Новости истории

18.04.2017
Согласно греческим ученым, фундамент здания гробницы Христа в Иерусалиме опирается на неустойчивые скалистые основания и щебень и поэтому нуждается в существенной реконструкции.

подробнее...

17.04.2017
Российские археологи нашли на территории Брянской области статуэтку женщины, вырезанную из бивня мамонта во времена ледникового периода, пополнив небольшой элитный клуб "идеалов женской красоты" каменного века.

подробнее...

17.04.2017
Шестьсот шестьдесят два человека - таков рекордный состав самого крупного собрания поклонников Чарли Чаплина, нарядившихся в костюм своего кумира. Собрание было приурочено к годовщине открытия Всемирного музея Чаплина и дню рождения самого актера, случившемуся 16 апреля 1889 года.

подробнее...

Рецензия на монографию Другая война 1939-1945

В настоящее время все большую популярность приобретают попытки альтернативной оценки известных исторических событий. При этом подобные альтернативные работы либо искажают исторические события, либо действительно открывают то, что ранее было неизвестно, не афишировалось. Последние ведут к переоценке исторических событий, к новому взгляду на историю и ее переосмыслению. При этом крайне важно отличать те работы, которые искажают (намеренно или невольно) исторические события от тех работ, которые обогащают науку.
В рамках настоящей статьи рассматривается коллективная монография «Другая война 1939-1945», которая относится к работам, проводящим альтернативную оценку известных событий, а поэтому вызывает достаточно много споров.
Редактор коллективной монографии Ю.Н. Афанасьев предлагает разграничить взгляд на Великую Отечественную войну как на исторический факт от взгляда на Великую Отечественную войну как на политический факт.
Позиция правительства РФ в настоящее время заключается в том, чтобы не допустить искажения исторических фактов в прессе и печатных изданиях. С этой целью создана специальная комиссия, призванная отслеживать подобные факты фальсификации. Эта комиссия прежде всего создавалась как ответ на огромное количество альтернативных теорий о начале и ходе Великой Отечественной войны и вообще Второй мировой войны как в России, так и за ее пределами.
Безусловно, противодействие попыткам фальсификации истории необходимо, однако  для ее эффективной работы необходим серьезный историографический подход к анализу событий Второй мировой войны и ее последствий для России и стран бывшего Советского Союза. Данный подход исключает рассмотрение альтернативных теорий как однозначно неправильных и фальсифицирующих исторические события. 
Необходимо отметить, что на сегодняшний день среди историков и простых читателей монография «Другая война 1939-1945» вызывает противоречивые реакции, но преобладает неприятие демонстрируемого в рамках данной монографии взгляда на события, относящиеся к началу Великой Отечественной войны, ее ходу и ее результатам.
В рамках настоящей работы предпринимается попытка освещения основных вопросов, затрагиваемых в монографии и точек зрения на данные вопросы.
 
 

КЛЮЧЕВЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ МОНОГРАФИИ «ДРУГАЯ ВОЙНА 1939-1945»

 
Монография «Другая война 1939-1945» вышла в 1996 году под редакцией Ю.Н. Афанасьева. 
Ю.Н. Афанасьев – историк, углубленно изучающий, по его собственным словам, историю Второй мировой войны с 1980-х годов. В сфере  его научных интересов прежде всего пакт Молотова-Риббентропа и сопровождающие его секретные протоколы, которые в 1939 году решили судьбу Эстонии, Латвии и Литвы.
Ю.Н. Афанасьев пишет: «…в эволюции отношения к этим документам – начиная с борьбы за официальное признание их историческим фактом и заканчивая политическими и психологическими последствиями, которые неизбежно вытекали из такого признания – отразилось масштабное и глобальное явление. Я имею в виду все больше углубляющуюся пропасть между историей (знанием о том, что происходило) и памятью, то есть тем мифологизированным представлением о прошедшем, которое сформировалось в массовом сознании народа, невероятной ценой победившего завоевателей» (Афанасьев Ю.Н. Другая война: история и память / Россия, XX век: В 6 кн. / Под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева; Рос. гос. гуманит. ун-т. М., 1996. Кн. 3: Другая война, 1939-1945).
Во введении к данной монографии Ю.Н. Афанасьев задает вопрос достаточно ли у России (Советского Союза) оснований для того, чтобы праздновать победу во Второй мировой войне, поскольку победив немецкий фашизм Советскому Союзу не удалось победить русский фашизм, который ничем не отличается от германского. В связи с этим у России нет повода праздновать эту победу, поскольку основная цель – победа над фашизмом, которая декларируется как главная составляющая победы во Второй мировой войне, не была достигнута.
Ю.Н. Афанасьев настаивает на том, что цели И.В. Сталина во Второй мировой войне были далеки от декларируемых им. По мнению автора протоколы 1939 года, относящиеся к пакту Молотова-Риббентропа однозначно указывают на это.
 
