Новости истории

21.01.2017
При раскопках в концлагере Собибор был найден кулон с датой рождения, принадлежавший еврейской девочке, идентичный кулону, который был у Анны Франк. Возможно, что девочки были родственницами.

подробнее...

19.01.2017
19 января 1977 г., ровно 40 лет назад, американский президент Джеральд Форд помиловал Айву Тогури, американку японского происхождения, осужденную на 10 лет за измену родине.

подробнее...

18.01.2017
Археологи Дальневосточного отделения РАН приступили к первым исследованиям древнего корейского поселения Шуйлюфэн на территории национального парка "Земля леопарда" в Приморье.

подробнее...

Никита Хрущёв и его время

Надгробный памятник Никите Сергеевичу Хрущёву – странный, демонстративно символичный: каменное лицо его разделено на чёрную и белую половины. Это – типичное отражение к личности Хрущёва т. н. «шестидесятников»: тех, кто порицал его за то, что он не полностью вышел из «чёрной» сталинской кромешности, но проникся уважением к нему за реабилитацию невинно осуждённых. И ещё сказал об этом в знаменитом докладе ХХ съезду (хотя он и был закрытым, а в хрущёвских учебниках истории о незаконных репрессиях - скороговоркой). 

 
надгробный памятник Хрущеву 
 
 
Надгробный памятник Н. С. Хрущеву

 
И ещё чёрно-белая сущность Никиты Сергеевича: он реабилитировал целые народы – чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, калмыков и вернул им автономии. А крымских татар и турок-месхетинцев – не реабилитировал и возвращаться в родные пенаты запретил. И в совсем уж в «чёрно-белом» (то есть предельно нелепом) положении оказались немцы Поволжья и Новороссии, болгары, греки, курды, корейцы, финны-ингерманландцы – обвинения с них были сняты, и возвращаться на родные пепелища – ни-ни. Хотя у них были самые обыкновенные паспорта, по которым формально они могли селиться где угодно. Но когда они это пробовали, мгновенно материализовывалось КГБ, которому на паспорта и законы было наплевать…

Введение пенсионной системы для трудящихся (14 июля 1956 г. – для горожан и работников совхозов, 15 июля 1964 г. – для колхозников) – это светлая сторона личности и деятельности Хрущёва (с 1917 г. социальные пособия получали инвалиды, с 1928 г. пенсии платили рабочим стратегических отраслей, с 1937 г. – госслужащим). Возвращение бесплатного образования, отнятого Сталиным в 1940-м – тоже, естественно, светлая сторона.

С хрущёвским временем связана ещё она устойчивая легенда: якобы при нём крестьяне получили паспорта, отобранные в 1932 г. Это не так: паспорта начали раздавать крестьянам лишь в 1974 г. Напротив, Никита Сергеевич в 1956 г. повелел прекратить всякое строительство дорог в сельской местности – «чтобы колхозники не разбежались». Вот уж чёрная сторона памятника…

Разрешение на публикацию «Одного дня Ивана Денисовича», «Прощания с Матёрой», «Белых одежд» и «Царь-рыбы» - это белая ипостась хрущёвского памятника. А «бульдозерная выставка» и знаменитое «…Я Пастернака не читал, но осуждаю» - чёрная.

Каким образом во главе гигантского СССР встал человек, не обладавший ни харизмой, ни знаниями, ни сколько-нибудь серьёзным опытом управления, не овеянный и военной славой? Эти темы мы оставим историкам партии, тем, кто разбирается в личностных хитросплетениях внутри советской номенклатуры. Наверное, в страхе перед друг другом, самые большие сталинские начальники выбрали в генсеки (назвав, чтобы не было аллюзий со Сталиным, не Генеральным, а Первым секретарём) самого безобидного, простого парня, который у Сталина был скоморохом. Больше всего они боялись Берии – хозяина огромной армии и экономической империи под названием ГУЛАГ. Именно страх заставил выдвинуть против Берии совершенно абсурдные обвинения – в шпионаже в пользу Англии, в стремлении к ликвидации советского строя, в реставрации капитализма и восстановлению господства буржуазии. Из страха же Берию расстрелял не взвод охраны, как обычно, а лично генерал-полковник П. Ф. Батицкий.

Не поняли Молотов с Жуковым и Маленков с Кагановичем, что сталинскими скоморохами были они все, и кто больше – ещё неизвестно. Но смешнее всех отплясывал гопак Хрущёв, и именно стал он Иванушкой-дурачком. Не в первый раз: в далёкие двадцатые высоколобые Троцкий, Зиновьев и Бухарин тоже двигали малограмотного, плохо говорящего по-русски Джугашвили. Этот, мол, необразован, неотёсан, неопасен. Плохо, видать, помнили сказку про Иванушку-дурчака…
 
 
 

После Сталина

 
 
1940-53 гг. были периодом наивысшего расцвета сталинского социализма. Все цели были достигнуты: крестьяне и рабочие были законодательно закрепощены, уголовный кодекс был составлен так, что превратить в лагерную пыль можно было любого и совершенно законно; насилия и избиения стали обычным атрибутом не только судебной, следственной и пенитенциарной деятельности, но и вообще отношений между начальством и подчинёнными (офицер - рядовой, председатель колхоза – колхозник и т.д.). Советские люди привыкли к платному обучению, которое автоматически лишало большинство сельского населения возможности получить не только высшее, но и законченное среднее образование. Как привыкли и к тому, что колхозникам не положено пенсий, хотя в Конституции была прописана социальная защита населения. 

 
колхозники 
 
 
Колхозники. Черкасский район, 1955 г. Фотограф М. Марков-Гринберг

 
Иными словами, к началу 1950-х годов советский народ был окончательно поставлен на колени. Плюс к этому – выигранная война, быстро восстановленная тяжёлая промышленность (за счёт «трофейной Германии»). Плюс создание всемирной империи – от Северной Кореи и Северного Вьетнама до Восточной Германии и Болгарии. 

 
Москва 1950-е 
 
 
Москва. Фото 1950-х гг.

 
И тем не менее после смерти Сталина Советский Союз находился в тяжелейшем положении. В Корее фронт, разделивший две мировые системы, застыл в горах, пожирая массу советских средств, оружия и боеприпасов (погибавшие сотнями тысяч корейские и китайские солдаты, ясно, - не в счёт), а шансы на победу были нулевыми. В Болгарии, Румынии и Венгрии советские и местные марионеточные войска изготовились для сокрушительного удара по «шпионско-фашистской банде Тито», но энтузиазм советских офицеров и генералов в этом разрезе был невелик: они прекрасно помнили, как отчаянно и умело воюют югославы, а получи они помощь от «проклятых империалистов»… 

 
Калинин и Тито 

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.  И.  Калинин на встрече с маршалом Иосипом Броз Тито в Кремле, апрель 1945 г.

 
Ну, с Югославией новая власть замирилась, в Корее подписала перемирие. И занялся новоявленный Первый секретарь делами внутренними. А они – как сажа бела. Экономику после войны в целом восстановили, а социальную сферу – нет. Как ютилось больше 4/5 населения в избушках, бараках, землянках, чердаках, подвалах да коммуналках – так и ютились. Никаких планов по улучшению условий жизни народа не было. А это чревато социальными конфликтами, так как после смерти «великого и ужасного» люди начали поднимать головы.

 
комната в коммуналке 
 
Комната в коммунальной квартире 20-30-е гг. Реконструкция. Филиал музея современной истории России на Делегатской, Москва


 
Но перво-наперво по наущению всесильного министра внутренних дел Берии объявили амнистию – для уголовников. То, что нужно что-то делать с ГУЛАГом, было понятно уже давно. После войны замминистра внутренних дел Чернышов писал в специальной записке, что в ГУЛАГ необходимо переводить на систему, аналогичную гражданской экономике. 

Историк А. Н. Пилясов проанализировал экономическую эффективность «Дальстроя» (колымских лагерей): «Издержки добычи олова, вольфрама, кобальта за все время деятельности суперорганизации «Дальстрой» были в 7-15 раз выше мировой цены. Себестоимость добычи золота до 1940 г. ниже, в 1941-1956 гг. - в два-три раза выше мировой цены. Суммарный объём государственных инвестиций в трест «Дальстрой» - 15,5 млрд. руб. в 1950 г. ($3,875 млрд. по курсу 1950 г.), более чем в два раза выше стоимости конечной продукции производственного ядра суперорганизации (золото, олово, вольфрам, кобальт) - $1,5-1,75 млрд. по курсу 1950 г. Текущие затраты на добычу металлов в 1932-1956 гг. составляли 25,7 млрд. руб. в ценах 1950 г. ($6,425 млрд.), что в четыре раза выше мировой цены конечной продукции.

 
Дальстрой 
 
В одном из лагерей Дальстроя

 
В тресте «Дальстрой» добыча всех металлов, кроме золота, была экономически неэффективна. Окончательный вывод об эффективности золотодобычи и всего функционирования суперорганизации связан с проблемой официального валютного курса рубля, определяемого в те годы директивно: с 19.07.1937 г. по 28.02.1950 г. $1 равен 5,3 руб.; с 01.03.1950 г. по 14.11.1960 г. $1 равен 4 руб. При официальном курсе, а также в широком коридоре отношения доллара к рублю до 1:10 по госкапвложениям и до 1:15 по текущим затратам деятельность «Дальстроя» оказывается неэффективной».

Кроме того, личный состав МВД-МГБ насчитывал почти 3 миллиона человек, и эту «армию» надо было кормить (вкусно и обильно, в отличие от зэков), одевать (отнюдь не в драные телогрейки и брезентовые сапоги), да ещё обеспечивать жильём и платить самые высокие в СССР зарплаты. 

Плюс – бешеное воровство. Средства, выделявшиеся на содержание империи заключённых, разворовывались на всех уровнях и в невероятных количествах: в частности, как на золотых приисках воровали золото (подробно описано в книге В. Высоцкого «Черная свеча»). Плюс столь же бешеная коррупция: лагерное начальство заставляло зэков-специалистов строить себе дворцы, содержало армию прислуги и огромные личные охотничьи угодья, жёны и подруги начальников получали шубы из самых дорогих мехов, незаконно изготовленные драгоценности…

Однако, прекрасно зная о полной неэффективности ГУЛАГа, Сталин и не думал его распускать. Наоборот, после войны лагерная империя вновь стала разбухать, причём численность зэков превысила уровень 1937-38 гг. 

