Новости истории

22.08.2019
Самая первая в мире компьютерная программа, написанная Адой Лавлейс в 1843 году, продана с аукциона за 125 000 долларов.

подробнее...

21.08.2019
Участники Нижнедонской археологической экспедиции Государственного Эрмитажа совместно с коллегами из Ростова-на-Дону нашли на берегу Дона древнейшую керамику в Восточной Европе, созданную порядка 8 тысяч лет назад.

подробнее...

19.08.2019
Двухфюзеляжный самолет Stratolaunch, совершивший свой первый полет 13 апреля 2019 года, в настоящий момент выставлен на продажу.

подробнее...

Египет

Множество «Александрии» было основано на пути Александра Македонского, но самой жизнеспособной из них оказалась Александрия, основанная в 332—331 годах у дельты Нила, на месте древнего египетского поселения Ракотис. 
Уже в конце IV века до н. э. Александрия стала крупнейшим городом эллинистического мира. По указанию Плиния (V, 10, VI), в его время город имел 15 миль в окружности. Жизнь и рост города не прекращались с момента его основания до наших дней. Поэтому остатки греческого города погребены под остатками римского, а эти, в свою очередь, почти недоступны, так как над ними высится современная Александрия. 
Раскопки, производившиеся в конце прошлого века и опубликованные в качестве исследования эллинистического города, не пошли глубже римского города и частично подтвердили описание его современников. Эллинистическая же Александрия все еще остается малоисследованной; однако установлено, что основные направления сетки ее улиц сохранились в римское время, поскольку жизнь города не прерывалась. 
Диодор (XVII, 8) в конце I века до н. э. сообщает, что «город весь изрезан улицами, удобными для езды верхом и на повозках». Две самые широкие улицы, футов в сто (около 30 м), пересекали одна другую под прямым углом. Они были обрамлены колоннадами на всем своем протяжении. В другом месте Диодор (XVII, 52, 1—6) говорит об улице, перерезающей город почти посредине, улице, удивительной по своей величин не и красоте: от одних ворот до других она тянется на 40 стадий (стадий — 180 м), вся украшена великолепными зданиями — домами и храмами. Длинный мол соединял город с островом Фаросом, где находился знаменитый маяк, указывавший вход в гавань Александрии (рис. 369). 
Город делился на несколько частей, именовавшихся буквами алфавита; из них самой большой и блестящей была Бэта или Брухейон — квартал дворцов, имевший свою гавань, замкнутую островами. Эта часть занимала не менее одной четверти площади всего города. 
В комплекс дворцов входили гробницы царей, начиная от Александра Македонского, и музей (место пребывания александрийских ученых). К дворцам примыкали общественные здания, как-то: театр, храм Посейдона, здания суда, гимнасий и эмпорий — торговая площадь с помещениями для торговли и товарными складами. Эта -часть города, озелененная садами и парками, имела весьма живописный вид. Здесь находился Панейон — искусственная конусообразная возвышенность с винтообразным подъемом; с ее вершины был виден весь город. Обилием парков можно объяснить популярность в изобразительном искусстве Александрии пасторальных пейзажей, а равным образом пасторальных сюжетов в поэзии. 
В юго-западной части города находился знаменитый храм Сераписа (Серапейон), построенный, судя по надписи, Птолемеем III Евергетом и расширенный впоследствии римлянами. В состав Серапейона входил храм и огромная библиотека. Статуя бога была исполнена греческим скульптором Бриаксидом. 
В эллинистической архитектуре Александрии сказывалось смешение египетских и греческих традиций: в катакомбах Ком-эшь-Шукафа и в некрополе Анфуши мы видим эллинистические формы бок о бок с египетскими (табл. 157). 
 
Рис. 369 
 
 
Египетские черты александрийской архитектуры заметны в применении египетских типов колонн и в реалистическом орнаменте. В Александрии встречается капитель, представляющая сочетание завитков и листьев аканфа с растительными египетскими мотивами; часто встречается тип колонны с пальмовидной капителью; легкие грациозные деревянные колонны в виде тирса поддерживали покрытие палатки Птолемея, описанной Афинеем (табл. 156, фиг. 1). 
Композиция одной гробницы в некрополе «Мустафа-паша» была строго архитектонической; в ней был применен один из вариантов дорического ордера с весьма измельченными и засушенными деталями; отделка их завершалась тонким стуком и раскраской. Особенной изысканностью отличалась обработка ниш. 
Главное помещение центральной гробницы Анфуши имеет оригинальную роспись плафона в виде ковра, наброшенного на крышу ажурной беседки над гробницей. 
Особенно интересны также подземные гробницы Ком-эшь-Шукафа, которые относятся к позднеэллинистическому и римскому времени (рис. 370). Спиральная лестница, перекрытая нисходящим цилиндрическим сводом из тесаного камня, ведет в них глубоко под землю, где располагается целый ряд помещений самой разнообразной, причудливой формы (рис. 371). Их обработка свидетельствует о сильной струе египетских традиций в архитектуре: здесь встречаются египетские пилястры, капители, типично египетские карнизы, орнаменты и т. д. Очень характерна стуковая облицовка гробниц с рельефными украшениями и роспись гробниц по штукатурке (табл. 157). Техника эта восходит к древнему Египту, а композиция развивает характерный для эллинистического интерьера прием членения внутренней стены на три части: цоколь, среднюю часть и венчание. 
 