 
Подписание пакта Молотова-Риббентропа 
 
 
Ю.Н. Афанасьев ссылается на книги В. Суворова «Ледокол. Кто начал вторую мировую войну?» и «День-М». Афанасьев соглашается с мыслью Суворова, что Вторая мировая война была развязана не Германией, как декларируется официальной историей, а Советским Союзом.
Еще один из авторов монографии В.Л. Дорошенко соглашается с Ю.Н. Афанасьевым в том, что И.В. Сталину война нужны была точно также,  как она была нужна А. Гитлеру, и именно Сталин помог Гитлеру начать Вторую мировую войну. 
По мнению В.Л. Дорошенко отечественная война может называться такой только до 1944 года, т.е. до тех пор, пока Советский Союз не достиг своей государственной границы, после чего отечественная война со стороны Советского Союза превратилась в захватническую, а не освободительную (Дорошенко В.Л. Сталинская провокация Второй Мировой войны / Россия, XX век: В 6 кн. / Под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева; Рос. гос. гуманит. ун-т. М., 1996. Кн. 3: Другая война, 1939-1945). 
Еще  один автор монографии М.И. Семиряга сосредотачивается на личности генерала Власова – одной из наиболее одиозных фигур периода Великой Отечественной войны. С точки зрения официальной истории, генерал Власов рассматривается как предатель, но личность генерала Власова отнюдь не однозначна.
Блестящий советский военачальник, военный советник в чине полковника при штабе маршала Чан-Кайши (1938-1939), генерал-майор в начале Великой Отечественной войны Власов командовал одной из армий в так называемом «киевском котле». В безнадёжной ситуации, когда И.В. Сталин, вопреки логике и отчаянным предупреждениям командования фронтом, отдал приказ любой ценой сохранить Киев, обрекая тем самым на верную гибель около миллиона советских военнослужащих, Власову удалось сохранить армию и вывести её из окружения. 
20-я армия Власова участвовала в знаменитом сражении под Москвой, когда немцы потерпели первое поражение и был сорван «блицкриг». Власов был награждён несколькими орденами, в т.ч. – орденом Ленина, ему было присвоено звание генерал-лейтенанта. 
Казалось бы, военная карьера Власова складывалась благополучно. В 1942 году он назначается заместителем командующего Волховским фронтом и командующим 2-ой ударной армией. Цель – прорыв блокады Ленинграда. В этой истории в крайне неблаговидном свете предстаёт личность генерала армии Г. Жукова. Личная неприязнь (возможно, – зависть к Власову), неподготовленность попытки прорыва закончилась разгромом армии и пленением командующего. 
 Однако за то, что генерал Власов и его подчиненные сдались в плен, они получили клеймо предателей родины. «Власовцами» стали называть более миллиона пленённых советских военнослужащих по всему советско-германскому фронту, в безвыходной ситуации сдавшихся в плен. Среди них были самые разнообразные люди: потерявшие в годы Большого террора своих родных и близких; раскулаченные крестьяне; убеждённые противники большевиков (Коняев Н.М. Генерал Власов. Анатомия предательства. М.: Вече, 2008).
 