украинские политзаключенные 
 
 
Украинские политзаключенные при работе на каменном карьере, 1955 (фото из Архива Центра исследований освободительного движения)

 
Но это уже были другие люди. Вместо запуганных, ничего не понимающих жертв «Большого Террора» 1937-38 гг. в лагеря пришли прошедшие огонь и воду офицеры и солдаты Великой Отечественной, большинство из которых не строило никаких иллюзий по поводу сталинского режима – к 1950 г. их в заключении было больше всего. Пришли и сотни тысяч полицаев, власовцев, бандеровцев, прибалтийских «лесных братьев», - этим вообще бояться и терять нечего. И ГУЛАГ взбунтовался. С 1948 г. в лагерях начались массовые стачки, групповые вооружённые побеги и восстания. Восстания в Норильске, Воркуте, Лабытнанги, «Карлаге» носили длительный и ожесточённый характер. А главное – лагерное начальство не знало, что делать: Долинские лагеря (Казахстан) бастовали полтора года (!), а подавить бастующих зэков силой, уничтожить их руководители ГУЛАГа так и не решились. 

плакат восставших каторжан 
 
 
Плакат с одним из главных требований каторжан, напавших 4 июня 1953 г. на администрацию лагеря и освободивших 24 человека из барака усиленного режима

 
«Парадоксальным образом ГУЛАГ как производственный институт был заинтересован в том, чтобы в лагеря попадало как можно больше «нормальных людей», судимых по жестоким сталинским законам за незначительные преступления и готовых «трудиться на благо Родины» с перспективой поскорее выйти на волю. Однако, став рассадником уголовной преступности, уже пропустив через себя миллионы людей, ГУЛАГ оброс «бандитствующими» паразитами, заболел «двоевластием», забуксовал, превратился в машину по воспроизводству и тиражированию преступности. Мало того, он, как оказалось, не сумел «атомизировать» и «переварить» даже в особых лагерях участников антисоветского сопротивления.

Невиданный ранее размах волынок, забастовок, протестов и массовых беспорядков, вспыхивавших как стихийно, так и организованных уголовными, этническими (этнополитическими) и политическими элитами ГУЛАГа, не позволял выполнять «правительственные задания». Министр [глава МВД Н. Круглов – прим. авт.] не утруждал себя вопросом о том, кто, как и почему противостоит полицейской власти в лагерях. Для него все они были «самыми отъявленными подонками человеческого общества, рецидивистами и т.д.». Но в одном он был прав. Главные противники и постоянные «сидельцы» ГУЛАГа сознательно или бессознательно начали переходить из рядов отказчиков и пассивных саботажников в лагерь тех, кто встал «на путь активной борьбы с нашими мероприятиями, т.е. с мероприятиями Советской власти».

 
Круглов 
 
 
Круглов С. Н. Глава МВД с 1946 по 1956 гг.

 
Дополним речь встревоженного Круглова. К началу 1950-х гг. в лагерях выросли мощные, влиятельные, очень разнородные, обычно враждебные друг другу сообщества, группы и группировки. Они овладели техникой контроля и манипулирования поведением «положительного контингента». В большинстве своем эти силы не стремились к объединению, не ставили, за редкими исключениями, далеко идущих целей, просто хотели жить и выжить в лагерях любой ценой. Но ради этого они вели постоянную и кровопролитную борьбу друг с другом и с лагерной администрацией. Даже такие направленные в разные стороны удары отламывали куски и кусочки от ужасного памятника уходящей эпохи - сталинского ГУЛАГа. «Если мы не установим твердого порядка, мы потеряем власть», - резюмировал свое выступление министр» (Козлов В. «Неизвестный СССР. Противостояние народа и власти 1953-1985», М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2006. стр. 69.).

Но Сталин и его присные почему-то на крах ГУЛАГа практически не реагировали. Они, судя по всему, просто растерялись и не знали, что делать: отпустить на волю миллионы обозлённых зэков – смертельно опасно для режима (грозит гражданской войной!), а перебить… Тут возникли неожиданные проблемы: лагерное начальство и вохры стали… бояться зэков. Легко измываться над беззащитными, разобщёнными и растерянными людьми, как в 1937-м, а вот над решительными и сплочёнными, готовыми умереть – страшно…

После смерти И. Сталина новое советское руководство начало освобождать заключенных. «Амнистия вызвала изменения в составе лагерного населения: массовый уход работоспособного «положительного контингента», дефицит квалифицированной рабочей силы, резкое повышение концентрации особо опасных преступников и рецидивистов, возрастание доли и производственной значимости политических узников, деморализацию низовой лагерной администрации в связи с предстоявшими массовыми сокращениями. «Демобилизационные настроения» привели к падению дисциплины. Факты «аморальных проявлений, пьянства, распущенности и нарушения советской законности» заметно участились.

Служебное рвение лагерной администрации было подорвано и новыми политическими веяниями, декларациями о соблюдении «социалистической законности». Раньше Москва закрывала глаза на то, что считалось устоявшимся лагерным обычаем (кроме, может быть, вопиющих случаев). А теперь пытки, побои, издевательства над заключёнными, применение в качестве «воспитательных мер» смирительных рубашек, наручников, «дисциплинирующие» обливания водой, лишение питания за плохую работу, неправомерное применение оружия по заключённым, использование «сук» в качестве своеобразных лагерных сержантов вдруг получили новую оценку. Это было воспринято лагерными чиновниками как перспектива потерять единственно мыслимый инструмент управления. Контролировать поведение заключённых иными методами они не хотели, а если бы и захотели, то не смогли».

Но только массовые выступления заключённых Горного и Речного лагерей в 1953 г. и особенно восстания в Степном и Кенгирском лагерях в 1954 г. сделали процесс ликвидации ГУЛАГа как института необратимым.

 
Кровь Кенгира 
 
 
Графическое свидетельство участника восстания Юрия Ференчука. «Кровь Кенгира». Картон, масло, 1993

 
 

Эх, амнистия…



После «бериевской амнистии» 1953 г. массы освобождённых зэков – свыше миллиона человек - хлынули в города. Большинство освобождённых составляли вовсе не «политические», а преступники, бандиты, предатели и коллаборационисты. Да и массы тех, кто отсидел за незначительные, в том числе экономические, преступления в лагерях сильно «заразились» духом бандитизма и вседозволенности, отбросили традиционные нравственные нормы и стали, как говорили в то время, «полублатными», попав в физическую и психологическую зависимость от закоренелых преступников.

СССР захлестнула небывалая волна уличной преступности. Вот что пишет об этом страшном времени В. Козлов: «Массовый «выброс» в общество людей с лагерным опытом максимально усилил процесс люмпенизации определенных групп населения СССР. Маргинальные элементы (в узком смысле этого слова) - безработные, тунеядцы, мелкие базарные торговцы, хулиганы станут непременными участниками практически всех известных нам крупных беспорядков хрущевского времени. Их криминально организованная часть - «блатные», неразличимые в толпе, растворявшиеся в общей сутолоке погрома, всегда играли в беспорядках свою отдельную «тему» и стремились к реализации целей, часто далеких от целей остальной толпы. В абсолютном большинстве случаев «блатные» не были главной движущей силой крупных волнений, хотя иногда и придавали им очевидный уголовный оттенок, делали жестокими и агрессивными, провоцировали участников на прямое столкновение с властями (нападения на отделения милиции и т.п.). Зато во множестве мелких групповых конфликтов и столкновений с властями именно эти «самоорганизованные полууголовники» были зачинщиками и лидерами.

Этому способствовало, прежде всего, то, что люди, которых особенно легко затягивало в воронку конфликта, испытывали глубокий социальный стресс, выпадали из нормального социума и легко подчинялись архаичным формам самоорганизации, привнесенным из ГУЛАГа. Страна, потерявшая 30 млн. человек во Второй мировой войне [так в тексте – прим. авт.], имевшая на своем попечении миллионы послевоенных сирот, измученная террором и массовыми репрессиями, наполненная людьми с лагерным прошлым и осужденными при Сталине за самые незначительные проступки по различным экстраординарным указам и постановлениям, а также миллионами деклассированных крестьян, давно и тяжело страдала от множественных кризисов - демографического, «модернизационного», кризиса урбанизации. Огромное число людей, переживших и переживавших личный кризис идентичности, выпавших из устойчивого круга традиционного быта и бытия, было социально дезориентировано и - реально или потенциально – асоциально настроено.

Неудивительно, что массовая амнистия 1953 т. не только сыграла роль пускового механизма неудержимого распада ГУЛАГа, но и открыла канал переноса специфически гулаговских и заведомо конфликтных практик в «большой социум». На свободе в одночасье оказалось множество неустроенных людей, утративших навыки жизни на воле, воспринятых «волей» как чужаки и изгои, может быть и хотевших начать все заново, но далеко не всегда имевшие для этого силы и необходимый социальный опыт. По амнистии из лагерей и колоний было освобождено 1201738 человек, что составило 53,8% общей численности заключенных на 1 апреля 1953 г. По этой причине было ликвидировано 104 лагеря и 1567 колоний и лагерных подразделений. Абсолютное большинство амнистированных уже к началу июля 1953 г. оказалось на свободе и получило прописку. 

После ареста Берии (июль 1953 г.) новый министр внутренних дел СССР С. Н. Круглов и Генеральный прокурор СССР Р. А. Руденко осторожно докладывали председателю Совета Министров СССР Г. М. Маленкову: «Некоторая часть амнистированных из числа рецидивистов-преступников после освобождения из мест заключения вновь стада на путь преступлений, вовлекая в преступную деятельность неустойчивую часть молодёжи». Каждый четвёртый преступник, привлеченный к уголовной ответственности в апреле-июле 1953 г., только что вышел на свободу по амнистии. Круглов и Руденко писали, что «уголовный элемент из числа амнистированных активизировал свою преступную деятельность», хотя на борьбу с преступностью был не только мобилизован весь личный состав милиции, но и выделена «значительная часть сотрудников органов МВД, войск внутренней охраны и другие силы». Несмотря на эти усилия, отмечали авторы документа, «положение с уголовной преступностью в стране продолжает оставаться напряжённым». В некоторых городах и районах начался настоящий криминальный террор.

27 февраля 1954 г. министру внутренних дел и Генеральному прокурору СССР пришлось специально докладывать высшим советским руководителям о криминальной ситуации в Молотовской области, фактически вышедшей из-под контроля после июля 1953 г. Проблема заключалась не просто в беспрецедентном росте преступности. Приток в город и область амнистированных уголовников спровоцировал вспышку массового уличного хулиганства и других преступлений, а отвлечение основных сил милиции на раскрытие более опасных преступлений сделало хулиганство практически безнаказанным. Значительно выросла латентная преступность - насилие стало настолько обычным, что люди просто не обращались в милицию, чувствуя себя беззащитными жертвами тотального и ненаказуемого криминального террора. Все происходившее относилось на счет амнистированных, хотя в Молотове значительная часть тяжких преступлений была совершена людьми без уголовного прошлого».

