Новости истории

18.01.2018
"Воскрешенная" ДНК двух древнеегипетских мумий, найденных в окрестностях Каира в начале 20 века, помогла ученым раскрыть их родословную и выяснить, что они были двоюродными либо единоутробными братьями

подробнее...

18.01.2018
В этот день, 18 января 1943 г., ровно 75 лет назад немцы вновь начали высылать евреев из Варшавского гетто в Треблинку.

подробнее...

11.01.2018
Чернокожий раб Джеймс Хемингс, принадлежавший Томасу Джефферсону, американскому президенту, был непревзойденным мастером французской кухни. Недавно археологи обнаружили помещения, в которых Хемингс готовил блюда для своих хозяев.

подробнее...

Афины в V и IV веках до н. э. Культура и искусство классической эпохи

Под эпохой классики в истории греческой культуры обычно разумеется время ее наивысшего расцвета в V и IV веках до н. э., в частности в годы правления Перикла в Афинах (443—429), когда греческая рабовладельческая демократия достигла там своего расцвета. 
К началу этого периода Афины стали наиболее передовым государством в Греции, благодаря быстрому развитию ремесел и обширным торговым связям с другими государствами Средиземноморья. Афинское демократическое государство складывалось в постоянной борьбе с теми греческими полисами, в которых еще господствовала старая, землевладельческая военная аристократия и которые находились под гегемонией Спарты, входя в так называемый Пелопоннесский союз. 
В Спарте сравнительно рано сложилось рабовладельческое государство, которое долго сохраняло пережитки общинного быта. Это является характерной особенностью спартанского государственного строя, равно как и военная организация его господствующего класса, обусловленная необходимостью постоянной борьбы с илотами — местным населением, порабощенным спартанцами. Архаической чертой спартанского устройства было равноправие всех спартиатов, которые совместно владели общинной собственностью — землей и обрабатывавшими ее илотами. 
До конца VI века до н. э. Спарта была главной политической силой в Греции. С начала V века до н. э. рядом со Спартой выступает новое мощное государство — Афины. 
Проведенные в начале VI века до н. э. реформы Солона расчистили путь для развития афинского рабовладельческого государства, не устранив социальных противоречий между различными группами его свободного населения. Реформы Клисфена, возглавившего демократическую партию (509 год до н. э.), завершили борьбу с пережитками родового строя, окончательно установили формы демократического государства в Афинах и обеспечили его быстрый рост в V веке до н. э. 
В эту эпоху в Аттике расцветают ремесла, в частности — художественная промышленность; развивается торговля. Афины успешно конкурируют с дорическим Коринфом и в большой мере наследуют торговые пути ионического Милета, разрушенного персами в 494 году до н. э. 
В первой четверти V века до н. э. могучая персидская держава, под властью которой находились вся Передняя Азия и Египет, стремясь к господству на Эгейском море, неоднократно обрушивалась на Грецию . Особенно грозными для Афин были наступления персов в 490 и 480—479 годах до н. э. Эти войны, подробно описанные историком Геродотом, были успешно выиграны эллинами. Наиболее трудной была вторая война, когда одновременно со вторжением персидских войск в Среднюю Грецию греческие колонии в Сицилии подверглись нападению карфагенян. В 480 году до н. э. Афины были захвачены и разрушены персами; однако, несмотря на разрушение своего города, афиняне, обладавшие большим флотом, продолжали деятельно участвовать в войне. В ходе войны Афинам удалось возглавить силы морских греческих государств. Это объединение получило название Афинского морского союза. 
 
Таблица 60 
 
Результатом греко-персидских войн было освобождение малоазиатских эллинов от персидского владычества, что не могло не отразиться на жизни крупных малоазиатских центров (Милета, Эфеса, Галикарнаса и др.), в которых греческая культура все же сохранила ряд местных традиций. 
Победа греков над персами знаменовала торжество более передовых рабовладельческих республик Греции над более отсталой персидской монархией. Вместе, с тем эта победа обеспечила дальнейшее развитие рабовладельческого хозяйства в Греции вообще, а в Афинах особенно. Возглавлявшие морской союз Афины получили возможность бесконтрольно распоряжаться огромными взносами союзников, что позволяло им содержать большой военный флот и развивать интенсивную строительную деятельность.  
 
