Новости истории

07.12.2018
Археологи, работающие в Стоунхендже, обвинили строительную компанию, прокладывающую туннель под памятником, в вандализме.

подробнее...

18.01.2018
"Воскрешенная" ДНК двух древнеегипетских мумий, найденных в окрестностях Каира в начале 20 века, помогла ученым раскрыть их родословную и выяснить, что они были двоюродными либо единоутробными братьями

подробнее...

18.01.2018
В этот день, 18 января 1943 г., ровно 75 лет назад немцы вновь начали высылать евреев из Варшавского гетто в Треблинку.

подробнее...

Катон (Старший). Жизнь и деятельность

Катон     Катон Старший, или Марк Порций Катон Цензор (Marcus Porcius Cato Censorius, 234-149 гг. до н.э.) был известным римским политиком, оратором и писателем.
В отличие от своего правнука – Марка Порция Катона Младшего, современника Юлия Цезаря, впоследствии был назван Старшим (Major), а также прозван у римских писателей Цензором (Censorius, Censor).
     Катон Старший представляет собой одну из наиболее крупных фигур Древнего Рима и как государственный деятель, и как писатель. Как свидетельствуют исторические источники, Катон принадлежит к числу наиболее известных личностей II в. до н.э.
     Истории известны два наиболее ярких момента из жизни Катона старшего – это его строгость нравов и приверженность идее окончательного уничтожения Карфагена. Именно Катону принадлежит известнейшая фраза «Карфаген должен быть разрушен».
     Катон родился в Тускуле в Альбанских горах к юго-востоку от Рима, происходил из всаднического рода (эквитов). Его семья владела собственным поместьем.
 Катон воспитывался на родине в стране сабинян, где дольше всего продержались суровые древнеримские обычаи.
     С ранней молодости Катон готовился заниматься сельским хозяйством, работая в поле, зачастую вместе с рабами.
     Начало военной службы Катона совпало с началом второй Пунической войны. В 217-216 гг. поступил на военную службу, а с 214 г. был военным трибуном на Сицилии. Он сражался, в частности, в битве при Метавре (207).
     Впоследствии он служил под началом Марцелла и Фабия, участвовал во взятии Сиракуз и Тарента. По словам Плутарха, уже в 17 лет Катон имел множество ран.
     Скорее всего, уже в последние годы войны с Ганнибалом в Риме оформилась партия противников Сципиона. К этой партии присоединился и Катон, а впоследствии и возглавил ее. Катон и его последователи придерживались сугубо «национальной» политики и главенства римской общины над завоеванными народами.
     Катон, осознавая превосходство греческой культуры и искусства над римско-латинским, старался создать оригинальные произведения на латинском языке.
     В 204 г. Катон был квестором (чиновником по финансам) Сципиона Африканского Старшего в Сицилии. Однако он рассорился со своим начальником, критикуя его изнеженный образ жизни и распущенность войска. Эти обвинения поддержал в сенате бывший диктатор Фабий.
     Впоследствии «новый человек» (homo novus, буквально, «новый человек», то есть «выскочка») из Тускула начал восхождение по лестнице магистратур.
     При поддержке Луция Валерия Флакка, представителя древней римской знати, владевшего поместьем неподалеку от имения Катона, Катон перебрался в Рим, где поставил свои ораторские таланты на службу своему покровителю и в то же время стал собирать собственных приверженцев, чтобы начать восхождение по традиционным для римской знати ступеням власти.
     В 199 г. Катон получил должность эдила, в 198 г. – претора. В управление ему была передана провинция Сардиния, где он прославился как честный судья и гонитель ростовщиков.
     Из Сардинии он вывез в Рим поэта Энния, чей талант стал гордостью молодой римской литературы.
В 195 до н.э. Катон стал консулом, и в этой должности отправился в Испанию, где ему пришлось подавлять восстание, с чем он превосходно справился.
     В качестве проконсула Катон остался в Испании еще на один год и организовал здесь новую провинцию Ближняя Испания.
     В начале Сирийской войны (191) Катон служил в штабе консула Глабриона в Греции. Именно он совершил обходной маневр в Фермопилах, обеспечивший римлянам быструю победу. Он же первым принес весть об изгнании Антиоха III из Греции в сенат, опередив на доли часа второго гонца.