«Молотовский синдром» быстро распространялся по стране. Весной 1955 г. по личному указанию Н. С. Хрущева МГК КПСС и МВД СССР проверяли факты активизации уголовных элементов непосредственно под боком у ЦК КПСС - в районе Марьиной Рощи, Киевского вокзала и улицы Арбат в Москве. Для борьбы с уличной преступностью и хулиганством понадобилось усилить патрулирование города в вечерние и ночные часы. Для этой цели дополнительно выделили 3100 человек из Московского гарнизона войск МВД. Кроме того, было создано 40 оперативных групп (200 человек) «в целях пресечения случаев хулиганства и карманных краж на городском транспорте и в торговых предприятиях». Партийные и комсомольские организации направили большое число комсомольцев и молодежи в бригады содействия милиции.

Марьина Роща 
 
 
Марьина Роща в 1968 г.

 
Летом 1955 г. сектор писем ЦК КПСС собрал и отправил в МВД СССР «для выяснения и принятия мер» многочисленные жалобы и заявления жителей Череповца, Энгельса, Баку, Воронежа, Ногинска (Московская область), г. Ровенки (Ворошиловградская область) и зерносовхоза «Пятигорский» (Акмолинская область). Речь, в основном, шла о беспрецедентной волне уличного хулиганства и расползавшихся на этой почве слухах о «десятках убийств». Для того, чтобы снять повышенную нервозность населения и нормализовать обстановку в названных городах и населенных пунктах МВД пришлось усилить наружную службу милиции в наиболее злачных и опасных местах, а также в парках, скверах и клубах, увеличить число патрулей войск МВД на улицах, фактически принять экстраординарные меры.

В конце концов, дело дошло до принятия решений на высшем уровне руководства. В сентябре 1956 г. Секретариат ЦК КПСС принял специальное постановление, обязавшее правоохранительные органы навести порядок в городе Горьком. Криминализация района вокруг автозавода к тому времени достигла критической точки, сделав жизнь законопослушных жителей попросту невыносимой. Причём дело не ограничивалось только хулиганством. Речь шла об убийствах, разбойных нападениях, изнасилованиях. В дополнение ко всему автозавод стал зоной массовых мелких и крупных хищений запасных частей к автомашинам. Прибывшая на место бригада следователей и оперативников из Москвы сумела довольно быстро раскрыть несколько громких преступлений. Власти прибегли к мерам устрашения, организовав несколько открытых процессов над преступниками.
 
 
конвейер ГАЗ
 
 
Горьковский автозавод. На конвейере сборки автомобилей «Волга». Путеводитель по городу Горькому 1960 года издания. Издательство «Горьковская правда»

 
Было ясно, что страна, пытавшаяся приспособиться к новым реальностям индустриального - послесталинского - послевоенного общества, тяжело болеет массовым хулиганством. Асоциальные практики уличного и бытового поведения становились образом жизни сотен тысяч людей, а судимость по «хулиганским» статьям УК стремительно росла. 

 
 

Бунты и антисоветские выступления

 
 
Резко активизировавшиеся после смерти Сталина социальные конфликты привели к массовым выступлениям, в основном в форме бунтов и восстаний. Более всего известны трагедии в Тбилиси в 1956 г., когда войска расстреляли молодёжь, выступавшую против осуждения культа личности Сталина, и бойня в Новочеркасске в 1962-м, где рабочие протестовали в связи со снижением заработков, но бунтов было много и большинство из них с социальными проблемами были связаны в основном косвенно. В 1953-65 гг. СССР охватили т.н. «антимилицейские» бунты – всего их произошло несколько десятков. Каждый из них формально был направлен против «милицейского произвола», однако в подавляющем большинстве случаев возглавлявшиеся преступниками толпы полукриминальных элементов при помощи насилия препятствовали задержаниям бандитов и хулиганов. В ряде случаев бунтовщики выкрикивали антирежимные лозунги – большей частью проамериканские («Да здравствует США», «Да здравствует Трумэн!»), реже – пронацистские и прогитлеровские, ещё реже – лозунги, возвеличивавшие В.Ленина, а после «развенчания культа личности» - И. Сталина. Кричали и «Да здравствует Троцкий!», и «Бей жидов – спасай Россию!». Но эта псевдополитическая риторика нисколько не уменьшает общеуголовной направленности антмилицейских акций. 

восстание в Тбилиси 
 
 
Участники восстания в Тбилиси возле поверженного военными памятника И. Сталину, 5 марта 1956 г.

 
Тем не менее реальная антисоветская борьба не только имела место в СССР, но и впервые с начала 1920-х годов стала весьма серьёзным фактором внутриполитической жизни. 

«Поистине взрывной характер имела волна антисоветских листовок и критических писем анонимного происхождения. За 1960-1962 гг. в СССР было распространено 34600 подобных документов, в том числе 23213 листовок – абсолютный рекорд за всю историю Советского Союза. Сильнейшим ударом для властей стало то, что среди обнаруженных органами ГБ авторов этих листовок и воззваний почти 35 процентов составляли рабочие, а 50 процентов авторов были моложе 30 лет. Правящая элита почувствовала, что идеологическая опора режима – рабочие и молодёжь, склоняются к оппозиционным настроениям и действиям. 

За 1961 г. КГБ провел аресты членов 47 подпольных антисоветских групп в больших и малых городах страны – такое количество «подпольщиков» и «сетей заговорщиков» энкавэдисты разоблачали только в самые пиковые годы сталинских репрессий. А уже в первом полугодии 1962-го органы госбезопасности вскрыли 60 таких групп!... 

Даже в Москве на улице Горького появились листовки: «Сегодня повышение цен, а что нас ждет завтра». По российской глубинке пошла гулять целая анонимная брошюра «Объединяйтесь вокруг Христа – большевики повысили цены» (здесь надо подчеркнуть, что столь непопулярные ценовые новшества властей сопровождались еще и параллельным закрытием 30 процентов оставшихся церквей и монастырей, а также увеличением в 47 раз налогового бремени православной церкви)». 

Время от времени даже выходили в эфир подпольные радиостанции. «Об одном подобном происшествии Красноярский обком КПСС 15 июня 1957 г. докладывал в ЦК: 

«14 июня 1957 г. в 4 час. 20 м. местного времени Красноярской контрольной станцией радиоклуба ДОСААФ на волне 40 метров (0750 МГГЦ) любительского диапазона зафиксирована передача в эфир азбукой Морзе радиограммы следующего содержания: 

«Всем, всем, всем. 

Страшно для коммунизма в нашей стране растущее сознание народов в том, что строение его закончилось полным провалом, коммунизм провалился как экономическая история. Наша страна после 40 лет советского правления не может сравниться даже с беднейшими странами Запада, не исключая Польши. Наших рабочих до сих пор эксплуатируют, наши колхозники до сих пор голодают. 

Коммунизм не дал нам социальной справедливости, до сих пор привилегированный класс коммунистов-угнетателей правит порабощенным народом, коммунизм не дал нам свободы, у нас нет ни права свободного передвижения, ни права сменить работу, ни права мирным путем переменить свое правительство! Нам единственный путь - это активная борьба с советскими угнетателями, во всем, в большом деле и мелочах повседневной жизни. Капля за каплей мы подточим их несокрушимую власть и нашей нерушимой волей достигнем народной свободы». 

Текст этой радиограммы передавался несколько раз. Приняты меры к установлению места радиопередатчика, передававшего указанную радиограмму». 

Бунтовал – против снижения зарплат - Новочеркасск, бунтовала вся целина – против нечеловеческих условий жизни и работы. Бунтовали и бастовали Новокуйбышевск, Омск, Донецк, Артемьевск, Краматорск, Караганда, Краснодар, Кемерово, Енакиево, Кривой Рог, Гори, Александров, Муром, Слуцк, Рубцовск, Чимкент, Днепродзержинск, Нальчик, Каунас, Славянск, Сухуми, Подольск, Беслан, Каменск-Уральский, Могилёв, Бронницы… Бунтовали русские в Грозном – против насилия со стороны возвращённых из ссылки чеченцев, в Орджоникидзе бунтовали осетины – против ингушских насилий. Бунтовали верующие против массового закрытия церквей и монастырей…
Безработица

Классическая сдвоенная фотография из советского школьного учебника: с правой стороны – огромная, унылая очередь безработных на американскую биржу труда (явно – Великая депрессия 1929 г.), с левой – советский парень у заводской проходной, обклеенной объявлениями, начинающимися со слова «Требуются…». Мол, на гнилом Западе народ страдает от безработицы, а в СССР не хватает рабочих рук. 

Всё это, конечно же, ложь. В 1920-е годы безработица в СССР носила массовый характер – до 2 млн. только официально зарегистрированных безработных в 1925 г., но во времена НЭПа им оказывали помощь – платили пособие и помогали трудоустроиться. В 1932 г. последний советский безработный был с большой помпой трудоустроен – и проблема безработицы (равно как и другие проблемы – преступности, проституции, беспризорности и т.д.) исчезла из советского лексикона. Но, как и прочие социальные язвы, якобы присущие капиталистическому строю, она продолжала терзать и общество советское, причём гораздо больнее, чем в странах Запада: поскольку безработных «не было», никакой помощи они, естественно, получать не могли. Более того: для улучшения отчётности безработные иногда высылались в отдалённые районы. Они вместо помощи подвергались жестоким гонениям со стороны властей – точно в Россию пришли времена кровавого английского деспота Генриха VIII с его «Законом о бродягах», согласно которому бездомных и нищих сажали, клеймили и даже вешали. Безработные заполнили советские города и после Великой Отечественной войны – возвращаться в колхозы большинство демобилизованных солдат не хотело, а города не могли обеспечить их работой.

Но и послевоенное восстановление экономики не ликвидировало безработицу. «Изобилие невостребованных рабочих рук вновь стало результатом решений, последствия которых оценить никто не удосужился. Неуёмный реформатор Хрущёв практически одновременно затеял массовые амнистии, сокращение армии и реорганизацию аппарата управления. Естественно, труднее всего было устроиться на работу бывшим заключённым, но не только они оказались в тяжёлом положении. К середине 1956 г. в высшие органы власти страны пошёл поток писем с просьбами о помощи. Только в Президиум Верховного совета СССР ежемесячно поступало до 4 тыс. писем от оголодавших и обездоленных граждан.

