Новости истории

25.02.2017
Знаменитые платья британской принцессы Дианы будут представлены на открывшейся в пятницу выставке, приуроченной к 20-летию ее гибели; по их фасонам можно получить представление о жизненном пути одной из самых знаменитых и ярких женщин мира.

подробнее...

25.02.2017
Спустя почти девять тысяч лет после своей смерти, древний скелет, известный как кенневикский человек, был перезахоронен.

подробнее...

23.02.2017
Редкие книги, авторства Леонардо да Винчи, Коперника, Галилео Галилея и Исаака Ньютона, были похищены в ходе ограбления века из запасников библиотеки в Лондоне. Ущерб от кражи оценивается в 2,5 млн. долларов.

подробнее...

Лесостепной А. Чингисхан. История из первых рук

     Увлекательное это занятие – глубокой ночью бродить по просторам Интернета, наслаждаясь плодами информационной революции. Единомыслие с его горами лжи, сказочных мифов, бредовых теорий ушло в прошлое. Все стали писателями, критиками, аналитиками, у каждого свой собственный взгляд на Политику, Историю, Науку. Всё подвергается сомнению, опровергается, излагается в новой редакции. Голова кругом идёт. Ну, с точными науками ещё можно как-то разобраться, хотя и тут монбланы мусора и горячечных фантазий (одна теория относительности чего стоит), а как быть, например, с Историей? Официозная История, ясное дело – политическая про…стите, ну очень легкого поведения девушка пенсионного возраста. Не может прямо сказать, что было буквально вчера на глазах у почтенной публики без указания хозяев. Что уж говорить про дела давно минувших дней? Про монголо-татар, например?
      Вот, современники отмечали, как особую примету – несколько странный цвет глаз Чингисхана. В самом деле, у всех его родичей глаза небесно-голубые, а у него, видите ли, – с зеленоватым оттенком. Для настоящих профессиональных историков здесь нет ничего необычного. Ну, бродили по монгольским степям рыжебородые, синеглазые скотоводы-кочевники. Ну, назвали своего предводителя весьма распространённым в безводных краях прозвищем «Царь Морской». Ну и что? Обычный исторический факт, каких огромное множество. Что теперь над ними всеми голову ломать? А вдруг, хряп – сломается? А ведь это очень важный орган: во-первых, они им едят, а во-вторых – озвучивают разные умные мысли, которые у них возникают совсем в другой части тела.
     Как жить? Кому верить? Мюллеру? Или Миллеру? – Невелик выбор. Вызывать духов исторических личностей и допрашивать их как свидетелей? – Смешно!
     – Нет, не смешно! – грозный голос раздался где-то рядом, хотя в комнате я был один. По моей шкурке шустро забегали мурашки. Тем временем воздух прямо передо мной стал как будто светиться, превращаясь в полупрозрачный, словно голографический облик мужа c гордой осанкой, с русыми кудрями, ниспадающими из-под отороченной соболем шапки и рыжеватой окладистой бородой, одетого неброско, но опоясанного мечом с рукоятью, усыпанной драгоценностями. Мурашки забегали ещё шустрее, волосы встали дыбом и, превратившись в жёсткую проволочную щётку, мелко дребезжали. – Призрак!!!
     – Тимофей, – представился призрак, – на татарский манер – Темучин, на китайский – Тэмочжэнь, ну, а знают все меня как Владыку Востока, Властителя Мира, Потрясателя Вселенной и так далее и тому подобное, короче, Чингисхан я.
     – П-п-правда?... Я Вас несколько иначе себе п-п-представлял.
     – Знаю. Чего только не настрочили обо мне эти писаки-историки. Повстречались бы они мне, уж я бы их…
     – На бочку с п-п-порохом посадил? – услужливо подсказал я.
     Большие зеленовато-серые глаза Чингисхана непонимающе уставились на меня. Наконец до него дошло:
     – Экие вы в будущем придумщики. Нет, у нас проще: секир-башка и все дела..., да и порох жалко – им любое препятствие с пути смести можно. А ты, как мой прямой потомок (честное слово, не понимаю, почему он так сказал), сейчас вкратце узнаешь мою подлинную историю.
     Услышав, что мы не чужие, мурашки стали понемногу успокаиваться.
     – Постой, Чингис, я не историк, я простой российский инженер…
     – Помолчи! Ты хоть понял, что я тебе сейчас сказал?
     – Ну, типа, мы – родственники…
     – Прямой потомок имеет право на всё наследство!
     – То есть, практически на всю Азию, плюс пол Европы!?
     – Именно! Хотя я бы не стал ограничивать своё наследство столь узкими рамками.
     – Ну конечно, помню: «…до последнего моря». Только где оно, это последнее море, ведь Земля-то круглая… Чингис, у меня уже есть участок, пятнадцать соток. Я с ним-то едва управляюсь.
     – Ничего, ты же знаешь, русские не сдаются! Так что будь готов принять наследство.
     – Ё-ё-ё моё!!!... Это ж сколько вкалывать придётся!... Впрочем, конечно, как учили – всегда готов!
     – Теперь замри и внемли, – «рысьи» глаза Чингисхана пристально смотрели, как бы внутрь меня, не моргая. Мурашки окончательно успокоились. Окружающая реальность плавно растаяла…