     Получив в проконсульское управление ближнюю (Citerior) Испанию, Катон одержал там немало побед, за что по возвращении в Рим был награжден триумфом. Он говорил, что завоевал в Испании больше городов, чем сколько пробыл там дней.
     Возвратившись в Рим, Катон стал принимать деятельное участие в заседаниях сената, в народных собраниях и в судебных делах.
     В сенате он заявил себя особенно противодействием к получению разными полководцами (Минуцием Фермом, Ман.Ацилием Глабрионом, М.Фульвием Нобилиором) триумфов.
     Катон часто начинал судебное преследование различного рода проступков (у греков и римлян, не знавших института государственных обвинителей, это считалось долгом каждого гражданина).
     Так, некий полководец требовал триумф за сражения, которых, по мнению Катона, вовсе не было, другой, будучи проконсулом, проявил бессмысленную жестокость к жителям провинции. 
     Сципион АфриканскийКатон был также основным критиком Сципиона Африканского и его брата Луция по вопросу о том, как они распорядились военной добычей. В своей критике Катон преуспел: Луций едва не был осужден, а сам Сципион удалился от дел.
     В 185 г. он получил, вместе с Л.Валерием Флакком, цензуру. С этого момента начинается новый этап в жизни Катона.
     При изучении римско-италийского хозяйства II-I вв. до н.э. в целом биография Катона Старшего является особенно интересной.
     Так, М.Е.Сергеенко считала Катона «консерватором, который уживался с приверженностью новым формам хозяйствования» . Моммзен видел в Катоне идола италийских «пахарей» , а Кинаст определил Катона, как идеолога сената, то есть  сторонником аристократической партии.
     Как следует из изложенного, изучение политической деятельности представляется особенно интересным, так как может показать политическую направленность деятельности Катона.
     Катон добился должности цензора, одолев 8 знатных соискателей. Он был из незнатного рода и только собственными заслугами дошел до высшей государственной должности – цензорской, что в Риме это было редкостью.
     Катон этим гордился и в каждой речи твердил о своих заслугах; впрочем, когда его спросили, почему ему еще не воздвигли статую, он сказал: «Пусть лучше спрашивают, почему не воздвигли, чем почему воздвигли».
     С самого начала своего цензорства Катон проводит проверку сенатского и всаднического сословия, борясь с все разрастающемся своеволием высших должностных лиц в провинциях.
     Городские эдилы, желавшие стать преторами и консулами, заботились об устройстве впечатляющих игр и о раздаче дарового хлеба. «Не удивительно, - саркастически пишет Катон, - что народ не слушает добрых советов, ведь у брюха нет ушей».
     Многие представители римского нобилитета, захватывая земли на ager publicus и наживая богатства в провинциях, стремились к бесконтрольной власти в сенате. В связи с этим он предпринимал и следующие меры.
     Катон боролся с роскошью, изгонял из Рима греческих учителей за то, что их уроки подтачивают суровые нравы предков. Он говорил: «Не выстоять городу, где за красную рыбу платят дороже, чем за рабочего вола».
     В этой должности он ознаменовал себя необыкновенною строгостью: исключил семь сенаторов из сената, в том числе бывшего претора Манилия за то только, что тот днем и в присутствии дочери поцеловал свою жену; вычеркнул из списка всадников несколько лиц по маловажным предлогам (одного за толстоту, другого – за шутку во время цензорского смотра)
     Был издан закон, ограничивший расходы на роскошь (римляне, как и греки, верили в действенность подобных постановлений). Катон обложил дорогие товары высоким налогом. Договоры по откупам и подрядам он заключил по ценам, выгодным для казны, не побоявшись столкновения с могущественной корпорацией откупщиков.
     Он сам подавал пример своим суровым образом жизни: работал в поле, ел и пил то же, что его батраки, сам воспитывал сына, сам написал для него крупными буквами историю Рима, и книгу советов по сельскому хозяйству («как разбогатеть»), и многое другое.
     Катон боролся с незаконной оккупацией ager publicus, разрушая здания, выходившие за пределы частных земель.
     Интересна и другая мера Катона, направленная против наживы на откупах – он поднял до предела цену откупов государственных налогов. Эти меры были предприняты не только для борьбы с нобилитетом, но и для и развития средних поместий (от 80 до 200 югеров).