 
Генерал Власов и И. Эренбург 
 
 
В настоящее время споры о генерале А.А. Власове, его ближайшем помощнике М.А. Зыкове, о власовском движении продолжаются. Но чем больше появляется капитальных исследований о «власовцах», тем более ясной становится парадоксальная истина: истинным создателем власовского движения был не генерал Власов, а И.В. Сталин, бросивший на произвол судьбы миллионы советских военнопленных, более того, он добивал тех из них, которых союзники отправили на родину после войны. Об этом говорит в своей работе и М.И. Семиряга.
М.И. Семиряга воздерживается от однозначной оценки личности генерала Власова, однако призывает отказаться от взгляда на А.А. Власова как на предателя (Семиряга М. И. Военнопленные, коллаборационисты и генерал Власов / Россия, XX век: В 6 кн. / Под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева; Рос. гос. гуманит. ун-т. М., 1996. Кн. 3: Другая война, 1939-1945).
М.И. Семиряга рассматривает также сущность коллаборационизма. В юридической трактовке международного права коллаборационизм рассматривается как осознанное и добровольное сотрудничество с врагом в ущерб своему государству. 
Семиряга характеризует феномен коллаборационизма и различает его типы по ряду положений. По дефиниции - как разновидность фашизма и практику сотрудничества национальных предателей с гитлеровскими оккупационными властями. По истокам - как следствие итогов первой мировой войны, Версаля, тоталитаризма и личных морально-политических качеств представителей некоторой части общества оккупированных стран. По типологии - от бытовых форм до прогитлеровской политики правящих кругов. По историческому месту - включенность в процесс не только отдельных лиц, но и целых социальных слоев и правительств и по последствиям - продление войны, увеличение числа жертв.
М.И. Семиряга считает, что в армию генерала Власова шли не коллаборационисты, а люди, которые надеялись выжить в войне. Они не ставили себе задачи работать на врага в ущерб своей родине, ими двигали другие мотивы .
Еще один автор, чья работа вошла в книгу «Другая война, 1939-1945», А.Б. Зубов поддерживает мнение Ю.Н. Афанасьева о том, что Советский Союз проиграл войну, поскольку не победил фашизм. Автор полагает, что совесткий народ не мог проявить себя в должной мере, поскольку был духовно задавлен политическим режимом, сложившимся в Советском Союза. Армия, по мнению А.Б. Зубова, была развращена И.В. Сталиным, результатом чего стали проявления мародерства и грабежей европейских стран, которые были отданы на разграбление Советской армии.
А.Б. Зубов пишет: «Да, мы избежали гитлеровского рабства, но в полной мере получили ярмо сталинское, а разве оно легче?... Не так позорно быть завоёванным внешней превосходящей силой, как покориться своему доморощенному «Тараканищу»… Сталин… развратил победоносную армию, отдав ей завоёванные страны на разграбление. Вереницы студебеккеров с награбленным добром, а то и целые железнодорожные составы, генеральские фронтовые жёны, мародёрствовавшие в брошенных домах Будапешта и Данцига, солдаты, насиловавшие, невзирая на все «страшные» приказы, женщин и засовывавшие в котомки подвернувшиеся трофеи, – цена, уплаченная нами за все эти азиатские варварства, была ужасной. Ценой мародёрства стала наша свобода. Мародёрами были не только отдельные солдаты и офицеры. Само советское государство действовало точно также. Я говорю даже не о демонтированных и перевезённых заводах и музейных собраниях, об официальных и секретных депортациях… Государство мародёрствовало существенно и масштабно. Западные союзники не взяли ни пяди земли у побеждённых… Они сознавали, что побеждён нацизм, а не сами немцы… Но Советский Союз в результате Второй мировой войны оказался обладателем четырёх новых союзных республик, одной автономной, десятка административных областей и бесчисленных «прирезок» к областям, уже существовавшим. И притом земельный этот передел был связан с изгнанием миллионов жителей, уничтожением культурных ценностей, массовыми репрессиями и грабежами» (Зубов А.Б. Победа, которую мы потеряли / Россия, XX век: В 6 кн. / Под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева; Рос. гос. гуманит. ун-т. М., 1996. Кн. 3: Другая война, 1939-1945).
