Новости истории

20.04.2019
В Северном море обнаружился голландский корабль с грузом меди на борту, затонувший в 1540-е годы.

подробнее...

18.04.2019
15 апреля вспыхнул пожар в парижском Нотр-Даме. Полностью сгорела крыша, и рухнул шпиль.

подробнее...

18.04.2019
Редкую золотую монету, отчеканенную в Константинополе 1600 лет назад, нашли школьники на севере Израиля и передали в Управление древностей.

подробнее...

Афинская «демократия»

В V в до н. э. во время  премьер-магистрата Перикла могущество города-государства Афины достигло апогея.  Новый Акрополь символизировал собой новую демократию на службе у афинян. По прежнему отсутствовали политические и юридические права у  рабов, женщин и метеков.
Жители Афин гордились новым Акрополем, выстроенным под покровительством Перикла, аристократа из династии Алкмеонидов,  который благодаря дару красноречия и ораторского искусства,  достиг небывалых вершин власти.  Именно в период афинской демократии наблюдается небывалый расцвет торговли, искусства и научной мысли. Однако не все жители города обладали равными правами.  К низшим слоям общества, не имевших каких бы то ни было прав относились рабы, как частные, так и государственные и метеки, или чужестранцы, чаще всего те же греки, но из других городов, которые занимались коммерцией.  Как и афинские женщины эти две категории мужчин не обладали никакими правами в афинской демократии, однако же, не имели и обязанностей.  Только мужское население Афин имело юридические и политические права, как например,  право владения землей, право выступления и защиты в суде, право быть выбранными на общественные должности. Чтобы воспользоваться этими правами необходимо было быть совершеннолетним и сыном отца-афинянина – это позволяло претендовать на афинское гражданство. В 451-450 гг. до н. э. Перикл установил афинское гражданство только для детей, рожденных от родителей граждан Афин.
 
 
Афинский Акрополь. Вид с воздуха
 
Афинский Акрополь. Вид с воздуха 
 
 
Безусловно, статус гражданина не гарантировал сладкой жизни. Жилые кварталы в Афинах были мрачными и нездоровыми, наполненными нечистотами; узкие саманные дома быстро приходили в негодность.  Архитекторская длань простиралась только над общественными зданиями и храмами. 
Повседневная жизнь афинян подчинялась ритму, прописанному в мифологии и религии. Когда рождался мальчик - будущий гражданин, на дверь дома вешали оливковую ветвь,  в случае же с девочкой – шерстяное полотно. Спустя  7 или 9 день после рождения вся семья собиралась для церемонии очищения жилища. Отец брал ребенка на руки и обходил с ним вокруг очага, что символизировало принятие новорожденного в семейный круг. На следующий день повсюду развешивали амулеты от дурного глаза и выбирали имя младенцу. Отец имел право отказаться от ребенка, феномен тем не менее, достаточно редкий в Древних Афинах. В основном отказывались от младенцев женского пола, рожденных с увечьями или незаконнорожденных.  Дети-отказники подбирались другими жителями, которые использовали их в основном в качестве рабов.
 
 
Бюст Перикла. Мрамор, римская копия с греческого оригинала. прибл. 430 г до н. э., Музеи Ватикана
 
Бюст Перикла. Мрамор, римская копия с греческого оригинала. прибл. 430 г до н. э., Музеи Ватикана 
 