Таблица 61 
 
Подъем афинского рабовладельческого государства происходил в условиях острой политической борьбы между двумя партиями — аристократической и демократической. Противоречия между этими группами возникали в связи с дальнейшей демократизацией Афинского государства и других греческих государств — членов морского союза. Опираясь на поддержку народа, Эфиальт добился лишения политических прав оплота аристократии — ареопага. Убийство Эфиальта не остановило дальнейшего роста демократии, во главе которой теперь стал Перикл. 
Время Перикла — середина сороковых и тридцатые годы V века до н. э. —  знаменует собой, по словам Маркса, «высочайший внутренний расцвет Греции». 
Развитие рабовладельческой демократии создало исключительно благоприятные условия для культурного расцвета Афин. Приток больших денежных сумм и огромных масс рабов сильнейшим образом способствовал обогащению государства. В эпоху Перикла к участию в управлении государством привлекались довольно широкие слои свободных граждан, получавших за это определенное вознаграждение. Огромные средства тратились Периклом на украшение Афин, которые он называл «школой всей Эллады». 
В 431 году до н. э. произошло столкновение Афинского морского союза с находившимся под гегемонией Спарты Пелопоннесским союзом. Эта война, продолжавшаяся с перерывами до 404 года до н. э., известна под названием Пелопоннесской. Война захватила почти всю Грецию, разделившуюся на два лагеря —  аристократический и демократический. Помимо политических противоречий между аристократической Спартой и демократическими Афинами, в основе конфликта лежали экономические противоречия: борьба за рынки в Пелопоннесе, Южной Италии и Черноморье. 
Пелопоннесская война не была удачной для Афин. Понеся ряд поражений, афиняне потеряли часть союзников, отпавших от них. Это сильно ослабило мощь Афин. Большим ударом было также организованное бегство к спартанцам в Декелею 20 000 афинских рабов, занятых главным образом в металлургическом ремесле. Все эти неудачи настолько ослабили Афины, что в 404 году до н. э. они принуждены были сдаться, признав гегемонию Спарты. 
Поражению Афин в войне со Спартой способствовала жестокая социальная борьба, которая шла внутри Афинского государства между демократическими слоями свободного населения (ремесленниками, земледельцами, лишившимися своей земли) и реакционными элементами (аристократией, крупными торговцами и зажиточным крестьянством). 
 
Таблица 63 
 
 
В IV веке до н. э. социальная борьба еще более усиливается, так как усиливается имущественное неравенство. 
Характерной чертой IV века до н. э. является массовый уход граждан в наемные войска. Установившееся в конце V века до н. э. господство Спарты было через 35 лет сменено кратковременной гегемонией Фив (371—362 годы до н. э.). 
Новое возобновление междуусобных войн знаменует собой начало кризиса рабовладельческого строя в целом. 
Рабский труд, будучи господствующей формой производства, быстро вытесняет свободных ремесленников. Этот процесс, а также дальнейшее развитие денежного обращения приводят к небывалому обнищанию широких слоев свободного населения. Период расцвета рабовладельческого общества остался позади. По мере того, как обнаруживаются коренные и неразрешимые противоречия (обусловившие в конечном итоге распад рабовладельческого строя), широкие массы свободного населения убеждаются в неспособности полиса обеспечить их благосостояние и теряют интерес к его судьбе. Это приводит к резкому падению полисного патриотизма. 
Греческие государства, тщетно пытавшиеся разрешить свои внутренние затруднения путями внешней экспансии, вынуждены все шире прибегать к наемным войскам. Непрерывные войны и наемничество составляют характерные черты этой эпохи, которые приводят лишь к дальнейшему разорению свободных ремесленников и мелких земледельцев, к обострению борьбы не только между рабами и рабовладельцами, но и между свободной беднотой и богачами и к быстрому распаду всех полисных связей, начиная с традиционной полисной религии. 
 