«Самостоятельно трудоустроиться совершенно невозможно, - говорилось в одном из них. - Продолжительное время моим трудоустройством занимается отдел кадров исполкома Моссовета, но пока безрезультатно. Затянувшаяся почти 10-месячная безработица совершенно измотала меня и выбила из сил и из моих более чем скудных средств. Я распродал всё, что только можно было, из носильных, домашних и др. вещей, включая бельё, пальто жены и др. По уши в долгах, мне необходима работа, чтобы я мог прокормить свою семью, состоящую из 4-х человек, из них 2 несовершеннолетние школьницы - 9 и 16 лет, чтобы мои дети не голодали и имели скромный кусок хлеба». 

«Мы решили обратиться к Вам, просим помочь нашей просьбе и также просим простить нас за то, что мы Вас беспокоим, - писали некие сестры Галактионовы. - Наша мама работала на Свердловском заводе РТИ 14 лет в качестве машиниста компрессоров и была уволена 17 ноября 1955 г. Просим помочь в устройстве нашей мамы на работу. Но вот идет уже 6-й месяц, а результатов нет никаких, в настоящее время нам не в силах становится жить. Наша мама за это время продала все свои последние вещи, которые были нажиты долгие годы, для того, чтобы прокормить нас... Мы вынуждены бросить учёбу, но нам этого не хочется, так как наша мама безграмотная, а нам хочется быть образованными, чтобы впоследствии быть полезными строителями коммунизма и отблагодарить наше правительство за то, что нам дали образование. Как нам быть?» 

 
нищенка 
 
 
Нищенка. Москва, фото 1950-х гг.

 
«Мой отец Леонтьев Иван Плеханович в 1955 году работал уполномоченным заготовок СССР в Ибресинском р-не Чувашской АССР, за что имеет две благодарности за хорошую работу. В связи с упразднением уполминзага мой отец до сего времени находится без работы. Он был несколько раз в Чебоксарах в обкоме партии, а также и в настоящее время находятся в Чебоксарах, но обком партии до сих пор не предоставляет ему работу. Семья наша состоит из 5 человек... Продать у нас нечего, у меня нет даже зимнего пальто и валенок, я всю зиму ходила в демисезонном пальто и резиновых сапогах. В настоящее время мы сидим без копейки денег... Я Вас очень прошу, помогите моему отцу в устройстве на работу, иначе с нами может получиться нехорошая история». 

Точно также, как и в 1920-х, мучились без работы уволенные в запас командиры: «Прошло времени более 2-х месяцев, а мои десятикратные попытки получить себе работу до сих пор никаких результатов не дали, а сейчас у меня отпали всякие надежды на получение работы, исходя из следующего: при приеме меня военкомом г. Грайворона подполковником тов. Уситниковым им было заявлено мне следующее: «Зачем вы сюда приехали?». 

По далеко не полным данным, собранным МВД, в некоторых городах РСФСР безработица оказалась ничуть не ниже той, что была в 1920-е [т.е. на порядок выше, чем в то время в развитых странах Запада – прим. авт.]. К примеру, в городах Краснодарского края насчитывалось 22 тыс. безработных. А в целом по стране маялась без работы не одна сотня тысяч человек. 

бездомные 
 
 
Бездомные на улице в Москве. Фото 1950-х гг.

 
Начал свою антисталинскую деятельность Никита Сергеевич плохо. Он, видимо, мстя мёртвому тирану за свои страхи и унижения, остановил все экономические проекты, реализовывавшиеся в 1953 г. В том числе и жизненно необходимые для развития СССР. Среди них – знаменитая Трансполярная магистраль, ныне известная как «Мёртвая дорога»: железная дорога, которая должна была связать Норильский промрайон с «Большой землёй» (раз уж Норильск построили, надо ведь его как-то снабжать и вывозить продукцию!). Тем более что дорога была почти закончена. Тем не менее строительство было остановлено. Официальные сообщения о том, что строительство прекратили из-за того, что зэков освободили и работать стало некому, полностью лживы. Освободите заключённых, которым всё равно негде было работать, большинству из них ещё и некуда возвращаться, платите им зарплату – и они бы достроили дорогу, причём быстрее и качественнее, чем в роли зэков. Нет денег? Да после увольнения лагерного начальства и вохров высвободились бы вполне достаточные средства. 

 
остатки Трансполярной магистрали 
 
Трансполярная магистраль. Фото наших дней

 
Прекратили и строительство железнодорожного тоннеля на Сахалин (тоже в значительной степени законченного) – и остров со своими природными богатствами и сотнями тысяч жителей до сих отрезан от материка, хотя Татарский пролив там шириной всего 10 км. Причина та же: якобы строить стало некому. Тем временем участники стройки вспоминают: «Многие утверждают, что крест на тоннеле поставила последовавшая после похорон Сталина амнистия - продолжить стройку было практически некому. Это неправда. Из наших восьми тысяч досрочно освобожденных уехало не более двух сотен. А остальные восемь месяцев дожидались приказа о возобновлении строительства».

 
тоннель на Сахалин 
 
 
Железнодорожный тоннель Сахалин-материк. Фото наших дней

 
Деваться Хрущёву было некуда. Он не был Сталиным (тот рассчитывал на двухмиллионную армию преданных вохров, у Хрущёва же преданной была разве что, и то, сомнительно, личная охрана в полторы тысячи бойцов) и понимал, что десятки миллионов голодных людей сметут советскую власть. Надо было срочно что-то делать.

В результате Хрущеву пришлось хвататься за проекты строительства крупных объектов, снова нимало не заботясь о последствиях. Лучшим местом для применения сил безработных и демобилизованных солдат первый секретарь ЦК КПСС счёл новые целинные земли. 

 

Планов громадьё

 
 
Вот что пишет об этом Википедия: «Освоение целины - комплекс мероприятий по ликвидации отставания сельского хозяйства и увеличению производства зерна в СССР в 1954-1960 путём введения в оборот обширных земельных ресурсов в Казахстане, Поволжье, Урале, Сибири, Дальнем Востоке». 

Это тоже была этакая извращённая месть Хрущёва Сталину: в 1948 г. под нелепым названием «Сталинский план преобразования природы» начала осуществляться вполне реалистичная комплексная программа развития сельского хозяйства. В соответствии с этим планом предстояло посадить лесные полосы, чтобы преградить дорогу суховеям и изменить климат на площади 120 миллионов гектаров, равной территориям Англии, Франции, Италии, Бельгии и Нидерландов вместе взятых. Центральное место в плане занимало полезащитное лесоразведение и орошение. Проект, рассчитанный на период 1949-1965 гг., предусматривал создание 8 крупных лесных государственных полос в степных и лесостепных районах общей протяженностью свыше 5300 километров – в Нижнем Поволжье, на Дону и Северском Донце. Целью плана было предотвращение засух, песчаных и пыльных бурь путём строительства водоёмов, посадки лесозащитных насаждений и внедрения травопольных севооборотов в южных районах СССР (Поволжье, Северный Кавказ, Украина). Всего планировалось высадить более 4 млн га леса, и создать государственные полезащитные полосы длинной свыше 5300 км. Эти полосы должны были предохранять поля от жарких юго-восточных ветров - суховеев. Помимо этого, внедрялись более прогрессивные методы обработки полей: применение чёрных паров, зяби и лущения стерни; правильная система применения органических и минеральных удобрений; посев отборных семян высокоурожайных сортов, приспособленных к местным условиям.

План предусматривал также внедрение травопольной системы земледелия. Согласно этой системе, часть пашни в севооборотах засевалась многолетними бобовыми и мятликовыми травами. Травы служили кормовой базой животноводства и естественным средством восстановления плодородия почв. План предусматривал не только абсолютное продовольственное самообеспечение Советского Союза, но и наращивание со второй половины 1960-х годов экспорта отечественных зерно- и мясопродуктов. Созданные лесополосы и водоемы должны были существенно разнообразить флору и фауну СССР. Таким образом, план совмещал в себе задачи охраны окружающей среды и получения высоких устойчивых урожаев.

Одновременно с устройством системы полезащитных лесонасаждений была начата большая программа по созданию оросительных систем. В СССР было создано около 4 тыс. водохранилищ, вмещающих 1200 км³ воды. Они позволили резко улучшить окружающую среду, построить большую систему водных путей, урегулировать сток множества рек, получать огромное количество дешевой электроэнергии, использовать накопленную воду для орошения полей и садов.

Осуществлённые мероприятия к 1953 г. привели к росту урожайности зерновых на 25-30 %, овощей - на 50-75 %, трав - на 100-200 %. Удалось создать прочную кормовую базу для развития животноводства: производства мяса и сала по сравнению с 1948 г. возросло в 1,8 раза, в том числе свинины - в 2, молока - в 1,65, яиц - в 3,4, шерсти - в 1,5. 

Однако, несмотря на достигнутые серьёзные успехи и явную необходимость реализации плана в полном объёме в 1953 г. его выполнение было свёрнуто. Лесополосы были вырублены, тысячи прудов и водоёмов, которые предназначались для разведения рыб - были заброшены, 570 лесозащитных станций – ликвидированы.

Вместо этого началась операция под названием «Освоение целины», заставляющая заподозрить её авторов в шизофрении. Нелепость и бесперспективность распахивания казахских степей под зерновые культуры отлично понимали при царском режиме. «Традиционная форма животноводства, сложившаяся в казахских степях ещё издревле, в ближайшие годы полностью сохранится. Насильственное навязывание таких нетрадиционных видов деятельности, как земледелие и производство зерна, способно впоследствии превратить эти земли в пустыни. В этих степях серьёзное занятие земледелием затруднительно по двум видам причин - природным и экономическим. Суровые зимы и засушливое лето в ряде районов приведут к гибели посевов, и все труды пропадут даром. Одно дело, если бы земли в Казахстане были богаты чернозёмом. Но этого нет, и впечатление плодородия, которое возникает, глубоко обманчиво. К тому же водные ресурсы для обеспечения обильных урожаев в Казахстане недостаточны».

Поднимаем целину! 
 
 
Пропагандистский плакат «Поднимай целину!»
 
 
А в СССР этого не понимали совершенно, - как из-за общего наплевательского отношения к стране, так и благодаря засилью в аграрной науке таких «светил», как знаменитый академик Т. Лысенко. В 1954 г. пленум ЦК КПСС принял постановление «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». Госпланом СССР было намечено распахать в Казахстане, Сибири, Поволжье, на Урале и в других районах страны не менее 43 млн. га целинных и залежных земель. За 1954-1960 гг. в СССР было поднято 41,8 млн. га целины и залежи.

академик Лысенко 
 
 
Академик Т. Лысенко

 
Освоение целинных и залежных земель в 1954 г. началось без всякой предварительной подготовки, при полном отсутствии инфраструктуры - дорог, зернохранилищ, квалифицированных кадров, не говоря уже о жилье и ремонтной базе для техники. На целину отправляли все производимые в стране тракторы и комбайны, мобилизовывали студентов на время летних каникул, отправляли в сезонные командировки механизаторов. Природные условия степей не принимались во внимание: не учитывались песчаные бури и суховеи, не были разработаны щадящие способы обработки почв и адаптированные к этому типу климата сорта зерновых.

