все эти угрозы России не встретили сочувствия в Париже и в Лондоне.

 

Франция и Англия прекрасно понимали, что захват Константинополя и Проливов является мечтой России. Вместе с тем Англия и Франция, не желая упускать из своих рук того рычага, который удерживал Россию в системе Тройственного союза и подталкивал ее на войну с Германией, долгое время вели торг с Россией о Проливах, намереваясь заручиться ее активным участием в грядущей схватке с Тройственным союзом. Как известно, секретное соглашение между Россией, Великобританией и Францией по вопросу о Проливах было заключено лишь в апреле 1915 года.

 

Таким образом, в вопросе о Константинополе Россия в 1912 года оказалась изолированной. Англия и Франция наряду с Австро-Венгрией и Германией фактически поощряли болгар к захвату Константинополя. Но к этому времени положение на фронте значительно изменилось. В декабре 1912 года турецкой армии, потерпевшей до этого полный разгром во Фракии, удалось закрепиться на Чаталджинских позициях.

 

12 ноября 1912 года обратилась непосредственно к Болгарии с предложением заключить перемирие и приступить к переговорам. Болгария, пыл которой был несколько охлажден после неудачной атаки Чаталджинских позиций, изъявила согласие на предложение Турции. Однако предложенные Болгарией условия перемирия были отвергнуты Турцией. Неуступчивость Турции всемерно поддерживалась и вдохновлялась Австро-Венгрией и Германией. Эти державы были заинтересованы в том, чтобы истощить союзников и не дать им возможности, заключив мир с Турцией, перебросить освободившиеся войска на границу с Австро-Венгрией. 

 

Австро-Венгрия при поддержке Германии пыталась преградить путь союзнице России – Сербии – к Адриатике посредством создания «независимого» Албанского государства под своим протекторатом. Поэтому, когда сербская армия захватила Кир-Килиссе, Куманово, Монастир и вышла через Албанию к Адриатическому морю, Австрия категорически заявила, что не может допустить приобретения Сербией порта на Адриатике. Официально эта позиция мотивировалась Австрией тем, что приобретение Сербией албанской территории несовместимо с созданием автономной Албании. Таким образом, лицемерно выдавая себя за защитников «свободы и независимости» албанского народа, австро-венгерские империалисты пытались подчинить своей власти Албанию и захватить контроль над Адриатикой.

 

Вот почему Австро-Венгрия при поддержке Германии стремилась всеми силами и средствами не допустить усиления Сербии на Балканах. 

 

Но, несмотря на грозные предостережения Австрии, сербские войска продолжали продвигаться на запад. 19 ноября 1912 года они достигли Алессио, а 28 ноября заняли Дураццо. 

 

Англия в период балканской войны приводила свои вооруженные силы в полную готовность, рассчитывая выступить на стороне Франции и России в случае, если на помощь Австрии выступит Германия (Жогов П. В. Дипломатия Германии и Австро-Венгрии и первая балканская война 1912-1913 гг. – М., 1969). 

 

Таким образом, ближайшая перспектива мировой войны, к которой обе враждебные коалиции готовились уже давно, вырисовывалась с полной отчетливостью уже в 1912 году. Напряженность международной обстановки, сложившаяся к тому периоду, показывала, что Европа подошла вплотную к войне и необходим только случай, который помог бы оправдать войну (Mогилевич А. А., Аиpапетян М. Э. На путях к мировой войне 1914-1918 гг. – Л., 1940).

 

Вскоре воюющие державы, за исключением Греции, договорились об условиях перемирия с Турцией. 3 декабря 1912 года в Чаталдже было подписано перемирие. 

 

16 декабря 1912 года в Лондоне начались мирные переговоры между балканскими союзниками и Турцией, а на следующий день открылась Лондонская конференция послов.

 

А уже 29 января 1913 года по инициативе Болгарии союзники прервали мирные переговоры с Турцией. Это было вызвано тем, что Болгария надеялась на быстрое падение Адрианополя. На другой день, то есть 30 января 1913 года, Турция дала ответ на коллективную ноту держав. Она согласилась передать на разрешение держав вопрос об островах и предложила разделить Адрианополь на две части по реке Марице, оставляя за собой ту из них, которая содержит гробницы и мечети. Ответ Турции не удовлетворил Болгарию. 30 января Болгария объявила Турции о прекращении перемирия. 3 февраля военные действия возобновились. Делегаты балканских союзников покинули Лондон в надежде на то, что скорое падение Адрианополя вынудит Турцию к еще большей уступчивости.

 

6 марта 1913 года греческие войска заняли Янину. 26 марта Адрианополь был взят болгарскими войсками. После этого Болгария 26 марта начала переброску своей армии на Чаталджинский фронт. Константинополь снова оказался под угрозой. Болгария, воспользовавшись изменившейся обстановкой на фронте, добивалась дальнейших уступок. 