 


                                      . . .

 


     Убивать родственников нехорошо, неэтично как-то, поэтому поступили с ними традиционно по старинному русскому обычаю: соорудили бочку побольше, посадили в неё вдову с сыном, заколотили, засмолили и – в море. На усмотрение Господа, так сказать.
     Тут такое дело: у вдов князей детей быть как бы не должно. Князь неожиданно погиб от рук враждебных соседей, на его наследство быстро отыскались охотники, осталось немного подождать, пока помрёт княгиня (не без помощи, конечно), а тут на тебе – появляется ещё один, к тому же юный, претендент, ну прям Персей! Возмутительно!...

 


                                       . . .

 


     Невероятно трудолюбивы и талантливы русские люди, ленивы и нерадивы они только для любителей удобно устроиться на их натруженных холках. К тому же очень вольнолюбивы: на край света готовы уйти, лишь бы не было им никакого угнетения. Двигаться же им издавна приходилось в малонаселённые земли, на восток. По всей Сибири и Дальнему Востоку разбросаны их посёлки и городки, до островов, где восходит Солнце, добрались и поселились там, бескорыстно делясь с местными жителями (не очень склонными к благодарности) своими знаниями и умениями. А кто ещё дальше проник в неведомую землю за Великим Океаном, неся свет Истинной Веры, оставив и там добрый след: аборигены боготворили пришельцев, что, однако, сыграло с туземцами злую шутку, когда гораздо позже им пришлось столкнуться с оголтелыми, в своей жажде наживы, европейцами, высадившимися с противоположной стороны их континента…
     Долгие годы скитался Тимофей со своей дружиной в поисках лучшей доли под знамёнами, с вышитыми на них крестами, сохраняя в сердце любовь к своей далёкой родине – Святой Руси. Вот и сейчас, бредя по степи, Тимофей размышлял о своей жизни. Он помнил, как непрестанно молилась его мать в плывущей по воле волн бочке, и после чудесного спасения навсегда сохранил в себе искреннюю, глубокую набожность. А ещё получил прозвище Царь Морской, которое потом в тюркском звучании, затаив дыхание, услышал весь Мир. С малых лет мать воспитывала Тимофея как будущего князя, дала хорошее образование. Но кому нужны его знания, если нет своего града стольного? Да, незавидная доля у княжьих отпрысков, лишённых права наследства: или наниматься на службу к другим или разбойничать и захватничать, как когда-то такой же собрат Аттила. Вон, в католических странах таких собирают в рыцарские ордена, чтоб не озорничали от безделья. Направляют агрессию алчных, ненасытных хищников вне Европы, на Восток, в том числе эти псы давно на Русь поглядывают, щёлкают зубами и давятся слюной. Для отпора этой своре надо бы и нам организовать что-то своё – взгляд Тимофея остановился на драгоценном медальоне, висящем на шее – да, например, «Золотой Орден». Неплохо бы и превентивно наведаться в Европу, пройтись по ней огнём и мечом … слегка, только для приведения в чувство и освежения памяти. Уж больно она короткая у наших лживых и лицемерных западных друзей. Да и с востока прикрыть Русь надо, чтобы не беспокоили кочевники постоянными набегами.
     Навалилась усталость. Почесав бороду, Тимофей зевнул, перекрестился и стал снимать пыльные сапоги. Помыть бы их…, в тёплом южном океане – усмехнулся он про себя. Слышал он, что далеко на полдень по берегам двух великих рек, впадающих в этот океан, тоже живут потомки русских людей, покинувших свою родину ещё в ведические времена.