     Это подтверждается и тем, что Катон в свое цензорство сокращает плату за подряды, что соответственно должно было снизить стоимость на постройку виллы и сезонных работ в поместье. По этому поводу надо заметить, что сам Катон в своем «Земледелие» часто упоминает сдачу в подряд части сельскохозяйственных и строительных работ.  Поэтому именно таким хозяевам было выгодно сокращение платы за подряды.
     В этом же ключе можно воспринимать закон, внесенный в цензорство Катона Орхием, который ограничивал число пиров и гостей, а так же Фанниев закон 161 г. до н.э., ограничивший расходы на пиры от 10 до 100 ассов.
     Цензорство Катона (как, впрочем, и последующие законодательные акты) активно служило развитию местного италийского земледелия, которое было разрушено за годы войны с Ганнибалом, причем больше всего пострадали мелкие и средние землевладельцы. Позже Катон даже сближается с частью римского нобилитета, которая стремилась сохранить свободное италийское крестьянство, как опору римского государства и армии, а также противодействовать росту крупных земельных владений.
     У Катона было много врагов. В борьбе с соперниками Катон показал себя лучше, чем Аристид. Аристиду пришлось уйти в изгнание, а Катон спорил с соперниками в судах до глубокой старости и всегда выходил победителем. При этом Аристиду серьезным соперником был один Фемистокл, человек низкого рода, а Катону приходилось пробиваться в политику, когда у власти прочно стояла знать, и все-таки он достиг цели .
     Когда в 155 г. в Рим прибыло афинское посольство с философом Карнеадом во главе и стало заметно воздействовать на римскую молодежь, Катон всячески старался скорее избавиться от гостей.
     Более всего Катон известен ролью, которую он сыграл в судьбе Карфагена. Побывав там в качестве посла в 153 до н.э., Катон был поражен растущим богатством города и потенциальной угрозой, которой мог вновь сделаться этот старинный враг Рима. Предположение, будто Катон и другие землевладельцы желали уничтожения Карфагена ради монополии в торговле вином и маслом, не слишком убедительно. Возможно, Катон опасался, как бы Карфаген не попал в руки энергичного царя Нумидии Масиниссы, который в таком случае сам сделался бы соперником Рима. Как бы то ни было, теперь Катон завершал каждое свое выступление в сенате словами: «Что до прочего, я полагаю, что Карфаген должен быть уничтожен» («Ceterum censeo Carthaginem esse delendam»). Считается, что именно по его инициативе римляне начали 3-ю Пуническую войну (149-146 до н.э.), завершившуюся разрушением Карфагена.
     Самому Катону не удалось дожить до падения Карфагена, хотя он упорно не переставал требовать его разрушения (общеизвестно его обычное изречение в сенате: «Ceterum censeo Carthaginem esse delendam»).
Резкость его характера и строгость к людям нажили ему немало врагов: поэтому, как свидетельствует Плиний Старший, он был 44 раза призываем к суду, но ни разу не был осужден.
     В области внешней политики Катон выступал против алчных командиров, возбуждавших ненужные войны ради личного обогащения и славы. В его словах часто звучал мотив установления строгого государственного контроля над военной добычей.
     После цензуры сограждане поставили Катону статую, а в сенате он стал самым авторитетным лидером незнатного сенатского большинства. Политика Катона была направлена против нобилитета – засилья знати в сенате и государстве.
     Он боролся с влиятельнейшей группировкой Сципионов, вдохновил судебные преследования Сципиона Африканского и его брата и добился низвержения могущественных противников. При его поддержке, в интересах «новых людей», была установлена «лестница должностей», запрещены повторные консулаты (151), возбуждены судебные дела против хищных наместников провинций и учреждены постоянные уголовные комиссии для рассмотрения жалоб провинциалов (149).
     Таким образом, нельзя не отметить, что на протяжении всей своей политической деятельности Катон придерживался определенной политической линии, которая заключалась в борьбе с неограниченной властью нобилитета, развитии собственной римской культуры, поддержки среднепоместного и крестьянского производителя.