 

болгарская пехота 

 

Болгарская пехота обстреливает крепость города Адрианополя с прилегающих высот, 1912 г.

 

Между Болгарией и Турцией 12 апреля было заключено перемирие вначале на десять дней, затем продлено, и военные действия не возобновлялись до заключения мира. Предложенные державами условия посредничества были приняты Турцией, но встретили возражения со стороны балканских союзников. Державы согласились удовлетворить некоторые требования союзников. 21 апреля союзники приняли предложение посредничества держав, требуя признания в принципе военной контрибуции и делая оговорки по вопросу о границе Албании и об островах Эгейского моря.

 

В начале февраля 1913 года черногорский король предпринял штурм Скутари с помощью сербских войск. Однако эта атака не увенчалась успехом. Для новой атаки Сербия послала Черногории подкрепление. Россия в ответ на это решительно потребовала от Сербии и Черногории прекращения военных действий под Скутари. Однако Черногория отвергла предложение России.

 

К моменту заключения мира балканский блок был уже накануне окончательного распада. Сербия, отказавшаяся под давлением держав от выхода к Адриатике, решила компенсировать себя в Македонии. В феврале 1913 года она потребовала от Болгарии пересмотра договора и уступки ей территории южнее установленной полосы. Требования эти были отвергнуты Болгарией. В это же время обострились греко-болгарские противоречия в связи с притязаниями болгар на Салоники и спором из-за Сереса, Драмы, Кавалы и других пунктов (История отечественного государства и права: Учебник/Л. В. Дюков, Ю. А. Егоров, В. С. Кульчицкий и др.; под ред. О. И.Чистякова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2004. Ч.1. – С. 43).

 

Сербское и греческое правительства начали переговоры о соглашении, направленном против Болгарии. Они предложили Румынии присоединиться к этому соглашению. Болгария в свою очередь торопилась заключить перемирие с Турцией, чтобы освободить свою армию для переброски ее против своих бывших союзников. В то же время она противилась эвакуации из Албании турецких войск, желая тем самым приковать часть сербской армии к албанской границе. Греция и Сербия также начали стягивать против Болгарии освободившиеся на турецком фронте войска. 

 

Так закончилась первая балканская война, длившаяся 8 месяцев (18 октября 1912 года – 30 мая 1913 года).

 

Победы, одержанные балканским союзом в войне с Турцией, создали новую обстановку в Европе. В результате первой балканской войны позиции Тройственного союза в Европе были ослаблены. Австро-Венгрия вынуждена была большую часть своих вооруженных сил сосредоточить теперь на сербских границах. Германия, учитывая эту обстановку, принимала экстраординарные меры к дальнейшему усилению своей боевой мощи с таким расчетом, чтобы в кратчайший срок получить перевес в своих вооружениях над будущими противниками – Англией, Францией и Россией. Вооружения в Германии вызвали огромную тревогу в лагере Антанты. 

 

В мае 1913 года между Сербией и Грецией начались переговоры о заключении военного союза. Подписанный 1 июня 1913 года в г. Солуни (Солоники) секретный греко-сербский договор был направлен своим острием против Болгарии.

 

Обе стороны обязывались не входить в сепаратные соглашения с Болгарией, не допускать никакого другого государства к бывшим турецким территориям в районе Вардара и оказывать друг другу помощь в установлении общей границы на юге. Военная конвенция обязывала Сербию выставить в случае войны с Болгарией 150-тысячную армию в районах Гевгели, Белее, Куманово, Пирот, а Грецию – 90-тысячную армию в районах Пангейон, Салониках и в Куменице. В случае объявления войны одной договаривающейся стороной без предварительного согласия другой последняя освобождалась от военной помощи и обязывалась сохранять на всем протяжении военных действий «благожелательный нейтралитет». Военная конвенция предусматривала, что «окончательной целью военных операций греческой и сербской союзных армий является сокрушить военные силы Болгарии».

 

В начале июня переход Болгарии на сторону Австро-Венгрии определился ясно. Это не считали даже нужным скрывать в дипломатических кругах Болгарии. Болгарский военный агент в Италии 11 июня 1913 года заявил российскому военному агенту Булгарину, что он считает столкновение с Сербией неминуемым. 

 

Конфликт между Сербией, Грецией и Болгарией нарастал буквально с каждым часом. 

 

Концентрация войск к границам как с болгарской, так и с сербо-греческой стороны происходила быстро, и уже к середине июня сосредоточение армий было закончено. 