Таблица 64 
 
 
Падение патриотизма и безразличие к судьбам полисной рабовладельческой демократии было характерным не только для низших слоев рабовладельческого класса, но и для его богатых слоев; среди последних появляется тяга к монархическому строю или к военной диктатуре, которая могла бы обеспечить их от революционных выступлений бедноты. Богачи связывали с монархией и надежды на объединение враждовавших полисов для военной экспансии на Восток; она не только сулила овладение сказочными богатствами и рынками персидской державы, но и освободила бы метрополию от беспокойных элементов. В силу этих причин македонские завоеватели, стремившиеся овладеть всей Грецией, в середине IV века до н. э. нашли поддержку в состоятельных слоях самых различных греческих государств. 
Македония, до той поры одна из отсталых областей Греции, выросла к этому времени в мощную военную монархию, которая постепенно захватывала одну греческую область за другой. 
Несмотря на сопротивление афинской демократии, возглавлявшейся Демосфеном, Македония одержала победу над Афинами и их союзниками в битве при Херонее (338 г. до н. э.), овладев всей Средней Грецией. 
В дальнейшем македонский царь Александр (336—323 гг. до н. э.) предпринял с объединенными греко-македонскими силами поход против персидской державы. Завоевания Александра Македонского и создание им огромной рабовладельческой монархии, охватившей обширные территории восточного Средиземноморья, открывают новый этап в истории античного рабовладельческого общества — эллинизм. 
 
Таблица 65 
 
 
Греческая идеология эпохи расцвета характерна борьбой двух мировоззрений. Одно, идеалистическое, коренилось в господствовавших религиозных представлениях, в V и IV вв. до н. э., содержавших в себе переплетение старой антропоморфной религии с ее сложной мифологической системой, так ярко отраженной в поэмах Гомера и Гесиода, и народных верований догероического (догомеровского) времени. Идеалистическое мировоззрение лежало в основе философских систем многих софистов, Сократа, а прежде всего Платона и его последователей. 
Другое мировоззрение, материалистическое, выраженное еще в учениях милетских философов (Фалеса, Анаксимандра, Анаксимсиа) и эфесского стихийного материалиста-диалектика Гераклита, было воплощено в V в. до н. э. в учениях Эмпедокла, Анаксагора, Левкиппа, Демокрита и их многочисленных последователей. Маркс и Энгельс отмечают у древних греческих  философов наличие «наивного, но по существу правильного взгляда на мир» (Маркс и Энгельс. Сочинения, т. I, стр. 20). Они видели «всякий предмет, так сказать, без покровов, в чистом свете его природы, хотя это был и тусклый свет» (Маркс и Энгельс, Там же, стр. 479). Греки в прогрессивный период своего развития были материалистами в наивной форме этого миропонимания, и, отмечая «тусклость» освещения, в котором они видели явления действительности, Маркс и Энгельс имели, очевидно, в виду то, что греки еще не умели анализировать вещи и события. 
 
Таблица 68 
 
 
Энгельс указывает, что так как греки еще не дошли до расчленения, до анализа природы, то она у них рассматривается еще в общем, как одно целое. Всеобщая связь явлений в мире не доказывается в подробностях; для греков она является результатом непосредственного созерцания. 
О стихийном материализме греческих философов Маркс пишет: «древние греческие философы были прирожденными стихийными диалектиками, рассматривая мир, как бесконечное сплетение соединений и взаимодействий», в котором «ничто не остается неподвижным и неизменным, а все представляется движущимся, изменяющимся, возникающим и исчезающим» (Маркс и Энгельс. Сочинения, т. I, стр. 20). 
Ленин указывает, что греческая философия заложила основу для «теории познания и диалектики». 
В IV в. Аристотель, метавшийся в страстных поисках истины между материализмом и идеализмом, между диалектикой и метафизикой, развил целую систему энциклопедических знаний, в которой нашла себе место и эстетика, выразившая основные требования господствовавшего класса к искусству и являвшаяся первой, не всегда последовательной попыткой обосновать реализм в искусстве. 
Стихийная диалектика материалистической философии древних греков получила свое выражение буквально во всех отраслях искусства, определив реализм, значительность и гармоническую целостность классических образов греческой драмы, скульптуры и архитектуры. 
 