 
Знаменитый вопрос писателя и оратора Ксенофонта: «Кому мы доверим образование мальчиков и защиту девочек?!»  свидетельствует о пропасти между гендерами в Древней Греции. Воспитанием детей, безусловно, занимались только матери; женщины из богатых семей могли нанять помощницу-кормилицу, но и только. Девочки все свое время проводили в стенах дома: занимались ткачеством и приготовлением пищи. Целью их воспитания было формирование личности скромной и сдержанной, в этом была высшая добродетель женщины. Закон Солона, принятый в VI в до н. э.,  разрешал отцам продавать дочерей, если они опорочили свое доброе имя. 
Мальчики же подвергались совершенно другому режиму. С 7 лет они должны были посещать школу, сопровождаемые верным рабом семьи, педагогом (буквально от греч. «тот, кто ведет ребенка»), в обязанности которого вменялось помогать и защищать своего воспитанника. С 12 лет мальчики переходили в гимназии (от греч. «гимнос» - нагой), где совершенствовались в занятиях спортом.  Целью гимназий было поддержание тела в хорошей физической форме для участия в войне.  К сожалению, нагота, обязательная в гимназиях, часто способствовала скрытой и явной педофилии.  Высшая аристократия считала педерастию одной из форм инициации юношей.  Тем не менее, именно в обязанности раба-педагога входила защита своего подопечного от приставаний взрослых.  Дети из бедных семей  в гимназии не принимались, и по окончании школы отправлялись к родителям, чтобы работать  вместе с ними на полях или в мастерских. 
В 14-15 лет порядочные девушки выдавались замуж. Отец невесты устраивал ее брак с гражданином возрастом постарше, которому он передавал приданное. Приданое полностью поступало в распоряжение мужа, однако, женщина могла забрать его в случае развода.  Муж обязан был заботиться о жене, а она в свою очередь обязана была вести хозяйство. Жена была ответственна за благополучие рабов и ухаживала за ними, если они заболевали.  В доме женщины обычно жили на своей половине, удаленной от входа и хозяйственных помещений, называвшейся «гинекей». Чем богаче была женщина, тем более изолированной она была от общества, даже за покупками и за водой к фонтану вместо нее ходили рабы.
Мужчины женились, как правило, для того, чтобы обзавестись законным потомством, которое обеспечивало сохранение имени и фамильного имущества, а также поддержку в старости.  Верность жен блюлась строго, в то время как мужьям дозволялось иметь связи на стороне.  Женщины покидали дом только для присутствия на похоронах, свадьбах или религиозных праздниках. И тем не менее, древнегреческие источники доносят до нас эхо и о неверности жен. Судебный защитник Лисий в деле «об убийстве Эрастостена» презентует нам любовника молодой женщины, как коварного соблазнителя, использующего редкие выходы супруги за порог дома, чтобы узнать ее имя и совратить ее.  Муж изменницы с помощью служанки устраивает любовникам засаду и убивает соперника. Все это происходит в рамках закона, муж имеет полное право на убийство любовника жены.  Многочисленные свидетельства позволяют утверждать, что адюльтер был вполне обычным делом в Афинах.  Наказанием женщин за измену была их отлучка от религиозных церемоний, но и только.  Соблазнители мужского пола часто отделывались штрафом.  Увидев мужчину, прячущегося от мужа своей любовницы, философ Антисфен восклицал: «И ведь он мог избежать опасности всего ценой одного оболя (стоимость проститутки в Пирее)!» Законодатель Солон разрешил устраивать бордели в портовых зонах, коих в Древних Афинах было большое количество.
 