 

Перед лицом неумолимо надвигающейся второй балканской войны Россия предпринимает последние попытки, направленные к тому, чтобы удержать союзников от столкновения.

 

В ночь с 30 июня на 1 июля 1913 года, как раз в тот день, когда в сербском парламенте (скупщине) происходили бурные дебаты по вопросу о русском арбитраже, болгарская армия общей численностью в 100 тыс. человек, по приказанию генерала Савова перешла в наступление на сербские и греческие войска по всему фронту. Балканская коалиция распалась. Вторая балканская война началась (Рябинин А. Малые войны первой половины XX века. Балканы. – М.: ООО «Издательство ACT», 2003. – С. 93).

 

 

Первые же дни войны показали несостоятельность расчетов болгарского генерального штаба на быструю и молниеносную победу. 

 

По сути, поражение болгарской армии не только рушило все надежды военных кругов Болгарии, но и серьезно встревожило правящие круги Австро-Венгрии. В июле 1913 года Австрия, обещавшая еще в мае военную помощь Болгарии и считавшая момент наиболее благоприятным, с минуты на минуту была намерена произвести нападение на Сербию. О своих планах австрийское правительство поставило в известность Берлин и Рим, твердо рассчитывая на активную помощь Германии и Италии.

 

Ответ Германии был отрицательным. В Берлине дали недвусмысленно понять, что выступление Австрии несвоевременно и нежелательно и может привести к развязыванию мировой войны, которая в данный момент для Германии нежелательна. А поэтому, если Австро-Венгрия ввяжется в конфликт, она не должна рассчитывать на поддержку Германии.

 

Потерпев неудачу в Берлине, Австро-Венгрия обратилась с аналогичной просьбой к Италии. Но и в Риме Берхтольду пришлось испытать горькое разочарование. 

 

Итак, Австрия оставила Болгарию с глаза на глаз со своими противниками. На всех фронтах болгарская армия понесла жестокие поражения: сербы овладели Северной Македонией, затем греки вторглись в Болгарию, и румынская кавалерия появилась в окрестностях Софии. Атакованная со всех сторон и уже значительно истощенная в течение первой балканской войны, Болгария очутилась в отчаянном положении и вскоре вынуждена была просить мира, обратившись за посредничеством к царской России.

 

29 июля военные действия между Болгарией, с одной стороны, Сербией, Грецией, Румынией и Черногорией – с другой, прекратились. На другой день в Бухаресте открылась мирная конференция.

 

Стоило только представителям великих держав подойти вплотную к разрешению балканских вопросов, как между ними с новой силой вспыхнули резкие противоречия

 

10 августа 1913 года в Бухаресте все же был подписан мирный договор между Болгарией, с одной стороны, и победителями – Румынией, Сербией, Черногорией и Грецией – с другой. 

 

десант греческого флота 

 

Десант греческого флота в Кавале, 1913. Худ. В. Хадзис

 

Бухарестский договор лишал Болгарию значительной части ее прежних приобретений и некоторой части ее собственной территории (площадью в 7 500 кв. км), которую пришлось уступить Румынии. Болгария отдавала победителям почти все свои приобретения в Македонии: Сербии – юго-западную (Завардарскую) Македонию, Греции – южную Македонию и западную Фракию с Сересом, Каваллой и Драмой. Болгарии оставалась лишь часть Фракии с выходом в море в Дедеагаче. Южная Добруджа с городами Балчик, Добрич и Туртукай была передана Румынии. Но больше всех выиграла Греция, которая получила львиную долю турецкой добычи, хотя и сыграла незначительную роль в войне. В результате Греция и население ее почти удвоились. 

 

Турция оказалась крайне ослаблена. Она сохранила в Европе только Восточную Фракию с Адрианополем и недовольная, постепенно подпадала под влияние Германии. 

 

Таким образом, первая Балканская война имела целью освобождение от власти Османской империи, а вторая стала борьбой стран Балканского полуострова между собой. 

 

В целом в результате двух войн усилилась Болгария, которая теперь могла претендовать на гегемонию на Балканах. Окончательно вторая балканская война закончилась 29 сентября 1913 года, когда был подписан мирный договор между Болгарией и Турцией, практически восстановивший довоенное положение.

 

 

3.2. Заключение в 1921 году между СССР и Турцией договора о дружбе

 

 

К XX веку демаркационная линия между Российской и Османской империями, согласно 58-й статье Берлинского трактата, выглядела следующим образом: «Блистательная Порта уступает Российской империи в Азии территории Ардагана, Карса и Батума, с портом последнего, равно как и все территории, заключающиеся между прежней русско-османской границей и следующей пограничной чертой. 