 
начало освоения целины 
 
 
Начало освоения целины. Кустанайская область

 
Освоение целинных земель превратилось в очередную кампанию, якобы способную в одночасье решить все проблемы с продовольствием. Процветали авралы и штурмовщина: то там, то здесь возникала неразбериха и разного рода неувязки. Курс на освоение целинных и залежных земель консервировал экстенсивный тип развития сельского хозяйства. 

Огромные ресурсы были сосредоточены на воплощении этого проекта: за 1954-1961 гг. целина поглотила 20% всех вложений СССР в сельское хозяйство. Из-за этого аграрное развитие традиционных российских районов земледелия осталось без изменений и застопорилось. Освоение целины шло форсированными темпами: если за два года предполагалось распахать 13 млн. га, то в действительности распахали 33 млн. га. На целине только в первые два года было создано 425 зерновых совхозов, аграрные гиганты создавались и позже. 

Встреча целинников 
 
 
Встреча целинников. Фото: Государственный архив Алтайского края

 
Благодаря экстраординарному сосредоточению средств и людей, а также природным факторам новые земли в первые годы давали сверхвысокие урожаи, а с середины 1950-х годов - от половины до трети всего производимого в СССР хлеба. Однако желаемой стабильности, вопреки усилиям, добиться не удалось: в неурожайные годы на целине не могли собрать даже посевной фонд, в результате нарушения экологического равновесия и эрозии почв в 1962-1963 гг. настоящей бедой стали пыльные бури. Освоение целины вступило в стадию кризиса, эффективность её возделывания упала на 65%.

 
поселок посланцев из Москвы 
 
 
Поселок посланцев Ленинского р-она г. Москвы в Север-Казахстанской области, фото апрель 1955 г.

 
В. Молотов (председатель Совета министров СССР), после отставки, в 1977 г., надиктовал воспоминания: «Целину начали осваивать преждевременно. Безусловно, это была нелепость. В таком размере - авантюра. Я с самого начала был сторонником освоения целины в ограниченных масштабах, а не в таких громадных, которые нас заставили огромные средства вложить, нести колоссальные расходы вместо того, чтобы в обжитых районах поднимать то, что уже готово. А ведь иначе нельзя. Вот у тебя миллион рублей, больше нет, так отдать их на целину или уже в обжитые районы, где возможности имеются? Я предлагал вложить эти деньги в наше Нечерноземье, а целину поднимать постепенно. Разбросали средства - и этим немножко, и тем, а хлеб хранить негде, он гниёт, дорог нет, вывезти нельзя. А Хрущёв нашёл идею и несётся, как саврас без узды! 

Идея-то эта ничего не решает определённо, может оказать помощь, но в ограниченном пределе. Сумей рассчитать, прикинь, посоветуйся, что люди скажут. Нет - давай, давай! Стал размахиваться, чуть ли не сорок или сорок пять миллионов гектаров целины отгрыз, но это непосильно, нелепо и не нужно, а если бы было пятнадцать или семнадцать, вероятно, вышло бы больше пользы».

Хрущев на кукурузных полях 
 
 
Н. С. Хрущев на полях с кукурузой под Орлом, фото 1962 г.

 
То есть даже глава Совмина понимал, что «освоение целины» - это полная глупость, но сделать ничего не мог! Или же не захотел, побоялся? Напрасно он валит все на «главного кукурузника»: наверняка были конкретные люди, которые убедили его, что эта безумная затея была хороша. И получили от её исполнения чисто конкретные выгоды: повышение по службе, ордена, славу – и, конечно, деньги (в том числе разворованные в ходе кампании), загранпоездки. Одним из них был Л. Брежнев, поднявшийся после «целины» на вершину советского политического Олимпа и под конец жизни не постеснявшийся издать книгу воспоминаний под названием «Целина». Чего не сделает советский чиновник ради гонораров в десятки тысяч рублей!

А что было ждать от Н. Хрущёва – лидера страны, умудрившегося во время своего визита в Алма-Ату крикнуть встречавшим: «Пламенный привет УЗБЕКСКОМУ народу!» Надо же было назначить главным в СССР этакое чудо интеллекта…

 
Хрущев в Алма-Ате 
 
 
Н. С. Хрущев в Алма-Ате, фото 1962 г.

 
«Именно на севере и востоке страны советское руководство наиболее остро чувствовало давление политических и социальных факторов, оставленных в наследие сталинским режимом. Часть заключённых (при Сталине - весьма значительная) после освобождения оставалась в этих краях - либо отбывать ссылку, либо на постоянном жительстве в привычных местах. Помимо бывших заключённых в этих же районах концентрировались многочисленные спецпоселенцы: бывшие кулаки, которым юридические права были лишь частично возвращены в 1946 г., лица, служившие в немецких строевых формированиях, легионеры и полицейские, «члены семей украинских националистов», «члены семей литовских националистов», «члены семей активных немецких пособников и «фольксдойч», люди, выселенные «по общественным приговорам за злостное уклонение от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведение антиобщественного, паразитического образа жизни» и т.д., народы, депортированные из Поволжья, Крыма и с Кавказа. В конце 1940-х гг. на учете органов МВД СССР состояло 2307410 выселенцев и спецпоселенцев (вместе с членами семей). Для того, чтобы избавиться от старых социальных стрессов, просто вернуть людей в прежние места обитания, тем более найти эффективные формы замещения принудительного труда вольным, требовалось время. А его, как всегда, не хватало. Сотни тысяч людей, оторванных от привычного уклада жизни, двигались по стране навстречу друг другу, перемешиваясь в целинных и новостроечных районах.

Напряжённость ситуации усугублялась быстрой урбанизацией страны (на рубеже 1950-1960-х гг. численность городского населения впервые превысила число жителей села), массовыми миграционными потоками молодежи, вырванной из привычной среды обитания и вышедшей из-под обычного контроля семьи и локальных сообществ. Часть молодежи попала в места нового строительства по комсомольским путевкам, была преисполнена энтузиазма и слабо представляла себе масштаб будущих бытовых трудностей и испытаний. Другие прибывали по оргнабору и после демобилизации из армии. Всех ждала неустроенная жизнь, часто начинавшаяся практически на пустом месте, палаточные городки, которые романтично выглядели только в пропагандистских публикациях газет и возвышенных фильмах, перебои в снабжении продовольствием, иногда нехватка простой питьевой воды, необычные для нормальных ситуаций половые пропорции во вновь возникавших сообществах (преимущественно мужской состав) и т.п.

Затронутые массовой маргинализацией (утрата прошлого социального статуса и неопределённость нынешнего) эти группы целинников и молодых строителей в принципе были сравнительно устойчивы против различных криминальных влияний, находились под контролем партийных, профсоюзных и комсомольских организаций. Однако под воздействием длительных неурядиц, связанных в их глазах уже не с неизбежными для новых строительств объективными трудностями, а с субъективной деятельностью «начальства», бюрократов и т.д., нередко и с должностными злоупотреблениями, эти молодёжные группы могли стать агрессивной и неуправляемой толпой, восстанавливающей нарушенную, по ее мнению, социальную справедливость с помощью криминальных и полукриминальных коллективных действий.

Неудовлетворённость ситуацией могла быть реализована как во внутренних конфликтах, разлагающе действующих на сообщество, так и в межгрупповых столкновениях, в которые выплёскивалась накопившаяся агрессивность. В ряде случаев попытки властей вмешаться и навести порядок в ходе подобных межгрупповых столкновений и драк направляли остриё атаки непосредственно на представителей власти, прежде всего на милицию. Ещё менее управляемы были временные коллективы, попадавшие на целину или на новостройки по мобилизации через военкоматы, по направлениям фабрик и заводов (обычно на уборку урожая), команды военнослужащих, использовавшиеся на сельскохозяйственных и строительных работах, а также группы взрослых рабочих, завербованных для работы в неосвоенных районах по так называемому организованному набору рабочей силы (оргнабору) - среди них можно было встретить людей с криминальным прошлым или просто с неустроенной судьбой.

 
переселенцы на целине 
 
 
Переселенцы на целине. Фото 1950-е гг.

 
Весь этот огромный поток людей, вырванных из привычного социума, вливался в неустойчивые сообщества с ослабленными коллективными связями и отношениями, неэффективными регуляторами индивидуального и группового поведения (общественное мнение, моральные санкции и т.п.). Слабость обычных форм социального регулирования и/или административного контроля в ряде случаев компенсировалась элементами стихийной самоорганизации, созданием группировок, защищавших своих членов от агрессивных действий «чужих» и требовавших взамен подчинения слабых сильным, и всех вместе - принципу круговой поруки.

Такие стихийно возникавшие группы легко уходили из-под контроля государственных и общественных институтов, а нередко ещё и полностью выпадали из-под воздействия официальной пропаганды. Обещанная романтика покорения целины и строительства новых городов резко отличалась от того, что реально можно было видеть в неосвоенных районах. В принципе умный «начальник» или партийный руководитель сравнительно легко мог справиться с проявлениями недовольства и всплесками групповой агрессивности, проявляя заботу об организации труда и снабжения, о развлечениях, а также контролируя снабжение новостройки алкоголем. Однако повышенная чувствительность временных коллективов к любым внешним воздействиям и раздражителям постоянно держала их на грани срыва, в преддверии стихийных форм протеста. Новостроечная лихорадка 1950-х гг., кампания освоения целинных и залежных земель наносили удар за ударом и по привычному укладу жизни местного населения, постоянно создавая дополнительные зоны напряженности - между местными и пришлыми, своими и чужими. В этих условиях любой индивидуальный конфликт мог включить механизм круговой поруки и вылиться в коллективную драку или массовые беспорядки».

индивидуальные дома рабочих 
 
 
Индивидуальные дома рабочих в совхозе «Урнексккий» Кустанайской области. Фото 1960-е гг.

 
В 1959 г. целинники в Казахстане восстали. «Поводом были нечеловеческие условия жизни и полное наплевательство со стороны КПССовского режима.  Реальная жизнь на целине была страшна, и не имела ничего общего с комсомольской романтикой. Молодёжь, отправлявшаяся на стройки века, представляла работу там лишь по патриотическим песням, стихам и фильмам. Реальность же принесла им горькое разочарование. Руководство строительства Карагандинского металлургического комбината оказалось не готово разместить тысячи прибывших со всего Союза молодых людей. Две тысячи приезжих, к примеру, поселили в рваных палатках. Постоянные перебои с питьевой водой, грязь способствовали нарастанию недовольства. Постельное бельё рабочим не меняли месяцами, люди ходили в мокрой одежде, так как после стирки её негде было высушить. Часто доставлялись испорченные продукты. Многих не обеспечили полноценной работой, отчего заработок был ниже прожиточного минимума».