Историк В.Л. Данилов рассматривает личность И.В. Сталина и его роль в развязывании Второй мировой войны. Он отмечает противоречивость германских и советских сводок с оценкой происходящих событий, поступивших в течение первых нескольких часов после начала войны.
Автор приходит к выводу, что план об упреждающем ударе по Германии, завязшей в войне с Англией, разрабатывался Сталиным давно. Он в частности пишет: «Обосновывая целесообразность нанесения упреждающего удара, Генштаб исходил не только из благоприятной военно-политической и военно-стратегической обстановки (Германия увязла в войне с Англией), но и выгодного соотношения сил. Предполагалось, что из имевшихся у нее 284 дивизий Германия сосредоточила на границах СССР 120 дивизий. Всего же в случае войны она могла выставить до 137 пехотных, 19 танковых, 15 моторизованных, 4 кавалерийских, и 5 воздушно-десантных дивизий, т. е. 180 дивизий. Остальные силы ей необходимо было держать в центре страны, на западных границах, в Норвегии, Африке, Греции и Италии. Всего же, по расчетам Генштаба, Германия вместе с союзниками могла развернуть против Советского Союза до 240 дивизий» (Данилов В.Д. Сталинская стратегия начала войны: планы и реальность / Россия, XX век: В 6 кн. / Под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева; Рос. гос. гуманит. ун-т. М., 1996. Кн. 3: Другая война, 1939-1945).
В.Л. Данилов полагает, что легенда о защите от агрессора, ставшая основой истории о начале Великой отечественной войны, была разработана И.В. Сталиным и его правительством специально для успокоения народных масс. И.В. Сталин при этом избрал наступательную стратегию, однако Гитлер опередил его и первым нанес удар по Советскому Союзу, после которого готовившаяся наступать советская армия была вынуждена обороняться. По мнению автора стратегия победоносной войны, разработанная Сталиным, была в корне неверной, что привело к тяжелым поражениям советской армии в 1941 году.
В.Л. Данилову вторит Мелыпюхов М.М. в своей части монографии. Рассматривая исторические документы того времени автор приходит к выводу, что правление И.В. Сталина вовсе не было мирным, а Вторая мировая война была по сути развязана им (Мелыпюхов М.М.  Идеологические документы мая-июня 1941 года о событиях Второй мировой войны / Россия, XX век: В 6 кн. / Под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева; Рос. гос. гуманит. ун-т. М., 1996. Кн. 3: Другая война, 1939-1945).
В монографии также есть и статьи зарубежных авторов, что представляет большой интерес, поскольку демонстрирует взгляд на обсуждаемую проблему со стороны. Большинство авторов близки официально принятой в России точке зрения касательно победы Советского Союза во Второй мировой войне. Однако, М. Феретти, специалист по истории России, поддерживая точку зрения Ю.Н. Афанасьева пишет, что сталинизм и фашизм представляют собой две стороны одной медали (Ферретти М. Политика памяти в современной России: запрет на нацизм / Россия, XX век: В 6 кн. / Под общ. ред. Ю.Н. Афанасьева; Рос. гос. гуманит. ун-т. М., 1996. Кн. 3: Другая война, 1939-1945).
Проанализировав работы, вошедшие в коллективную монографию «Другая война, 1939-1945» можно сделать вывод, что большинство работ, а особенно работ отечественных авторов, посвящено тому, что правление И.В. Сталина ни в коем случае нельзя назвать мирным, Вторая мировая война была по сути развязана Советским Союзом и проиграна им. 
Иностранные авторы, чьи работы вошли в монографию, подходят к оценке исторических событий периода Второй мировой войны более осторожно, в основном придерживаясь версии, которая считается в России официально принятой.
 