 
Таблица 69 
 
Позднее, в конце классического периода, в философии и искусстве получают яркое выражение глубокие изменения в миросозерцании, обусловленные кризисом и началом распада полисной системы. 
Общественные интересы начинают отходить на второй план, и развивается индивидуализм. В философии наблюдаются тенденции к разработке отрешенного· от общественной жизни созерцательного мировоззрения, которое должно дать идеальную невозмутимость душевного покоя «истинного мудреца». В искусстве и литературе усиливаются тенденции к отражению субъективного мира человека, его душевных переживаний; развивается искусство индивидуального портрета, растет интерес к частному быту и отражению его в искусстве. 
Подобные же черты сказались к концу классического периода и в архитектуре, в которой увеличивается роль частных заказов, а народность и монументальность важнейших сооружений V века, полных общественного значения, уступает место стремлениям к изысканной утонченности и роскоши. 
 
Таблица 70 
 
 
Греческая литература этой эпохи богата и разнообразна. 
Наиболее значительным явлением в греческой литературе этой эпохи была античная драма, расцвет которой относится к V веку до н. э. 
Развитие драмы обусловило возникновение и развитие постоянных театральных зданий, которые уже в конце V—начале IV века до н. э. строились из камня и стали одним из важнейших элементов архитектурного облика античного города. 
Возникнув из народных обрядовых хороводов и песен, посвященных богу Дионису, драма к началу V века приобрела установившуюся форму театрального действия, в котором участвовали 2—3 актера и хор. Исполнение драмы во время периодических празднеств со временем превратилось из религиозного обряда в общественное зрелище, ставшее неотъемлемой частью культурной жизни полиса. 
С первых же шагов в развитии греческого театра наметились основные жанры: трагедия и комедия. Последняя обычно получала злободневный политический характер. 
Разрабатывая традиционные сюжеты, заимствованные из героического эпоса, великие трагики V века — Эсхил, Софокл, Еврипид — ставили и разрешали самые острые и актуальные для своего времени проблемы, достигая при этом величайшего художественного совершенства в построении действия и в характеристике героев. 
 
Таблица 92 
 
В творчестве греческих драматургов V века — Эсхила; Софокла, Еврипида и Аристофана — отразились последовательные этапы и различные направления в развитии греческого мировоззрения этой эпохи. Трагедии Эсхила посвящены гражданским патриотическим настроениям того времени, Софокл и Еврипид в своих трагедиях раскрыли внутренние переживания человека. 
В ярких комедиях Аристофана отразились политическая борьба и нравы афинского общества на рубеже V и IV веков до н. э. 
Расцвету художественной прозы немало способствовали греческие историки V века до н. э. — Геродот и Фукидид и позднее — Ксенофонт, Платон и ряд ораторов. 
Эллинская скульптура классического времени значительно отличается от скульптуры архаики. Примитивные, условно стилизованные, неподвижные, словно оцепеневшие архаические статуи сменяются более свободными изваяниями. Образы классической скульптуры более правдивы и убедительны, фигуры представлены свободно двигающимися в пространстве. 
 