 

Новая граница, направляясь от Черного моря, согласно пограничной линии, определенной Сан-Стефанским договором, до пункта к северо-западу от Хорды и к югу от Артвина, продолжается по прямой линии до реки Чоруха, пересекает эту реку и проходит к востоку от Ашмишена, следуя по прямой линии к югу, на соединение с русской границей, обозначенной в Сан-Стефанском договоре, в пункте на юг от Наримана, оставляя город Ольти за Россией. От пункта, обозначенного близ Наримана, граница поворачивает к востоку, проходит чрез Тебренек, остающийся за Россией, и доходит до Пенек-Чая. 

 

Она идет по этой реке до Бардуза, потом направляется к югу, оставляя Бардуз и Ионикиой за Россией. От пункта, находящегося на западе от деревни Карауган, граница направляется на Меджингерг, продолжается по прямому направлению до вершины горы Кассадаг и следует по водоразделу притоков Аракса на севере и Мурад-Су на юге до прежней русской границы» (Сборник договоров России с другими государствами, 1856-1917/Под ред. Е. А. Адамова. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1952. – С. 169-171, 174). 

 

Присоединенные по Берлинскому трактату территории к 1903 году входили в состав Российской империи по следующему административно-территориальному принципу: Батумская область, включающая Батумский и Артвинский округа, и Карсская область (Карсский, Артаанский и Олтисский округа). 

 

Россия сохранила достигнутые успехи до 1918 года. На завершающем этапе Первой мировой войны (1914-1918 гг.) и позже начался новый этап российско-османского противостояния. 

 

Во время Первой мировой войны Россия и Турция оказались в противоборствующих военно-политических блоках, и вначале Россия уступала.

 

Ситуация кардинально изменилась после Февральской революции 

1917 года в России. Временное правительство за период своего существования (март – октябрь 1917 года) сумело сохранить свою юрисдикцию над Закавказьем. После же его падения (25 октября 1917 года) пришедшее к власти правительство Советской России не смогло сохранить эту юрисдикцию – политические силы Грузии, Азербайджана и Армении порвали все связи с Советской Россией и 15 ноября 1917 года создали орган краевой власти — Закавказский комиссариат.

 

Оказавшись в тяжелейшем положении, Советская Россия не могла продолжать войну. Ленин стоял перед реальной опасностью потери власти. В этой ситуации Советская Россия решила заключить сепаратный мир с Германией и ее союзниками (Австро-Венгрия, Османская империя, Болгария). 

 

Мирный договор был подписан в Брест-Литовске 3 марта 1918 года. По его условиям Россия отказывалась от довольно больших территорий.Статья касалась территорий, которые к моменту подписания договора были заняты русскими войсками. В марте 1918 года IV Всероссийский съезд советов ратифицировал Брест-Литовский договор (Гоголев З. В. Советско-турецкие отношения в 1918-1923 гг.//Ученые записки. Якут. гос. пед и учительский институт. – Якутск: ЯкГУ, 1960. Вып.2). 

 

германские офицеры встречают советскую делегацию 

 

Германские офицеры встречают советскую делегацию во главе с Л. Д. Троцким в Брест-Литовске, фото из прессы, 1918 г.

 

В ночь с 11 на 12 февраля 1921 года Советская Россия начала войну против Грузии. 25 февраля 1921 года войска Советской России заняли Тбилиси. Грузинское правительство переехало в Батум, откуда отбыло за границу ночью 17 марта. 

 

Параллельно с грузино-русской войной в марте 1921 года в Москве проходили переговоры между Россией и Турцией. Одной из главных тем было разграничение сфер влияния в Закавказье. В основу этих переговоров легли два принципиальных соглашения: первое – Турция отказывалась от любых территориальных претензий в Закавказье, второе – Россия более не требовала переноса северо-восточной границы Турции до пределов, установленных Берлинским конгрессом (1878 г.). 

 

16 марта 1921 года, когда правительство и Учредительное собрание Грузинской Демократической Республики находились на территории страны, в Москве был подписан Российско-Турецкий договор. 

 

Договор имел три приложения. Первое устанавливало северо-восточную границу Турции, в нем перечислялись все населенные пункты и округа, включая водоразделы, по которым проходила новая граница. Во втором, правительство Великого национального собрания обязалось отодвинуть линию блокгаузов на расстояние восьми верст от железной дороги Александрополь – Эривань в начертании ее на то время в районе Арпа-чай и на расстояние четырех верст от вышеупомянутой железнодорожной линии в районе Аракса. Третье приложение касалось границ вокруг Нахичевани.

 

Договор был ратифицирован ВЦИК 20 июля 1921 года, Великим национальным собранием Турции (ВНСТ) – 31 июля 1921 года. Обмен ратификационными грамотами состоялся 22 сентября 1921 года в Карсе.