     Как свидетельствует история, в римской литературе личность Катона еще более значительна, чем в государственной жизни.
     В сущности, Катона следует назвать основоположником римской прозаической литературы, которой он дал образцы и в красноречии, и в истории, и в разных других видах, будучи одним из крупнейших писателей с начала истории появления римской словесности.
     Красноречие было теснейшим образом связано с политической и в целом гражданской жизнью в Риме и потому существовало в Риме с древнейших времен государства. Однако только с Катоном оно становится искусством, для которого требуется правильная подготовка.
     При всей своей нелюбви к грекам, Катон изучил самостоятельно греческий язык, а по книгам греков – теорию красноречия. В дальнейшем он составил и первую римскую риторику. Очевидно, что этим руководством Катон обнаружил огромное влияние на красноречие своего времени, а также на красноречие последующих ораторов.
     После Катона осталось множество речей, сказанных в сенате, народных собраниях и в судах. Во времена Цицерона их обращалось в публике более 150, и знаменитый оратор, изучивший их внимательно, говорил, что в них находятся все достоинства, какие требуются от оратора.
     Цицерон сравнивает Катона, как оратора, с греческим оратором Лисией, находя между ними сходство в остроте, изяществе и краткости. По силе и язвительности, которые проявлялись в речах Катона, Плутарх сравнивает его даже с Демосфеном.
     Впрочем, в качестве подтверждения вышесказанного можно привести следующее высказывание Катона: «Воры, обокравшие частных лиц, проводят жизнь в острогах и цепях, а общественные воры – в золоте и пурпуре».
К сожалению, речи Катона до нас не дошли, а сохранились лишь в виде цитат, которые собраны у Мейера, в его «Oratorum Romanorum fragmenta» (Цюрих, 1872, 2-е изд.).
     Он составил своего рода энциклопедию по разным наукам, в форме наставлений, предназначенных для сына его Марка (Praecepta ad filium). В этой энциклопедии находились статьи по земледелию, медицине, военному делу и по всем предметам, знание которых было полезно доброму гражданину.
     Из этого сборника ничего до нашего времени не сохранилось, как не сохранились и письма Катона, собрание изречений знаменитых людей.
     Катон стал автором прозаического сочинения «Об обычаях» (Carmen de moribus). Он также создавал пособия по различным вопросам, важным для помещика и гражданина – Медицинские записки (Commentarius de medicina), Заметки о гражданском праве (Commentarii iuris civilis), О военном деле (De re militari). Однако ничего из этих сочинений не сохранилось.
     История оставила нам только сочинение «О сельском хозяйстве» (De re rustica), в котором без систематического порядка перемешаны всевозможные правила, относящиеся к земледелию, садоводству, огородничеству, скотоводству, виноделию и т.д., причем закреплены также и практические наставления, до медицинских рецептов и слов для заговоров включительно.
     Сочинение «De re rustica», называемое иногда «De agricultura», печатается в изданиях сельскохозяйственных римских писателей («Scriptores rei rusticae»). Оно также было издано Кейлем в 1884 г.
     В сочинении «О земледелии» Катон обосновывал преимущества сельского хозяйства в сравнении с другими отраслями экономики и доказывал, что доход от земледелия «самый чистый, самый верный и вовсе не вызывает зависти».
     Так, прежде чем покупать виллу, будущий хозяин должен посмотреть, много ли в усадьбе прессов, а также сосудов для хранения земледельческой продукции. Необходимо, «чтобы оборудования было поменьше и чтобы тебе не израсходоваться на имении».
     По мнению Катона, самое лучшее имение должно обладать следующими угодьями: виноградником, поливным огородом, ивняком, масличным садом, лугом, хлебной нивой, лесом и т.д.