Рис. 370-371 
 
Интересна роспись одной из этих гробниц в помещении перед комнатой с погребальным ложем: над голубою скамьею, заменяющей цоколь или панель и разделенной вдавленными линиями на мелкие прямоугольники, идут окрашенные под мрамор орфостаты (двух тонов), также разделенные вдавленными линиями; затем тянется черная узкая выступающая полоса и выше—широкое красное поле, увенчивающееся лепным карнизом. Пространство над этим карнизом до плоского свода заполнено сплошной синей и узкой красной полосами выступающего фриза (вероятно, украшенного живописным орнаментом) и небольшим карнизом с расписанным лесбийским киматием. За исключением отделки верхней части стены, остальные элементы росписи в своих пропорциях и распределении те же, что и в склепе Васюринской горы (на Таманском полуострове). 
Было бы ошибочно, однако, судить по этим гробницам об интерьере александрийских дворцов. Из описаний древних известно, что во дворцах применялись дорогие облицовочные материалы. Так, по верхней части стен проходили фризы с изображениями, выбитыми на листах золота. Широко применялись металлические обивки капителей. Полы украшались мозаикой. О драгоценной утвари из редких пород дерева с инкрустациями из слоновой кости и стеклянной пасты, о роскошных александрийских коврах мы знаем лишь по словам древних авторов. 
Жилые дома Александрии, построенные из смешанного с соломой, высушенного ила, обычно были высоки и имели прямоугольный план. Помещения располагались вокруг прямоугольного двора, который часто был столь узок, что служил лишь световым колодцем. Небольшие здания покрывались сводами из глины, которые показаны на античных пейзажах, изображающих берега Нила. 
 
 
Рис. 372 
 
Особого внимания заслуживает Фаросский маяк, который детально описывают источники (Страбон, Плиний, мусульманский ученый Ибн-аль-Сайх). Изображения маяка сохранились на александрийских монетах. Построенный при Птолемее Филадельфе в начале III века до н. э., он представлял собой высокую башню. Надпись на нем гласила: «Сострат Книдский, сын Дексифана, богам-спасителям на благо мореплавателям». 
Маяк просуществовал около полутора тысяч лет. За это время он дважды страдал от землетрясения и дважды восстанавливался, пока окончательно не развалился вследствие выветривания самого материала. 
Фаросский маяк представляет характерное явление для эллинистической архитектуры с ее стремлением к грандиозным размерам, к необычным формам и неожиданному эффекту. Маяк считался одним из «семи чудес света». В романе Ахилла Татия «Левкиппа и Клитофонт» он описан следующим образом: «Сперва Херес повел нас к башне и показал строение причудливое и удивительное. Гора, посреди моря лежавшая, доходила до самых облаков, и вода протекала под этим сооружением, а оно высилось, вися над морем». Высота маяка, по описанию Ибн-аль-Сайха (в XI веке), была 130—140 м. Он стоял на высоком подии (высотой 5,40 м) и состоял из трех, поставленных одна на другую, постепенно уменьшающихся башен (рис. 372 и 373). 
В нижней части маяка помещался резервуар питьевой воды, пополнявшийся из городского водопровода. По вертикали массив был прорезан центральной шахтой, вокруг которой шли пандусы и лестницы; по этой шахте вверх подавалось горючее для разведения огня маяка. На вершине маяка и днем и ночью горел огонь, видимый по ночам на расстоянии 100 миль; его дым был виден даже днем. Архитектурные формы Фаросскога маяка легли в основу архитектуры позднейших маяков, в частности, маяка в гавани Остии. 
Недалеко от Александрии, на морском берегу, находилось маленькое святилище Афродиты Зефириты. Оно построено во времена Птолемея II и представляло собой портик без целлы с числом опор 4 × 6. Его колонны были каннелированы в верхней части. Угловые столбы обработаны полуколоннами, обращенными к середине каждого из фасадов (рис. 374). 
 
Рис. 373
 
 
 
       
Яндекс цитирования