 
Храм Эрехтейон, 421-406 гг. до н. э., Афины, Греция
 
Храм Эрехтейон, 421-406 гг. до н. э., Афины, Греция 
 
 
Развод был делом достаточно простым и не стигматизировал ни мужчину, ни женщину.  Чтобы развестись мужу достаточно было просто отправить жену к родителям. Женщина же должна была для этого обратиться в магистрат, но не сама, а посредством своего отца или другого родственника мужского пола.  Дети оставались на попечении отца, женщина могла повторно выходить замуж. Известны случаи, когда муж сам способствовал второму браку собственной жены.  Именно так поступил и Перикл, когда оставил свою жену, чтобы жениться на Аспазии.
Граждане Афин из высших слоев посещали гимназии, чтобы поддерживать форму, и сходились каждый день на агоре, чтобы поддерживать социальные связи. Агора, политический центр города, была особенно людна в середине утра.  На подобных собраниях часто делались приглашения на обед, затем наступал час банкета, завершавшийся симпосием, древним аристократическим обычаем, на деле являвшемся веселой дружеской попойкой.  Симпосий проводился на мужской половине дома, андроне, из самого названия которого явствует какого рода были эти встречи. На них запрещалось появляться свободным женщинам.  Гости располагались на кроватях. Сократ, обычно одевавшийся очень неряшливо,  тщательно следил за своим костюмом на подобных банкетах. Говорили о политике.  Но не забывали и о развлечениях. Греческая максима говорит: «Пей или убирайся».  Играли в игры на ловкость – коттаб: почти пустой бокал хватали за ручку и вертели, стремясь, чтобы вино попало в определенную цель, при этом произносили имя возлюбленной.  Единственными женщинами, допускавшимися на пиршества были флейтистки и гетеры (куртизанки), проститутки, обученные поддержанию разговора и хорошим манерам.  Гетера, которая обретала свободу, часто становилась очень богатой женщиной.
По достижению возраста 18 лет юноши записывались в дем, свой территориальный округ в Афинах. Теперь их называли эфебами и в течение двух лет они должны были проходить военную службу.  Теперь у них была привилегия участия в Ассамблее, собрании граждан, на котором общественные дела решались посредством голосования. В течение 10 месяцев в году устраивалось  4 обязательных собрания. В IV в до н. э. была назначена специальная компенсация за участие в Ассамблее тех граждан, которые были вынуждены  оставить работу, чтобы голосовать. 
В 30 лет гражданин допускался в буле, консультативный орган, готовивший заседания Ассамблеи, а также мог участвовать в составе присяжных в общественных судах.  Присяжные выбирались среди  6000 добровольцев, которые записывались на это в начале каждого года. Перикл назначил вознаграждение за работу присяжного – 2 оболя, но эта сумма была меньше чем средняя заработная плата за один день. Поэтому присяжными обычно становились престарелые афиняне, стремившиеся таким образом заработать на пропитание.
Самые амбициозные граждане Афин состязались с трибун в ораторском искусстве и становились затем известными и популярными личностями. Аристофан обличает в одном из своих трудов эту одержимость красноречием: «Видишь ли ты, что стал игрушкой в руках тех [демагогов], кого возвел ты в культ.  Не сомневайся, ты их раб».  Афинские диктаторы, сменившие древнегреческую демократию, утверждали, что вся вина в этом лежит на демагогах, ввергшим страну в разруху. Образ жизни афинян эпохи демократии, тем не менее, сохранялся неизменным в течение многих веков.
 
 

Афинская свадьба

 
 
Омовение и свадебный наряд
 
 
Омовение и свадебный наряд 
 
 
 
День свадьбы начинался для новобрачной в своей комнате, где вместе с ней находились ее мать, подруги и помощница, называемая нимфетрия (1).  Над молодой девушкой совершалось брачное омовение – вода из реки или фонтана собиралась в специальную вазу, лутрофор (2). Затем невеста облачалась в подвенечный наряд. Девочка надевала сандалии (3), а молодая женщина передавала молодой богато украшенную шкатулку (4), в которой очевидно, находилась фата, символ непорочности.  Справа мы видим свадебную вазу (5), из которой брызгали на новобрачных во время церемонии.
 
 

Банкет и поднесение даров
 
 
 
Банкет и поднесение даров 
 
 
 
Самым ответственным моментом свадьбы считался банкет. Это один из немногих социальных актов, на которых могли присутствовать свободные женщины и это, несмотря на то, что они располагались за своим, отдельным от мужчин столом. На рисунке мы видим женскую часть брачной церемонии. Подруги невесты, одетые в праздничные тоги, своего рода вечерние платья той эпохи, подносят всевозможные подарки. Женщина держит свадебную вазу (1), а маленькая девочка подает невесте леканис (2), шкатулку для благовоний. Новобрачная (3) уже покрыта фатой. Многочисленные крылатые Эросы (4) порхают между гостями.

 
 
Брачный кортеж
 
 
 
Брачный кортеж 
 
 
 
Новобрачная покидает родительский дом под покровом ночи вместе с процессией близких и родственников, привлекающих внимание соседей и прохожих. На рисунке подруги невесты несут подарки (1), тогда как двое человек, одна из которых мать невесты держат факелы (2), символ защиты. Новобрачная едет на повозке, управляемой дружкой будущего супруга (4). Мужчина (3), в данном случае Гермес, который считался защитником и наставником брачующихся, показывает дорогу к дому жениха, где должен состояться банкет, организованный родителями афинянина.
 
 
 
 
 
Автор: Жуковская Д.
 
 

   
Яндекс цитирования