 

Примечательно, что еще до подписания этот документ неоднократно анализировался советскими историками и в Москве, и в Ереване. Так, например, О. Инджикян подчеркивал, что Московский договор стал дипломатической победой Турции. По его мнению, идя навстречу захватническим устремлениям кемалистской Турции, Сталин добился определенного решения армянского вопроса (Инджикян О. буржуазия Османской империи. – Ереван: АН АрССР, 1977. – С.334). Московский договор оценивал положительно А. Ф. Миллер, который также считал, что помощь, оказанная советским правительством, сыграла решающую роль в борьбе Турции за независимость (Миллер А. Ф. Очерки новейшей истории Турции. – М.-Л.: Изд. АН СССР, 1948. – С. 115). А. Н. Хейфец утверждал, что армянский вопрос в 1918-1921 годах действительно играл большую роль в советско-турецких отношениях (Хейфец А. Н. Советская дипломатия и народы Востока, 1921-1927. – М.: Наука, 1968. – С. 92). 

 

Очевидно, что Московский договор был подписан с учетом почти исключительно турецких требований. Некоторые авторы считали, что Турция жестко диктовала свои требования России, понимая свое преимущество. Да и в Москве понимали тот факт, что в Турции существовали определенные круги, которые в своих политических установках выступали за сближение не с Россией, а с государствами Антанты. Известно, что руководитель советского информационного бюро в Трапезунде Г. Астахов еще 12 февраля 1921 года телеграфировал Г. В. Чичерину: «создается впечатление, что кемалисты осторожно строят мостик возможного перехода в лагерь Антанты или, по крайней мере, разрыва с Советской Россией». Правда, из письма посла Турции в РСФСР Али Фуада наркому Г. В. Чичерину следует, что Турция уже давно убеждена в выгоде и получении максимальной пользы от Московского договора для обеих сторон, в необходимости установления более тесной связи между Анкарой и Москвой и беспрерывном сотрудничестве между обоими правительствами.

 

Чичерин 

 

Чичерин (третий справа) во время подписания Московского договора о «дружбе и братстве» с Турцией, 16 марта 1921 г.

 

Эта игра на два лагеря заставила большевиков искать выход в свою пользу. Турция, по сути, заставила большевиков не только согласиться на то, чтобы не отдавать огромные территории армянам, но и согласиться с возвращением Турции Карса, Ардагана и Артвина. 

 

Кемалистская Турция умело использовала идеи большевиков о победе социалистической революции во всем мире. Турция временно оказалась для Советской России ситуативным союзником. Мустафа Кемаль убедил большевистское руководство в Москве, что он способен поднять на революцию весь Восток. Им важно было подписать договор с Россией для создания правовой базы советско-турецких отношений. И Московский договор оказал решающее значение для всего их последующего развития. Он содержал ряд важных, особенно для того времени, декларативных и принципиальных положений и, кроме того, ряд статей «материального» характера.

 

Ататюрк 

 

Мустафа Кемаль Ататюрк, 29 декабря, 1923 г.

 

Во вступительной части договора оба правительства заявили, что они разделяют принципы братства наций и права народов на самоопределение и отмечают существующую между ними солидарность в борьбе против империализма, равно как и тот факт, что всякие трудности, созданные для одного из двух народов, ухудшают положение другого. 

 

Туркам удалось убедить Россию (и соответствующее положение оказалось в тексте договора) в том, что обе договаривающиеся стороны обязались не признавать никаких мирных договоров, к принятию которых принуждалась бы силой другая договаривающаяся сторона. Советское правительство при этом специально оговорило, что оно не будет признавать никаких международных актов, касающихся Турции, если эти акты не признаны Великим национальным собранием (ст. 1). В то же время Советское правительство и правительство ВНСТ констатировали, что все договоры, ранее заключенные между Турцией и Россией, не соответствуют их обоюдным интересам, а потому считаются отмененными (ст. 6). Советское правительство полностью отказалось от всякого рода прав, вытекающих из прежде существовавшего в Турции режима капитуляций, поскольку этот режим несовместим сосвободным национальным развитием всякой страны, равно как и с полным осуществлением ее суверенных прав (ст. 5).

 

Наибольшее пагубное значение имели статьи договора о кавказской советско-турецкой границе и об уступке Советским правительством в пользу Турции районов Карса, Ардагана, Артвина (ст. 1) с предоставлением гражданам уступаемых районов права выехать на территорию той стороны, которой эти районы прежде принадлежали (ст. 12). И хотя статья 15 договора предусматривала урегулирование отношений между правительством ВНСТ и Закавказскими Советскими республиками, но воплотить ее в жизнь было невозможно в связи с существовавшей многовековой национальной рознью на Кавказе. Память о геноциде армянского населения, устроенном в 1915 году в Турции, была предельно остра, и ни о каких добрососедских отношениях между Турцией и Арменией не могло быть и речи.