Таблица 101 
 
 
Тематика в основном остается прежняя. Сюжетами скульптур являются изображения божеств и героев, а также «прекрасных и доблестных» граждан-атлетов — победителей на состязаниях» (табл. 117, 118, 119, фиг. — 1, 3). Однако художественные образы получают большую глубину содержания в соответствии с богатством и разнообразием философских, религиозных и художественных идей нового времени. 
Частное, индивидуальное, случайное мало привлекает внимание ваятелей классического времени. Создаваемые ими изваяния обычно лишены портретных черт: типически обобщенные, они представляют собой идеализованные изображения человека. 
Подобно архаической скульптуре, скульптура классики также была в значительной мере связана с архитектурой. В наружное убранство храма входили статуарные (реже рельефные) группы, располагавшиеся во фронтонах, горельефные метопы, барельефные фризы. На крыше, по углам фронтонов, ставились акротерии, иногда  представлявшие собой скульптуры из мрамора, терракоты или бронзы. 
Декоративная скульптура также отличалась теперь большей свободой композиции и смелой передачей движения. Несколько иной характер носила скульптура как один из составных элементов самого архитектурного организма. Таковы колоссальные атланты грандиозного храма Зевса в Акраганте или кариатиды южного портика Эрехфейона (табл. 68—70). Их спокойные позы тесно связаны с их функцией опор. 
В композиции интерьера эллинского храма значительная роль принадлежала стоявшим в глубине целлы культовым статуям, нередко имевшим колоссальные размеры. Оживленные богатой расцветкой, исполненные часто из различных ценных материалов (золото и слоновая кость, мрамор и позолоченное дерево), эти скульптуры создавали впечатление торжественного великолепия. 
 
 
Таблица 103 
 
Большое количество статуй и скульптурных групп входило в ансамбли греческих святилищ; они ставились на площадях и украшали акрополи. 
Рельефы и посвятительные надписи украшали балюстрады и надгробия. Многочисленные надгробные памятники, главным образом рельефы, реже статуи, возвышались на греческих некрополях (кладбищах) (табл. 112, 113). Среди прочих надгробий особым своеобразием выделялись высокие стройные мраморные вазы, имевшие форму лекифов — узкогорлых сосудов для хранения масла, с рельефными изображениями умершего и нередко с надписью, указывающей его имя. 
В сикионо-арсосской школе скульптуры, крупнейшим представителем которой в это время был Агелад, разрабатывается мотив спокойно стоящей фигуры нагого атлета. Преодолеваются условность и неподвижность архаических куросов, образы приобретают большую правдивость и жизненность. Слегка «повернутая голова, согнутые в суставах члены оживляют эти фигуры. Передняя поверхность в статуях Агелада сильно подчеркнута, глубина построения отсутствует. 
 
 
Таблица 111 
 
Иной характер имело искусство ионических мастеров, также стремившихся к преодолению архаической условности. Смелые новаторы, ионяне охотно изображают фигуру в живом движении. Нереиды известного надгробного памятника в Ксанфе представлены бегущими (табл. 92, фиг. 1). Еще большей смелостью замысла отличается статуя богини победы Ники, исполненная Пэонием. Скульптор смело решает задачу изображения богини летящей. 
В скульптуре V века выдвигается ряд ярких художественных индивидуальностей. В числе их видное место принадлежит Мирону из Элевфер. Как показывает статуя «Дискобол» Мирона, автор ставил и замечательно разрешал очень смелую задачу передачи движения во всей сложности перехода от одного положения тела к другому. 
Совершенно иным характером отличается творчество пелопоннесского скульптора и теоретика скульптуры Поликлета. Исполнявший преимущественно бронзовые статуи атлетов-победителей, Поликлет являлся ярким выразителем художественных идеалов эллинской гражданской общины. Он создал типический образ идеального атлета, отвечавший представлениям своего времени о «прекрасном и доблестном» гражданине (табл. 118 и 119). 
Могучие тела победителей в состязаниях строились Поликлетом на основе определенных, установленных им пропорций. Спокойно стоящие фигуры Поликлета оживлялись так называемым хиастическим построением (перекрестным сочетанием поднятых и опущенных плеч и бедер).  Глубина в скульптурах Поликлета достигалась отставленной назад ногой и отчасти выдвинутой вперед рукой. Прославленными произведениями Поликлета были статуи копьеносца — Дорифора и раненой амазонки; статуя получила первенство на конкурсе, в котором принимали участие лучшие мастера Эллады, в том числе Фидий. Поликлет написал трактат (Канон), в котором он утверждает, что красота заключается в соразмерности частей и что совершенство художественного произведения зависит от многих числовых отношений. Возможно, что теория Поликлета была связана с учением пифагорейцев о числовых отношениях. 
 