Бывшая жительница Темиртау Анна Варенникова свидетельствует: «Это были страшные дни. По улицам метались окровавленные люди с оружием, кричавшие: «Убивать! Убивать гадов!» Казалось, что бой идёт не между гражданами, а между непримиримыми врагами».

О том, что отчаявшиеся бунтовщики готовы были «убивать гадов», т.е. милиционеров и военных, свидетельствует обнаруженная впоследствии записка одного из зачинщиков бунта, адресованная друзьям-строителям в палаточный городок: «Почему не приходите? Мы здесь кровь проливаем... Собирайтесь - и мы уложим побольше этих сволочей».

Военизированным подразделениям удалось подавить бунт лишь на третий день.  Когда молодежь вышла на улицы и, по мнению руководства, движение стало неуправляемым, именно Брежнев дал указание открыть огонь по выступающим». 

Одновременно с целинной авантюрой в СССР развивалась ещё одна, с такими же разрушительными для сельского хозяйства результатами – кукурузная. «До второй половины 1950-х годов кукуруза в структуре зерновых посевов СССР едва достигала 15%, а, например, в Северной Америке составляла более 35%, в Австралии и Южной Америке - свыше 30%. Такая структура была продиктована традициями земледелия и географическими условиями.

В 1956 г. 1-й секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев выдвинул лозунг: «Догнать и перегнать Америку!». Речь шла о соревновании в производстве мяса и молочных продуктов. Взамен травопольной системы севооборота, традиционной почти для всего СССР (кроме Средней Азии) на совещании было рекомендовано перейти к быстрым, широким и повсеместным посевам кукурузы.

 
Хрущев инспектирует сельское хозяйство 
 
 
Н. С. Хрущев инспектирует сельское хозяйство. Фото 1959 г.

 
В 1957-1959 гг. площадь под кукурузой была увеличена примерно на треть - за счёт посевов технических культур и кормовых трав. В тот период это начинание охватывало только Северный Кавказ, Украину и Молдавию.

Будучи с визитом в США в сентябре 1959 г., Хрущев побывал в Айове на полях у знаменитого фермера Рокуэла Гарста. Тот выращивал гибридную кукурузу, которая давала очень большую урожайность. Хрущев призвал воспользоваться «кукурузным» опытом США.

 
Хрущев и фермеры 
 
 
Н. С. Хрущев среди американских фермеров во время визита в США. Фото сентябрь 1959 г.


 
С 1959 г. посевы кукурузы стали быстро расширяться (в 1956 г. под них отводилось 18 млн. га, в 1962 г. - 37 млн. га), вытесняя традиционные зерновые культуры и кормовые травы. Кукурузу сеяли даже в северных областях, вплоть до Вологодской, хотя эта культура теплолюбива и севернее Москвы зерна практически не дает. Одновременно в США и Канаде покупались гибридные сорта кукурузы, которые успешно внедрялись на Северном Кавказе, Украине, в Молдавии и, давая высокие урожаи - наполовину больше, чем традиционные советские сорта, - резко улучшили кормообеспечение животноводства, существенно повысив его продуктивность в этих регионах уже в 1958-59 гг.

На какое-то время «царица полей» завладела страной: кукурузные хлопья, кукурузные палочки, кукурузный хлеб, кукурузная колбаса. Появились фильмы о кукурузе, стихи и песни.

В 1960 г. в связи с увеличением цен закупки американских и канадских семян прекратились, было решено повсеместно вводить советские сорта, улучшенные по североамериканской технологии.

Уже к 1964 г. минимум 60% кукурузных посевов, произведенных в 1960-1962 гг., погибли, а урожайность «оставшихся» кукурузных полей была вдвое ниже, чем в 1946-1955 гг.».

Огромный урон сельскому хозяйству нанесла и ликвидация МТС, техника и кадры которых передавались колхозам (за деньги, что опустошало их и без того нищие бюджеты). «МТС исторически смогли встать на ноги, у них были кадры, станки, оборудование. И представьте себе, когда раскассировали МТС, наш колхоз был вынужден забрать трактора к себе. А что мне делать с этими тракторами? У меня нет токарного, сверлильного станка, только борона. Нет и нужных кадров. Поэтому с виду такое прогрессивное дело, как укрепление техникой, было бесперспективной. Когда передали технику, значит, они передают и механизаторов, а механизаторы работали по трудодням, а это понятие очень условное. Наиболее дельные кадры избегали превращаться из рабочих колхозов. Поэтому очень больно это отразилось». 

Наряду с аферами общесоюзного масштаба, каковыми являлись освоение целины и «кукурузная лихорадка», сельское хозяйство СССР разрушалось ещё и аферами местного начальства. Такими, например, как т. н. «Рязанское чудо» - экономическая авантюра, связанная с перевыполнением плана поставок мяса и молока в Рязанской области разрушительными для экономики методами (1959).

22 мая 1957 г. Н. Хрущёв на зональном совещании работников сельского хозяйства областей и автономных республик СССР выступил с лозунгом «Догнать и перегнать Америку!» по всем экономическим показателям, а также построить коммунизм к 1980 г. Н. Хрущёв, в частности, предложил за три года утроить производство мяса в стране. Однако, несмотря на все усилия партийно-хозяйственного руководства, в СССР сохранялась нехватка основных продуктов питания. Первые полтора года после объявления плана принесли очень скромный прирост, что вызвало недовольство Хрущёва. В конце 1958 г. всем обкомам КПСС было разослано указание о принятии «решительных мер» для увеличения производства мяса в 1959 г.

«Среди экономистов есть скептики, которые не верят в возможности нашего сельского хозяйства утроить производство мяса. Но как они подошли к этому делу? Как водится, взяли карандашик и подсчитали, какой может быть прирост скота и за сколько лет. Товарищи, надо же понимать, какие сейчас силы накопились у советского народа. Это же политическое явление, результат долголетней работы нашей партии…» (Н. Хрущёв, 1958 г.).

Первый секретарь Рязанского обкома А. Ларионов выступил с амбициозным заявлением, пообещав за один год утроить государственные заготовки мяса в области. Обещания, несмотря на их нереальность, были утверждены областной партийной конференцией, а 9 января 1959 г. по настоятельной рекомендации Хрущёва и вопреки мнению Сельскохозяйственного отдела ЦК КПСС опубликованы в «Правде». На «вызов» ответили несколько других областей. Рязанская область не успела ещё приступить к реализации своей грандиозной программы, как на неё посыпались награды. В феврале 1959 г. она получила орден Ленина, а сам Ларионов через несколько месяцев стал Героем Социалистического Труда.

Чтобы сдержать обещание, обком партии распорядился забить весь приплод скота за 1959 г., а также большую часть молочного стада и производителей, «присовокупив» под расписку весь скот, выращенный колхозниками в своих хозяйствах. Однако даже этих мер было недостаточно, в связи с чем были организованы закупки скота в соседних областях за счёт средств из общественных фондов, предназначенных для приобретения машин, строительства школ и т.д. «Мясной налог» ударил не только по всем колхозам и совхозам области, но и по всем городским учреждениям; сдаваемое государству (по чисто символическим ценам) мясо исчезло из продажи. 16 декабря местные власти торжественно рапортовали о стопроцентном выполнении плана: область «продала» государству 150 тыс. т мяса, в три раза превысив поставку предыдущего года; обязательства же на 1960 г. брались ещё более высокие - 180 тыс. т.

«Хрущёв в своём выступлении… возносил Рязанскую область, которая за год увеличила производство в 3,8 раза, а заготовки в 3 раза. Ставит это в пример, как можно мобилизовать резервы. Рязанцы, родоначальники «высокого» производства и заготовки мяса, отмечены высокими правительственными наградами… Мы ещё тогда с Подгорным обсуждали «рязанские успехи» и удивлялись, откуда всё это берётся. Критиковать рязанцев нельзя было. Это бы восприняли как крамолу. Но большинство понимало - это авантюра, которая быстро с треском провалилась и стоила жизни Ларионову» («Пётр Шелест и его время»).

Однако в 1960 г. заготовки не превысили 30 тыс. т: после массового забоя предыдущего года поголовье уменьшилось по сравнению с 1958 г. на 65%. Колхозники, у которых под расписку «временно» изъяли скот, отказывались обрабатывать колхозные земли, что привело к падению производства зерна на 50%. К концу 1960 г. скрывать катастрофу стало невозможно.

После разоблачения обмана, лишения звания Героя Социалистического Труда и освобождения от должности в сентябре 1960 г. А. Ларионов покончил жизнь самоубийством» (Википедия).

Операция «Целина» окончательно добила сельское хозяйство, подорванное двумя войнами, продразвёрсткой, коллективизацией, раскулачиванием и голодом. В 1961 г. СССР впервые в российской истории начал в массовом масштабе закупать пшеницу за рубежом, причём у самого страшного врага – США. В зерновых районах американского Среднего Запада и в портах, из которых отплывали в Советский Союз корабли с хлебом, как и в 1921-22 гг., висели плакаты: «Поможем голодающей России!».
Погром предпринимательства

Н. Хрущёв в качестве руководителя советской экономики вёл себя подобно слону в посудной лавке. Конечно, за всеми его нелепыми решениями стояли влиятельные группы интересантов, но, похоже, во многих (если не в большинстве) случаев они возникали post factum. То есть Никита Сергеевич сначала принимал некое решение, а уж потом под его воплощение в жизнь выстраивались министерства и ведомства, разбазаривая огромные средства и получая премии, ордена и депутатство во всяких советах (что тоже означало деньги и льготы). 

Исследователь А. К. Трубицын в статье «О Сталине и предпринимателях» приводит интересные данные о негосударственном секторе, не только существовавшем, но и активно развивавшемся до второй половины 195-х годов. Статья призвана обелить «великого» И. Сталина, его деяния и прозорливость, но от этого сведения, приведённые автором, нисколько не теряют своей ценности. 

«Было 114000 (сто четырнадцать тысяч!) мастерских и предприятий самых разных направлений – от пищепрома до металлообработки и от ювелирного дела до химической промышленности [имеются в виду кооперативные предприятия в 1953 г. – прим. авт.]. На них работало около двух миллионов человек, которые производили почти 6% валовой продукции промышленности СССР, причем артелями и промкооперацией производилось 40% мебели, 70% металлической посуды, более трети всего трикотажа, почти все детские игрушки. В предпринимательском секторе работало около сотни конструкторских бюро, 22 экспериментальных лаборатории и даже два научно-исследовательских института. Более того, в рамках этого сектора действовала своя, негосударственная, пенсионная система! Не говоря уже о том, что артели предоставляли своим членам ссуды на приобретение скота, инструмента и оборудования, строительство жилья.