 

Согласно Московскому договору, РСФСР признавала Турцию в границах, провозглашенных «Национальным Турецким Пактом», принятым оттоманским парламентом 28 января 1920 года. Договор подвел международно-правовой итог завоеванию и разделу Республики Армения между РСФСР, Турцией и Азербайджаном (Юзефович Т. Договоры России с Востоком. – М.: Государственная публичная историческая библиотека России, 2005. – С. 73).

 

Итак, в результате Московского договора, к Турции переходили армянские территории общей площадью примерно в 30 тысяч квадратных километров. Эти территории были захвачены в результате вооруженной агрессии Турции против Армении, закончившейся всего за три с половиной месяца до подписания договора.

 

Московский договор был призван закрепить за Турцией завоеванные армянские территории, а большевики признали результаты турецкой агрессии. Московский договор (статья III) решил судьбу Нахичевана, не имеющего никакого отношения ни к большевистской России, ни к Турции: «Обе договаривающиеся стороны согласны, что Нахичеванская область в границах, указанных в приложении I (С) настоящего Договора, образует автономную территорию под протекторатом Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству».

 

Договор стал вторым международно-правовым актом кемалистского правительства Турции, когда международно признанным правительством в оккупированной столице Османской империи Константинополе оставалась администрация султана Мехмеда VI Вахидеддина, от имени которого ранее, в августе 1920 года, Османской империей был подписан Севрский мирный договор, отвергнутый кемалистами и не вступивший в силу. 

 

Мехмед VI 

 

Мехмед VI Вахидеддин

 

По Московскому договору, РСФСР признавала Турцию в границах Национального Турецкого Пакта, принятым оттоманским парламентом 28 января 1920 года, то есть в соответствии с положениями Мудросского перемирия. 

 

Договор подвел международно-правовой итог завоеванию и разделу Республики Армения между РСФСР, Азербайджанской ССР и Турцией.

 

Принятый без участия закавказских республик, договор установил северо-восточную границу Турции c этими странами, закрепив территориальные приобретения Турции по Александропольскому договору, за исключением города Александрополя и восточной части бывшего Александропольского уезда Эриванской губернии, которые Турция обязалась передать Армянской ССР, северной части Батумской области, которую Турция обязалась передать Грузинской ССР, и территории бывших Нахичеванского и Шарур-Даралагезского уездов Эриванской губернии, которые Турция обязалась передать под протекторат Азербайджанской ССР. Согласно договору, в составе Турции остались южная часть Батумской области (Артвинский округ), бывшая Карсская область, бывший Сурмалинский уезд и западная часть бывшего Александропольского уезда Эриванской губернии (Заляев Р. И. Внешняя политика советского государства по отношению к Турции: дисс…канд. юрид. наук. – Казань, 2009. – С. 34).

 

Последовавшее в октябре 1921 года заключение идентичного Московскому Карсского договора между кемалистами, с одной стороны, и закавказскими ССР, вошедшими в 1922 году в состав ЗСФСР и в ее составе – в СССР, с другой, - завершило юридическое оформление межгосударственных границ, существующих и в настоящее время. И если срок Московского договора, по некоторым источником определялся в 25 лет, то Карский договор не имел срока давности. Армения не ратифицировала Карский договор и до сегодняшнего дня не признает нынешние границы между Турцией и Арменией.

 

В 1945 году СССР пытался пересмотреть договор, предъявив территориальные претензии к Турции, однако не был поддержан другими великими державами. А в 1953 году Вячеслав Молотов, вновь назначенный министром иностранных дел СССР после смерти Иосифа Сталина, заявил, что «СССР не имеет территориальных претензий к Турции».

 

Таким образом, 16 марта 1921 года кемалисты и большевики отменили все прежние соглашения и определили границы закавказских государств в договоре «о дружбе и братстве», подписанном в Москве. 

 

* * *

 

Межгосударственные связи между Россией и Османской империей (Турцией) ведут свое начало с конца XV века, однако дипломатические отношения установились только в начале XVIII века.

 

С самого начала отношения между Россией и Турцией были весьма напряженными по разным причинам. В основном речь шла о завоевании спорных территорий – Причерноморья и Кавказа, однако в некоторых случаях имели место и национально-освободительные движения.

 

Период с начала XIX века по 20-е годы ХХ века представляется весьма насыщенным в рамках политических взаимоотношений между Турцией и Россией. За это время произошло несколько вооруженных столкновений, неоднократно изменялись границы государств, некоторые страны получили независимость (Греция, Балканский полуостров).