 
Таблица 112 
 
Фидий, величайший из аттических скульпторов, создавал монументальные, величавые образы богов, более глубокие по содержанию, чем изваяния его предшественников. Широкой известностью пользовались колоссальные статуи, исполнявшиеся Фидием из золота и слоновой кости, в особенности Зевса в Олимпии и Афины Девы в Парфеноне (табл. 60, фиг. 1, 2). 
Фидий был одним из сотрудников Перикла, ему было поручено руководство всеми художественными работами на Акрополе. Можно думать, что в значительной мере по его замыслам были исполнены декоративные скульптуры Парфенона, а в основу композиции знаменитого фриза был положен эскиз Фидия (табл. 61—65). 
Последние десятилетия V века до н. э. и начало следующего столетия были эпохой великого перелома в политической и культурной жизни Эллады. Общественные идеалы, выдвигавшие на первое место «прекрасного и доблестного» гражданина полиса, требовавшие подчинения интересов отдельного индивидуума благу всего коллектива, столь характерные для Греции V века, уже не являются столь бесспорными в последующее время. Интересы отдельной личности, и притом связанные с личной, интимной жизнью человека, начинают все более и более выступать на первый план. 
 
Таблица 113 
 
 
Деятельность скульптора не ограничивается теперь созданием торжественно-величавых изваяний богов-покровителей полиса и типических статуй атлетов-победителей на всенародных празднествах. Скульпторы ставят и разрешают новые задачи. Появляются первые образцы скульптурного портрета. 
Художественная деятельность знаменитого аттического ваятеля IV века Праксителя, исполнявшего преимущественно статуи божеств, из круга Диониса и Афродиты, наглядно свидетельствует об интересе мастера не к гражданской, а к интимной, личной стороне жизни человека (табл. 117, фиг. 2). 
Созданные другим великим новатором, творившим в IV веке, — Скопасом образы имеют типический характер, но, в отличие от спокойных бесстрастных изваяний V века, они наделены бурным эмоциональным содержанием. Скульптуры Скопаса были насыщены страстью (табл. 101, фиг. 1, 3). В своей неистовой «Менаде» Скопас запечатлел состояние вакхического экстаза, а в раненых воинах фронтонных скульптур построенного им Тегейского храма — страдание. 
В конце первой половины IV века Скопас, вместе с другими скульпторами — Тимофеем, Бриаксидом и Леохаром, принял участие в исполнении декоративных скульптур одного из самых прославленных произведений эллинского зодчества —  гробницы Мавзола (Мавзолея) в Галикарнасе (табл. 103). 
 
 
Таблица 114 
 
В эллинской скульптуре второй половины IV века до н. э. ведущее место занял сикионский мастер Лисипп, придворный скульптор и портретист Александра Македонского. В «Апоксиомене» (атлет, после борьбы очищающий тело от приставшего песка) Лисипп создал новый канон человеческого тела, отличающийся от канона Поликлета более стройными, вытянутыми пропорциями. Лисипп был автором многочисленных изваяний Геракла. Лисипп исполнял и группы, подчас являвшиеся сложными многофигурными композициями. Современником Лисиппа, аттическим скульптором Леохаром, был исполнен бронзовый оригинал прославленной статуи Аполлона Бельведерского, дошедшей до нас в  мраморной копии. 
Эпоха классики — время расцвета греческой монументальной и станковой живописи, о которой однако мы можем судить лишь по литературным источникам и отчасти по росписям на вазах. Во второй четверти V века до н. э., при Кимоне, работал крупнейший из эллинских живописцев — Полигнот с острова Фасоса. Он украсил фресками различные здания: «Пеструю стою» в Афинах, лесху книдян в Дельфах и другие. Полигнот писал большие многофигурные композиции мифологического или исторического содержания; его образы отличались величавой простотой и правдивостью. Картины Полигнота являлись, в сущности, монументальными произведениями графики: изображения очерчивались линиями контуров и окрашивались в локальный тон. Сложная гамма переходных полутонов, столь характерная для последующей живописи, им не применялась. Палитра Полигнота основывалась на четырех красках: белой, желтой, красной, черной, употреблявшихся для росписи ваз. 
 