И артели производили не только простейшие, но такие необходимые в быту вещи – в послевоенные годы в российской глубинке до 40% всех предметов, находящихся в доме (посуда, обувь, мебель и т.д.) было сделано артельщиками. Первые советские ламповые приемники (1930 г.), первые в СССР радиолы (1935 г.), первые телевизоры с электронно-лучевой трубкой (1939 г.) выпускала ленинградская артель «Прогресс-Радио».

 
артель по производству лыж 
 

Производство лыж-снегоступов в артели «Пролетарский труд». Фото 3 декабря 1941 г.

 
<…> Ленинградская артель «Столяр-строитель», начав в 1923 г. с саней, колес, хомутов и гробов, к 1955 г. меняет название на «Радист» - у нее уже крупное производство мебели и радиооборудования.  Якутская артель «Металлист», созданная в 1941 г., к середине 50-х располагала мощной заводской производственной базой. Вологодская артель «Красный партизан», начав производство смолы-живицы в 1934 г., к тому же времени производила ее три с половиной тысячи тонн, став крупным производством. Гатчинская артель «Юпитер», с 1924 г. выпускавшая галантерейную мелочь, в 1944-м, сразу после освобождения Гатчины делала остро необходимые в разрушенном городе гвозди, замки, фонари, лопаты, к началу 50-х выпускала алюминиевую посуду, стиральные машины, сверлильные станки и прессы. И таких примеров успеха – десятки тысяч.

 
артель "Дружба" 
 
 
Янымовская артель "Дружба". Колёсная мастерская. 1930-е гг.

 
<…> В 1956 г. он [Хрущёв – прим. авт.] постановил к 1960-му полностью передать государству все артельные предприятия – исключение составляли только мелкие артели бытового обслуживания, художественных промыслов, и артели инвалидов, причем им запрещалось осуществлять регулярную розничную торговлю своей продукцией. Разгром артельного предпринимательства был жестоким и несправедливым. Упомянутый выше «Радист» стал госзаводом. «Металлист» - Ремонтно-механическим заводом. «Красный партизан» - Канифольным заводом. «Юпитер» превратился в государственный завод «Буревестник». Артельная собственность отчуждалась безвозмездно. Пайщики теряли все взносы, кроме тех, что подлежали возврату по результатам 1956 г. Ссуды, выданные артелями своим членам, зачислялись в доход бюджета. Торговая сеть и предприятия общественного питания в городах отчуждались безвозмездно, в сельской местности за символическую плату».

Тут надо отметить, что в 1956 г. артели создавали гораздо больший процент ВВП, нежели указанные в статье 6% - просто цены на продукцию негосударственной отрасли были искусственно занижены, а на продукцию госсектора, особенно оборонную – завышены. И число трудившихся в артелях сильно превышало 2 млн., если учитывать временных работников.

Кроме того, до 1960 г., в СССР, помимо артельно-кооперативного, существовал и самый настоящий частный сектор. «Частное предпринимательство законом действительно допускалось. Были некооперированные кустари. Зубные врачи, машинистки, валяльщики катанок – мягких валенок, портнихи, часовщики. В отличие от буржуазии эти мелкобуржуазные трудящиеся – не подавлялись» (А. К. Трубицын, http://kprf.ru/rus_soc/99271.html).

Таким образом, Н. Хрущёв одним махом уничтожил огромный производственный сектор, имевший важнейшее значение в снабжении населения, в очередной раз ограбив миллионы людей и превратив дефицит товаров в Советском Союзе в постоянно действовавший и углублявшийся фактор.  

По всей видимости, после смерти И. Сталина местные начальники просто-напросто решили захватить прибыльно работающие предприятия, которые возглавлялись выборными руководителями и вообще им не подчинялись, и напели Н. Хрущёву в уши глупые сказки о «заводах-автоматах» и пр. Точно также на селе решение о ликвидации личных подсобных хозяйств и присвоение совхозами и колхозами личного скота – по сути обычное ограбление крестьян, позволившее кратковременно нажиться местному начальству.

Рентабельные артели в руках советских хозяйственников сразу же превратились в убыточные предприятия. А главное – миллионы работавших в них людей были навсегда демотивированы к труду. Малые города, в которых вся промышленность была артельно-кооперативной, сразу же погрузились в глубочайшую депрессию. 
 
 
 

Ограбление населения

 
 
 
Дефолт, т.е. отказ государства от финансовых обязательств – во всех странах явление редкое и весьма болезненное. За исключением одной-единственной - Советского Союза. Власть постоянно выкачивала из трудящихся деньги – из тех копеечных зарплат, которые выплачивались рабочим, крестьянам и интеллигентам. Делалось это в форме займов, которые не возвращались. 

Об этом рассказывается в подробной и содержательной статье Е. Жирнова, опубликованной в журнале «Коммерсантъ Власть» («Подписка о невыплате», «Коммерсантъ Власть», №10 (714), 19.03.2007).  

«50 лет назад, 19 марта 1957 г., Президиум ЦК КПСС принял решение о прекращении выплат по облигациям внутренних займов, на которые годами заставляли подписываться всё население СССР, кроме детей. 

<…> За тремя «Займами индустриализации» последовал заем «Пятилетка в 4 года», а вслед за ним несколько выпусков займов третьей пятилетки. На заводах и фабриках организовывали соревнования по подписке на займы, а пример народу показывали деятели науки и искусства. Пресса регулярно печатала репортажи об очередной подписке в Академии наук СССР или Малом и Большом театрах. Не менее красочно оформлялись, проводились и освещались в газетах и кинохронике тиражи выигрышей. Результат впечатлял - за годы первых пятилеток собрали около 50 млрд. рублей. Но обслуживание этой пирамиды обходилось все дороже, и в 1935 г. произошёл дефолт ограниченного масштаба. Все прежние облигации были переоформлены в новые с увеличенным до 20 лет временем обращения. 

 
облигация СССР 
 
 
Облигация СССР выпуска 1951 г.

 
Понятно, что количество желающих отдавать свои кровные государству после этого резко упало. Но отказаться от подписки на заём 1937 года — на укрепление обороны - могли только неразоблаченные «враги народа». Так что деньги были собраны в срок и полностью. Без проблем распространялись и займы во время Великой Отечественной войны, а вслед за ними займы на восстановление народного хозяйства. 

<…> В 1956 г. долг государства населению перевалил за 259,6 млрд. рублей. И в том же году народ впервые стал бурно возмущаться наличием в стране этого пережитка сталинской эпохи. Причем нажим со стороны администрации и парторганизаций вызвал поток писем в ЦК КПСС. 

<…> Ко всему прочему на обслуживание внутреннего госдолга уходило до 17 млрд рублей в год, и, по расчетам Минфина, рост этих расходов в обозримом будущем должен был сравняться с объемом средств, собираемых с населения. Проблема требовала немедленного решения, и выход нашел лично первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев. 

19 марта 1957 года на заседании Президиума ЦК КПСС Хрущев объявил о принятом им решении: «Что, если мы скажем народу, пусть откажутся от займов в пользу государства? Мы объявляем, что прекращаем выпуск займов». Хрущев рассказал товарищам о придуманной им схеме, благодаря которой ограбление народа произойдет по инициативе самого народа. Он предложил провести собрания на крупных московских предприятиях - заводах «Серп и молот», «Красный пролетарий», имени Лихачёва, - где рабочие должны принять обращение к стране об отказе от выплат по займам. Затем инициативу должны были поддержать в других городах. На собраниях, как считал первый секретарь ЦК КПСС, нужно принять резолюции «не выплачивать по облигациям, а пусть они остаются на руках у держателей как знак их вклада в общее дело строительства социализма». 

 
завод "Красный пролетарий" 
 
 
Завод «Красный пролетарий». Рабочие со знаменем. Первая пятилетка. Москва, фото 1930 г.

 
Однако произошло то, что и должно было произойти - началась паника. В сберкассах выстроились огромные толпы - снимать деньги. Действительно, сколько можно обманывать людей? В конце концов в конце 1950-х доверие народа к власти иссякло совершенно. В магазинах сметались любые товары, но в первую очередь ювелирные изделия, часы, хрусталь, меховые изделия, дорогие шелковые и шерстяные ткани, костюмы, пальто, радиоприемники, велосипеды, мебель. Оборот магазинов, торгующих этими товарами, увеличился в два-три раза. 

Ограблением населения, в данном случае крестьян, стала ликвидация машинно-транспортных станций (МТС). Со времён коллективизации вся сельскохозяйственная техника была сосредоточена в МТС, где была своя ремонтная база; там работали трактористы и комбайнёры, обслуживавшие близлежащие хозяйства. В марте 1958 г. был принят закон о реорганизации МТС и продаже техники колхозам: хозяйства должны были в принудительном порядке в течение года выкупить у МТС всю технику. Цены были назначены как на новую, невзирая на то, новая она или устаревшая и изношенная. В результате почти все хозяйства стали убыточными. Это привело к падению заработков в сельском хозяйстве. Квалифицированные кадры механизаторов в большинстве своём отказались работать в убыточных колхозах, и по возможности пытались покинуть село и перебраться в города.

В 1959 г. у крестьян начали отбирать приусадебные участки. Владельцев таких участков стали душить налогами, вынуждая вырубать сады и за копейки передавать колхозам и совхозам личный скот. Несмотря на упорное сопротивление крестьян, количество личного скота с 1959 по 1964 г. уменьшилось с 19 до 12 млн. голов. Безусловно, разграбление государством личного скота крестьян не привело к изобилию молока и мяса. На эту деятельность советской власти народ отреагировал частушкой:

«Ильич, Ильич, проснись
И с Хрущёвым разберись:
Водка стоит 27 [2,7 по новому курсу – прим. авт.],
Сала, мяса нет совсем,
К коммунизму подойдём -
И капусты не найдём».

Ещё раз народ был ограблен советской властью в 1961 г. На первый взгляд, это была обычная деноминация дензнаки образца 1947 г. были обменены на новые в соотношении 10:1 без ограничений. Однако по сути рубль был девальвирован: на рынке они изменились не в 10, а в 4,5 раза, а с рынка питалась в то время большая часть населения. Так как продукты в магазинах стали вдвое дешевле рыночных, магазины стали сбывать их на рынки, а на собственных прилавках оставалась гниль или зияла первозданная пустота. За пределами крупных городов товары просто ушли из магазинов. Колхозы также перестали сдавать продукцию госторговле, предпочитая рынок. Мяса в советской провинции в магазинах больше не видели – до 1992 г. Реальная покупательная способность населения сразу упала вдвое, но рост цен скачкообразно продолжался до 1964 г. в силу растущей спекуляции. 