 

Так, в 1806 году Османская империя предприняла попытку возвращения Крыма и черноморских земель, установления безраздельного господства на Черном море, однако этому не суждено было осуществиться.

 

В 1807 году русские войска отразили ряд мощнейших ударов со стороны Турции, что позволило уже в 1808 году перейти к переговорам.В 1809 году боевые действия вновь были возобновлены, но действия армии под командованием М. И. Кутузова смогли отразить турецкие войска на Дунае и Османская империя капитулировала.

 

Важное значение приобрел Бухарестский мирный договор, который означал не только окончание данного этапа военных отношений между Турцией и Российской империей, но и также закрепил присоединение к России Бессарабии и Западной Грузии.

 

Следующий момент военного столкновения России и Турции – битва при Наварине в 1827 году как помощь Греции в борьбе за независимость. Сражение при Наварине закончилось полным разгромом турецко-египетского флота. Одновременно с этим Наваринская бухта стала местом погребения павших в бою русских моряков. 

 

А уже в 1828 году началась новая борьба Российской и Османской империй, окончившаяся победой России. 14 сентября 1829 года был заключен Адрианопольский мир: Османская империя уступала России Черноморское побережье Кавказа от устья Кубани до форта Св.Николая, Ахалцихский пашалык и острова в дельте Дуная, предоставляла автономию Молдавии, Валахии и Сербии, признавала независимость Греции; Босфор и Дарданеллы открывались для судов всех стран; Россия получала право свободной торговли на всей территории Османской империи.Также Турция обязывалась уплатить России контрибуцию.

 

Примечательно, что новая точка соприкосновения России и Турции произошла на почве оказания помощи Турции от Египта, стремящегося создать на берегах Босфора сильное государство с преобладающим влиянием Франции. Россия откликнулась на просьбу турецкого султана о помощи. 

 

Однако тут Российскую империю ожидали неприятности. После разгрома турецкой армии под Низибом на повестку дня вышли две большие международные проблемы: отношения между Портой и Мухаммедом Али и позиции пятерки держав (Англии, России, Франции, Пруссии и Австрии) на Ближнем Востоке. Англия и Франция не упустили своего шанса и смогли извлечь для себя максимальные выгоды из кризисной ситуации конца 30-х – начала 40-х годов XIX века, взяв, тем самым, реванш за заключенный в 1833 году Россией выгодный для нее двусторонний договор с Турцией. 

 

Россия изменила курс своей внешней политики в надежде разделить в будущем Османскую империю с Великобританией, в связи с чем пошла на невосполнимые для империи уступки.Турецко-египетский конфликт 1839-1840-х годов закончился безусловным триумфом британской экспансионистской политики. 

 

Лондонскими конвенциями 1840 и 1841 годов был нанесен ощутимый удар по могуществу Российской империи, которая со времени подписания конвенции 1841 года и до Первой мировой войны больше не имела права проводить свои военные корабли через проливы.Военно-морской флот России оказался буквально запертым в пределах Черного моря, и только в 1915 году проблема проливов была разрешена в пользу России.

 

Таким образом, начало 40-х годов XIX века ознаменовалось для Российской империи существенными дипломатическими потерями и политическими уступками по восточному вопросу. Но это были только первые поражения.

 

В 1853 году началась Крымская война, которая является одной из самых непопулярных страниц российской истории. Война закончилась в 1856 году унизительным для великой державы Парижским мирным договором, по условиям которого России было запрещено иметь на Черном море военно-морской флот. Также Россия обязывалась вернуть Турции Карс, устье Дуная и часть Бессарабии, Империя отказалась от требования о передаче православных подданных Османской империи под особое покровительство русского царя и согласилась гарантировать совместно с другими державами независимость и целостность Османской империи.Валахия, Молдавия и Сербия остались под сюзеренитетом турецкого султана, но над ними устанавливался коллективный протекторат европейских держав.

 

Во время Крымской войны Россия оказалась в международной изоляции. Все время пока шли сражения в Крыму, Россия была вынуждена держать главные силы своей сухопутной армии на западной границе, опасаясь нападения со стороны Австрии, Пруссии, Швеции и Сардинского королевства.

 

Поражение России в Крымской войне привело к утрате ею руководящей роли в Европе, которую она играла на протяжении сорока лет. В Европе сложилась так называемая «крымская система», основу которой составлял направленный против России англо-французский блок. 

 

Но история полна сюрпризов. И уже через пару десятков лет Россия смогла взять реванш за свои поражения.