     Закрыв глаза, Тимофей провалился в глубокий сон. Странные видения нахлынули на него: прекрасные города с великолепными дворцами в «русском» стиле, только каменными, цветущие сады, торговые караваны, стекающиеся на шумные базары со всех концов обитаемого мира, тьмы-тумены воинов, повинующиеся его воле…
     Тимофей понял смысл видений: нужно самому строить своё княжество, свой рыцарский орден. Да где взять подходящих людей: крестьян, воинов, мастеровых? Кругом одни полудикие варвары. Живут скотоводством, кочуют небольшими куренями со своими стадами по Cтепи. Воины из них никакие, пешего строя не знают, доспехов, мечей, копий, боевых топоров в глаза не видели, вооружены лишь лёгкими луками. Недавно наскочили такие на дружинников на своих мохнатых низкорослых лошадках. Постреляли издали и ускакали. Дружинники со смехом вытаскивали, попавшие в незащищённые кольчугой места, стрелы, ломая их тремя пальцами. Стоп!... А если вооружить этих диких всадников настоящими боевыми луками? Такая их тактика может принести успех в сражениях на открытых полях. Только с дисциплиной кочевников будут большие проблемы, но, кажется, есть и их решение – круговая порука. Мастеровых и пеших воинов можно будет набрать в Сибири да на Руси, заключив союз с русскими князьями, чай не чужие – поделятся, от десятины не обеднеют, ну а кто не захочет делиться..., Тимофей прихлопнул успевшего напиться комара, превратив его в кровяное пятно. Кстати, окоротить бы надо этих князей, а то зарвались, своими междоусобными распрями разоряют Русь, даже храмы и монастыри грабят, священников убивают – вот за это никому пощады не будет, узнают паскудники, что такое бич Божий. За ярлыками на княжение будут в ставку Ордена приезжать, а на строптивцев и ослушников управа быстро найдётся.
     Тимофей размечтался, какое у него будет большое и устроенное княжество, даже не княжество, а царство на огромных просторах от Руси до великого восточного океана, и от студёных северных морей до теплого южного океана. Себя он уже видел великим князем, Монголом – единовластным самодержцем, власть которого будет опираться на самую могучую армию мира, ядро которой, её гвардию составит русская дружина во главе с молодым воеводой Плоскиней. Подданные его царства будут равны независимо от веры и рода-племени, и будут знать только одно иго – иго Закона (Джасана), его ясного и справедливого закона, составленного из наставлений, данных ему когда-то матерью. Да, планы огромные. Но, что не суждено успеть исполнить – достанется потомкам…

 

     Русские долго запрягают, но быстро ездят. Приняв решение, Тимофей рьяно взялся за дело. И услышали просторы Азии исконный русский боевой клич: «Ура-а-а!», рвущийся из глоток разнородных богатырей-батыров Чингисхана…

 


                                               . . .

 


     Очнувшись, я заметил, что за окном уже забрезжил рассвет. Тут в старинных резных часах, давно не ходивших, висевших на стене лишь для красоты, что-то зашуршало, заскрипело, распахнулась маленькая дверца, выпустив облачко пыли, из неё выпорхнула кукушка и звонко… прокукарекала.
     – Ну, мне пора. Ты эта,… если захочешь узнать что-то ещё из подлинной Истории, обращайся. Мои воины быстро доставят тебе дух любого исторического деятеля, и уж, поверь мне, заставят его рассказать всю правду… и даже больше, – это были последние слова, которые успел произнести Чингисхан, растворяясь в воздухе.

 

 

 

 

Автор: Александр Лесостепной
alex_ls59@mail.ru
2008г.

 

 

   
Яндекс цитирования