Таким образом, хрущёвская деноминация 1961 г. обернулась очередным ограблением народа советской властью - не первой и не последней.

И тем не менее - время надежд!

При этом, Хрущёв понимал – первый из советских руководителей! – что гражданам страны необходимо предоставить хоть какие-то, пусть минимальные, жизненные условия. Это и борьба с безработицей, и создание многомиллионных (пусть ненужных) рабочих мест – на целине, на строительстве суперэлетростанций в Сибири и Поволжье.

Нужно было что-то делать с подвалами и бараками. И появились знаменитые «хрущёвки» - пятиэтажные дома, заполнившие всю страну – от Калининграда до Анадыря. В таких домах - одно-, двух- и иногда трехкомнатные квартиры. Высота потолков - 2,48 м, площадь кухни около 6 кв. м., раздельный либо совмещённый санузел, слабая звукоизоляция внутренних стен, лифты отсутствуют. «Хрущёвки» предназначались для временного решения жилищной проблемы и были рассчитаны на 25 лет. 

Хрущёвки, как ни странно, появились ещё при Сталине. Первые дома этого типа были сооружены в 1948 г. в Москве на Соколиной горе и Хорошёвском шоссе. Автором проекта жилых домов был В. Лагутенко. Правда, есть легенда, что проект «хрущёвок» был куплен во Франции, которая строила дешёвые дома для пострадавших от войны, причём проект якобы был куплен Армянской ССР.  

строительство хрущевок 
 
 
Строительство каркасно-панельного дома по проекту В. Лагутенко, фото 1940-х гг.

 
Но тем не менее название «хрущёвки» связано всё-таки с Хрущёвым. Потому, что масштабное строительство пятиэтажек началось с Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 19 августа 1954 г. «О развитии производства сборных железобетонных конструкций и деталей для строительства», которым предусматривалась постройка 402 заводов сборных железобетонных конструкций и организация изготовления деталей на 200 площадках полигонного типа. 31 июля 1957 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О развитии жилищного строительства в СССР», положивший начало новому жилищному строительству. Через некоторое время поля вокруг подмосковной деревни Черёмушки стали первой практической строительной площадкой, где в сжатые сроки из готовых домостроительных конструкций возводились пятиэтажные жилые дома. В середине 1950-х годов в крупных промышленных центрах СССР (Москва, Свердловск, Кузбасс) были построены целые кварталы четырёх- пятиэтажных капитальных домов.

Строительство «хрущёвок» продолжалось с 1959 по 1985 г. Всего только в РСФСР было построено около 290 млн. м² общей площади. И советские люди впервые начали не только получать собственные квартиры – они получили надежду на лучшее будущее.

типичная хрущевка 
 
 
Хрущевка Серия II-32 (5-эт. панель)

 
И эти надежды «хрущёвками» не ограничивались. Телевизоры в СССР начали выпускать в 1938-40 гг., но до второй половины 1950-х для абсолютного большинства населения это была экзотика. А в 1957 г. количество телевизоров в советских семьях превысило миллион – это был качественный прорыв. Тогда же, в 1950-е, появились и первые серийные стиральные машины, и первые холодильники (знаменитый «Север» всё ещё работал на советских дачах аж до 1990-х!).
 

холодильник Север 
 
 
Советский холодильник марки «Север»

 
А в 1960-м появился советский «народный автомобиль» - «Запорожец» (ЗАЗ-965). Как бы ни смеялся над ним советский народ («горбатый», «Запор», «малыш» и др.) – это была первая попытка предложить собственный автомобиль не номенклатуре, а обычным советским трудящимся – машинка стоила всего 20 среднемесячных зарплат, или 1000 бутылок водки. С «Запорожцем», по сути, не получилось: производили их мало (322166 единиц за почти 10 лет производства), а качество изготовления было плохим. 

 
запорожец 
 
 
Запорожец. Модель 965

 
И тем не менее: советский человек в начале 1960-х стал совсем другим. В сталинский период он мог рассчитывать выбраться из подвала и вообще зажить по-человечески, только пробившись в номенклатуру. А черед 10 лет после смерти «великого вождя» обычный рабочий, уже купив телевизор и стиральную машину, мог стремиться к получению собственной квартиры и покупке автомобиля – то есть он стал человеком не в сталинском варианте («…нам хлеба не надо – работу давай!»), а человеком нормальным, с человеческими потребностями и возможностями. 

И ещё одна, очень важная, наверное – важнейшая часть «светлой стороны» Никиты Сергеевича: запрет пыток и издевательств со стороны правоохранительных органов (указ от 4 апреля 1953 г.). В 1958 г. в СССР был официально запрещён принцип коллективной ответственности, согласно которому при Сталине мучили, а иногда и убивали членов семей «врагов народа»…  

Надежды на лучшее будущее подогревались и тем, что сегодня называют пиаром, а в те времена люди воспринимали достижения «народного хозяйства» (включая мнимые и сомнительные) с огромным энтузиазмом. Так, полёт первого спутника, а затем и Гагарина в космос вызвали взрыв неподдельного энтузиазма в народе. Наряду с началом нормальной, человеческой жизни (квартиры, машины и т.д.) всё это казалось началом новой эпохи.

 
 

«В его деятельности имелись элементы субъективизма и волюнтаризма»

 
 
 
О Хрущёве и его десятилетии можно рассказывать много. 

Об угрозе «закопать Америку» и знаменитой «Кузькиной матери», о стучании ботинком на трибуне ООН. О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украины. О взрыве «Царь-бомбы» на Новой Земле – самом мощном взрыве в истории человечества, чуть было не сбросившем Землю с орбиты. О последней антирелигиозной кампании. О Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Москве. Об обещании построить коммунизм к 1980 году…
 

испытание Царь-бомбы 
 
 
Испытание «Царь бомбы» на Новой земле, 1961 г.

 
К 1964 г. СССР вовсю пожинал результаты хрущёвских «реформ». Социальная стабильность в стране была серьёзно нарушена, Советский Союз впервые в истории – со времён первых киевских князей – стал крупным импортёром продовольствия.  СССР начал подсаживаться на «нефтяную иглу». Блок социалистических стран оказался разрушен. Противостояние с США и НАТО однозначно выявило постепенное отставание СССР. То есть, несмотря на смутные надежды на лучшее будущее, охватившие страну, она находилась на грани катастрофы – в экономическом, социальном, внутри- и внешнеполитическом плане. 

Хрущев и Кеннеди 
 
 
Н. С. Хрущев и президент США Джон Кеннеди. Фото 1961 г.

 
На этом фоне неугомонный Никита Сергеевич взялся разрабатывать… новую Конституцию. «Основные положения проекта новой Конституции сводились к следующему. Один из ключевых её тезисов: власть должна перейти от партийных органов к советам народных депутатов. Особо ставился вопрос о развитии новых демократических общественно-политических институтов, в частности вводились всенародные обсуждения законопроектов, отчётность избранных руководителей органов управления перед населением, отраслевые совещания трудящихся, органы народного контроля. Отдельно было сказано о введении референдумов, причём первый должен был пройти по поводу принятия данной конституции.

Право законодательной инициативы получали профсоюзы. Комиссии советов получали права контроля над деятельностью министерств и ведомств. Впервые в советской истории предполагалось сделать постоянным состав таких комиссий и перевести часть депутатов на профессиональную деятельность с отрывом от основного производства. Вводились в изменения в деятельность суда и прокуратуры. В частности, санкцию на арест давал только суд, а прокуратура должна была осуществлять надзор, а не административное право.

Большие инновации были включены и текст статей о полномочиях республик, которые значительно расширялись. Союзные республики помимо права выхода из СССР получали право осуществлять дипломатические и экономические сношения с зарубежными странами, иметь свои республиканские армии и по вопросам, не оговоренным в Конституции, осуществлять свой суверенитет. Выборы республиканских органов власти - правительственных советов предполагалось проводить тайным голосованием.

В экономическом разделе текста предполагалось включение тезиса о введении личной собственности и частном мелком хозяйстве» («Как в 1960-е простой народ предлагал строить коммунизм», интернет-сайт «Толкователь», 20.04.2015).

Иными словами, новая Конституция должна была радикально изменить социально-политический строй в СССР, превратив его в рыхлую конфедерацию по сути внепартийных республик. Советская номенклатура неизбежно потеряла бы власть. Как товарищ Хрущёв додумался до такой экзотики – совершенно непонятно; это будет покруче, чем целина или «Царь-бомба»…

Реакция советской верхушки была единственно возможной: Октябрьский пленум ЦК КПСС 1964 г., организованный в отсутствие Хрущёва, находившегося на отдыхе, освободил его от партийных и государственных должностей «по состоянию здоровья». Наступила длительная пора забвения: в СССР взахлёб писали о Братской ГЭС и целинной эпопее, о первых спутниках и полёте Гагарина, а о самом Хрущёве – мелким шрифтом: «В его деятельности имелись элементы субъективизма и волюнтаризма».

 
Хрущев после отставки 
 
 
После отставки. Н. С. Хрущев со второй женой Н. Кухарчук. Фото 1965 г.

 
 
* * *
 
 
Сталин к концу жизни создал государство-танк: стальную машину, предназначенную на всемирное наступление любой ценой, пусть экипаж задыхается и помирает от невыносимых условий жизни и работы. Хрущёв эту машину разрушил, громоздя противоречивые планы один на другой и в конце концов попытался превратить страну в некое подобие титовской Югославии. В результате СССР, оставаясь тоталитарной страной, утратил цель существования, а тоталитарное государство по инерции может существовать только в течение исторически короткого срока. Послехрущёвский СССР существовал по инерции, сам не понимая, то ли он хочет мирового господства (рецидива этого продолжались аж до середины 1980-х годов), то ли готов к тихой, обывательской жизни в условиях разрядки международной напряжённости. И постепенно, год за годом, уступал своим противникам во всех областях жизни – в экономике, социальной политике, в военной силе. И в конце концов рухнул под тяжестью собственной бесцельности.

Решающую роль в этом переходе страны – от власти «комиссаров в пыльных шлемах» к брежневской геронтократии и горбачёвской деградации – сыграло хрущёвское десятилетие. И лично Никита Сергеевич Хрущёв.
 
 
 
Автор: Трифонов Е. trifonov2005@mail.ru
 
 
 
Обсудить статью на форуме  
 
 
 
 
 
 
 
 
   
Яндекс цитирования