 

Война 1877-1878 годов стала самой громкой победой Российской империи в борьбе с Портой. Россия навязала Турции договор, который расширял территорию Болгарии по сравнению с границами, намеченными Константинопольской конференцией. Болгарии передавалась значительная часть Эгейского побережья, то есть она становилась государством, простиравшимся от Дуная на севере до Эгейского моря на юге, от Черного моря на востоке до албанских гор на западе. Турецкие войска теряли право оставаться в пределах Болгарии. 

 

Также Сан-Стефанский договор предусматривал  полную независимость Черногории, Сербии и Румынии, предоставление Черногории порта на Адриатике, а румынскому княжеству – Северной Добруджи, возвращение России юго-западной Бессарабии, передачу ей Карса, Ардагана, Баязета и Батума, а также некоторые территориальные приобретения для Сербии и Черногории. В Боснии и Герцеговине должны были осуществиться реформы в интересах христианского населения, равно как на Крите, в Эпире и Фессалии. 

 

Также Россия возвратила себе южную часть Бессарабии, потерянную после Крымской воны, и присоединила Карскую область.

 

В Европе осудили  Сан-Стефанский договор, и Россия сделала ошибку: согласилась на его пересмотр.  Конгресс открылся 13 июня 1878 года в Берлине. Согласно принятым в Берлине решениям, территориальные приобретения России свелись к Карсу, Ардагану и Батуму. Баязетский округ и Армения до Саганлуга были возвращены Турции. Территорию Болгарии урезали вдвое. Особенно неприятным для болгар было то, что их лишили выхода в Эгейское море. Зато существенные территориальные приобретения получили страны, не участвовавшие в войне: Австро-Венгрия получила в управление Боснию и Герцеговину, Англия – остров Кипр.

 

ХХ век вновь стал ареной для политической борьбы между Россией и Турцией. В 1912-1913 годах произошли две балканские войны, первая из которых имела целью освобождение от власти Османской империи ряд стран Балкан, а вторая стала борьбой стран Балканского полуострова между собой. 

 

В целом в результате двух войн усилилась Болгария, которая теперь могла претендовать на гегемонию на Балканах. Окончательно вторая балканская война закончилась 29 сентября 1913 года, когда был подписан мирный договор между Болгарией и Турцией, практически восстановивший довоенное положение.

 

В Первой мировой войне Турция участвовала на стороне противников России. Боевые действия велись, в том числе, и на Кавказском фронте, в результате чего имело место и такое крупномасштабное негативное событие как геноциде армянского населения, устроенный в 1915 году в Турции.

 

И все же в 1921 году между РСФСР и Турцией был заключен договор о дружбе, на основании положений которого Карсская область была возвращена Турции, что до сих пор вызывает недовольство армянского народа.

 

Договор фактически подвел международно-правовой итог завоеванию и разделу Республики Армения между РСФСР, Азербайджанской ССР и Турцией.

 

Последовавшее в октябре 1921 года заключение идентичного Московскому Карсского договора между кемалистами, с одной стороны, и закавказскими ССР, вошедшими в 1922 году в состав ЗСФСР и в ее составе – в СССР, с другой, – завершило юридическое оформление межгосударственных границ, существующих и в настоящее время. 

 

Таким образом, 16 марта 1921 года кемалисты и большевики отменили все прежние соглашения и определили границы закавказских государств в договоре «о дружбе и братстве», подписанном в Москве. 

 

Подытоживая сказанное, следует отметить, что российско-турецкие отношения имеют давнюю историю и  насчитывают  более пятисот лет. За этот период времени между Россией и Турцией неоднократно вспыхивали ожесточенные войны и заключались перемирия. 

 

К сожалению, вызовы войн периода XIX – начала ХХ века не стали преобладающей силой для процессов модернизации в России. Как видится, весомой причиной сложившегося положения является отрицательное влияние революционного движения на переход Российской империи от аграрного общества к индустриальному. Но главным фактором следует признать неорганичность, отсутствие последовательности и централизма в процессах  российской модернизации, которые обусловили затяжной и незаконченный характер. 

 

Несомненно, что основной причиной всех военных столкновений между Турцией и Россией в исследуемый период являлись границы стран, а также проливы Босфор и Дарданеллы, дающие многочисленные экономические преимущества их владельцу.

 

По результатам всех военных действий по итогам заключения договора о дружбе в 1921 году сегодня Россия имеет сформированные с Турцией границы, которые периодически являются предметом обсуждения на внешнеполитической арене. И немаловажным видится то, что данная борьба происходит в дипломатических кулуарах, а не на поле боя.

 

Россия не стала обладательницей Проливов, как мечтали об этом русские императоры в XIX веке, однако существующее сегодня положение РФ и характер взаимоотношений страны с Турцией позволяет говорить о сохранении статус-кво на Ближнем Востоке.

 

 

Автор: Осокина И.

 

 

Обсудить статью на форуме

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   
Яндекс цитирования