Таблица 115 
 
Созданное Полигнотом направление господствовало в эллинской живописи до конца V века, когда Аполлодор из Афин — творец станковой живописи— впервые стал применять перспективу, полутона и передавать светотень, положив тем самым начало живописи в современном смысле этого слова. Созданное Аполлодором новое направление в живописи получило широкое распространение в IV веке до н. э. Последователями этого направления были Зевксис и Паррасий. 
В IV веке до н. э. сикионский живописец Павсий стал применять в живописи технику энкаустики (восковые краски), уже применявшуюся в архитектуре. Современником Лисиппа был Апеллес —  портретист Александра Македонского и автор знаменитой Афродиты Анадиомены — выходящей из моря.
В художественном ремесле классической эпохи почетное место занимали расписные вазы. Они преимущественно расписывались в краснофигурной технике, которая появилась в Афинах еще в конце VI века до н. э., но полное развитие получила  только в V веке до н. э. (табл. 111—116). 
 
Таблица 116 
 
Наряду с традиционными мифологическими сюжетами в вазовой живописи начала V века появляются и разнообразные бытовые темы. Благодаря наличию подписных ваз мы знаем о целом ряде крупных мастеров (Евфроний, Дурис и др.), и об их стилистических особенностях. Главным центром этого вида художественной промышленности в эту эпоху становятся Афины. Живописцам удавалось достичь исключительно удачных композиционных решений, с большим мастерством связанных с формой декорируемого сосуда. В середине и в третьей четверти V века до н. э. появляются росписи так называемого свободного стиля: фигуры приобретают более объемный характер и изображаются в непринужденном и легком движении, причем композиции сохраняют спокойный, монументальный характер. 
В последние десятилетия V века до н. э. на смену свободному стилю приходит другой, характеризуемый резко двигающимися фигурами, развевающимися одеждами с богатыми орнаментальными мотивами. 
В IV столетии до н. э. росписи приобретают эскизный характер, вазописцы свободнее применяют кисть, снова входит в употребление полихромия, почти исчезнувшая в краснофигурных росписях V века. 
Особое место в классической вазописи занимали росписи по белой облицовке. Контуры фигур обозначались тонкой линией, отдельные части изображений покрывались локальным цветом (красной, синей, коричневой и другими красками). Эти росписи создают известное представление о монументальной живописи рассматриваемой эпохи. 
 
 
Таблица 117 
 
Из других видов художественного ремесла классического периода надлежит упомянуть о фигурных глиняных вазах и терракотовых статуэтках, изготовление которых достигло высокого мастерства в конце рассматриваемого периода (широко известны статуэтки из Танагры) (табл. 160). Далее следует отметить произведения торевтики — художественной обработки металла (золота, серебра, бронзы) при изготовлении различной утвари, в том числе храмовой, и посуды. Видное место в прикладном искусстве принадлежит монете, замечательные образцы которой оставили города эллинской метрополии (Афины) и колоний в Малой Азии (Кизик),  Великой Греции (Сиракузы) и в Причерноморье (Пантикапей). 
Выдающихся успехов достигают эллины и в области глиптики — искусства резьбы драгоценных камней. Современник Лисиппа — Пирготель, придворный мастер Александра, исполнял этим способом портреты царя. 
 
 
Таблица 118
 
 
Таблица 119
 
 
 
Таблица 160
 
 
 
 
 
 
 
 
   
Яндекс цитирования