     Позднее комментаторы этого места трактата считали, что Катон отобразил шкалу доходности отраслей сельского хозяйства. Это не лишено определенных оснований, поскольку писатель обращал внимание на условия торговли и количество прессов, а на первое место в списке культурных, угодий поставил виноградник, а не масличный сад.
Катон был сторонником натурального хозяйства, хотя рекомендовал «продавать вообще все лишнее». Писатель выступал за самообеспеченность поместья, поскольку «хозяину любо продавать, а не покупать».
     Как рачительный хозяин, Катон советует продавать масло, если оно в цене, тем самым предлагая при организации хозяйства выделять доходные отрасли. Так, на пригородных виллах он рекомендовал возделывать виноград.
     Однако хозяйственные, советы Катона в отношении коммерции звучат достаточно осторожно. Автор трактата как бы нащупывал, исходя из натурально-хозяйственных принципов, те отрасли земледелия, которые потенциально могли стать коммерческими.
     Эта противоречивость воззрений Катона на характер организации средней рабовладельческой виллы была очень типична для начала II в. до н.э., когда специализация поместий только начиналась.
     Катон давал рекомендации и по организации подневольного труда. Он писал, что управляющий поместьем должен следить за тем, чтобы рабы постоянно были заняты изнурительным трудом, тогда они будут здоровее и охотнее будут идти отдыхать после дневной работы. «Труд удерживает раба от воровства», рассуждает далее Катон, а потому и в праздники рабы должны быть заняты делом: ремонтировать дороги, чинить постройки, возделывать сады. 
     Каждый раб получал в поместье «задание» - работу определенного вида и ее объем. Подобные «уроки» были стандартными и варьировались в зависимости от местности и личных качеств раба.
     По данным римских агрономов, раб обрабатывал мотыгой от 1/4 до 3/4 югера в день, косил 1 югер, пахал по тяжелой земле югер за три дня, а по легкой – двое суток. Система «уроков» позволяла рабовладельцу установить, как шла работа в его отсутствие. Рабы должны были работать в дождь и даже по праздникам.
     Катон советовал подыскивать среди рабов надзирателя (вилика) и ключницу. Вилик должен вести расчет «уроков», разбирать тяжбы рабов и наказывать виновных. У хорошего вилика рабы всегда в работе. Он «первым встанет с постели и последним ляжет в постель». Вилик должен отчитываться перед хозяином. Работая, он узнает, что у рабов «на уме, и они будут покладистее в работе».
     Катон устанавливал даже сезонные нормы натурального довольствия рабам, рассчитывал норму соли, определял образцы одежды. Практика ведения рабовладельческого хозяйства показывала, что, непрерывно занимая рабов, необходимо было сокращать и нормы их довольствия.
     Помимо рабов Катон предусматривал использование работников, нанятых за деньги или долю урожая. Они могли собирать упавшие маслины и виноград, косить сено. Однако вилику давалась инструкция не задерживать наемных работников в поместье более одного дня.
     Как экономист-практик, Катон пытался установить оптимальные пропорции «элементов» производства специализирующихся рабовладельческих хозяйств. По его мнению, оливковую виллу в 240 югеров могли обслуживать 13 работников (вилик, ключница, 5 работников, 3 пахаря, погонщик ослов, свинопас и овчар). Катон скрупулезно перечислял весь набор инструментов и предметов домашнего обихода, вплоть до лоскутных одеял рабов. В винодельческом хозяйстве в 100 югеров может трудиться 16 работников. При этом средства производства и предметы быта представлены гораздо шире, чем в других виллах. Виноградарство было более интенсивным типом агрикультуры.
     Значительное внимание Катона к набору средств производства и даже бытовых предметов объясняется стремлением автора повысить доходность имения. Пригородное имение, по его мнению, хозяин «должен устроить и засадить так, чтобы оно было как можно прибыльнее».