 

КРИТИКА МОНОГРАФИИ «ДРУГАЯ ВОЙНА, 1939-1945»

 

Данная коллективная монография вызвала ожесточенные споры и породила волну критики со стороны отечественных историков и политических деятелей. 
Критики сходятся в оценке данной монографии, т.е. оценивают ее содержание крайне негативно, хотя выделяют некоторые работы иностранных авторов, как работы, правильно оценивающие происходящие события.
Критики монографии полагают, что несмотря на то, что данная книга претендовала на вклад в восстановление исторической истины и представляла собой сборник статей, коренным образом переиначивающих сложившееся в годы социализма представление о Великой Отечественной войне, однако она оказалась непрофессиональным сборником, фальсифицирующим историю. 
Например, по мнению Я. Бутакова, которое он обозначил в своей статье «Атака на 9 мая», посвященной данной монографии, конъюнктурные историки эпохи застоя с успехом применили в ней хорошо усвоенную псевдомарксистскую диалектику о справедливых и несправедливых войнах (Бултаков Я. «Атака на 9 мая».  – Столетие.ру, 1.05.2008). 
Особое возмущение вызывает тот факт, что  данной  периодизации событий 1941-1945 гг. особо подчёркивается, что примерно до середины 1944 года, то есть до окончания освобождения территории СССР, война со стороны последнего действительно носила характер Отечественной войны. Но как только советские войска переступили границы СССР, война из справедливой якобы превратилась в захватническую, потому что СССР  стал преследовать цели утверждения своего влияния в Восточной Европе и изменения общественной системы этих стран.
Академик Д.С. Саркисов назвал данную монографию полностью фальсифицирующей исторические события. По его мнению, лживость трактовки авторами Великой Отечественной видна невооружённым глазом (Саркисов Д.С. День победы / Промышленные ведомости, 15.04.2009).
По мнению некоторых исследователей либеральная интеллигенция, точнее, определенная ее часть, объявила войну героической памяти народа о великой Победе потому, что она неразрывно связана с именем тирана Сталина. Разрушить официозную, парадную, победительную память о войне – значит разрушить глубинные основы сталинизма и вообще добраться до гена тоталитаризма, который коренится в национальной душе славянина. 
     Вступая в явную полемику со всем комплексом исторической памяти о войне, созданным в советскую эпоху, они противопоставили ей «другую правду» о войне. «Другая правда» состоит в том, что праздновать нечего, война кончилась не победой, а фактическим поражением, ибо «трупами завалили», героизм был не нужен и даже вреден, так как вел к укреплению сталинского режима, была заплачена непомерная цена и т.п. Авторы пытаются подменить понятия «сражающаяся Россия» и «Россия лагерная» (Проект «Другая война» / Маккиавелизм либеральной интеллигенции. М.: Эксмо, 2008).
Алексей Сабов в статьей «Последний окоп» пишет: «…И начнется она с другой истории войны. Не случайно так и называлась книга, с которой началась российская серия искажений исторической правды, - «Другая война 1939-1945 гг.» (М., 1996, под редакцией Ю. Афанасьева). «Достаточно ли серьезны у нас основания праздновать победу, и была ли это победа, поскольку, победив фашизм немецкий, мы до сих пор не смогли одолеть русский фашизм?» В ответ на этот вопрос Афанасьева можно лишь пожать плечами, но лучше попробуем найти ответ в самом сборнике. Один из его авторов, В. Дорошенко, настаивает на том, что война 1941-45 гг. была Отечественной только до 1944 года. Перешагнув государственные границы СССР, Красная Армия начала, оказывается, порабощение Европы, которое Сталин, «провокатор Второй мировой войны», планировал еще на 1941 год. Как не вспомнить в этой связи спор фельдмаршала Кутузова с Александром I: император полагал достаточным лишь выгнать захватчиков из России, Кутузов настоял на продолжении похода, прекрасно понимая, что в противном случае Наполеон вернется. За два века ни одному русскому историку не пришло в голову подвергнуть сомнению народный характер Отечественной войны 1812 года на том основании, что она закончилась взятием Парижа. Почему же Красная Армия должна была прервать свой освободительный марш на пороге Европы? Разве не ясно, что, получив передышку и желая взять реванш, Гитлер вернулся бы не только с ракетами ФАУ, но и, возможно, с атомной бомбой? И что если бы удалось исполнить план «Ост», предусматривавший ликвидацию 120-140 миллионов русских, чтобы за счет их территории расширить жизненное пространство для Третьего рейха, то и в Европе неизбежно был бы водворен обещанный эсэсовский «порядок»? Однако ревизоров истории куда больше заботят пропущенные варианты прошлого, чем пропущенные варианты будущего» (Сабов А. Последний окоп. Почему нам приходится снова доказывать право на победу?  / Российская газета - Центральный выпуск №3736 от 4 апреля 2005 г.). 
 
 
Советские солдаты на улицах Будапешта 
 
Резкая критика монографии зачастую мешает разобраться, насколько являются неверными все факты, приводимые в ней, или рациональное зерно в рассуждениях авторов присутствует.
 
 
***
 
Необходимо отметить, что невозможно однозначно негативно оценивать идеи, высказывающиеся в рамках настоящей монографии. 
Так представляется достаточно здравомыслящей мысль о том, что коммунизм (в трактовке И.В. Сталина) оказался в значительной мере сродни фашизму, поскольку в свете все новых открывающихся фактов, касающихся политики того периода, нельзя не признать планомерного уничтожения людей по национальному, политическому, религиозному принципу, а также их родственников.
Также нельзя не признать существования лагерей, которые по своим условиям мало отличались от концлагерей, строительство которых было характерно для фашисткой Германии периода Второй мировой войны.
Помимо этого обращают на себя внимание факты повсеместного пренебрежения жизнью солдат ради неизвестных целей военачальников.
Однако, несмотря на это представляется недопустимым трактовка событий Второй мировой войны как захватнической со стороны Советского Союза, а также представляется недопустимым умаление роли советских солдат в разгроме фашистской Германии и прекращении Второй мировой войны.
Трактовка событий войны 1939-1945 года как освободительной до 1944 года и захватнической после 1944 года также представляется довольно спорной, поскольку Советский Союз не ставил перед собой подобно фашистской Германии задачу завоевания и порабощения народов Европы, также как он не ставил перед собой задачу уничтожения отдельных народов, в отличие от неоднократно декларировавшем данную цель Гитлера.
К переоценке исторических событий необходимо подходить аккуратно, хотя безусловно любая точка зрения, подкрепленная реальными фактами и историческими документами имеет право на существование. 
 
 
 
Автор: Иванова С.
 
 
 
   
Яндекс цитирования