     Катон  первым в экономической мысли Древнего Рима поставил проблему эффективности рабовладельческого хозяйства, связав ее с организацией производства и обмена. Уже в самом начале трактата Катон предостерегает землевладельца от «большого оборудования». Катон стремился достичь соответствующего эффекта через регламентацию не только средств труда, но и самого процесса производства. Огромная роль отводилась хозяину поместья, который должен хорошо знать календарь земледельческих работ и все необходимые агротехнические приемы. Таким образом, рентабельность подневольного труда ставилась в зависимость от множества факторов.
     В трактате Катона просматривается идея видеть рабовладельческое поместье не просто формой натурального хозяйства, а организацией производства с определенной рыночной ориентацией.
     Уже в старости, около 168 г., Катон приступил к обработке истории Рима, которую довел до 149 г. Не сохранившееся произведение носило довольно своеобразное название – Начала (Origines). Оно содержало 7 книг, из которых первая была посвящена легендарной истории Рима от основания Энеем в 751 г. до н.э. до падения царской власти, а книги II-III излагали легенды об основании других италийских городов.
     Легендарный материал Катон дополнял обильными географо-этнографическими сведениями. Оставшиеся книги, своеобразие которых видно даже из фрагментов, содержали историю Рима. IV книга описывала Пунические войны, книга V, вероятно, македонские войны, книга VI – войны с Антиохом III Великим и книга VII – войны в Испании.
Данный труд положил начало римской историографии. Предшествовавшие ему римские историки писали по-гречески. Изданное Катонном сочинение стало первым историческим трудом на латинском языке и важнейшим источником римской и в целом с древнеиталийской историей. Оно было написано по материалам, которыми потом уже не пользовались римские историки.
     В сочинении «Начала» наиболее полно отразилось своеобразие речи Катона. Как указал Гелий – «Все это, быть может, и можно было бы изложить более стройно и благозвучно, но выразительней и живее – невозможно».
Свое название – «Начала», труд получил от того, что в нем две книги (вторая и третья) были посвящены происхождению разных городов Италии. По крайней мере, так объясняет это название Корнелий Непот. Эти две книги, как и первая, говорившая о Риме царского периода, были самыми ценными для римских историков.
От «Начал» до нас также дошли только отрывки, которые изданы Герм.Петером в его работе «Historicorum Romanorum reliquiae» (Лейпциг, 1870).
     Как следует из истории, речи и историческое сочинение под заглавием «Origines» стали наиболее видными продуктами литературной деятельности Катона, в то же время, по словам Цицерона, не было ничего, «чего бы не исследовал и не знал и о чем бы потом не писал Катон».
     На протяжении всей своей политической деятельности Катон придерживался определенной политической линии, которая заключалась в борьбе с неограниченной властью нобилитета, развитии собственной римской культуры, поддержки среднепоместного и крестьянского производителя.
     В римской литературе личность Катона еще более значима, чем в государственной жизни.
     Он стал основоположником римской прозаической литературы, создав множество произведений. Катона, в сущности, является одним из крупнейших писателей с начала истории появления римской словесности.
     Его называли «новым человеком», подчеркивая низкий статус происхождения. А на самом деле, он стал новым, революционным правителем, привнесшим в систему правления того периода совершенно новые приемы и требования.
     Катон умел смотреть в будущее. Несмотря на то, что он отрицательно относился к греческой цивилизации, Катон проницательно усвоил все лучшее в ней, как ни претила ему тогдашняя греческая политика.

 

Автор: Осокина И.

   
Яндекс цитирования